Диагноз

Есть два аутизма

09.09.2018

Перевод главы из книги Жаклин Мак-Кендлесс “Дети, у которых голодает мозг” (Jaquelyn McCandless Children with Starving Brains)

Глава 1. Гипотезы о причинах

Всемирная эпидемия заболеваний аутистического спектра (ЗАС)

Могут ли изменения в диете сделать ребенка спокойнее, помочь ему вернуться из своего мира в наш, научить концентрировать внимание и лучше себя вести? Может ли добавление определенных питательных веществ вызвать гигантские шаги в развитии словарного запаса ребенка? Может ли выведение ртути и других тяжелых металлов из организма обеспечить основу для того, чтобы ребенок «перерос» диагноз аутизма?

Да. Эти методы лечения, иногда по отдельности, а чаше в комбинации друг с другом, помогли некоторым детям избавиться от диагноза «аутизм» или «заболевание аутистического спектра». Многие другие дети, оставаясь в аутистическом спектре, дали значительное улучшение по когнитивным показателям, а также в поведении и в физическом здоровье.

Надежда, которую внушают эти факты, сейчас нужна больше, чем когда-либо. Мы находимся в центре всемирной эпидемии заболеваний аутистического спектра. [1] Только в одном году (1998-1999) количество детей школьного возраста, получивших диагноз аутизма, возросло на 26,01% (по данным Департамента образования США)[2]. В Калифорнии количество детей школьного возраста, получающих диагноз «аутизм» возросло на 210% за 11 лет[3]. За последнее десятилетие количество случаев аутизма и других заболеваний аутистического спектра увеличилось в семь раз[4]. Похожее увеличение количества случаев аутизма и заболеваний аутистического спектра наблюдается и в Европе. В аутистический спектр включаются синдром дефицит внимания (СДВ) и синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). В США сейчас шесть миллионов детей с СДВ и СДВГ. Из них два миллиона принимают риталин.

Определение заболевания аутистического спектра и количество случаев классического vs. регрессивного аутизма

Диагностические критерии аутизма, по поводу которых согласны большинство психологов, таковы: значительные отклонения в реципрокных отношениях с другими; значительные отклонения в развитии общения (включая речь); ограниченные, повторяющиеся поведения, интересы, занятия, воображение; а также раннее начало болезни (до 3-5 лет). Многие согласятся, что еще одним критерием аутизма является ненормальная реакция на сенсорные стимулы[5].

Заболевания аутистического спектра (ЗАС) – это группа нарушений развития, от описанного выше аутизма до СДВ, СДВГ и всеобщего или первазивного нарушения развития (ПНР). ПНР – это общий диагноз, который

получают дети, если они развиваются медленнее обычного и имеют некоторые аутистические симптомы, но если при этом они сохраняют хотя бы некоторую возможность говорить и общаться. Ребенок с СДВ с трудом концентрирует и удерживает внимание. Ребенок с СДВ, который к тому же гиперактивен, получает диагноз СДВГ. Оба эти заболевания считаются более слабыми формами заболевания аутистического спектра. Обычно родители не ищут помощи для детей с этими заболеваниями, пока они не замечают, что их ребенок развивается не так быстро, как остальные дети.

На самом высоком краю аутистического спектра находится синдром Аспергера. Этот термин описывает аутиста, который функционирует на высоком уровне. Эти дети зачастую очень умны. У них большой словарный запас, активный и пассивный, но их интересы очень ограничены, так же как их умение общаться. Ребенок с синдромом Аспергера может стать авторитетом мирового уровня по стиральным машинам, но стиральные машины будут единственной темой, на которую он (или она) будет разговаривать.

Есть два основных типа аутизма: аутизм с рождения (классический аутизм, который раньше называли синдромом Каннера) и регрессивный аутизм, который обычно происходит между 12 и 24 месяцами, после периода нормального развития и поведения. Случаи аутизма с рождения остаются редкими – один или два на 10000 детей. Но частота регрессивного аутизма и заболеваний аутистического спектра резко увеличилась, затрагивая, по результатам многих исследований, каждого 250-го ребенка.

Некоторые исследования поднимают эту планку еще выше. Недавнее исследование показывает, что каждый 150-й ребенок в Калифорнии, возможно, является жертвой регрессивного заболевания аутистического спектра[6]. Похожие цифры были приведены в исследовании одного города на Восточном побережье США, проведенном Центром Контроля Заболеваний (CDC). Это исследование обнаружило 6,87 случаев заболеваний аутистического спектра на 1000 детей, что дает приблизительно 1 случай на 150 детей[7]. Относительно общего количества детей с заболеваниями аутистического спектра д-р Брэдстрит говорил на заседании комиссии Конгресса, что «по данным правительства, в США минимум два миллиона детей со значительными задержками развития, связанными с аутоподобными заболеваниями». Газета U.S. News & World Report говорит об этом так: «Один из шести детей в Америке страдает аутизмом, дислексией или СДВГ, или имеет проблемы с агрессией[8]».

Большинство исследователей, работающих сегодня с большими количествами детей с заболеваниями аутистического спектра, считают, что СДВ, СДВГ, ПНР и синдром Аспергера – результат более слабого действия той же совокупности генетических предпосылок и факторов среды, что вызывает заболевания аутистического спектра. Факторы окружения, которые вызывают нарушение, могут повлиять до рождения, в период младенчества или в раннем детстве. В какой бы момент это не происходило, эти факторы окружения перегружают недоразвитую или только развивающуюся иммунную систему, что часто заставляет ее обратиться против собственного организма. Случаи, когда иммунная система начинает наносить вред организму, называются аутоиммунным заболеванием. Другими примерами аутоиммунных заболеваний являются аллергии, артриты, диабеты. Аутоиммунные заболевания часто встречаются в семьях детей с аутизмом и заболеваниями аутистического спектра.

Что вызывает аутизм и другие заболевания спектра?

Никто не понимает пока всех причин эпидемии, но существуют теории, о которых родители (и врачи) должны знать, потому что они лежат в основе тех методов лечения, о которых пойдет речь ниже. Все больше специалистов соглашаются, что большинство случаев аутизма и заболеваний спектра вызываются комбинацией наследственных и обусловленных окружением причин. Генетические факторы готовят почву для ЗАС, но во многих индивидуальных случаях обусловленные окружением факторы выступают как спусковой крючок, вызывающий развитие болезни.

Существует много теорий относительно точной сути и механизма действия обусловленных средой факторов, которые вызывают лавину физических, ментальных и эмоциональных дисфункций, которые в результате приводят к голоданию мозга. Однако ни одно исследование не смогло указать токсин, который бы один был виноват в развитии болезни. Вместо этого имеются весомые данные, которые указывают на то, что не один, а несколько ядов и механизмов их проникновения в организм виноваты в том ущербе, который терпят многие из наших детей.

ТОЛЬКО ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ФАКТОР?

