Диагноз

Как не входить в депрессию

25.04.2018

Как не впадать в депрессию?

Депрессия стала одним из самых распространенных заболеваний. Около 15% больных депрессией делают попытку суицида. Болезнь становится преградой для счастливой семейной жизни, карьерного и профессионального роста, съедает внутренние ресурсы и становится причиной многих серьезных заболеваний, в том числе и рака. Качественное лечение дорогое, доступное не всем и далеко не во всех населенных пунктах. Что же делать? Борьба против депрессии – профилактика, и это доступно каждому.

Депрессия может развиваться по двум причинам, и по ним подразделяется на 2 типа:

  • Органическая. Проводить профилактику самостоятельно в данном случае бесполезно. Причинами становятся физические изменения мозга, сосудов и внутренних органов в следствие травм, инфекционных заболеваний, генетических отклонений и прочего. Ее может вызвать сильная стойкая интоксикация, эпилепсия, прием некоторых медикаментозных средств, после которых пациент впадал в депрессивное состояние. При этом временный разрыв между появлением депрессии, и ее предполагаемой причины, не должны превышать несколько месяцев. Депрессия уходит при улучшении физического состояния больного. Если времени от развития физического недуга прошло много, депрессия принимает характер психологической.
  • Социально-психологическая. Причиной таких депрессий становятся регулярные серьезные психологические перегрузки, при которых уровень стресса превышает внутренние возможности устойчивости организма. Можно говорить о депрессии, если плохое настроение затянулось дольше, чем на 2 недели, и это не сигнализирует о слабостях характера или нервной системы. Человек болеет, его нужно лечить.
  • Если застраховать себя от травм и других заболеваний не просто, то же самое относится к депрессиям. Нужны серьезные меры, которые относятся к психологическим и физическим возможностям профилактики этого сложного и неудобно лечимого заболевания.

    Помочь себе как психолог

    Если болезнь уже развилась, придется обратиться к специалисту или мучится долго и болезненно. Но при отсутствии таковой или первых признаках ее приближения можно поработать над собой, укрепляя свою стрессоустойчивость:

  • Как можно быстрее выходить из стрессовых ситуаций, возникающих в семье или на работе. Чем быстрее появится возможность устраниться, тем легче для организма пройдет стресс и меньше вероятность возникновения депрессивного состояния. Как предотвратить депрессию, если нервное напряжение не уменьшается. Даже если для этого придется сменить место жительства, работу и провести другие кардинальные изменения, лучше это сделать.
  • Правильно ставить цели. Они должны быть достигаемыми, не растянутыми во времени. Мелкие шаги к глобальной цели не только более эффективны, чем громоздкие планы, но и их коррекция требует меньше усилий и не приводит к масштабным стрессам.
  • Оценивать себя, рассматривая не более удачливых коллег и родственников, но в сравнении с теми, чьи успехи приблизительно равны или ниже. Это поможет принимать сложные моменты проще. И тем более не стоит устраивать соревнования. Не важно, кто и когда чего добился. Важно при этом быть счастливым и здоровым.
  • Свои ценности соотносить со своими возможностями. Любые нормы и стандарты, которые требуют перенапряжения, непомерных усилий, требуют пересмотра. Многие из них являются социально навязанными, но на самом деле ненужными, ложными.
  • Желательно избегать конфликтных ситуаций, но при этом без чувства униженности в последствие. Чаще всего свое достоинство можно сохранить, просто соблюдая правила приличия и чистоту речи.
  • Учится радоваться. Мелочи могут быть поразительно приятными, если их заметить и прочувствовать. Хорошая погода, ответная улыбка, удачно заваренный чай, идеальный звук мотора по пути на работу, минута тишины или продолжение любимого сериала – для каждого такие мелочи свои, но они обязательно есть. Такие позитивные моменты хорошо снимают стрессы, избавляют от монотонности графиков, придают уверенности в сегодняшнем дне.

Такие вполне выполнимые советы, как избежать депрессии, не только поднимут стрессоустойчивость, но, главное, научат стрессов избегать. Нет стрессов – нет депрессий.

