Диагноз

Синдром дауна соотношение

15.04.2018

или синдром Дауна

врожденных заболеваний новорожденных.

“ В России частота рождения детей с синдромом Дауна составляет 1 случай на 25-40 родов у матерей в возрасте 45 лет и старше ”

Рождение детей с патологией зависит от возраста женщины на момент ее беременности. В возрасте до 35 лет вероятность рождения детей с синдромом Дауна составляет в среднем 1%. Причиной синдрома Дауна является возникновение трисомии по 21 хромосоме — появление одной лишней хромосомы у плода. Хромосомные нарушения наиболее часто возникают на этапе оплодотворения яйцеклетки или на ранних этапах эмбриогенеза. В этих случаях заболевание носит врожденный, но не наследственный характер.

Транслакационные хромосомные изменения при синдроме Дауна наблюдаются в 3-4 % случаях. Транслакационная форма патологии представлена в виде объединенной с какой-либо другой хромосомой [например 46, t (14,21) +21 или 46, t(21,21)+21]. При возникновении транслакационных хромосомных нарушений заболевание может наследоваться.

Существует мозаичная форма синдрома Дауна. Мозаичный синдром Дауна характеризуется наличием в организме клеток с нормальным хромосомным набором и клеток с частичным набором 21 хромосомы. Соотношение нормальных клеток и с измененным набором хромосом может быть различно. Чем меньший процент патологических клеток, тем менее заметно проявление синдрома Дауна. Но частота мозаичной формы синдрома Дауна не превышает 2-3%.

Причины возникновения синдрома Дауна на сегодняшний день точно не установлены, но имеются наблюдения, что алкоголь, курение, наркотики, тяжелые металлы, токсические вещества, нарушения питания во время беременности увеличивает частоту патологии.

“ Развитие детей с синдромом Дауна характеризуется пороками желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, нарушением костного скелета и снижением умственного развития. Так, если в первые 3 года у четверти детей IQ выше 50, то в старшем возрасте у детей с синдромом Дауна он равен 25. ”

Учитывая тяжелый характер данной патологии, действует государственная программа пренатальной диагностики, которая направлена на дородовую диагностику пороков развития плода. В первую очередь исследуют плод для выявления синдромов Дауна, Эдварса (трисомия по 18 хромосоме), Патау (трисомия по 13 хромомосе), Шерешевского-Тернера (нарушения по половым хромосомам – ХО) и Клайнфельтера (нарушения по половым хромосомам – ХХУ).

Пренатальная диагностика включает скрининг — исследование биохимических показателей крови беременной (АФП, РАРА, ХГЧ, ЭС), ультразвуковое исследование плода. Однако, данные методы позволяют только предположить величину риска наличия патологии у плода.

медицины — выявить генетические

нарушения на ранних сроках беременности.

Окончательный диагноз синдрома Дауна устанавливается врачами генетиками на основе генетического исследования клеток плода. Традиционным методом диагностики является метод цитогенетического кариотипирования, т.е. определение количества и структуры хромосом клеток плода. С целью получения клеток плода проводиться одна из следующих инвазивных процедур: хорионбиопсия (биопсия ворсин хориона); плацентоцентез (биопсия плаценты); амниоцентез (получения околоплодной жидкости с клетками плода); кордоцентез (пункция сосудов пуповины плода и получение образца крови) и биопсии тканей плода. Выделенные клетки плода отмывают, помещают в специальную питательную среду, стимулируют деление клеток ФГА, культивируют в течении 2-3 суток, далее выделяют клетки, химическим путем останавливают деление, помещают на покровное стекло и микроскопируют при 100-кратном увеличении.

Следует отметить, что инвазивный метод получения клеток плода имеет свои противопоказания и не лишен осложнений. В первую очередь это угроза прерывания беременности. Кроме того, противопоказаниями могут являться пороки развития матки, миомы матки, активные инфекционные заболевания, неправильное расположение плаценты. Существующие риски выполнения указанных инвазивных методов являются значительным препятствием широкого использования метода кариотипирования для диагностики хромосомных нарушений у плода.