Ученые уже давно думают, что аутизм является генетическим заболеванием. Однако генетики не смогли найти ту хромосому или местонахождение того гена, где был бы закодирован дефект, дающий аутизм. Аутисты не имеют такого однотипного дефекта в строении тела или лица, как дети с хромосомными изменениями, выявляющимися на раннем периоде внутриутробного развития – болезнь Дауна, Уильямса или ломкая Х-хромосома. С другой стороны, хотя точное понимание того, как генетика влияет на аутизм, еще не достигнуто, но тем не менее понятно, что у многих детей с аутизмом высока вероятность наличия генетической предрасположенности. Это известно из работ Рида Уоррена (Reed P. Warren), а также потому, что аутизм чаще встречается у близнецов, чем среди остального населения. Кроме того, аутизм встречается у мальчиков почти в четыре раза чаще, чем у девочек. Эти факты предполагают связь между аутизмом и различными генетическими факторами, но не однозначную генетическую обусловленности в каждом случае аутизма. Для каждого отдельного ребенка причиной аутизма могут быть сразу несколько факторов окружения, вызвавших цепную реакцию. У многих детей – вне зависимости от наличия генетической предрасположенности – один или несколько из этих факторов окружения может поддаваться излечению, как, например, подпороговая вирусная инфекция или отравление тяжелыми металлами.

Кроме нескольких чисто генетических отклонений, которые могут вызвать аутизм, генетики обнаружили целый ряд генетических маркеров, которые свойственны многим, но не всем детям с аутизмом. Один из генов, который контролирует функции и регуляцию иммунной системы, ген C4B, задействован в выведении из организма патогенов – вирусов и бактерий. Дефектная форма гена С4В, как выясняется, часта при аутизме, СДВГ и дислексии[9].

Мы говорим, что у детей с заболеваниями аутистического спектра наличествует «генетическая предрасположенность» – хотя понятно, что эта предрасположенность не обязательно имеется в каждом отдельном случае. В настоящее время понятия о благоприобретенной и генетической предрасположенности только начинают проясняться. Неудивительно поэтому, что исследования о генах, связанных с иммунной системой, уже появляются в литературе по аутизму[10].

ЯДОВИТЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА

Осознание того, что будущие матери пьют загрязненную химикатами воду, дышат у себя дома воздухом, который более загрязнен, чем в промышленном городе, и получают из пищи ядовитые вещества, которые действуют как бомба замедленного действия на них и их ребенка, действует как шок.

Недавний доклад группы врачей из Бостона свидетельствует о том, что миллионы американских детей страдают трудностями в обучении, имеют сниженный коэффициент интеллекта, проявляют агрессивное поведение вследствие того, что они подвергались влиянию вредных химикатов[11]. В докладе прослежена связь между пре- и постнатальным контактированием со вредными химикатами и пожизненными нарушениями психических функций. Кроме того, доклад Национальных Академий естественных наук содержит сведения о том, что сочетание генетической предрасположенности и воздействия нейротоксичных веществ вызывает примерно 25% пороков развития[12]. В это число входят заболевания аутистического спектра. Одна из групп вредных химикатов – это полихлорированные бифенилы, а также фосфорганические пестициды. В докладе Национальных Академий упоминается, что грудные дети, котрые получили значительные количества полихлорированных бифенилов, показывали худшие результаты, чем дети, не подвергавшиеся такому воздействию (с детьми были проведены тесты на узнавание лиц, на умение игнорировать отвлекающие факторы и на общее интеллектуальное развитие). Далее в докладе говорится, что пестициды, в частности дурсбан и диазинон, могут вызывать повреждение мозга. Дурсбан был запрещен для использования в химикатах для домашнего употребления только в 2000 году. Дурсбан применялся в широко употребляемых для домашнего использованиях средствах от тараканов и муравьев с 1956 г.

ОТРАВЛЕНИЕ ТЯЖЕЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ

Еще более шокирующим является тот факт, что грудные дети с наследственной предрасположенностью к ослабленной иммунной системе подвергались влиянию тяжелых металлов – свинца и ртути.

Свинец : в докладе бостонских врачей, упомянутом в предыдущем разделе, говорится о том, что у миллиона американских детей уровень свинца в крови превышает концентрацию, отрицательно влияющую на познавательные способности и поведение. Откуда берется свинец? Многие дома, построенные до 1978 г., были покрашены красками, в состав которых входил свинец. Хотя запрет на использование свинца в красках существует с конца 70-х годов, наличие свинца в старых домах все еще представляет угрозу для детей, особенно младшего возраста. При открывании или закрывании окна, покрашенного краской со свинцом, образуются небольшие крошки краски или свинцовая пыль, которая оседает на пол и может попасть в легкие при вдыхании. Грудные дети и дети, которые только начинают ходить, часто суют руки в рот и облизывают с них свинцовую пыль и крошки, потому что они сладкие на вкус. CDC [Центр по контролю за болезнями] и Служба общественного здоровья США в совместном заявлении пишут следующее: «Из числа болезней, вызванных загрязнением окружающей среды, отравление свинцом остается самой частой и самой вредной болезнью маленьких детей». Теперь мы знаем, что большое количество детей могут испытывать отрицательное действие свинца на здоровье даже при таких уровнях свинца в крови, которые раньше считались безопасными». Нахождение в контакте со свинцом в течение долгого времени может привести к накапливанию свинца в мозгу и в других тканях, что может привести к нейрологическим повреждениям у еще не рожденных детей. Это сказано в брошюре EPA, которую домовладельцы и желающие продать дом, когда-то покрашенный краской со свинцом, должны давать тем, кто снимает или покупает у них[13]. Контакт со свинцом может замедлить и повредить физическому и психическому развитию детей. «Воздействие свинца уже уменьшило в два раза количество американских детей, которые могли бы иметь самый высокий уровень интеллекта (125 или выше) – около двух миллионов детей» – говорит Херберт Нидлмен, врач, профессор психиатрии и педиатрии в университете Питтсбурга[14]. В исследовании, опубликованном в июне 2000 года д-р Нидлмен обнаружил, что молодые правонарушители имеют значительно более высокий уровень свинца в костях, чем подростки без тенденции к правонарушениям[15].

Ртуть : ртуть, вещество, которое содержится в старых термометрах, широко распространена в природе. Известно, что рыбы содержат большое количество ртути. По сведениям газеты U.S. News & World Report, токсиколог Дэйвид Браун помогал проводить исследования уровня ртути в озерах восьми штатов на северо-востоке США и в трех канадских провинциях. Он обнаружил, что в рыбе из этих озер содержится гораздо больше ртути, чем ожидалось. Браун сделал вывод, что «если беременная женщина съест хотя бы одну рыбу из этих озер, она теоретически может получить такое количество ртути, которое может повредить ее ребенку»[16]. Еще одним источником ртути для плода могут быть серебряные пломбы во рту матери, которые содержат ртуть. Никто из нас не знал об их потенциальной опасности в то время, когда Элизабет, моя единственная дочь, лечила зубы во время беременности и ставила себе серебряные пломбы. В других странах, например в Швеции и в Канаде, имеются более строгие ограничения на содержащие ртуть пломбы для женщин в возрасте деторождения. То, что мы знаем сейчас, позволяет нам оценивать как возможное то, что пломбы Элизабет привели к аутизму ее дочери Челси. Независимо от того, каким образом ртуть попадает в организм, я твердо верю, что большая часть текущей эпидемии регрессивного аутизма и заболеваний аутистического спектра – прямой результат воздействия ртути или других тяжелых металлов, которые попали в организм наших детей. Важная часть в курсе лечения, который я провожу для детей-аутистов – это оценка наличия и последующее выведение из организма токсичных тяжелых металлов (см. гл.7).

