Диагноз

Привычка к психозу

19.06.2018

Жизнь города Торецка Донецкой области, который находится на линии разграничения

Торецк – крохотный, но живой

Журналисты приезжают сюда редко — для картинок войны. Многие просто пишут о зимнем саде с пальмами и другими экзотами, который находится в ДК «Украина». Торецк (Дзержинск до 2016 года) – крохотный, но живой.

Здесь вода — по часам, на многих улицах — нет света, в центре — более-менее чисто, на окраинах – все мрачно (так говорят местные). Постоянно доносящиеся звуки стрельбы никого не смущают. Люди здесь озадачены вопросами куда более жизненными, чем бои: работа, дети, собственный быт.

Город особенный, находится примерно в пяти километрах от линии разграничения, здесь создана военно-гражданская администрация.

Еще до войны близость Торецка к теперь уже отрезанным Горловке и Донецку для местных жителей была только в плюс. Например, можно было без проблем съездить за покупками в крупные магазины Горловки или провести выходные в заведениях почти миллионного Донецка.

Здание городского совета в центре долго стоит разрушенным: 21 июля 2014-го оно пострадало во время освобождения Торецка.

Людей не знающих удивляет факт того, что в состав Торецка входят целых два города и несколько поселков городского типа. Они – небольшие, некоторые в результате декоммунизации переименовали.

С работой здесь проблематично. Очень многие разъехались на заработки, к популярному автобусному маршруту Торецк-Москва недавно добавился еще один – Торецк-Вроцлав.

Сдают ли нервы, можно ли привыкнуть к войне и как прятаться от обстрелов в подвале – реальность Торецка и его жителей.

Окраины Торецка постоянно обстреливаются. Несмотря на это здесь работают школы и детские сады. Школа, из окон которой видны разрушенные дома и дорога на блок-пост, – школа №13 в Железном (раньше — город Артемово), ее директор — Трифонова Валентина Сергеевна.

— В этой школе я работаю очень много лет, а директор я здесь с октября 2011 года. Это моя родная школа.

В последние годы перед войной у нас обучалось 230-240 детей, сейчас – 149. Люди уехали, сложно жить в такой обстановке.

Первый обстрел мы получили 3 августа 2014 года. Дату я запомнила хорошо — в этот день мне исполнилось 60 лет. Тогда пострадала сторона, на которой находится и мой кабинет. Выбило окна, вылетели двери, особенно пострадал второй этаж.

В моем кабинете на стенах есть следы попаданий осколков, и никакой ремонт не спрячет это. А еще стоит обратить внимание на оконную гардину. Изначально на ней цветочков не было: просто прилетевшие осколки так мелко ее посекли и продырявили, что пришлось зашивать дырочки так оригинально. Оказалось, что это красиво и практично.

Тогда, после первого обстрела, первыми приехали и помогли представители городской власти и городского отдела образования. Родители не остались в стороне.

Следующий обстрел – 8 декабря 2014 года, как раз во время учебного процесса, в 12 часов дня. Но тогда никто не пострадал, хотя в школе было много и детей, и родителей Снаряды ложились прямо рядом со школой, в сквере. Дети провели четыре часа в школьном подвале.

Изначально помещение не предназначалось для такого использования — это бывшая котельная. Но, как видим, все пригодилось, и мы переоборудовали подвал именно для укрытий. Все необходимое здесь есть – вода, посуда, аптечка. Чуть позже международная гуманитарная организация Save the Children предоставила нам 100 теплых одеял, так что здесь можно согреться. В этом подвале не только дети могут укрыться: местные жители, которые живут рядом со школой, тоже у нас при обстрелах прячутся. Так было практически все лето 2015 года. Тех, у кого нет в доме собственного подвала, этот школьный спасал.

29 апреля 2015 года при очень сильном обстреле школа пострадала. Снаряд упал около дерева и памятника, его осколки разнесли все: первый этаж, особенно библиотеку, второй этаж и компьютерный класс в том числе. Горы битого стекла и мусора – такой был результат. После этого случая о нас уже знали организации — они и помогли.

2 августа 2015 года — снова мощный обстрел. Хорошо, что не было детей, — каникулы. Тогда приезжали представители ОБСЕ. Они изучали направления, откуда прилетали снаряды, рассматривали осколки. На их вопрос, а кто стрелял, мой ответ был простым: «Вы же военные специалисты, ориентируетесь, изучаете траектории полетов снарядов… А я вижу, что мы обстреляны и пострадали. Наверное, это установите вы».

Сейчас сложно работать: люди разъезжаются, детей меньше. Проблема еще и в том, что рядом нет работающего детского сада (хотя малышей много). Здание-то есть, в хорошем состоянии, уютное. Единственная проблема – его близость к «нулевому» блок-посту. Это значит – максимальная опасность. Вот из-за этого у нас нет будущих первоклассников. В этом году мы особенно много их потеряли: родители отвозят детей в другой район. Была ко мне просьба открыть на базе школы одну подготовительную группу, но сейчас нет возможности. Надеюсь, что ситуация все же изменится к лучшему. Мы все делаем для этого.

Различную помощь школа получает регулярно. Нам помогают Красный Крест, «Человек в беде», Save the Children, Arche Nova и многие другие. Сегодня, например, у нас в школе работают с детками психологи и экологи.

Школа активно принимает участие в проекте Save the Children «Школа как территория мира». С их помощью были поставлены окна, купили хороший мощный котел. Город наш тоже помогает, конечно же, мы на связи постоянно.