Генетическая лаборатория «Мой ген» предлагает уникальный неинвазивный метод диагностики хромосомных нарушений плода по крови матери. Предлагаемый метод определения хромосомных анеуплоидий плода основан на цифровом количественном анализе свободно циркулирующей в крови матери ДНК с помощью массового параллельного полногеномного секвенирования. В крови беременной женщины присутствует собственная ДНК и ДНК из клеток плаценты, которая является ДНК плода. При нормальном кариотипе матери и плода сохраняется пропорциональное соотношение количества ДНК по всем хромосомам. При наличии у плода нарушения количества хромосом эта строгая пропорциональность нарушается, что позволяет надежно диагностировать трисомии по 13, 18, 21 и анеуплоидии Х,Y хромосом.

dot-test.ru

Сопутствующие заболевания у детей с синдромом Дауна

Синдром Дауна неизлечим, но все же не является главной причиной высокой смертности среди детей с этим недугом. Главное отрицательное воздействие несут сопутствующие заболевания, многие из которых являются смертельно опасными.

У синдрома Дауна есть множество визуальных критериев, которые указывают на него. К ним можно отнести «плоское лицо», чрезмерно утолщенная шейная кожная складка, раскосые глаза, короткие конечности и т.д. Это заболевание также сказывается и на внутренних органах, что и вызывает огромное количество сопутствующих заболеваний.

— дефект межпредсердной перегородки (ДМПП) – 30,2%;

— общий открытый атриовентрикулярный канал – 24,1%;

— дефект межжелудочной перегородки (ДМЖП) – 23,1%;

— сочетание ДМПП и ДМЖП – 10,8%;

— другие, например, тетрада Фалло, стеноз легочной артерии и т.д. – 11,8%.

Каждый из перечисленных видов порока сердца при своевременном выявлении и оперативном вмешательстве может быть вылечен или доведен до состояния, которое не мешает ребенку выжить. Именно поэтому очень важно постоянно проводить обследования у кардиохирургов, которые в каждом отдельном случае поставят диагноз и назначат необходимое лечение.

У людей с синдромом Дауна в 12 раз чаще обнаруживают солидные опухоли и в 7 раз чаще – рак печени. А вот заболеваемость раком легких и раком в груди всего в 0,5 раз чаще.

Есть мнение, что люди с синдромом Дауна защищены в какой-то степени от определенных видов раковых опухолей благодаря лишней хромосоме, но никаких научных подтверждений этому нет. Поэтому вопрос остается открытым и до конца не изученным.

Изучение развития болезни Альцгеймера у людей с синдромом Дауна находится в процессе. Самих исследований было проведено не так уж и много. Было выявлено, что симптомы деменции у больных СД очень схожи с симптомами обычных людей: ухудшение памяти, дезориентировка в пространстве, потеря приобретенных навыков, ухудшение настроения, бессонница или, наоборот, повышенная сонливость, раздражительность и агрессивность, боязливость и тревога.

Сложность выявления болезни Альцгеймера у людей с синдромом Дауна заключается в том, что все вышеперечисленные симптомы могут быть характерны для обычного состояния больного и никак не связанны с деменцией. Поэтому очень важно постоянно следить за состоянием человека с СД и сравнивать его нынешнее состояние с ранее выявленным. Для реального подтверждения у лиц с синдромом Дауна болезни Альцгеймера следует провести ряд анализов: крови, мочевины, печеночные пробы, щитовидной железы, уровень и содержание фолиевой кислоты и витамина В12, провести томографию головного мозга и т.д.

Лечение болезни Альцгеймера остается спорным вопросом. Одни исследования показывают эффективность использования ингибитора ацетилхолинэстеразы – донепизила, но в некоторых случаях была выявлена проблема, связанная с плохой переносимостью. Общее мнение специалистов по этому вопросу сводится к тому, что можно применять эти ингибиторы, но дозу повышать нужно очень медленно.

Практически каждый второй больной синдромом Дауна имеет косоглазие, т.е. два глаза не двигаются одновременно. Обычно эту проблему помогают решить правильно подобранные очки, и человек начинает смотреть прямо. В случае, когда это не помогает, могут назначить операцию, в ходе которой будет исправлено косоглазие. Она обычно длится от 1-го до 2-х часов и не требует госпитализации (за исключением отдельных случаев). Правда может случиться, что одной операции будет недостаточно, потому что реакция на операцию не всегда бывает такой, какую ожидает врач-офтальмолог.