Если у ребенка повышена генетическая предрасположенность, то вакцинация живыми вирусами, возможно, является дополнительным фактором в регрессе в сторону аутизма. Еще одним фактором, предшествующим этому фактору по времени, можно сказать практически с уверенностью, была этилртуть (в форме мертиолята), которая до недавнего времени использовалась как консервант в многодозовых ампулах в некоторых вакцинах, которые были обизательными для новорожденных. Соответствие между аутистическими чертами и симптомами отравления ртутью очень значительно и предполагает различные степени аутоиммунности [??]. Собственно, все симптомы, которые определяют аутизм или связаны с ним, были описаны ранее в литературе об отравлении ртутью (см. приложения В и С).

Ртуть в течение многих лет использовалась как антифунгальный компонент в краске, но ввиду токсичности была запрещена для использования в красках, предназначенных для отделки внутренних помещений, в 1991 г. Подобным же образом FDA запретило в 1982 г. мертиолят, поскольку он содержит этилртуть. К сожалению, никому не пришло в голову, что следует убрать этилртуть из многих авкцин, которые были предназначены защитить наших детей от болезней. Ртуть в этих вакцинах является компонентом тимерозала (рус. мертиолят), который содержит 49,6% ртути по весу и который использовался как консервант, чтобы предохранить от порчи ампулы со множественными дозами вакцин. Этилртуть в вакцинах испортила жизнь тысячам и тысячам детей и их родителей.

Дети, которые сейчас получают диагноз «аутизм», подверглись (через вакцины) воздействию гораздо большего количества ртути, чем то, которое считается безопасным для взрослых. Это происходит потому, что дети сегодня получают гораздо больше прививок (22 прививки до 2-х лет), чем когда-либо в истории. При этом эти прививки делаются гораздо ближе по времени одна к другой и в гораздо более младшем возрасте, чем раньше.

До 1991 г. грудные дети, которые только учились ползать, подвергались воздействию содержащей ртуть краски. Как мы только что упомянули, в 1991 г. FDA заставила призводителей краски убрать ртуть из красок для отделки внутренних помещений. Производители красок подчинились. Трагической иронией является то, что в том же самом гу федеральное правительство из соображений общественного здоровья сделало обязательной беспрецедентную практику прививки новорожденных от гепатита В в самый день появления на свет. Согласно схеме иммунизаций, рекомендованной CDC, дети, которые получали все прививки, получили с ними 12,5 микрограмм ртути сразу после рождения, 62,4 микрограмма в возрасте 2 мес., 50 микрограмм в возрасте 4 мес., 62,5 микрограмм в 6 мес. и 50 микрограмм около полутора лет. Я считаю, что содержащая руть прививка от гепатита В, которая делается после рождения, когда имунная система и печень еще являются незрелыми, подействовала как спусковой крючок, который запустил лавину событий, приведших к гастроэнтерологическим и нейрологическим дефицитам, которые мы наблюдаем в текущей эпидемии аутизма. Хотя причинная связь между мертиолятом и эпидемией аутизма еще не доказана окончательно, эпидемиологические данные подтверждают наличие связи. Недавно в Институте медицины сделали вывод о том, что гипотеза является вероятной. Я считаю, что признание того, что мертиолят вреден – вопрос времени.

Когда английский врач Эндрю Уэйкфилд в первый раз предположил наличие связи между прививкой MMR, приобретенной патологией кищецника и аутизмом, его работа немедленно подверглась атакам со стороны большого количества наскоро собранных статей. Тем не менее изучение воспаленной кишечной ткани в подгруппе детей с заболеваниями аутистического спектра показали, что вирус кори присутствовал у них в биопсиях кишечника, и что это была именно та разновидность вируса, которую они получили в вакцине[17]. Другие исследования также связывали заболевания аутистического спектра с наличием вируса кори в кишечнике. Недавно врач Тимоти Блю, гастроэнтеролог из Гарварда, описал группу из почти 400 детей и сообщил, что подгруппа этой группы также имела илео-лимфоидную гиперплазию, впервые описанную Уэйкфилдом и его коллегами[18]. Независимо от этих исследований японские ученые Кавашима и др. сообщили, что разновидность вируса кори, идентичная той, что в вакцинах, была обнаружена в мононуклеарных клетках в периферийной крови [peripheral blood mononuclear cells] в подгруппе детей с заболеваниями аутистического спектра[19], что может усугублять воспаление гематоэнцефалитического барьера [sic! – прим. перев.] и вызывать проникновение вируса в центральную нервную систему.

Большинство привитых детей получили ослабленную форму вируса кори. Вирус кори вызывает 40 млн. заболеваний каждый год, из которых 1 млн. заканчивается летальным исходом, поскольку вирус подавляет иммунную систему и действует на центральную нервную систему. Большинство заболевших корью «дикой» разновидности живут в развивающихся странах. В общем противокоревая вакцина спасла миллионы жизней. Однако противокоревая вакцина теперь дается в комбинации с двумя другими вакцинами – от свинки и от краснухи. Комбинированная вакцина называется MMR [по первым буквам англ. слов measles – корь, mumps – свинка, паротит, rubella – краснуха]. Про MMR пишут, что она продолжает спасать миллионы жизней, но, судя по данным о кишечной патологии, связанной с именно той разновидностью вируса, которая используется в вакцинах, MMR возможно является причиной (или одной из причин) регрессивного аутизма у тысяч детей. Это вывод д-ра Эндрю Уэйкфилда, который до последнего времени работал в качестве гастроэнтеролога и исследователя в Королевской бесплатной больнице в Лондоне.

Уэйкфилд обнаружил возможную связь сежду аутизмом и специфическим штаммом вируса, ассоциируемым с вакциной MMR. Как уже было упомянуто, д-р Уэйкфилд нашел геном вируса кори из прививки MMR в биопсиях слизистой кишечника и мононуклеарных клетках периферической крови у части аутистов. Эти результаты могут быть основой гипотезы о причине аутизма, по которой MMR вызывает аутоиммунный ответ организма против основного белка миелина (myelin basic protein, MBP) у определенной группы генетически подверженных детей. Эта модель соответствует данным исследователя аутизма В. К. Сингха, который нашел, что большой процент детей с заболеваниями аутистического спектра имеют повышенные титры антител к основному белку миелина, и эти титры часто встречаются у тех же пациентов, у кого повышены титры антител к вирусу кори или человеческому вирусу герпеса (HHV-6).

Многие эксперты, включая Бернарда Римланда, считают, что результаты д-ра Уэйкфилда проливают свет на этиологически значительный процесс для подгруппы детей с заболеваниями аутистического спектра. Хотя официальная медицина утверждает обратное, многие родители, врачи и исследователи считают, что (а) вакцина MMR может быть одной из причин возрастания количества случаев заболеваний аутистического спектра, и (б) что вредные эффекты более вероятны, если вакцинация несколькими вакцинами происходит одновременно (напр., MMR и DPT [дифтерия – коклюш – столбняк]), а также если ребенок на момент вакцинации имеет пониженный иммунитет, будь то в силу врожденных или благоприобретенных причин.