Несмотря на обстановку вокруг, школа работает всегда, мы ни на один день не закрывались! Родители с пониманием относятся к нашим проблемам.

С нашими учениками легко и просто, они молодцы, очень коммуникабельные. В школе у нас работает много кружков, так что выбор есть. Помимо этого у нас проводится множество мероприятий, под каждый праздник обязательно что-то придумываем и делаем.

У нас есть комната психологической поддержки. Здесь новая удобная мебель, много развивающих игрушек, материала для работы с нашими детьми достаточно. Приходят сюда и малыши, и взрослые — нравится всем. Место действительно нужное. Расслабляет, отвлекает, позитив такой. Здесь еще не все, что мы задумали, но большей частью все уже укомплектовано. Даже стол для песочной анимации будем с детьми вместе осваивать.

Учащиеся начальных классов и дети льготных категорий 5-10 классов питаются за счет средств из местного бюджета. Остальных детей в нашей школе кормит Церковь Иисуса Христа (США). С их помощью будет организовано питание в летний период на пришкольной оздоровительной площадке.

К войне невозможно привыкнуть. Вот кажется — работаешь, живешь, абстрагируешься, а потом – обстрел, и моментально не по себе. Со временем никак не привыкнешь к этому… Дети чутко на эту обстановку реагируют. Бывает, приходишь утром на урок, а они начинают рассказывать, что у кого случилось — это если вечером на улице неспокойно было. Да и просто выговориться они хотят. Конечно, я стараюсь темы эти не развивать, но всегда слушаю каждого, а затем незаметно для них их же самих переключаю на учебный процесс.

Мы не общались с военными (их в городе много) и не пошли в кабинеты власти. Это комментарии обычных людей со своей обычной жизнью. Желание у них одно – отдохнуть от войны, они очень скучают по той мирной жизни, что была раньше. А ведь все войны рано или поздно заканчиваются…

Изменился ли город, сменив свое название? Отчасти да. У нас прошла декоммунизация улиц. Из того, что есть: по всем центральным улицам заменены таблички/указатели. Некоторые жители поначалу говорили, что есть достаточно других проблем, более важных, чем таблички. Они не желали декоммунизации, утверждая, что это дорого. На самом деле это не правда. Также было и со сносом памятника Дзержинскому в центре города, а теперь мало кто об этом вспоминает. Еще из ярких примеров изменений, того, что стало мейнстримом, – украинские флажки в детских руках на каждом празднике. Важно, чтобы дети идентифицировали себя с Украиной.

Я работаю над вопросом создания в Торецке open space – платформы для идей, общения, инициатив, культуры. Аналогичные проекты есть в других соседних городах, и они успешны. В Славянке это «Теплица», в Дружковке – «ХА?VA hub», в Краматорске – «ВІЛЬна Хата» и в Бахмуте – «МайстернЯ». У нас не так много активной молодежи, потому как нет высших учебных заведений. Будем стараться обходиться теми силами, что есть. Такое пространство крайне необходимо.

Городу нужны культурные, образовательные, спортивные мероприятия, любое движение – в пользу. Тем более, если это сделано природным путем, а не под лекала времен СССР.

Больше всего меня интересует экономика, ее нужно диверсифицировать, учитывая постепенное закрытие шахт. Из масштабного: хотелось бы реализации проекта индустриального парка на базе закрывшейся шахты «Северная», это привлекло бы инвестиционный ресурс к нам в город. Не секрет, что бюджет Торецка — довольно скромный, и собственных поступлений не хватает на развитие. При этом существуют совершенно бессмысленные нормы в Налоговом кодексе, позволяющие не платить некоторые налоги в населенных пунктах «на линии разграничения». К примеру, КХП «Фенольный завод» в пос. Новогородское – там не поступают деньги за аренду земли, а это минус существенная сумма в поселковый бюджет. Но сейчас индустриальный парк – только намерение, продвижения нет вообще, несмотря на то, что проект мог бы стать перспективным. Этот вопрос периодически задается председателю Донецкой областной военно-гражданской администрации Павлу Жебривскому, но пока не видно действий. А шахту тем временем местные режут и выносят. Кого винить в этом?

Скоро в Торецке заработает ЦНАП, но каким он будет и какого уровня качества услуги здесь можно будет получить, пока неизвестно. Я работал в Луганской области, изучая уровень удовлетворенности граждан сервисом, и видел, как должен работать нормальный ЦНАП – с электронной очередью, без толкучки и даже с пеленальным столиком. Функциональный ЦНАП в Доброполье, где можно получить 122 административные услуги, и мощный региональный ЦНАП в Харькове – это реальность. А что будет у нас – неизвестно. В паспортном столе Торецка, чтобы сдать документы, очередь нужно занимать часа в три ночи. Это нормально?

Хочется говорить не только о плохом, но при этом не люблю деления на черное и белое. Одна из проблем – водоснабжение: частые поломки и потери воды, аварии из-за обстрелов российскими боевиками Горловской фильтровальной станции, поломки, а потом в течение долгого времени – отсутствие гарантий для ремонтников от российской стороны. Тогда был организован подвоз воды, все мы помним очереди с пластиковыми бутылками. После ремонта вода снова вернулась в краны, но жителей не устраивает график. Проблема есть, но она не в плоскости возможностей только городских властей. Об этом никто не молчит, достаточно много написано писем, озвучена проблема в СМИ, соцсетях, прямо сейчас идёт ремонт некоторых участков водопроводных систем. Сергей Винник, заместитель руководителя военно-гражданской администрации Торецка, занимается этим вопросом. Наверное, если бы представители КП «Компания «Вода Донбасса» работали с людьми, все было бы проще и результативнее.