Наиболее серьезнее проблемы со зрением у пациентов с синдромом Дауна связаны с врожденными катарактами и глаукомами. Катаракта, которая сопровождается потерей четкости зрения, может привести к тому, что мозг не научится «видеть». Лечение катаракты у взрослых можно откладывать, тогда как у детей – ни в коем случае. Это может привести к плохому зрению на протяжении всей жизни даже в случае удаления катаракты в старшем возрасте. Т.к. люди с синдромом Дауна не всегда могут объяснить, что у них возникают проблемы со зрением, то их опекунам нужно четко следить за любым необычным поведением. Это может стать сигналом, что с ним что-то не в порядке.

Так дисплазия тазобедренных суставов приводит к тому, что нарушается ориентация головки и шейки бедренной кости в пространстве относительно вертлужной впадины. После выявления данного заболевания консервативными методами можно попытаться исправить положение. Для этого применяются различные ортопедические средства, чтобы удерживать ножки в нужном положении длительное время, а также активные движения в пределах заданного диапазона. К ним относят: подушки, штанишки, стремена, шины и т.д. В случаях, когда консервативные методы не могут решить поставленной задачи, применяются разные виды корригирующих операций.

Клинодактилия встречается довольно часто и обычно поражает 4 и 5 пальцы. Она заключается в искривлении фаланг относительно оси конечностей, как правило, с обеих сторон. Пик заболевания приходится на период полового созревания и дальше не прогрессирует. Исправить положение фаланг может только хирургическое вмешательство, которое применяется крайне редко, потому что обычно это заболевание не доставляет серьезных неудобств.

Мы рассмотрели огромное количество сопутствующих заболеваний синдрому Дауна. Это далеко не весь перечень, но у каждого больного количество сопутствующих болезней различно. Хочется особенно отметить, что люди с синдромом Дауна требуют большого и постоянного ухода, а каждое изменение в поведении должно серьезно анализироваться, потому что это может быть сигналом к тому, что появились какие-то проблемы.

Синдром Дауна – не смертный приговор, просто люди с этим заболеванием требуют большего внимания, и тогда их жизнь может стать вполне нормальной. Проявленная к ним любовь и забота помогут им почувствовать себя такими же членами общества, как и все окружающие. У них может быть счастливое будущее и хорошая и продолжительная жизнь.

www.masiki.net

воскресенье, 6 декабря 2009 г.

Синдром Дауна: признаки, причины, статистика. Справка

Синдром возникает из-за процесса расхождения хромосом при образовании гамет (яйцеклеток и сперматозоидов), в результате чего ребенок получает от матери (в 90% случаев) или от отца (в 10% случаев) лишнюю 21-ю хромосому. У большинства больных синдромом Дауна имеется три 21-х хромосомы вместо положенных двух; в 5 8% случаев аномалия связана с присутствием не целой лишней хромосомы, а ее фрагментов.

Из характерных внешних признаков синдрома отмечают плоское лицо с раскосыми глазами (как у монголоидной расы, поэтому раньше это заболевание называли монголизмом — mongolism), широкими губами, широким плоским языком с глубокой продольной бороздой на нем. Голова круглая, скошенный узкий лоб, ушные раковины уменьшены в вертикальном направлении, с приросшей мочкой, глаза с пятнистой радужной оболочкой (пятна Брушфельда — Brushfield`s spots). Волосы на голове мягкие, редкие, прямые с низкой линией роста на шее. Для людей с синдромом Дауна характерны изменения конечностей – укорочение и расширение кистей и стоп (акромикрия). Мизинец укорочен и искривлен, на нем только две сгибательные борозды. На ладонях только одна поперечная борозда (четырехпалая). Отмечаются неправильный рост зубов, высокое небо, изменения со стороны внутренних органов, особенно пищевого канала и сердца.

В России чаще всего используется термин «болезнь Дауна». Некоторые специалисты утверждают, что существует даже два диагноза: болезнь Дауна и синдром Дауна, однако большинство ученых считает, что это не болезнь, а именно генетическое нарушение, которое обусловливает особенности развития ребенка в раннем возрасте. «Cиндром» означает определенный набор признаков или особенностей.