АУТОИММУННОСТЬ / АЛЛЕРГИЯ

По мере того, как биомедицинское тестирование аутистов растет, становится ясно, что дети из спектра распадаются на несколько подгрупп. Например, многие дети имеют повышенные титры антител к различным белкам мозга. Многие также имеют в семье аутоиммунные заболевания или аллергии; многие аутисты сами имеют симптомы аутоиммунных заболеваний или аллергий[20].

Аллергия возникает, когда иммунная система организма слишком сильно реагирует на то, что она считает инородным вторжением. Когда некоторое вещество вызывает ответ иммунной системы организма, такое вещество называется аллергеном. Когда такой аллерген, как пыль или цветочная пыльца попадает в дыхательные пути, он скоро идентифицируется иммунной системой как инородное вторжение. Иммунная система создает антитела (защиту) для борьбы с тем, что она опознала как инородное вторжение. Например, в ответ на цветочную пыльцу выделяется антитело, которое называется «иммуноглобулин Е», или IgE. Антитела IgE прикрепляются к определенным клеткам ткани, которые называются тучными клетками (mast cells), а затем к другим клеткам в крови, которые называются базофилами. Тучные клетки и базофилы (как правило белые клетки крови) ищут аллерген и циркулируют в кровотоке [базофилы – да, но не тучные клетки? – прим. перев.], доставляя IgE к цели. Когда IgE находится вблизи от аллергена, он прикрепляется к аллергену, а тучные клетки и базофилы выделяют гистамин. Это вещество вызывает распухание слизистой носа и формирование большого количества слизи. Человек при этом чувствует, что у него заложен нос, ему хочется чихать, глаза чешутся, иногда чешется кожа в тех областях, которые соприкасались с аллергеном. Чтобы подавить эти симптомы, мы принимаем антигистаминные препараты, но именно эти симптомы дают организму возможность избавиться от захваченных аллергенов, выделив их вместе со слизью из носа.

Многие аутисты, особенно в начале, имеют симптомы иммунной дисрегуляции, то есть их иммунная система в некоторых отношениях реагирует слишком сильно, в других – слишком слабо. Некоторые исследователи и врачи считают, что когда особенно подверженный ребенок получает удар из внешней среды, как, например, ртуть или ослабленный вирус из прививки, иммунная система ребенка отвечает не только атакой на сам антиген, но и на вещества, похожие на данные антигены, например, на молекулярные структуры собственного мозга.

Указанием на то, что у аутистов происходит аутоиммунный ответ, является тот факт, что анализы крови многих аутичных детей показывают наличие антител к белку центральной нервной системы, известному как основной белок миелина[21]. В исследовании с контролем [22] , где 33 аутиста сравнивались с 18 нормальными детьми, 20 детьми с умственной отсталостью и 12 детьми с Даун-синдромом были обнаружены антитела к основному белку миелина у 19 из 33 (58%) аутистов, но только у 8 из 88 (9%) из всех остальных детей. Это интересно, потому что миелинация – важная часть развития человеческого мозга. Нервы могут проводить импульсы только тогда, когда они должным образом изолированы миелином. Подобно изоляции на электрическом проводе, липопротеиновая оболочка миелина помогает сохранить электрический сигнал в неприкосновенности. Когда изоляция провода повреждена или разрушена, течение тока нарушается и могут возникнуть короткие замыкания. Когда иммунная система атакует миелин, «короткие замыкания» могут возникнуть в мозгу и в нервах. Нарушается функционирование нервных аксонов.

Аутоиммунное направление в исследовании аутизма поддерживает другие гипотезы о возникновении заболевания. Как было замечено ранее, вакцинации с препаратами ртути или с живыми вирусами могут быть особенно вредны для детей с разрегулированной иммунной системой, недостаточным усвоением питательных веществ и повышенной предрасположенностью [23]. Кроме того, все большее количество клинических данных указывает на то, что у некоторых детей-аутистов имеются хронические, малосимптомные инфекции, которые этиологически значимы для аутистических симптомов ребенка.

Роль вирусных инфекций в аутистическом синдроме хорошо известна в клинике. Врачи Сидней Бейкер и Майкл Голдберг, организаторы двух известных клиник для аутистов, сообщают, что примерно 30% их пациентов с аутизмом показывают улучшения при лечении ацикловиром или валтрексом (вариант ацикловира). Исследования эффективности этих средств показали, что ацикловир эффективен против (по убыванию эффективности): герпеса (herpes simplex), варицеллы (ветряной оспы), вируса Эпштейн-Барра, человеческого герпесвируса-6 (HHV-6). Мой собственный клинический опыт, хотя и ограниченный, совпадает с данными Бейкера и Голдберга. Когда я начала лечить пациентов с аутизмом, я назначала ацикловир или валтрекс для всех тех, у кого были повышены титры к данным вирусам, и примерно треть из них показывали улучшения. Я тогда только приобретала опыт, и возможно, что некоторым детям я давала недостаточно высокую дозу препарата, или давала препарат в течение недостаточно долгого времени. Антивирусная терапия была моим главным средством (после введения диеты, витаминов и заживления повреждений кишечника) до начала выведения из организма тяжелых металлов (хелатной терапии).

Как будет видно в главе 8, эти результаты имеют важное значение для лечения детей с заболеваниями аутистического спектра. Во-первых, ацикловир является безопасным для большинства детей и взрослых, поэтому легко провести пробное лечение ацикловиром. Во-вторых, различные вирусы группы герпеса ассоциируются с нарушениями речи, судорогами, демиелинизацией и другими чертами аутистического спектра. Все это должно рассматриваться в контексте общей медицинской картины для данного ребенка. Патология кишечника должна быть минимизирована, усвоение питательных веществ налажено, тяжелые металлы выведены из организма. Общее влияние этих терапий может быть таковым, что иммунный статус ребенка может улучшиться до такой степени, что малосимптомная инфекция может быть более эффективно подавлена средствами собственного иммунитета. Обычно (с исключениями по результатам клинической картины и анализов каждого ребенка) я начинаю лечение с заживления повреждений кишечника и оптимизации усвоения нутриентов, затем применяю хелатную терапию при наличии симптомов отравления тяжелыми металлами, а затем провожу антивирусную терапию. Однако мой опыт научил меня, что некоторые дети нуждаются в антивирусном средстве (ацикловир или природные антивирусные средства) сразу, одновременно с хелатной терапией или еще до нее. Без сомнения, вирусы играют большую роль в клинической картине многих из наших детей, и их наличие является признаком разрегулированности иммунной системы. Поскольку эти инфекции с трудом поддаются лечению, я предпочитаю сначала уменьшить токсикологическую нагрузку на организм и привести ребенка в оптимальное состояние здоровья, надеясь, что после этого его иммунная система сможет сама провести работу по подавлению вируса.