Не все зависит от психологического настроя. Известно, что отсутствие нужных веществ в организме существенно снижает стрессоустойчивость, отсутствие достаточного движения ослабляет многие органы, вредит позвоночнику и сосудам. Поэтому приходим все к тому же здоровому способу жизни:

  • Регулярно делать хотя бы небольшую зарядку утром, что придаст хорошего настроения на весь день за счет выработки эндорфинов;
  • На протяжении дня при сидячей работе делать регулярные перерывы если не на смену деятельности, то на пару физических упражнений;
  • Отдых крайне важен, поэтому сна не меньше 7 часов, а лучше полных 8, и так каждую ночь;
  • Бодрость необходима, поэтому комплексы витаминов, витаминные напитки и отвары, шоколад и помидоры, наполненные серотонином, обязательно должны присутствовать, если чувствуется усталость, упадок сил;
  • Правильное питание, наличие овощей, фруктов и белков поможет активно жить, особо стоит присматриваться за витаминами А, С, магнием, железом и кальцием;
  • Не желательно заводить вредные привычки, а если они уже есть – злоупотреблять ими нельзя;
  • Комфорт во всем – одежде, обуви, мебели, ванной, с натуральными тканями, приятными запахами и оптимальной температурой окружающей среды, хотя бы в домашней обстановке, если не выходит на рабочем месте;
  • Отдых лучше проводить на природе, в экологически чистом месте, идеально – пеший и велосипедный туризм.
  • Правила не сложные, общеукрепляюще действуют на весь организм в целом, приятны, недороги и относятся к предотвращающим депрессию.

    Несколько дополнительных советов

    Очень важно окружение. Не все мы может выбирать, но над некоторыми мелочами вполне властны.

    Давно отмечено, что большинство депрессий относятся к времени года, когда дневной период меньше. Есть зависимость от солнечного света, яркости красок. Прибавить их себе в помещение можно, выбрав светло зеленые, ясно голубые или желтые краски (обои) для стен. Нет такой возможности на данный момент? Яркая посуда, комнатные цветы, веселая картина или сувенир – такие мелочи могут акцентировать взгляд на приятных тонах и настраивать на оптимистический тон.

    Отмечено, что цвета затрагивают в мозгу разные центры и серьезно влияют на восприятие мира в такой момент. Есть много советов по выбору правильного тона для рабочих помещений, спален, комнат отдыха и активной физической нагрузки. Ими стоит воспользоваться, поскольку их эффективность действительно реальна.

    Но цвет можно использовать и в одежде. Отсюда пошла легенда о счастливом свитере или носках, приносящих удачу. Уверенность для деловой встречи, хорошее настроение для дружеской вечеринки, уют для домашнего вечера в кругу семьи – все это можно подправить расцветкой одежды, аксессуаров или элементов декора помещения.

    Прекрасное, гармоничное имеет необыкновенную способность делать гармоничным все вокруг. Если внутри есть дисбаланс, следует поискать гармонию вне дома и работы. Люди распределяются в зависимости от восприятия зрительных, слуховых и чувствительных образов по силе ощущений. Если лучше воспринимаются зрительные, подойдет музей изобразительного искусства или выставка декоративно-прикладного творчества. Можно выбрать концерт тем, кто лучше воспринимает звуки. И тем, и другим подойдет театральное представление, но желательно классического направления. Людям, которые воспринимают мир через ощущения руками, любой водоем с мягкими волнами по коже, песочные пляжи, по которым можно водить руками, и даже уютная лужайка со мхом или молодой травой окажут тот же терапевтический эффект.

    Есть много советов, как не впасть в депрессию. Кто-то воспринимает их более серьезно, кто-то нет. Не у всех получится сразу им следовать, но это и не нужно. Каждый шаг в этом направлении важен, приветствуется и одобряется. Ведь он сделан в сторону счастливой, насыщенной жизни, наполненной светом и позитивом.

    apatii.net

    Как не впадать в депрессию и любовную зависимость

    Мы любим Ваши ЛАЙКИ!

    Как не впадать в депрессию и любовную зависимость

    Корень у двух этих состояний один — неудовлетворенные потребности. Чаще всего не удовлетворяются потребности в силу того, что мы с ними не в контакте — мы их не понимаем, не чувствуем, не знаем их языка. А порой даже если и понимаем — не считаем себя достойными их удовлетворять. Что депрессия, что эмоциональная зависимость от отношений — это по сути дела «болезни дефицита». Как гласит гештальт-подход в психологии, человек — существо потребностное.