По статистике Всемирной организации здравоохранения, с диагнозом «синдром Дауна» рождается каждый 700-800-й младенец в мире. Это соотношение одинаково в разных странах, климатических зонах и социальных слоях. Генетический сбой происходит независимо от образа жизни родителей, их здоровья, привычек и образования.

Известно, что риск рождения ребенка с синдромом Дауна зависит от возраста матери. Для женщин в возрасте до 25 лет вероятность рождения больного ребенка равна 1/1400, до 30 – 1/1000, в 35 лет риск возрастает до 1/350, в 42 года – до 1/60, а в 49 лет – до 1/12. Тем не менее, поскольку молодые женщины в целом рожают гораздо больше детей, большинство (80%) всех детей с синдромом Дауна в действительности рождены молодыми женщинами в возрасте до 30 лет.

Исследование, проведенное учеными Университета города Майсор (Индия), позволило выявить четыре фактора, влияющие на вероятность синдрома Дауна у ребенка. Это возраст матери, возраст отца, близкородственные браки, а также, как ни странно, возраст бабушки по материнской линии. Причем последний из четырех факторов оказался наиболее значимым. Чем старше была бабушка, когда рожала дочь, тем выше вероятность, что та родит ей внука или внучку с синдромом Дауна. Эта вероятность возрастает на 30% с каждым годом, «упущенным» будущей бабушкой.

Для исследования, опубликованного онлайн в Британском Медицинском журнале (British Medical Journal), специалисты анализировали данные национального регистра, который содержал информацию о 26 тысячах выявленных случаев синдрома Дауна в Англии и Уэльсе, диагностированного и в дородовой, и в после родовой стадиях развития. Они обнаружили, что число детей с таким диагнозом возросло на три четверти с 1989 года, но количество рожденных детей уменьшилось. Наглядно это выглядит так: в 1989–1990 годах – 1075 диагностированных случаев, в 2007–2008 – 1843 диагностированных случая, количество рожденных сократилось на 1%: с 752 до 743.

Ежедневно, в среднем три женщины в Англии делают аборт из-за обнаружения у их нерожденных детей синдрома Дауна. В среднем 9 из 10 женщин решают прервать беременность после того, как узнают, что их ребенок болен. Исследования показывают, что около 1100 детей в Англии и Уэльсе ежегодно не рождаются из-за выявленного синдрома Дауна. Эта цифра сильно выросла за последние два десятилетия (в 1989 году она составляла 30 младенцев).

Если бы женщины не проходили процедуру скрининга, то количество рожденных детей с синдромом Дауна увеличилось бы вдвое и составило бы сейчас в Англии и Уэльсе 1422 человек.

По данным благотворительного фонда «Даунсайд Ап», в России ежегодно рождается около 2500 таких детей. 85% семей отказываются от ребенка с синдромом Дауна в родильном доме, в том числе по рекомендации медицинского персонала.

В Скандинавии не зафиксировано ни одного случая отказа от этих детей. В Америке 250 семей стоят в очереди на их усыновление.

mysocietystyle.blogspot.com

У моего сына синдром Дауна, и он — мой главный учитель!

Аманда Бут, ты потрясающая

В этом интервью фотомодель Аманда Бут, рассказывает о том, как она переживала известие о диагнозе ее сына Мики, и о том, чему она научилась за три года, а точнее, чему научил ее сын с синдромом Дауна.

На фото: Аманда, ее муж и Мика. Фото Instagram: @amanda_booth

Прошло четыре месяца с рождения ребенка Аманды Бут, когда они с мужем узнали, что у их новорожденного сына Мики синдром Дауна.

После нескольких месяцев проверок Аманде позвонил педиатр. Он спросил, можно ли навестить их, чтобы сообщить им новость. «Я немедленно почувствовала, что весь мир остановился, — вспоминает Аманда. — Я стояла и держала Мику на руках, и я его крепче прижала к себе. Я посмотрела на Майка, он стоял твердо, не покачнувшись».