ГЛЮТЕН / КАЗЕИН, ДЕФИЦИТ ФЕРМЕНТОВ, РАЗРАСТАНИЕ ПАТОГЕННЫХ ГРИБКОВ (ДРОЖЖЕЙ)

Многие дети-аутисты не могут переваривать глютен и / или казеин. Глютен – это несколько белков, содержащихся в пшенице и в многих других продуктах. Казеин – белок молока. Алан Фридман и группа исследователей считают, что фермент, необходимый для переваривания этих белков (DPP-IV) у аутистов отсутствует, возможно по генетическим причинам, или инактивирован, вероятно вследствие действия аутоиммунных механизмов. Модель Фридмана далее предполагает, что отсутствие или инактивация фермента DPP-IV вызывает накопление в организме опиоидных или морфиноподобных веществ, известных как дерморфины. Накопление этих веществ может быть одной из причин, по которой аутисты часто выглядят так, будто они не замечают окружающего. Одна из общих характеристик аутизма состоит в том, что дети с аутизмом обычно игнорируют окружающих, «живут в своем собственном мире». Независимо от гипотезы Фридмана известно, что многие дети с заболеваниями аутистического спектра имеют одну или несколько гиперчувствительностей к разным продуктам, что выявляется по результатам накожных тестов или с помощью элиминационной диеты. Большинство изученных детей с аутизмом имели воспаленный желудочно-кишечный тракт. Считают, что некоторые продукты, к которым ребенок чувствителен, как, например, глютен и казеин, могут раздражать кишечник. Исследования также показали, что антибиотики тоже раздражают слизистую кишечника и ухудшают работу иммунной системы. Первое и основное лечение при невозможности переваривать глютен и казеин – это безглютеновая и бесказеиновая (БГБК) диета. В главе 5 рассказывается о том, что нужно сделать, чтобы посадить ребенка на такую диету.

Дети с поврежденной иммунной системой и воспалениями в кишечнике особенно подвержены разрастанию патогенных грибков, в том числе дрожжей вида кандида. Посевы кала и другие анализы часто выявляют разрастание дрожжей Candida albicans. Некоторые исследователи считают, что кандида и другие патогенные грибки могут быть причиной многих ненормальных поведений и проблем в области здоровья, которые часто наблюдаются у аутистов. Медицинские истории многих детей-аутистов отмечают многократные воспаления среднего уха и частое применение антибиотиков. В результате этого благотворная кишечная флора зачастую уничтожается, что позволяет разрастись патогенным грибкам и бактериям. Подобным же неблагоприятным образом на кишечной флоре отражается введение в организм органических соединений ртути. Тем самым этилртуть из вакцин, которая выводится из организма преимущественно через желудочно-кишечный тракт, также может отрицательно повлиять на кишечную флору. Когда отравление этилртутью из вакцин совмещается с усиленным употреблением антибиотиков, благотворная кишечная флора может серьезно пострадать, и на освободившемся месте произойдет разрастание в кишечнике патогенных грибков.

По мере того, как эти грибки разрастаются, они выделяют токсины. Уильям Шоу, который проводил инновационные исследования в области патогенных грибков и их влияния на аутистических детей, отмечает, что эти токсины способны наносить повреждения центральной нервной и иммунной системам[24]. Еще одна возможная связь между ртутью и разрастанием грибков заключается в том, что ртуть и другие тяжелые металлы разрушают лейкоциты и нейтрофилы, специализированные белые кровяные тельца, которые обычно защищают организм от грибков и бактерий.

Проблемы, вызываемые грибками Candida albicans, включают поносы, боль в животе, газ и связанные с этим боли, запоры, головные боли, усталость и депрессию. Среди поведенческих проблем – трудности с концентрацией внимания, гиперактивность, неустойчивость внимания, раздражительность, агрессия.

Есть много безопасных способов лечить разрастание кандиды. Среди них – пробиотики (средства, которые заново заселяют кишечный тракт полезной микрофлорой), а также антифунгальные природные или рецептурные средства. У некоторых детей наблюдаются улучшения после перехода на специальную диету, содержащую мало сахара и других продуктов, которые способствуют разрастанию грибков. После лечения от грибков я часто замечаю улучшения у моих пациентов – уменьшение гиперактивности и аутостимулирования, улучшение взгляда в лицо, лучшая концентрация внимания, улучшения речи.

В этой секции речь пойдет о работе Уильяма Уолша, известного биохимика, который работает в Пфейффер-центре в Напервилле, Иллинойс. Основываясь на исследованиях около тысячи детей с аутизмом, Уолш считает, что небольшой пептид под названием металлотионеин является недостающим звеном в лечении аутизма. Металлотионеин (МТ) – это белок, который выполняет несколько функций в организме[25]. Он участвует в:

· регуляции уровней цинка и меди в крови

· детоксификации ртути и других токсичных металлов

· развитии и функционировании иммунной системы и нейронов мозга

· синтезе ферментов, которые разлагают казеин и глютен

· ответе на воспаления в кишечнике.

МТ также наличествует в гиппокампе, отделе мозга, который модулирует контроль за поведением, эмоциональную память и социализацию. МТ настолько важен, что д-р Уолш

считает, что дисрегуляция МТ может быть основной причиной аутизма. Он предполагает, что аутизм происходит вследствие сочетания генетического дефекта, нарушающего функцию МТ, и неблагоприятного воздействия среды в ранний период жизни, что приводит к прекращению функционирования МТ.

Изучив анализы 503 пациентов с аутизмом в клинике Пфейффер-центра, Уолш и его коллеги обнаружили, что 99% пациентов имели ненормальный метаболизм металлов и свидетельства дисфункции МТ. На конференции DAN! в Сан-Диего в октябре 2001 г. Уолш сообщил, что неблагоприятное воздействие среды во внутриутробном периоде, грудном периоде или в раннем детстве может нарушить систему МТ, результатом чего будет замедленное или приостановленное развитие нейронов и возможное начало аутизма.

В последние годы исследования и данные клинических анализов показывают, что дети с заболеваниями аутистического спектра имеют ненормальное соотношение уровней цинка и меди в крови. Поскольку МТ играет важную роль в регуляции баланса меди и цинка у здоровых людей, тот факт, что 99% пациентов, исследованных в Пфейффер-центре, обнаруживают дисбаланс меди и цинка, подтверждает, что дисфункция МТ является важной частью патологии при аутизме. Результаты Уолша и данные клинических анализов имеют важные последствия для лечения пациентов с аутизмом. Д-р Уолш и его коллеги подчеркивают, что функционирование МТ может быть улучшено с помощью двухступенчатого лечения, в ходе которого производится выведение из организма излишков меди и других токсичных металлов, а также принимается цинк и другие средства, которые усиливают синтез и эффективное действие МТ. Уолш считает, что хелатная терапия может вывести из организма накопленные в нем токсичные металлы. Пфейффер-центр продолжает исследования по предотвращению и лечению аутизма.