Что еще из планов? Сейчас видим, что в городе появляется больше представителей малого и среднего бизнеса, это не мегаобъемы, но все же. Открываются новые заведения общественного питания, магазинчики. Думаю, теперь бизнес у нас проще вести, ведь нет Слепцова (бывший мэр Торецка), и никто не вымогает взяток. Хочется, чтобы этот бизнес был активным и социально ответственным. Будем именно к этому и стремиться, мотивировать. Почему бы не провести общественную акцию, особенно с привлечением детей и молодежи? Например, уборка территории Дылеевского пруда, который может стать благоустроенным и доступным местом отдыха. Бизнес, скажем, кафе, закупает все необходимое для этого, а дети – активно принимают участие в уборке и затем так же активно фотографируются в заведении, продвигают свои сэлфи, хештеги с указанием спонсора. Круто же! На самом деле, ничего нового придумывать не нужно — все уже и так есть, просто надо действовать.

Можно ли привыкнуть к войне? Да, можно. Я сам пережил обстрел… Помню, это было уже под утро, к нашему дому прилетел снаряд. Я реально был, как в «Матрице». Не забыть тех эмоций – страх и адреналин в переизбытке.

Планирую ли уезжать из Торецка? Не раз задумывался над этим вопросом. А если и уеду, буду стараться помогать городу.

Жаль детей, очень жаль. Ведь многие малыши родились здесь, в войне, и растут, принимая такую обстановку с обстрелами, военными и критичными ситуациями, как норму. И дети постарше тоже видят это.

Совсем недавно наблюдала ситуацию: еще день, не темно, я шла с работы. Передо мной идет мама с двумя малышами, они что-то обсуждают и смеются. И вдруг эти звуки обстрела, причем явно из тяжелого чего-то, очень было хорошо слышно здесь, у нас, в центре (представляю, как это жутко на окраинах). Так вот, мама моментально постаралась еще больше «заговорить» детей, отвлечь их от громыхания, комментировала каждый шаг, каждое действие, как они придут домой, что будут делать…

Взрослым, конечно же, легче переживать это. У нас уже выработался иммунитет, привычка к войне. Именно привычка. Живем, работаем, отмечаем праздники, решаем свои вопросы, как и люди везде, только у нас — война. Кто-то видит новостные сюжеты из нашего региона по телевизору или читает газеты, а у нас все онлайн, всегда включен режим реального времени действий. К войне привыкаешь, бесспорно, но только зачем?

Наш город маленький, работы – минимум, мрачности больше, чем позитива. Раньше, до войны еще, конечно, все по-другому было. И шахт больше работало, и возможностей было больше. Наша улица совсем рядом с шахтой «Южная», а за ней – украинский блок-пост, потом начинается территория ДНР. Обстрелы у нас постоянно (это окраина Торецка, горячая точка). Многие из наших соседей по улице разъехались кто куда — лишь бы дальше от войны. Есть много домов, куда прилетали снаряды, здесь по улицам в воротах и заборах – следы от осколков. Коллекция осколков есть почти в каждом доме у нас…

Работы сейчас у меня нет, помогают родители. Планирую, конечно, что-то для себя уже в ближайшем времени. Скорее всего, это будет работа в местной службе такси.

Если честно, уже привык ко всему. Например, при обстреле могу спокойно на кухне пить чай.

До 2014 года была обычная жизнь, а потом она разделилась на «до» и «сейчас». Сначала все было страшно и непонятно, но привыкли. Чем живем сейчас? Это учеба, занятия в кружках, соцсети, книги – что еще может интересовать подростков? Активничаем, как можем и где можем. Я заняла второе место по Донецкой области в конкурсе «Юнi фотомайстри» за свою работу «Українськi степи».

Хочу сказать и чтобы все это услышали: мы ничем не отличаемся от наших сверстников, живущих по всей Украине, мы — такие же!

Как живется? По-разному каждый новый день. Когда тихо и спокойно, даже сил больше чувствуется и сразу хочется успеть все, что запланировала, и даже больше. Когда обстановка неспокойная, то и настроение соответствующее, тревога и страх.

Я хорошо помню тот мощный обстрел, под который попала. Снаряды разрывались близко-близко… Даже не верилось, что вот такое происходило в реальности. Это скорее как кино смотришь, не понимая, что и как. Просто страшно, очень страшно.

Чего хочется? Чтобы пришла самая обычная мирная жизнь. Я очень верю в это!

Этот материал был создан при поддержке Правительства Канады через Министерство иностранных дел Канады, международной организации Internews и ОО «Интерньюз-Украина», которая администрирует грант. Содержание этого материала не обязательно отражает точку зрения правительства Канады.

denazarov.atavist.com

По данным Минтруда, в прошлом году число россиян, живущих за чертой бедности, увеличилось на 3 миллиона и достигло 19 миллионов человек. Большинство из них — семьи с детьми. Социологи и экономисты говорят, что самое опасное в бедности — привыкание. В среднем человек адаптируется к ней за пять лет. Многие социально уязвимые уже смирились, но у «новых бедных» еще есть шанс. «Лента.ру» прочитала письма, которые люди отправляют в благотворительные фонды и оставляют на интернет-форумах. И попросила экспертов оценить обстановку.