Результат анализа поступил после нескольких месяцев проверок. Хотя беременность Аманды, по ее словам, была «безупречной» (она ежедневно плавала, хорошо питалась и в целом чувствовала себя прекрасно), в 35 недель плановый тест показал, что сердцебиение у Мика слабое. «После этого мы прошли еще несколько обследований, и мой план родить дома в ванной вылетел в трубу, — говорит Аманда. — В конце концов я рожала традиционным способом без лекарств, самый близкий к оригинальной затее вариант из всех возможных».

Когда Мика родился, он был слишком маленьким для его возраста, но врачи заверили родителей, что это объяснялось сгустком в пуповине, — его наличие означало, что Мика не получал должного питания, какое он получал бы, если бы пуповина была в порядке. Но после того, как медики провели ряд обследований, исключая все остальные возможные варианты, подтвердилось, что у ребенка синдром Дауна.

Так и хочется его обнять. Фото Instagram: @amanda_booth

Синдром Дауна (а не даунизм, как часто говорят) отмечается у одного примерно на 700-900 младенцев. В Австралии это соотношение ниже, поскольку большинство родителей проходят пренатальную диагностику. Это самое распространенное хромосомное отклонение. Оно случается при зачатии, когда закладывается 47 хромосом вместо обычных 46. Синдром Дауна иногда называют трисомией-21, или трисомией по 21-ой хромосоме, поскольку у людей с синдромом Дауна имеется лишняя (третья) копия 21-ой хромосомы.

Хотя Аманде предложили пройти генетическое тестирование во время беременности, она от него отказалась. «Мое личное мировоззрение в целом, — говорит она, — заключается в том, что нужно встретить лицом к лицу то, что с тобой происходит, и постараться как можно лучше справиться с ситуацией. Пока я росла, я попадала во множество передряг, и из каждой вышла сильнее, чем была. Такая штука, как диагноз, не поколебала бы моего отношения или отношения моего мужа. Мы оба были совершенно уверены, что какие-то слова на клочке бумаги ничего для нас не будут значить, исход был бы тем же самым — мы бы все равно родили ребенка. Ни в какой другой ситуации в жизни вы не выбираете более «легкую» дорогу просто потому, что тот путь, что перед тобой, кажется «сложнее». Не думаю, что роды и дети должны быть исключением».

Когда ей и Майку объявили диагноз, все, что Аманда могла делать, — это плакать. Потом она приняла решение перестать плакать и заботиться о Мике. «Нам так повезло, что у нас было время узнать Мику [до того, как нам сообщили диагноз], — говорит она. — Узнать его таким, какой он есть, а не таким, каким он будет, по словам врачей. Когда нам сказали, я, то плакала, то переставала. Я плакала о вещах, которых не знала. Я плакала о том, что Мике предстоит пережить. А потом я бросила плакать».

Потом она взялась за работу.

Материнская любовь. Фото Instagram: @amanda_booth

Модель и актриса, работавшая по всему миру от Парижа и Сеула до Милана и Сиднея для компаний вроде «Target», «JCPenney», культовой марки джинсовой одежды «True Religion» и «Lancome», теперь Аманда стала еще и поддерживать исследования в области синдрома Дауна. Она помогает организации Global Down Syndrome Foundation в сборе средств и распространении информации о диагнозе.

Недавно она приняла участие в ежегодном показе мод «Будь собой, будь красивой», проводимом этой организацией. Она прикладывает особые усилия, чтобы развеять мифы о синдроме Дауна. «Мне кажется, главное заблуждение относительно диагноза заключается в том, что люди с синдромом Дауна страдают. Я думаю, это то, в чем люди убеждают себя, просто чтобы оправдать для себя решение прервать жизнь плода, чтобы ребенок не жил такой жизнью, — говорит она. — Но, если я чему-то научилась в своей жизни, как родитель, так это тому, что нельзя защитить ребенка от всего на свете. Типичные дети и дети с синдромом Дауна, конечно, могут переживать немало болезненных моментов, но вероятность этого для тех и для других одинаковая. Диагноз «синдром Дауна» сам по себе не означает, что у ребенка что-то будет болеть».