КАК ГИПОТЕЗЫ О ПРИРОДЕ АУТИЗМА ПОМОГАЮТ ВЫРАБОТАТЬ ДЕЙСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ

Эксперты согласны, что аутизм – многофакторное заболевание. Это значит, что никто не считает, например, ртуть единственной причиной, которая вызывает аутизм. Действительно, хотя у многих детей наблюдается улучшение, когда из их организма выводится ртуть и другие тяжелые металлы, у некоторых оно не наблюдается. Этот факт заставляет предположить, что в разных подгруппах имеются разные причины, и требует внимательного отношения к другим причинам аутизма. В медицинских университетах профессора часто говорят студентам: «Нет ничего более практичного, чем хорошая теория». Это верно потому, что теория – это попытка объяснить группу фактов или явлений. Когда у нас есть гипотеза по поводу того, что может вызвать ту или иную болезнь, тогда диагностика и лечение могут быть разработаны таким образом, который бы наиболее эффективно помог бороться с ней.

[1] Не существует общего правила по поводу количества случаев заболевания, после которого вспышка заболевания будет считаться эпидемией. Классическое определение этого термина было введено эпидемиологом Бененсоном в 1980. Он определил эпидемию как «наличие в обществе или в регионе группы заболеваний… схожей природы, количество которых будет превышать нормально ожидаемое». Другими словами, эпидемия наличествует тогда, когда количество случаев превышает количество, ожидаемое в данной популяции на основе данных прошлых лет.

[2] 22nd Annual Report to Congress on the Implementation of the Individuals with Disabilities Education Act, Table AA11, “Number and Change in Number of Children Ages, pp. 6-21, Served Under IDEA, part B.”

[3] US News & World Report, June 19, 2000, p. 47

[4] Свидетельство Джеффа Брэдстрита (James (??) J. Bradstreet), директора отдела исследований в Международном Центре Исследования Аутизма, перед комиссией палаты представителей США по реформе правительства, 25 апреля 2001 г.

[5] Gillberg, C., and Coleman, Mary. “The Biology of the Autistic Syndromes”, 3rd Edition, 2000 Mac Keith Press, Chapter, Clinical diagnosis

[6] Report on Autism to the California Legislature, 1999.

[7] Center for Disease Control (CDC), April, 2001. “Prevalence of Autism in Brick Township, New Jersey, 1998: Community Report”, находится на сайте СDC http://www.atsdr.cdc.gov/HAC/PHA/brick/bti_toc.html

[8] Sheila Kaplan and Jim Morris, «Kids at Risk, ” U.S. News & World Report, June 19, 2000, p. 47.

[9] Warren, R. P., et al. (1996). “Immunogenetic studies in autism and related disorders”. Molecular and Chemical Neuropathology, 28, pp. 77-81.

[11] IN HARM’S WAY: TOXIC THREATS TO CHILD DEVELOPMENT published in 2001 by the Greater Boston Physicians for Social Responsibility organization.

[12] National Academies of Science Report, 2000.

[13] “Protect Your Family from Lead in Your Home, ” EPA and United States Consumer Product Safety Commission pamphlet, 747-K-94-001, May, 1995.

[14] Maury M. Breecher, PhD, M.P.H., Healthy Homes in a Toxic World, John Wiley & Sons, Inc.

[15] U.S. News & World Report, June 19, 2002, p.48.

[16] Sheila Kaplan and Jim Morris, «Kids at Risk: Chemicals in the Environment Come Under Scrutiny as the Number of Childhood Problems Soars”, U.S. News & World Report, June 10, 2000, p.51.

[17] Wakefield, A. J. et al., “Ileal-lymphoid-nodular hyperplasia, non-specific colitis, and pervasive developmental disorder in children”, Lancet 1998 Feb 28; 351 (9103):637-41.

[18] www.feat.org/FEATnews : Report on Oasis 2001 Conference for Autism in Portland OR “Harvard Clinic Scientist Finds Gut / Autism Link, Like Wakefild Findings”. [ссылка не работает; резюме статьи есть здесь http://www.alternative-doctor.com/vaccination/thrower.html#107. , но полный текст доклада найти не удалось – прим. перев.]

[19] Kawashima H. et al., “Detection and sequencing of measles virus from peripheral mononuclear cells from patients with inflammatory bowel disease and autism”, Dept. of Pediatrics, Tokyo Medical Univ., Japan, Dig. Dis. Sci. 2000 Apr; 45(4): 724-9.

[20] Comi, A. M. et al., “Familial clustering of autoimmune disorders and evaluation of medical risk factors in autism,” Jour. Child. Neurol. 1999 Jun; 14(6):338-94.

[21] Singh V. K., Lin S. X., Yang V. C. Serological association of measles virus and human herpes-virus-6 with brain autoantibodies in autism. Clin. Immunol. Immunopathol. 1998 Oct; 89(1): 105-8.

[22] Brain, Behavior, and Immunity (Volume 7, pp. 97-103, 1993).

[23] Kawashima H. et al., “Detection and sequencing of measles virus from peripheral mononuclear cells from patients with inflammatory bowel disease and autism”, Dept. of Pediatrics, Tokyo Medical Univ., Japan, Dig. Dis. Sci. 2000 Apr; 45(4): 723-9.

[24] Shaw, William, Chapter 3, Biological Treatments for Autism and PDD, revised 2002 edition. Lenexa KS 66214. [предыдущий вариант этой книги доступен на сети: http://www.greatplainslaboratory.com/book/bk1toc.html — прим. перев.]

[25] Booklet, “Metallothionein and Autism”. Pfeiffer Treatment Center? Naperville Il. Oct. 2001.

lechenieautizma.org

Есть два «аутизма»: почему аутизм и шизофрению часто путают между собой

В диагнозах аутизма и шизофрении есть принципиальная разница. В своей сути, в своей глубине это очень различные явления и неправильный диагноз не дает нам понять человека с этим нарушением

Одна из часто обсуждаемых (а если не обсуждаемых, то почти всегда подразумеваемых) тем в области диагностики аутизма, расстройств аутистического спектра – связь этих расстройств с шизофренией.

Я встречался с такими дискуссиями не один раз, присутствовал на клинических разборах и при теоретических обсуждениях, где эта тема поднималась, читал не одну статью про разницу и сходство, и, конечно, часто высказывал собственное мнение по поводу конкретных детей, родители которых запутались и не могли понять, какой диагноз у их ребенка. Аргументов много, но, порой, в таких обсуждениях возникает как будто бы примирительный аргумент, дескать, то и другое, по сути, сложные, хронические нарушения, и, вообще-то, не очень важно – какой именно будет диагноз у человека, если он будет получать достаточную для него помощь.

Вот именно с последним аргументом я и хочу поспорить.

Начать надо с определений. Условно говоря, есть два «аутизма».

Есть «аутизм» как самостоятельный диагноз, описанный Лео Каннером. Сейчас понимание того, что такое аутизм, сильно изменилось: доктор Каннер описывал очень яркие, заметные проявления аутизма. Сейчас же мы понимаем, что они могут быть более сглаженные, менее выразительные, может быть большое разнообразие проявлений этого нарушения. Сейчас то, что было описано Каннером как аутизм называется «расстройства аутистического спектра», но суть не поменялась – Лео Каннер считал, что при аутизме у людей с раннего возраста нарушается способность «вступать в обычные отношения с людьми и ситуациями», что их проблема заключается во врожденной неспособности к «установлению обычного … контакта, с людьми подобно тому, как другие дети приходят в мир с физическими или умственными недостатками».