    Как не впадать в депрессию и любовную зависимость

    И если какая-либо из потребностей не находит ответа, человек либо будет до взбития пены пытаться ее удовлетворить, либо фрустрируется, сложит лапки на груди и отползет тихонечко скулить в кусты. Человек, являясь открытой системой, не может быть полностью автономен, он нуждается в постоянном обмене со средой: он вынужден вдыхать кислород и выдыхать углекислый газ, получать воду и питательные вещества и выделять их в переработанном виде, а также человек нуждается в том, чтобы отдавать и получать человеческое тепло, признание, любовь.

    Пожалуй, я склонна думать, что любовная зависимость (как и все другие виды зависимости) возникает как ответ на дефицит наполненности. Наполненность жизненной энергией приходит из массы источников, но когда человек сам себя от них отрезает, потому что разучился или вовсе не научился слышать сигналы своего тела и подсознания, в нем образуется вакуум, требующий наполнения.

    И, не слыша голоса истинных потребностей, человек придумывает себе наносные — он пытается утолить потребностный голод всем, что не приколочено — едой, изменяющими сознание веществами, работой, людьми.

    В принципе, про любовную зависимость, часто основывающуюся на иллюзиях, довольно неплохо написано вот здесь — Как избежать безответной любви, но мне есть что к этому добавить. В этом посте не учитывается, что не все потребности могут быть заменены другими. По большому счету, ни одна потребность не может замениться навсегда протетическими — всё равно рано или поздно наступит фрустрация. Например, люди часто путают чувство жажды с чувством голода.

    И если тело нуждается в воде, а мы вместо этого даем ему еду, на какое-то время тело от нас отстанет, потому что будет занято перевариванием, но потом все равно попросит воды. И если достаточно долго эту потребность не удовлетворять, тело перейдет с сигналов жажды на сигналы в виде болезней. Например, чаще всего головная боль — это крик тела «дай попить!».

    Потребность в том, чтобы получать и давать любовь — является базовой. Она в самой сердцевине человеческой природы, в настройках по умолчанию. Причем в таких, редактировать которые у нас нет админских прав. С этим приходится считаться. Нельзя задвинуть потребность в близости тем, что у тебя насыщенная интересными событиями жизнь. Ну то есть, какое-то время это можно делать, но потребность-то всё равно остается.

    И то, что потребность порой бывает болезненной, всегда имеет свою причину и не может просто игнорироваться. Никакие интересные занятия не отменят парадигму выбора партнера, заложенную в раннем, довербальном еще, детстве — в момент, который мы даже не помним. То, чего мы не осознаем и с чем мы не в контакте, имеет над нами власть, против которой мы бессильны.

    Хотим мы того или нет, но самыми сильными триггерами (спусковыми крючками) бессознательного выбора партнера являются качества, против которых мы внутренне восставали, когда были тотально зависимы от людей, которые за нами ухаживали. И если основные значимые другие в нашем детстве были холодными и отстраненными (или просто — недостаточно теплыми), то когда мы вырастем, коленки у нас будут подкашиваться от тех, кто дает нам этот знакомый вкус отвержения и покинутости. За этим стоит надежда всё исправить.

    И до тех пор, пока этот обман подсознания не будет раскрыт (то есть мы не осознаем этот механизм и не вступим в долговременную программу отказа от такого сценария, не выработаем новые привычки), мы будем в плену у этого малоприятного аффекта.

    То есть, проецируя на партнера своих родителей или людей, которые выполняли их функции (это может быть даже няня), мы стремимся «исправить» другого взрослого человека, который на эти исправительные работы вообще-то не подписывался.

    Результат предсказуемый:

    Тот, кто изменения себе не заказывал, меняться, скорее всего, не будет. И все попытки нанести другому счастье и причинить ему добро закончатся разбиванием собственной головы. И эти подсознательные процессы настолько сильны, что мы можем хоть 24 часа в сутки заниматься суперувлекательными делами, но и сквозь эти дела будем думать о том, как бы отформатировать человека, который теперь за главного.

    Единственный реальный вариант это как-то изменить — исцелить травму покинутости. А это к хорошему психологу, владеющему невербальными методами (теми, которые способны влиять на наш «древний мозг» — лимбическую систему: телесно-ориентированная терапия, психодрама, биодекодирование.