«Муж зарабатывает 25 тысяч рублей, хотя работает торговым представителем в большой корпорации. Я в отпуске по уходу до трех лет. На домашней подработке 14 тысяч получаю. И двое детей! Задолбало меня выбирать в магазине между яблоками и бананами что-нибудь одно. Сижу реву, как дура. Надо к школе 2000 сдать уже неделю назад, а у меня 1500 осталось в кошельке, и стыдно признаться: в родительском комитете все знакомые и думают, что у меня все хорошо».

Надежда П., Московская область

Наталья Тихонова, профессор-исследователь НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник Института социологии РАН

Росстат определяет долю бедных — не менее 20 процентов. По нашим расчетам, она приближается к трети населения. Ситуация так запрограммирована, ведь государство допускает, что сегодня каждый пятый работающий получает зарплату ниже прожиточного уровня. Есть глубокая бедность — нищета, но в России глубокая бедность характерна для небольшой части населения. Мы относим к этой категории людей, у которых нет средств купить мыло или туалетную бумагу. Таких у нас около 5-8 процентов. Институт питания глубину бедности считает по количеству потребляемых продуктов. По их данным, около 2 процентов россиян голодают.

По разным группам граждан кризис бьет неодинаково. Рабочие в сельской местности сильнее всего пострадали от увольнений, несмотря на все разговоры об импортозамещении. Практически в каждой седьмой семье в поселках и деревнях есть взрослый, не работающий без каких-то серьезных причин. Такие люди и раньше были. Но сейчас на селе их стало в два раза больше.

«Обидно от того, что в жопе мы оказались не потому, что лентяи, алкоголики, дураки. Все было хорошо, держались на плаву, мой туристический бизнес приносил прибыль, пусть и меньше, чем в 2014 году, но стабильно. А потом бац — Турция. У меня ноябрь в ноль, декабрь в минус, в январе закрылись и все распродали. Думали: ну, муж-то наемный сотрудник, руководящая должность, крупная стабильная фирма, проживем на его зарплату. Пару дней назад новости: новых объектов нет, всех ИТР под сокращение, начальство остается на три месяца закрывать сданные объекты. А дальше, если ничего нового не появится, то все свободны. Зарплата на эти три месяца — 30 тысяч. Все, приплыли».

Ольга А., Екатеринбург.

У среднего класса материальное положение либо стагнирует, то есть не меняется, либо ухудшается. Сильнее всего в этой категории страдают жители крупных городов. Сократились возможности для приработка, одновременно сократились и доходы. А в структуре потребления жителей крупных городов заметное место занимали импортные товары.

«Больше всего бесит качество продуктов, которые и раньше говном были, а теперь хоть совсем не ешь. И перспектива одеваться у наших производителей одежды и обуви за бешеные деньги. Когда смотрю на все эти «наряды», реветь хочется. Я все детство провела в нищенской одежде. И это мой пунктик — хорошо выглядеть и ребенка одевать только со вкусом, а не во все подряд».

Марина С., Иркутск.

Для россиян плохая жизнь — не новинка. Мы ведь недолго прожили в условиях относительного благополучия — лет 10-12. Перед этим у нас был примерно такой же период, когда большая часть населения находилась в состоянии официальной бедности. То есть зарабатывала ниже прожиточного минимума. Но основная часть россиян прошла 90-е годы, когда было гораздо тяжелее, чем сейчас. Поэтому общая реакция на сегодняшний кризис — это временная ситуация, вызванная падением цен на нефть.

«Я хотя бы на несчастную Турцию и Египет собирала раз в год! Такая счастливая была в эти моменты. Знаю — не олигарх и ничего особенного не достигла. Но ведь среднестатистические люди тоже хотят быть счастливыми и радоваться жизни хоть немного».

Наталья Ф., Сергиев-Посад.

В среднем классе как нигде сильны патриотические настроения. Пока готовность к жертвам сохраняется. Никаких протестных настроений именно из-за нестабильной экономики сегодня не возникает. У большинства есть некий запас прочности. Люди пока пользуются обувью, одеждой, техникой, купленной в сытые годы. Как показывает практика, обычно этот ресурс иссякает в течение 2-2,5 лет. Год уже прошел. Ситуация не критичная, но дальше падение доходов будет восприниматься куда болезненней.

«Нет у меня абсолютно ничего. Зарплата 25 тысяч, съем комнаты — 8. Есть ребенок, за садик уже долг накопили 6 тысяч. Няне надо 2 тысячи в месяц, но без нее никак! Работаю с 9 до 18 часов, потом надо до дома добраться. Ну и садик, как водится, до 18. Папа алименты не платит. Платил раньше за садик. А теперь ему зарплату не платят».

Светлана Д., Свердловская область.

Плохо то, что люди адаптируются к бедности. Обычно это происходит в два скачка. Первый продолжается полтора-два года. За это время изменения не воспринимаются как критичные. Нехватка средств обозначает всего лишь дефицит ресурсов, ничего более. Второй этап начинается примерно через пять лет бедности. К этому моменту меняется ценностная ориентация и круг общения. Процесс привыкания не просто завершается, а приводит к внешним переменам в жизни. А также к внутренним изменениям. Если человек слишком долго пребывает в состоянии безысходности, у него развивается ощущение безнадежности. Он уже не склонен бороться за свои интересы, а думает только о выживании.

«Только начали жить чуть лучше, и опять сократили обоих. Сил уже просто не остается. Видимо, надо смириться с тем, что мы состаримся в нищете, и уже перестать рваться к хорошему».

Анна С., Волгоградская область.