Сейчас именно биологически обусловленная неспособность вступать в обычные взаимодействия с людьми и считается ключевым нарушением при аутизме. (Подробнее про то, как сейчас понимается аутизм, можно послушать в этой короткой, но информативной лекции. Не забудьте включить субтитры).

И есть аутизм не как самостоятельный диагноз, а как симптом другого заболевания – шизофрении. Это понятие ввел другой психиатр, задолго до Каннера, Эйген Блейлер. Он описывал аутизм как особенное мышление, особенную реакцию на мир, когда человек, страдающий шизофренией, все больше и больше уходил от реальности в собственные переживания, фантазии.

В настоящее время в современных критериях конкретно этот термин не используется, однако специалисты, родные людей с шизофрений, да и часто сами люди с этим расстройством хорошо понимают, о чем писал Блейлер – многие люди с шизофренией страдают от снижения эмоциональности и нарастания безинициативности, часто они сильно меняются в своем поведении, теряя прежние социальные контакты, а иногда и работу.

Возможно из-за использования одних и тех же определений, возможно из-за очень необычного поведения детей с аутизмом почти сразу после «открытия» Каннером детского аутизма, это расстройство стали рассматривать в рамках проявлений шизофрении, стали описывать как «детский психоз». Даже если психиатр или психолог считал, что у ребенка именно аутизм, не шизофрения, ему все равно приходилось ставить диагноз «детский психоз», другого в классификациях просто не было.

Заканчивая разговор про определения, нужно сказать, что с 1980 года в США и во многих других странах между аутизмом и шизофрений стала проводиться четкая граница. Эти расстройства теперь не смешиваются, людям с симптомами аутизма ставят диагноз «аутизм» (или «расстройство аутистического спектра»), людям с симптомами шизофрении ставят диагноз «шизофрения».

Это четкое разделение было введено по очень простой причине – во многих своих проявлениях это кардинально различные расстройства. На основании сравнения клинических характеристик, течения, прогноза, распространенности, соотнесения количества мальчиков и девочек, страдающих этими расстройствами (и еще на основании сравнения целого ряда параметров), был сделан однозначный вывод о том, что эти расстройства различны, если не в своих причинах, то уж точно в своей сути, внешних проявлениях и, конечно, подходах к терапии. Всем интересующимся характеристиками этих расстройств я рекомендую прочитать определения расстройств аутистического спектра и шизофрении в Международной Классификации Болезней-10 или американской классификации DSM-V.

Важно следующее: внешне расстройства аутистического спектра и шизофрения – разные расстройства и разные диагнозы. Если у человека есть симптомы аутизма, то он получит именно этот диагноз и никакой другой. Когда он вырастет, то диагноз останется прежним, если, конечно, у него не появятся другие симптомы. Если появятся симптомы шизофрении, то ему поставят второй диагноз, а не будут пересматривать старый.

И вот при обсуждении этого очень часто возникает аргумент, с которого я начал. А какая, собственно разница? Это довольно сложные и хронические расстройства. Спорьте не спорьте, но способов излечивать их нет, многим людям с аутизмом и шизофренией нужна интенсивная помощь, часто ведут они себя странно и непредсказуемо, а иногда их симптомы даже могут быть очень похожи. (И все же надо подчеркнуть, что они очень отличаются, всех интересующихся внешними проявлениями я снова отсылаю к критериями МКБ-10 и DSM-V).

Это, конечно, не верно. В диагнозах аутизма и шизофрении есть принципиальная разница. В своей сути, в своей глубине это очень различные явления и неправильный диагноз не дает нам понять человека с этим нарушением.

Когда-то я встретился с подростком, родители которого обратились ко мне из-за странного поведения их сына. Мальчик Дима (имя и многие обстоятельства изменены) всегда был тихим и очень спокойным, ему нравилось проводить время с родителями и старшим братом, он любил и рано научился читать, хотя в школе ему было сложно учиться из-за рассеянности и несобранности.

Дима не любил посещать ни школу, ни детский сад, нигде в детских коллективах он не сходился близко с детьми, зато очень хорошо дружил и общался с братом (своей полной противоположностью по характеру) и соседом, очень похожим на Диму мальчиком. Дима всегда вел себя примерно, исправно ходил в школу, старался выполнять домашние задания.

Встретились мы с ним из-за того, что в какой-то момент он стал отказываться от посещения школы. Он просил родителей не вести его в школу, по утрам плакал и сопротивлялся, когда его заставляли идти, а если оказывался в школе, то вел там себя очень скованно и напряженно, ни с кем не говорил и почти не занимался на уроках. Кроме этого у Димы сильно испортилось настроение – из мечтательного, доброжелательного и спокойного, он превратился в хмурого, постоянно раздраженного и плачущего человека.

На встрече Дима почти не отвечал на мои вопросы, сидел хмуро и напряженно, часто вздыхал и отвечал короткими формальными фразами. Так как беседы не получилось, я попросил родителей приехать ко мне на встречу еще раз, в другое время дня (родители говорили, что ребенок бывает гораздо контактнее и спокойнее, но именно в момент нашей встречи он был в плохом состоянии).

И действительно, на следующей встрече он начал говорить. Он рассказал про то, что в школе за ним внимательно и постоянно следят, что он видит камеры, установленные почти в каждом уголке школы, что дети шепчутся о нем и тоже участвуют в слежке. Он рассказывал, что не понимает, как он оказался в этой ситуации, но ему кажется, что спецслужбы ставят на нем какие-то эксперименты, что это их рук дело. Дима рассказывал сбивчиво и витиевато, он часто менял темы и, порой, понять его было очень сложно. Общая же идея была ясна – в школе за ним ведется слежка, из-за этого в школе ему очень страшно и идти он туда не хочет.

К сожалению, у Димы оказалась шизофрения. При проведении необходимых в таких случаях обследований у него не было выявлено каких-либо еще нарушений, которые могли бы объяснить его поведение, он не принимал наркотики (что подтвердили разнообразные анализы), в дальнейшем несмотря на довольно успешное лекарственное лечение у него было еще как минимум два известных мне похожих на первый приступа.

Проблема Димы в неправильном истолковании реальных сигналов, неверном и неправильном отображении мира у него в сознании, в голове. Он приходил в школу, смотрел туда же, куда смотрят другие дети, видел то же, что видят другие дети, но внутри это истолковывалось по-другому. Он присваивал особенный смысл невинным фразам одноклассников, выглядывал объективы камер в вентиляционных решетках, выстраивал невероятные теории о причинах происходившего вокруг него.

Дима создавал мир своим собственным искаженным мышлением, этот мир был отличный от мира, в котором находились все окружающие люди. Такое искаженное мышление, такое избыточное фантазирование во многом и создает особенное поведение у людей с шизофренией. У него не было серьезных проблем с коммуникацией, он подробно описывал свои переживания и именно эти переживания, эти логические ошибки и создавали у него сложное поведение.