    Кроме того, помогут даже непсихотерапевтические телесные практики: остеопатия, йога, ребалансинг, висцеральный массаж, тайский и тибетский массаж (ку-нье) и тому подобные. Как хорошо объяснили Вильгейм Райх и Александр Лоуэн, непрожитые эмоции запечатлеваются в виде блоков в теле: в мышцах и других тканях. И, снимая это напряжение, мы даем выход заблокированным эмоциям, исцеляя их.

    С точки зрения нейрофизиологии, наша восприимчивость к стрессу зависит от качества раннего ухода. Чем больше у нас было телесного контакта и любящего отношения со стороны прежде всего матери, тем больше мозг «привыкал» к серотонину и допамину и тем лучше справлялся с выведением кортизола. Если же родители не защищали нас от эмоциональных потрясений и мы не дополучали внимания, то уровень кортизола становится привычно высоким.

    И во взрослой жизни баланс нейромедиаторов будет калиброваться под тот образец, который у мозга был во младенчестве. Говоря проще, чем меньше любви и заботы мы получили в детстве, тем более склонны будем к депрессии и тем менее стрессоустойчивы.

    Подробнее об этом можно почитать в книге «Как любовь формирует мозг ребенка».

    Но это, к счастью, не приговор. Даже если у вас были эмоционально отстраненные родители, благодаря такому замечательному качеству мозга, как нейропластичность, вы можете сами менять свои нейронные контуры. Если детство было не из легких, это просто значит, что у вас будет несколько больше работы, чем у тех, кому повезло больше.

    Невербальные психологические техники (вербальные, безусловно, тоже небесполезны, потому что помогают налаживать связи между корой головного мозга и подкоркой, что помогает лучше понимать свои чувства и быть в контакте с ними, а это уже первый шаг к удовлетворению потребностей), телесные практики, медитация.

    Еще лично мне очень помогла техника послеродового пеленания, которую мне делала доула на протяжении почти 7 часов. Несмотря на то, что я рожала 12 лет назад, мне ее сделали в порядке эксперимента, и я могу сказать, что это сработает и для вовсе нерожавших, и даже для мужчин.

    Переключение, сила воли, что угодно — если и сработает, то лишь временно. Подобно тому, как обезболивающее лишь на время убирает симптом, но не решает проблемы. Только научившись признавать и распознавать чувства, а через них — узнавать, в чем заключаются наши главные дефициты, можно расстаться с этими явлениями насовсем.

    myheavengate.com

    Может ли человек в депрессии помочь сам себе?

    Дмитрий Борисович Кваснецкий более 25 лет работает психиатром в отделении токсикологии Института скорой помощи имени Склифософского, г. Москва. Большинство пациентов этого отделения – люди, перенесшие попытку суицида, которым важна теперь помощь психиатра и психотерапевта. Именно поэтому мы обратились с вопросами к Дмитрию Борисовичу.

    Дмитрий Борисович, отчего возникает депрессия и каких видов она бывает?

    – В зависимости от природы возникновения бывают разные депрессии. Эндогенная депрессия внешне как будто бы не связана с психическим и физическим состоянием человека. Она относится к разряду психических расстройств, которые лечится психиатрами. Существуют также реактивные депрессии, которые возникают как реакция на неприятные события в жизни данного человека.

    Соответственно, лечение будет в каждом отдельном случае своё. Если в первом случае лечение исключительно медикаментозное, то во втором случае помимо медикаментов широко используется психотерапия.

    – А по каким симптомам человеку понять, депрессия у него или просто, скажем, плохое настроение?

    – В основном по длительности. Плохое настроение у человека обычно бывает от нескольких минут до нескольких часов. Даже если у человека, скажем, реакция на смерть близких, она не должна затягиваться на недели и месяцы. Все люди переносят смерть близких тяжело, но кто-то переносит это более адекватно, а кто-то впадает в депрессию.

    Поэтому, если человек замечает, что это состояние затянулось, и он не может с ним справиться самостоятельно, применяя, например, легкие успокаивающие, ему стоит обратиться к специалисту.

    – Может ли человек, впавший в длительную депрессию, привыкнуть так жить и уже перестать понимать, что у него что-то не в порядке?

    – Едва ли. Ведь опасность депрессии в чем? Человек в таком состоянии может пойти даже на самоубийство. Это происходит из-за того, что человеку физически и душевно очень тяжело переносить это состояние. Поэтому, если у человека депрессия, то он её очень тяжело переживает, свыкнуться с этим состоянием нельзя.