Они выживают, а не живут

Елена Смирнова, директор благотворительного фонда «Созидание»:

Я вижу не ту Россию, которую показывают по телевизору. Мы ездим по сиротским учреждениям и домам престарелых и видим условия, в которых они живут. Мы уже 15 лет занимаемся этим.

«Что делать — не знаю. в больницу не еду. Потому как не в чем уже идти. Купить не на что. Не успеваем одевать детей. Пятому сыну сегодня пять лет исполнилось, а мне стыдно, что даже печенья к чаю не купим. Потому как на одних макаронах сидим. »

Семья Г. , Башкортостан.

Количество подопечных растет в зависимости от региона. Но кризис как таковой многие наши подопечные просто не заметили. Они и раньше плохо жили. Даже не жили, а выживали.

«У дочки одна ножка короче другой, очень нужен аппарат, а у нас нет возможности его приобрести, я узнавала, у нас он стоит 6000 рублей, и если я их отдам, то мы будем сидеть голодными целый месяц. Еще очень нуждаемся в постельном белье, дешевое покупаем, а оно красит и после первой стирки рвется. Маша моя часто болеет. Я ищу работу на дому, но ничего не получается».

Семья В., Бурятия.

Очень много писем приходит из сельской местности. Основная категория, кому мы помогаем, — это жители деревень, сел, хуторов. Колхоз развалился, другой работы нет. Это не тунеядцы и не пьяницы. Люди хотят работать — но негде. У них нет возможности медицинскую помощь получить, а в магазине часто приходится выбирать — хлеб купить или ребенку печенье. Часто мы обращаемся в сельские библиотеки, в поселковые администрации с просьбой прислать координаты нуждающихся. Не все могут написать письмо. Им стыдно, что они попали в такую ситуацию. В каждом письме пишут: вроде руки и ноги есть, можем работать, просить тряпки — до слез обидно.

«В нашем селе трудно устроиться на работу, так как рабочих мест нет. Как матери-одиночке детское пособие на ребенка у нас — 399 рублей. Денег не хватает ни одеть ребенка, ни накормить, ни купить игрушку. В моем гардеробе имеются одни-единственные джинсы и юбка. Я просто не могу тратить деньги на себя».

Наталья Е., Забайкальский край.

Как правило, просят постельное белье, школьные принадлежности, обувь. И вещи первой необходимости: куртки, штаны. Сарафанное радио им уже сказало, что за компьютерами и новыми домами — это не к нам. Мы специально отправляем бывшие в употреблении вещи, чтобы не провоцировать иждивенчества.

«Я никогда не сижу без дела. Держу корову: сметана, молоко, масло, летом огород: салаты, закрутки, овощи и картошка. Еще на лето беру цыплят-бройлеров. Но вот одеть-обуть детей не могу. Не хватает средств».

Семья Г., Башкортостан.

Уверена, что мы не зря отправляем посылки нуждающимся. У нас очень много подопечных, которые на ноги встают и начинают помогать другим. И даже пишут нам: «Спасибо, вы в свое время меня поддержали, теперь хочу отдать свой долг, помогая кому-то». Так что надежда есть.

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

Начавшийся кризис не похож на предыдущие, он медленный и долгий. Все более очевидно, что в России сильнее страдают две социальные группы — семьи с детьми и пенсионеры. Это по всей стране, независимо от региона. Еще одна особенность — ситуация ухудшается постепенно, население адаптируется, снижая потребление и ужимаясь во всем. А кто долго живет в состоянии бедности, перестает сопротивляться.

«Живем в деревне, работы нет, держим небольшое хозяйство, а тут еще этот кризис. Получаю детское пособие 199 рублей, и я даже сыну не могу купить нижнее белье, не говоря уж об обуви. Он у меня тянется, растет, все, что у нас было, становится коротким».

Ольга С., Забайкальский край.

Приспосабливаясь, люди, особенно живущие в провинции, увеличат опору на личное хозяйство, на ту же картошку. Сократятся возможности трудовой миграции. В небольшие города, где нет работы, вернутся те, кто работал в крупных городах, на северной вахте. Более активные станут искать подработки в неформальном секторе экономики. Как и в любой кризис, кто-то будет, как лягушка, трепыхаться, а кто-то сложит лапки и снизит потребление до минимума.

lenta.ru

Многие люди начинают знакомство с алкоголем со сладких напитков – шенди, сидра, сладкого хереса или портвейна, – к вкусу которых привыкать не нужно. Иногда у нас возникают неправильные представления о вкусе. Некоторые курильщики уверены, что им понравился вкус первой сигареты, хотя на самом деле они ее не ели. Если ваше знакомство с алкоголем началось с шампанского на праздничном приеме, то у вас вполне могут остаться приятные впечатления, так как приятным и увлекательным является само событие, даже если вам не особенно понравился вкус или бьющие в нос пузырьки газа. В любом случае на ваши чувства, а также и на память, после единственного выпитого бокала уже нельзя полагаться.

К счастью, если у вас хорошая память, вы сможете вспомнить, как пробовали напитки с действительно неприятным вкусом. Большинство людей, если спросить их, каков был на вкус первый бокал пива, ответят подобным образом:

«Я думал: неужели мне действительно всю жизнь придется пить эту гадость?»

Неприятный вкус – это сигнал тревоги, который подает вам организм:

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВЫ ПРИНИМАЕТЕ ЯД! ОСТАНОВИТЕСЬ!