Сейчас Мике три года. Он непослушный, непосредственный малыш. По словам Аманды, он «любит веселиться целыми днями. и иногда даже ночами». Как любой ребенок, Мика обожает Элмо (кукла из телешоу «Улица Сезам») и миньонов, кушать и плавать. «Мика — самый милый, самый нежный, самый настоящий трехлетка из всех, кого я знала, — рассказывает Аманда. — Он так любит смотреть глаза в глаза, и этот взгляд проникает в самую глубину души. Я уверена, что этот взгляд позволит ему многого добиться в будущем!»

Мика пока не говорит, добавляет Аманада, и у этого, на удивление, есть свои плюсы — от обычного ребенка в этом возрасте беспрестанно слышишь «нет». Мика ходит в детский сад и к логопеду, а в это время Аманда продолжает работать. «Так здорово, что можно работать и одновременно будто бы быть мамой-домохозяйкой, — говорит она. — Это сложно, поскольку тебя одновременно все разрывают на части. но именно благодаря этому в удачные, спокойные дни я чувствую себя так, будто выиграла Олимпийские игры».

Аманда утверждает, что они с Майком обращаются с Микой точно так же, как обращались бы с любым другим ребенком. «У нас никогда не было других детей, — говорит она. — И все члены нашей семьи относятся к Мике точно так же, как к другим внукам, племянникам и племянницам. На самом деле мне иногда хочется заорать: «Да у него же синдром Дауна!»». Она смеется. «Но мы ожидаем, что Мика подрастет и научиться следовать правилам и проявлять уважение. Так же, как любой другой ребенок».

Мы это обожаем! Фото Instagram: @amanda_booth

Многим из нас трудно представить себе, каково это — быть родителем в такой уникальной ситуации. Аманда говорит, что в случае с ней и с Майком диагноз сына только укрепил то, что по-настоящему важно в жизни. «Поначалу мы отдалились друг от друга, — признается она. — Но я думаю, это всегда случается, когда женщина становится матерью, неважно, в каких обстоятельствах. Ведь стать матерью — это так радикально отличается от того, чтобы стать отцом, по крайней мере поначалу. Я точно чувствовала себя одинокой и в изоляции, и из-за этого у нас с Майком были напряженные отношения».

Но теперь Мика стал старше, ему все больше требуется папочка, и, по словам Аманды, она чувствует, что сын и отец сейчас ближе, чем когда-либо. «Каждый день мы делим радости и горести. Мы помогаем друг другу в путешествии по жизни и в родительстве. Когда один слабеет, другой справляется за двоих».

Аманда, как и любой родитель, мечтает, что Мика будет расти, учиться новому и овладевать новыми навыками. Но по большому счету, говорит Аманда, Мика учит ее, а не наоборот. «Мика — мой главный учитель, — признается она. — Люди спрашивают, что изменилось бы, если бы у Мики не было синдрома Дауна. Если честно, я не думаю, что для нас многое бы изменилось, — разве, что я бы столькому не научилась. Это и на самом деле самый прекрасный дар, который только можно получить в жизни. Мика — мой главный учитель».

Понравилось? Поделись с друзьями!

nest.moscow

Синдром Дауна: развенчание мифов

«Вокруг меня много людей. Некоторые люди относятся ко мне хорошо, а некоторые плохо. Я стараюсь не обращать внимания. Я думаю, что я инопланетянин с другой планеты»

Сложно поверить, но девочке с флейтой 41 год. Дважды в неделю Маша приходит в Центр ранней помощи детям с синдромом Дауна «Даунсайд Ап» на работу.

«Я помощник педагога. Здесь я занимаюсь с детьми. Мы играем, поем, рисуем и учимся. Дети — цветы нашей жизни», — рассказывает о своих должностных обязанностях Мария. Улыбнувшись, добавляет: «Мы с ребятами дружим».

Часто вести себя как воспитатель не получается: «Я теряюсь, не знаю, что с ними делать. Я их очень люблю всех».

Маше отвечают взаимностью и педагоги, и маленькие воспитанники. Кроме работы в «Даунсайд Ап» у Маши много увлечений. Она отлично плавает, играет в настольный теннис, катается на лыжах. Маша солистка оркестра «Волшебная флейта» и актриса «Театра Простодушных».

Успехи Маши — в значительной степени заслуга родителей.