    Тяжесть депрессии бывает разный. Например, у человека может быть субдепрессия. Это такая депрессия, которая не доходит до своего максимума – психотического уровня. В таком случае все параметры не интенсивно выражены, но это всё равно депрессия.

    А существует так называемая соматогенная депрессия, здесь не всегда и врачи могут разобраться. Вот, например, человек якобы болеет разными заболеваниями внутренних органов. Он ходит по разным врачам, обследуется, у него что-то находят или говорят, что у него ничего нет, а он с упорством, достойным лучшего применения, всё равно идет к врачам в надежде найти какую-то болезнь, чтобы её лечить. А когда попадает по каким-либо причинам к психиатру, то порой удается распознать, что первичной здесь является не болезнь тела человека, а депрессия, которая перешла на соматический уровень. Вылечить такую мнимую болезнь можно только назначая антидепрессанты. И когда это происходит, проходит и мнимая болезнь.

    – А если депрессия приобретает тяжелый характер, и человек думает о суициде, то есть ли какие-нибудь словесные формулировки, которые могли бы помочь ему отказаться от этой мысли?

    – Есть, но они помогают далеко не всегда. Это опять же зависит от характера депрессии. Если это эндогенная депрессия, связанная с психическим заболеванием, то здесь любые слова будут действовать ровно столько, сколько они звучат. Например, человеку говорят: «Не беспокойся, у тебя всё хорошо». Он: «Да, да, да». Только это сказали, он тут же идёт и что-то с собой делает, потому что это не работает.

    Если у человека депрессия – реакция на что-то, то тоже не всегда это действует. Опять же тот пример, который я приводил, с потерей близких. Здесь очень тяжелые депрессии бывают. Чем глубже депрессия, тем меньше слова близких или врача будут помогать, но в принципе в лечении наряду с другими методами это используется. Зная данного человека, его проблемы, то, что с ним происходит, его состояние на данный момент, можно сказать ему какие-то слова, но это будет, конечно, не основное лечение, а очень вспомогательное. Или, скажем, на выходе из депрессии, когда человек уже из депрессивной ямы вылезает, тогда это может как-то помочь, но как основной вид лечения депрессии, это невозможно, конечно.

    – Но, например, известно, что люди, которые потеряли близких, в конце концов выходят из депрессии без помощи психиатра. То есть получается, что помощь врача требуется не всегда.

    – Не всегда, но в идеале, конечно, желательно, чтобы всем или психолог, или психотерапевт помощь после этого оказал. Особенно, если смерть внезапная. По нашей практике бывает, что пациенты поступают с попытками самоубийства спустя даже год после смерти близкого, или даже спустя несколько лет. А получается как? Очередная дата гибели человека, которую встречают, как правило, на кладбище, нахлынули воспоминания, а ещё нередко здесь алкоголь присутствует, он снимает тормоза, которые в обычной жизни работают, и человек что-то с собой пытается сделать. Не так уж и редко это бывает.

    – То есть, лучше алкоголь в качестве антидепрессанта не использовать?

    – Это можно сказать совершенно однозначно, он всегда играет негативную роль. Порой он является последним фактором, который заставляет человека прибегнуть к попытке самоубийства.

    – Существует довольно распространенная категория людей, которые впали в депрессию, потому что им кажется, что их никто не любит, плохо на работе, друзья обижают и т. д. Что вы можете им посоветовать?

    – Здесь необходима работа над собой, над развитием своей личности, потому что у них изначально занижена самооценка, а это идет прежде всего от характера. Есть определенные группы характеров. Активный, всегда с хорошим настроением, не может впасть в такое состояние. А есть люди интровертированные, то есть обращенные к себе, а не вовне. Такие люди обычно не очень общительные, не очень активные, более ведомые. Еще на личность влияет, конечно, социум, который в процессе жизни накладывает отпечаток – это общение и воспитание родителей, круг общения среди друзей.

    Бывает, что у людей есть какие-то внешние дефекты, скажем, полнота. Это всё, естественно, усугубляет ситуацию. Такой человек, если он становится зрелым, понимает, что ему нужно над собой работать, работать над раскрытием своей личности, тогда у него повышается самооценка. Или, например, человек достигает в своей области какого-то результата, и тогда уже для него это не столь актуально. Но это бывает не столь часто. Чаще всего люди переживают, и им самостоятельно бывает справиться, конечно, сложно. В таком случае им бывает нужна чья-то помощь, и специалистов в том числе.