Но алкоголь обладает двойным воздействием: он вызывает жажду и притупляет ваши чувства. Вкус уже не кажется неприятным, и вам хочется пить еще, и еще, и еще. Неужели поразительный механизм сдастся и позволит вам убить себя? Нет. Напротив, он запускает еще один хитрый процесс, которым снабдила нас мать?природа: рвота. Тошнота вызывает не самые приятные ощущения, но не пытайтесь с ней бороться, она буквально может спасти вам жизнь. Кроме того, это недвусмысленное предупреждение о том, что вы делаете со своим телом что?то, чего делать не стоит.

Если бы мы испытали нечто подобное, объевшись незрелых яблок, то сразу поняли бы предупреждение природы и усвоили урок. Но поскольку 90 процентов взрослых пьют, включая наших родителей и кумиров, мы игнорируем советы природы и следуем примеру всего мыслящего человечества, упорно стараясь научиться регулярно употреблять алкоголь. Едва ли можно винить мать?природу в том, что рано или поздно она отступит. Но она не сдается. Система настолько хорошо устроена, что наш замечательный механизм начинает вырабатывать иммунитет к яду. Распутин сознательно вырабатывал у себя иммунитет к мышьяку. Он мог принять дозу в 20 раз больше той, которая будет смертельной для обычного человека.

«Зачем ему было делать такую глупость?»

Это не глупость. Расправляться с людьми с помощью яда когда?то было обычным явлением. Если подумать, то и сейчас изменилось немногое, только теперь это называется умением вращаться в обществе или социальной адаптацией, а не убийством. Один из замечательных аспектов процесса выработки иммунитета к ядам состоит в том, что он не только частично снимает эффекты отравления, но и вкус спиртных напитков начинает со временем казаться лучше. В принципе, если вы будете упорствовать достаточно долго, то начнете искренне верить, что наслаждаетесь вкусом.

«А не лучше ли, чтобы вкус становился неприятней, а не приятней?»

Может быть. Но нельзя винить в этом мать?природу. Она не может поверить, что какое?либо существо будет настолько глупым, что станет регулярно сознательно отравлять себя.

Поэтому она предполагает, что у вас нет выбора. В любом случае, неприятный вкус не мешает вам упорствовать, а она помогает вам, заставляя вкус казаться лучше. Это типичный пример того, как установленные природой правила становятся опасны, если не подчиняться им.

Но давайте не будем отвлекаться от нашей цели. Сам алкоголь не меняется, он продолжает оставаться сильным ядом. Не меняется и вкус алкоголя: он остается отталкивающим. То. что наши разум и тело привыкают к неприятному вкусу, еще не означает, что меняется сам вкус. Меняется наше восприятие этого вкуса. Человек, работающий на свиноферме, может настолько привыкнуть к запаху, что перестанет его чувствовать. Но если он вернется домой с работы в грязной одежде, тут же получит от жены напоминание в резкой форме. Еще один распространенный пример – то, как по?разному воспринимают запах прокуренного помещения или одежды курящие и некурящие. На самом деле многие алкогольные напитки настолько неприятны на вкус, что даже постоянно пьющие люди не могут употреблять их без добавок и подсластителей. Это относится к любым крепким напиткам. Конечно, некоторые люди пьют их в чистом виде, но начинали они не с этого. Они просто выработали иммунитет к наркотику, и теперь им нужно все время увеличивать дозу для достижения того же эффекта, но при этом не хочется выпивать заодно еще и литр апельсинового сока. Поэтому они привыкли к вкусу чистого джина.

Вы поймете, что все продукты, ко вкусу которых нам необходимо привыкать, – обязательно наркотики и яды, как никотин, кофеин и алкоголь. Привычка к вкусу чего?либо – это всего лишь иммунитет к неприятному на вкус яду. И естественно, тот, кто упорно приучал себя к вкусу сухого белого вина, скажет, что он доволен, потому что теперь до конца жизни сможет наслаждаться ужином с бокалом вина. Против этого аргумента трудно возразить, но он ложный.

Наверняка у вас был такой знакомый, который клал в чай две ложки сахара, а затем решил отказаться от него совсем. Вы случайно насыпаете немного сахара в его кружку, а потом вспоминаете, что он больше не употребляет сахар. Вы ничего не говорите, решив, что он не заметит. Не заметит? Он выплюнет чай с таким видом, будто ему подложили мышьяк. Это доказывает две вещи. Во?первых, от старых привычек легко избавиться, если вы действительно этого хотите.

«Тогда почему так сложно бросить пить или курить?»

Это не привычка, а наркотическая зависимость. Кроме того, от нее легко отказаться, если знать как. Но давайте решать вопросы по очереди. Второе, что доказывает пример с сахаром в чае, – наши вкусовые рецепторы изменчивы, и мы не должны становиться их рабами. Большинство пьющих людей привыкают к вкусу определенного напитка. Наверняка вы слышали, как кто?то говорит:

«Мне нравится вкус горького пива!»

Какие еще вам нужны доказательства? Словарь определяет «горький» как «отталкивающий, неприятный вкус». Это типичный пример того, как наркоманы лгут себе и другим. Проблема в том, что такие высказывания настолько распространены, что мы, не задумываясь, принимаем их на веру. «Мне нравится вкус горького пива!» – налицо противоречие в самой фразе. Но приходилось ли вам слышать, как кто?нибудь сообщает об этом говорящему?