С девочкой Сашей я познакомился, когда ей было 4 года. Красивая, очень сильная и стройная, с огромными карими глазами, она вбежала ко мне в кабинет и, не заметив меня, бросилась к кубикам с буквами. На протяжении почти часовой беседы с родителями, которые рассказывали мне о развитии Саши, своих беспокойствах о ее умениях, она играла с кубиками, разглядывая их и называя буквы, нарисованные на каждой стороне.

Я пробовал позвать девочку, но она не реагировала на меня, пробовал взять кубики, но она расстроилась, собрала оставшиеся и ушла в сторону. Родители рассказали, что дома дочка ведет себя подобным образом, часто не замечает их, находит для себя похожие занятия с кубиками, любит рассматривать книжки и очень много времени проводит в планшете, но не это беспокоило их больше всего.

Саша до сих пор не умела разговаривать и даже не использовала жесты. Тогда, когда ей что-то было очень нужно, она брала родителей за руку и толкала и тянула к желаемым предметам, которые достать сама не могла, но никак не показывала на них, тем более не пыталась их назвать. Саша улыбалась, кубики ей доставляли настоящее наслаждение, но по-настоящему она рассмеялась, когда я стал ей надувать мыльные пузыри.

Вдруг, поиграв с пузырями, она заметила меня, подошла очень близко и прижалась своим лбом к моему. Родители рассказали, что так она выражает свои чувства, похоже, я ей понравился.

Все эти сложности родители стали замечать уже после 14 месяцев – и проблемы с развитием речи, и увлечение буквами, и удивительную самостоятельность. Казалось, Саше не нужны родители, она могла часами бродить по своей комнате, играя с кубиками и доской с алфавитом. Девочка не стояла на месте в своем развитии, после 2-х лет она стала очень эмоционально и нежно реагировать на папу с мамой, запоминала все больше букв (она знала уже два алфавита к моменту нашей встречи), научилась пользоваться туалетом и очень ловко есть с помощью вилки и ложки.

У Саши были все симптомы расстройства аутистического спектра, согласно критериям МКБ-10 ей можно было поставить «детский аутизм». Ее долго обследовали, делали ей МРТ, проводили развернутое генетическое тестирование, но причину возникновения у нее аутизма, найти не удалось (так бывает очень часто).

С первого взгляда заметно, как сильно отличаются Дима и Саша. Дело не только в возрасте и даже не только в их разном поведении. Если Дима слишком большое внимание уделял тому, что и кто о нем говорил, если он истолковывал самые нейтральные разговоры как относящиеся к нему, то Саша вообще почти не замечала речи людей. Наблюдательная к буквам, к устройству планшета, Саша совершенно не замечала социальные сигналы, которыми вокруг нее обменивались люди.

Она не обращала внимания на то, что кто-то ее зовет, кто-то ей что-то показывает, кто-то с ней говорит. Неудивительно, что речь у Саши не развивалась, ей она как будто была совершенно не интересна, она не слушала речь мамы и папы, сама не испытывала особенного желания о чем-либо с ними поговорить, даже просто ответить.

Это и есть суть аутизма – с раннего возраста сниженная мотивация на двустороннее социальное взаимодействие, с раннего возраста сниженный интерес и сниженная способность наблюдать за социальными сигналами, которыми обмениваются люди. Все остальное – и сложности в овладении речью, и проблемы в общении с детьми, и особенные несоциальные интересы – похоже, являются следствием этой невключенности, этой сниженной способности учиться в общении. Проблема Саши была не в том, что она выдумала какой-то свой мир, проблема Саши была в том, она не видела (и, может, не испытывала особенного желания видеть) социальной части окружающего мира, не училась у него.

Благодаря помощи Саша добилась больших успехов. Первое, что сделали родители, когда узнали про ее диагноз, наладили для нее постоянное и довольно интенсивное обучение. Сашу учили тому, что у нее получалось плохо: учили сообщать о своих желаниях (для нее ввели систему альтернативной коммуникации с помощью обмена карточек), учили реагировать на обращения по имени и выполнять инструкции. И Саша начала учиться.

Внезапно благодаря обмену карточками, она поняла, как много проблем в жизни она может решить, обращаясь к родителям, она поняла, что общение с ними, обмен сигналами, оказывается, может быть очень приятным. Она поняла, что отзываться на имя и выполнять просьбы родителей – огромное удовольствие (в начале обучения каждый раз, если Саша поворачивалась, когда ее звали, ей вручали любимый кубик).

Странное поведение Димы и Саши возникло принципиально разными путями. Дима фантазировал без остановки, интерпретировал и создавал у себя в голове мир. Его фантазии были болезненные, они создавали ложную, неверную картину мира, из-за которой он и вел себя странно, говорил необычные вещи, отказывался ходить в школу.

Саша же наоборот на многие важнейшие вещи не обращала внимания, не замечала их настолько, что совершенно не училась очень важным вещам. Не важно, какая форма аутизма и какой уровень интеллекта у человека с этим расстройством, по всей видимости, основной проблемой людей с аутизмом является сниженная способность к восприятию социальных сигналов, сниженная способность обращать на них внимание и вести себя в соответствии с этими сигналами.

Диме помогли лекарства, которые сильно повлияли на его мышление. Через какое-то время он уже то с улыбкой, то расстраиваясь, рассказывал, что «в голову лез какой-то бред», «что думал, что за мной следят, но все было как обычно». К сожалению, Диме пришлось принимать лекарство еще долгое время, повторный приступ у него случился тогда, когда лекарство было отменено.

Саше помогло обучение, основанное на поощрении ее правильных и социальных действий, обучение, которое учитывало, что ей неинтересно учиться у других людей.

Две разные истории и два разных пути, две принципиально разные ситуации. И мне кажется, что вот этот аргумент, что ты можешь лучше понять человека, когда поставишь диагноз, соответствующий его поведению, в споре об аутизме и шизофрении самый важный.

Расскажу последнюю историю. Ване 21 год. Огромного размера, с бородой, длинными волосами, он похож на монаха или священника. Но Ваня не разговаривает и не понимает обращений к нему. Он живет с родителями, каждый его день похож на предыдущий: встает, ест приготовленную мамой еду, идет к компьютеру и смотрит ролики. Ваня с 15 лет принимает лекарства – нейролептики. Они помогают ему контролировать свое поведение.

Дело в том, что иногда он сильно раздражается, расстраивается, в эти моменты начинает бить себя по голове и кусать руки. Никто не знает, почему так происходит – Ваня не умеет разговаривать и сам ничего не объясняет. Врач Вани, назначивший лекарства, считает, что объяснение в поведении у Вани только одно – его болезнь, его шизофрения, которой он болеет с детства.

Елисей Осин, детский врач-психиатр

Рассказывая родителям о своем видении, он рисует схемы, произносит названия нейромедиаторов и способы влиять с помощью лекарств на их работу. Ване действительно помогают лекарства. Его жизнь и жизнь родителей гораздо проще, когда Ванины эмоции находятся под контролем.

Но все дело в том, что у Вани аутизм. Это значит, что с детства ему очень сложно учиться говорить. Ване нужно, чтобы кто-то заметил, как сложно ему учиться, и подобрал для него хорошую программу обучения. Кажется, от чего он кусает себе руки и горько плачет, мы так и не узнаем.

www.miloserdie.ru