    Дмитрий Борисович, а как бы вы посоветовали пассивным, зависимым людям развивать свой характер?

    – Здесь много факторов. Прежде всего, нужно развиваться как личность. Если человек обидчив, он полностью зависит от мнения окружающих. Чтобы человек это преодолел, должно произойти что-то серьезное. К примеру, случается что-то в семье. И если раньше человек рассчитывал на кого-то, то теперь он должен рассчитывать только на себя, и он волей или неволей себя переламывает, иначе либо он пропадет совсем, либо ему придется что-то делать. Вот такие жизненные встряски и стрессы могут привести к тому, что он будет меняться. Человек должен осознать, что ему это нужно. Если он это понимает, то значительная часть работы уже сделана.

    Опять же здесь может помочь психолог или психотерапевт. Кому-то хорошо помогают центры психологической помощи, где психотерапевт работает с группой. Но осознают потребность в этом только единицы. А бывает по-другому. Происходит какая-то встреча человека с людьми, которые ему помогают раскрыться. Кто-то приходит к Церкви, к Богу, тогда у человека всё меняется значительно.

    – Бывает так, что человек обращается за помощью к психотерапевту, но не получает ощутимой долговременной помощи, и тогда человек просто уходит и всё.

    – Такое случается нередко. Но понимаете, не надо рассчитывать, что если пришел к психотерапевту, то дальше всё пойдет как по нотам. Есть много факторов, например, контакт со специалистом. Критерий здесь один: если человек понимает, что результат есть, то лечение стоит продолжать, если же он понимает, что лучше ему не становится, значит, лучше всего поменять психотерапевта. Нужно действовать методом поиска. Есть случаи, когда родители приводят к психотерапевту ребенка или подростка, который изначально не очень хочет общаться со специалистом, а увидев, например, формальное отношение безо всякого интереса, он думает, что все психологи такие. Важно этого избежать.

    – Какие симптомы являются признаком серьезных психических заболеваний (таких как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и др.) и должны побудить человека обратиться к психиатру?

    Во-первых, если депрессия не обусловлена какими-то очевидными событиями в жизни человека, она сама может быть квалифицирована как психическое заболевание. Например, если у человека внезапно умер близкий родственник, то это достаточно адекватная причина для начала депрессии. Если же у него всё хорошо в жизни, никаких трагедий нет, но при этом он замечает, что, например, в осенний или весенний период ему становится тоскливо, плохое настроение, ухудшается сон, то это уже нечто другое.

    Во-вторых, депрессия может быть этапом в развитии тяжелых психических состояний.

    Как можно заметить у себя психическое заболевание? Сначала, как правило, без видимых причин стойко нарушается сон. Потом начинаются перепады настроения. Как в сторону повышения настроения, чрезмерной активности, речевой и двигательной, доходящей до того, что человеку достаточно 2-3 часов сна в сутки. Так и в сторону депрессии, когда человек лежит, ему ничего не хочется делать; если его не потеребить, он так и будет лежать. Дальше может появляться тревога, страх, порой неосознанный, нежелание жить.

    Если на этом этапе развитие болезни не останавливается, дальше могут начаться галлюцинации, бред. Но на этом этапе человек, как правило, уже не очень отдает себе отчет в том, что с ним происходит. То есть, он понимает, что с ним что-то не то, и не более того. А если это бред, то наоборот, ему кажется, что все для него выстроилось в ясную картину, что он все понял. И в этом случае убедить его в том, что это болезнь, невозможно, это даже может вызвать у него агрессию.

    – Как известно, у больных чередуются периоды обострения и ремиссии. В период ремиссии человек не может критически посмотреть на то, что было в период обострения?

    Может. Но вся беда в том, что когда начинается обострение, он опять теряет критическое восприятие своего состояния. Чаще признаки психического заболевания замечает не сам человек, а его родственники, окружающие.

    – Всегда ли человек приходит к таким серьезным заболеваниям как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз через депрессию или может миновать эту стадию развития?

    Как правило, он приходит именно таким путем. Другое дело, что стадия депрессии может быть разной по длительности (от нескольких часов до месяцев) и разной по интенсивности, как бы стертой. Люди часто объясняют свои проблемы утомлением, какой-то нагрузкой и не обращают на это внимания. Начинают обращать внимание только тогда, когда этот этап уже прошел и начался, например, психоз.