Среди наркоманов, живых или мертвых, нет ни одного, кто сознательно планировал бы обрести наркотическую зависимость. Среди пьющих людей, живых или мертвых, нет ни одного, кто сознательно планировал бы стать алкоголиком. Из этого можно сделать вывод, что среди подростков, живых или мертвых, нет ни одного, кто принимал бы сознательное решение упорно бороться с неприятным вкусом алкоголя только для того, чтобы привыкнуть к этому вкусу. Скорее, все наоборот: мы привыкаем к вкусу потому, что по каким?то иным причинам упорно добивались этого. Я уже говорил, в чем заключается одно из замечательных качеств алкогольной ловушки – в первый раз алкоголь, как правило, кажется неприятным на вкус. Это помогает нам верить, что мы не станем алкоголиками. Многие курящие и пьющие люди считают себя глупыми, но на самом деле это не так. Ловушка наркотиков устроена гениально. Неужели кто?то из нас способен сказать: «Я буду упорно бороться с неприятным вкусом, пока не научусь получать от этого удовольствие»? Это все равно что говорить:

«Я ХОЧУ СТАТЬ АЛКОГОЛИКОМ!»

Вернемся к человеку, который наслаждается своим рыбным блюдом и бутылкой белого вина. Он же не хочет сказать, что нет безалкогольных напитков, которые на вкус не хуже?

«Конечно, есть. Я часто пью безалкогольные напитки, если я за рулем».

Они ведь не хуже на вкус?

«Нет, но после пары стаканов они кажутся тошнотворными, и мне больше не хочется пить».

Значит, дело не только во вкусе? Но если вы уже утолили жажду, зачем вам пить больше?

«Потому что мне нравится пить во время еды».

Мы вернулись к тому, с чего начинали. Однако вполне справедливо замечание, что безалкогольные напитки быстро начинают казаться неприятными. Для вас это ерунда, потому что тогда вы просто переключаетесь на алкогольные напитки. Но для выздоравливающего алкоголика это может стать серьезной проблемой, к которой мы еще вернемся.

Итак, мы с вами убедились, кто бы это ни был, начинающая молодежь, умеренно пьющие взрослые люди или алкоголики, все они пьют спиртное не потому, что им нравится его вкус. Когда они говорят вам, что им нравится вкус алкоголя, они пытаются обмануть и себя, и вас. Следовательно, если люди пьют не ради вкуса и не для утоления жажды, должна быть какая?то иная причина. Давайте рассмотрим еще одно распространенное заблуждение и выясним,

studfiles.net

Привычка расставаться

Романтическая комедия о девушке, которая не может устроить свою личную жизнь. В поисках ответа, почему все ее отношения не сложились, она решает встретиться со всеми своими бывшими и спросить у них, что они думают по этому поводу. Найдет ли она ответ на свой вопрос? Нет. Найдет ли она свою любовь? Конечно, да! Фильм «Привычка расставаться» — полнометражный дебют режиссера Екатерины Телегиной.

История о девушке, у которой никак не складываются отношения с молодыми людьми. После нескольких неудачных романов героиня решает задать всем своим бывшим один и тот же вопрос: почему они расстались?

Вначале у девушки с библейским именем Ева (Алена Константинова) был Денис (Александр Петров), мужественно прождавший ее целый год. Первая студенческая любовь, которая через некоторое время красавице наскучила. Ева решила уйти и нашла себе парня повеселее — рок-музыканта Ярослава (Алексей Филимонов), с которым тоже вскоре рассталась. Дальше на девушку, кажется, напал синдром Дон Жуана: в ее жизни были и не по годам солидный бизнесмен Максим (Петр Рыков), и итальянский шеф-повар Фабио (Карло Лаванья), и фотограф Иван (Петр Федоров), и кого еще только не было. И всякий раз героиня фильма то, как настоящая «сбежавшая невеста», уходила сама, то «уходили» ее.

Во всей этой кутерьме Ева, кажется, совсем не понимает, что с ней происходит и почему. И ведь она весь фильм только и делает, что рассказывает зрителю свои истории и изо всех сил пытается понять, почему все ее романы заканчивались одним и тем же. В какой-то момент она даже задает всем своим разнообразным бывшим один и тот же вопрос: «Почему мы расстались?» Но, получив от некоторых из них вполне вменяемые ответы, Ева далеко не сразу приходит к нужным выводам.

Создатели фильма попытались поговорить «несерьезно о серьезном», воспроизвести на экране историю, которая была бы узнаваема и, наверное, даже симптоматична для современных молодых людей. Действительно, каждый может вспомнить десятки похожих историй: парень и девушка знакомятся, влюбляются, встречаются, расходятся, далее каждый находит себе новый объект увлечения, схема повторяется. И так почти до бесконечности, пока один такой молодой человек или девушка не зададутся вопросом: а, собственно, почему это происходит, отчего история повторяется вновь и вновь? И в фильме ответ на этот вопрос есть, хотя его можно найти и без помощи недалекой Евы — как, впрочем, и без самого фильма: просто иногда нужно думать не только о себе, но и о тех людях, которые находятся рядом.

В итоге «Привычку расставаться» не спасают хорошо поставленные кадры и действительно красивая картинка — увы, форма без содержания никому не интересна. Тем обиднее: невооруженным глазом видно, что сил в сценарий и съемки вложено много и что у создателей фильма на самом-то деле большой потенциал. Однако картина вряд ли будет интересна широкому кругу зрителей. Скорее смотреть ее стоит молодым людям, которые находятся в самом начале тернистого романтического пути. Главное, чтобы они не решили взять пример с героини.

kino.mail.ru

Привычка к счастью: 7 хитростей на каждый день

Мы живем в удачное время, когда все больше узнаем о нашем мозге и ученые дают нам инструменты для управления им. Не обязательно ждать, пока случится что-то хорошее: вы сами в состоянии создавать ощущение счастья ежедневно. И нужно для этого не так много.