    – Понятно, что человеку неприятно осознать себя психически больным. Насколько важно все-таки сделать это и, не откладывая, обратиться к психиатру?

    Какие тут могут быть сомнения, если эти заболевания могут приводить к инвалидности и социальной дезадаптации? Иначе говоря, личность разрушается. Если в начале болезни человек социально активен, то к пику заболевания он превращается в развалину.

    – Насколько успешно излечиваются психические заболевания?

    При наличии большого арсенала методов лечения, эти заболевания лечатся трудно и длительно и вообще считаются хроническими заболеваниями. Но при этом, если обратиться к врачам на ранней стадии заболевания, тем дольше удастся поддерживать человека в стабильном, социально адаптированном состоянии. Чем раньше больной обратится к врачу, тем лучше. Потому что многие долго отказываются признать факт болезни, потом, когда осознают себя больными, пытаются какими-то своими методами лечиться. И чем дольше это длится, тем более тяжелые формы принимает болезнь.

    – Психически больных лечат стационарно или амбулаторно?

    С каждым больным по-разному. Если острое состояние, конечно, его нельзя лечить амбулаторно. Но, если человек не хочет ложиться в больницу, и его состояние не очень тяжелое, при диспансерах существуют дневные стационары. Днем человек получает лечение, вечером уходит домой.

    Если ремиссия, то есть нормальное состояние, длится 20-30-40 лет, то условно можно говорить об излечении.

    – Говорят, что среди таких подростковых «субкультур» как эмо и готы существует целый культ депрессии, культ самоубийства. Попадают ли они в число ваших пациентов?

    – Среди представителей этих «субкультур» много психически больных людей. Видимо, в эти субкультуры они попадают в поисках возможности если не решить свои проблемы, то хотя бы найти людей с похожими проблемами, которые их поймут.

    – То если бы они нашли понимание, поддержку, какие-то занятия в более позитивной среде, то их жизнь могла бы сложиться по-другому?

    Понимание, душевное тепло играют большую роль для человека. Так, по моим наблюдениям, до 100% подростков-наркоманов корнем своих проблем имеют отношения в семье. Они могут жить в золотой клетке, учиться в престижных учебных заведениях, но все они не имеют подлинного контакта, по-настоящему близких отношений с родителями.

    – Каковы типичные причины депрессии и суицида у тех пожилых людей, которые психически здоровы?

    Прежде всего, это хронические соматические заболевания, приводящие к снижению или потере возможности себя обслуживать. Возникает чувство вины перед родственниками, поскольку родственникам приходится за ними ухаживать. Ну и чувство того, что впереди в этой жизни их ничего хорошего не ожидает.

    – Если говорить не только о людях, находящихся в состоянии депрессии, а о суицидентах в целом, как им помочь осознать факт, что они ничего не добьются, если совершат самоубийство?

    – Только вылечив их. По канонам психологии считается, что изначально для человека самоубийство ненормально. Оно вопреки законам природы. Самоубийство – это крайний шаг. Прежде чем человек его избирает, он пробует разные варианты выхода из ситуации, сознательно или подсознательно. Но когда он осознает, что все варианты уже испробованы, ему кажется, что у него остается единственный вариант. Если ему сказать: «Вы знаете, если вы посмотрите на эту проблему с другой стороны, то вы увидите другие варианты решения», – то в таком состоянии он это не воспримет.

    Здесь важна работа на протяжении какого-то времени. И когда потом он выходит из этого состояния, он понимает: «Да, я не мог осознать, что это настолько просто и очевидно, что если на проблему посмотреть с другой стороны, то она даже и несерьезная». Но это происходит уже потом. То есть, находясь в этом состоянии, человек находится не совсем в здравом рассудке, и именно поэтому такие люди попадают в психиатрическое отделение, потому что в этот момент человек находится в психотическом состоянии. Многие говорят: «Зачем вы меня спасаете? Это мой выбор», – а мы отвечаем очень просто: «У вас болезненное состояние, которое можно пролечить. Оно пройдет, и вы потом осознаете, что были неправы». Это довольно распространенное заявление пациентов в депрессии. А в результате лечения сохраняется жизнь человека.

    www.pobedish.ru