Полезные советы из книг «Гормоны счастья» и «Укрощение амигдалы», следуя которым, вы сделаете свою жизнь ярче и радостнее.

1. Радуйтесь мелочам

Когда человек замечает даже небольшие победы, он чувствует себя более счастливым. Согласитесь, не так часто в жизни мы верхом на коне. Скорее наоборот: пытаемся разгрести дела, удержаться на плаву или просто движемся вперед, предвкушая лучшие времена. А ведь можно не ждать счастья и создать его самому. Постарайтесь радоваться каждому маленькому достижению — ведь именно из них складываются крупные успехи.

Так у вас появится возможность пребывать в хорошем расположении духа гораздо чаще. Если быть точнее, то каждый день.

2. Корректируйте планку достижений

Положительные эмоции накрывают с головой, когда проблема или задача, которую нужно решить, нам «в самый раз» — как платье, пошитое умелым портным. Или как баскетбольное кольцо. Неплохая метафора, а? Смотрите, вы несетесь на всех парах, обгоняете соперников, ветер свистит в ушах и, наконец, вырываетесь вперед. Добегаете до вожделенного кольца, готовитесь совершить победный бросок и замечаете, что… кольцо низкое и едва достает до колена. Вопрос: что вы сейчас почувствовали? Наверняка разочарование. «Ну что за детский сад!», — пронесется в вашей голове мысль.

А если вы приложили не меньше усилий, потратили на цель месяцы (или — о, ужас — годы) своей жизни и у самого кольца обнаруживаете — оно висит на высоте 20 метров. Даже и пытаться смысла нет. Все летит в бездну отчаяния — и вы туда же.

Попытка приносит удовольствие, когда вы ожидаете вознаграждения. Поэтому стоит корректировать высоту кольца в своей жизни, чтобы гарантированно достигать целей.

3. Создавайте виртуальные «круги доверия»

Когда мы общаемся с приятными людьми и знаем, что они нам доверяют, выделяется окситоцин — «гормон счастья». Однако не так легко найти людей, на которых можно безоговорочно положиться. Построение отношений — вообще штука сложная. К счастью, есть неплохая альтернатива: животные, большие коллективы и друзья в социальных сетях. Естественно, когда вы болтаете Вконтакте, окситоцина вырабатывается меньше, чем при «живых» встречах, но все же он есть. «Искусственные круги доверия» несут гораздо меньше разочарований.

Животные не предают вас, большие группы людей не обсуждают ваши поступки, а «электронные друзья» всегда под рукой.

4. Выключите автопилот

Когда вы каждый день следуете одной и той же дорогой на работу и с работы, то перестаете замечать пейзаж за окном. Вы не видите домов, полей и холмов, мимо которых проезжаете. Чтобы добавить счастья в свою жизнь, отключите автопилот и осмотритесь.

Скажите себе: «Сегодня я буду внимательнее и посмотрю на дома, природу вокруг и небо. И буду рад этому». Таким образом вы активизируете лобную долю коры головного мозга и меняете свое отношение к получаемому опыту: то, что раньше вы воспринимали как должное, станет источником богатых впечатлений.

Чем больше вы тренируете мозг с помощью подобного смещения внимания и фокуса на приятных вещах, тем более естественным станет этот образ мышления для вас.

5. Двигайтесь к цели небольшими шагами

Чтобы прийти к мечте или просто начать движение, не нужно много времени или денег. Начните с малого. Каждый день уделяйте 10 минут тому, чтобы еще немного продвинуться. Вы почувствуете азарт и радость движения вперед. А самое интересное, что это начнет толкать вас на новые свершения.

Десяти минут в день, конечно, мало для того, чтобы сдвинуть горы, но вполне достаточно для того, чтобы приблизиться к ним и реально оценить их величину.

6. Приучайтесь быть оптимистом

Мартин Селигман, основоположник позитивной психологии, уверен: если в вашей жизни и случается больше плохого и грустного, то, как правило, лишь потому, что вы отрицательно реагируете на нейтральные ситуации. Пессимисты сами себя загоняют в депрессию. Их негативное восприятие мира не оставляет им возможности положительно оценить хоть какое-то событие.

Кстати, такой же перекос в сторону пессимизма наблюдается, если вы напрасно или неправильно прикладываете усилия. Вот почему полезно ставить цели и планировать свою жизнь.

Если вы сосредоточены на том, чем что-то не является, вы блокируете восприятие того, что это на самом деле. В этом случае вы руководствуетесь негативной системой координат. И не видите истинного положения вещей.

Вы можете постараться перестать мыслить этими категориями. Чувство оптимизма появится, если вы выйдете за пределы текущей ситуации и сосредоточитесь на потенциале, чтобы освободиться от собственных рамок и ограничений.

7. Делайте хоть что-нибудь

Уделяйте свое время прежде всего конкретным действиям. Не витайте в облаках, представляя, что вы покинете надоевшую работу или что другие помогут вам сделать это. У них такой задачи не стоит. Вместо этого вгрызайтесь в практическую реальность.

Лоретта Бройнинг, автор книги «Гормоны счастья», рекомендует упорно действовать в течение 45 дней. Именно столько нужно мозгу, чтобы сформировать новую привычку. И в случае активных действий это будет привычка к движению вперед.

Вы можете создавать новые шаблоны поведения и тем самым научиться запускать действие «гормонов счастья». Все в ваших руках. Вперед!

visualife.newmobapp.com