В советское время Нефедовы смогли прорвать блокаду общественного негатива к людям с синдромом Дауна. Мама Людмила Федоровна, занимаясь развитием своей дочки, помогла и десяткам других детей с особенностями развития. В своей мастерской декоративно-прикладного искусства учила ребят дружить, развиваться творчески, быть самостоятельными. Папа Маши, Юрий Петрович, написал брошюру о семейном опыте воспитания ребенка-инвалида.

Самым главным советом для родителей, «рискнувших» оставить в семье ребенка с синдромом Дауна, является пожелание любить.

Существует множество стереотипов, связанных с синдромом Дауна.

Лишняя Хромосома для её обладателей в буквальном смысле ставит крест на праве быть полноценными членами общества.

Благотворительный фонд «Даунсайд Ап» пытается изменить негативное отношение к людям с синдромом Дауна. В частности, реализуя программы ранней помощи, обращая внимание на детей с лишней хромосомой и привлекая финансы для развивающих и обучающих программ.

Ставшая уже традиционной благотворительная акция «Спорт во благо» ежегодно собирает в помощь детям с синдромом Дауна десятки миллионов рублей. Турниры по мини-футболу, велопробеги, лыжные гонки позволяют благотворителям получать удовольствие от доброго дела.

«В том-то кайф и уникальность «Даунсайд Ап», что они не просто просят денег, не просто открывают какие-то счета, а предлагают тем людям, которые эти деньги перечисляют, тоже как-то изменить свою жизнь, как-то нескучно провести время, испытать какой-то доселе неиспытанный опыт», — говорит постоянная участница мероприятий Тутта Ларсен.

Проект «Синдром Любви», воплощенный в жизнь фотографом Владимиром Мишуковым вместе с «Даунсайд Ап» и известными культурными деятелями, нашел множество откликов.

В одном из своих интервью телеведущий Владимир Познер, принимавший участие в этом проекте, высказался так: «Никак не могу понять отношение общества к людям с синдромом Дауна, как будто они нелюди. Я считаю, что любой нормальный человек должен помогать и этим и другим людям. Для меня это очень важно!»

У фотографа Владимира Мишукова с этим проектом связана своя личная история. Пока он раздумывал над принятием предложения сделать необычную фотосессию, в его семье появился маленький Платон. У него синдром Дауна.

«Тогда пришло понимание, что эти фотографии должен делать именно я, потому что я в теме, а «Синдром Любви» – в первую очередь обращение к родителям», — сказал в одном из интервью фотограф.

Миф №1: с моей семьей этого никогда не случится

«Ребенок с синдромом Дауна может появиться в любой семье, это генетическая случайность», — говорит специалист «Даунсайд Ап» Елена Любовина.

По статистике ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения), один из 700 новорожденных в мире появляется на свет с синдромом Дауна.

Это соотношение одинаково в разных странах, климатических зонах, социальных слоях. Оно не зависит от образа жизни родителей, их здоровья, вредных привычек, питания, достатка, образования, цвета кожи или национальности. Мальчики и девочки рождаются с одинаковой частотой. Родители при этом имеют нормальный набор хромосом.

Люди с синдромом Дауна не являются его «жертвами, они не «страдают» и не «поражены» этим синдромом. Некорректно называть человека с лишней хромосомой «дауном».

В «Даунсайд Ап» — российском благотворительном фонде, который оказывает бесплатную поддержку семьям, государственным и некоммерческим учреждениям в обучении, воспитании и интеграции в общество детей с синдромом Дауна, обычно говорят – «дети с особенностями развития». Сегодня организация помогает более 1500 семьям из России и ближнего зарубежья.

«Это не так. Существует специальный термин, описывающий то, что происходит с ребенком в специальных учреждениях, – синдром госпитализма», — говорят специалисты фонда.

Разлучение младенца с матерью и пребывание его в спецучреждении вызывает ряд серьезных нарушений психического и личностного развития. Госпитализм накладывает негативный отпечаток на все сферы личности ребенка, тормозя интеллектуальное, эмоциональное и физическое развитие. И это никак не связано с наличием синдрома Дауна.

Одна из главных миссий «Даунсайд Ап» – борьба за уменьшение социального сиротства.

По статистике, в России от 85% новорожденных с синдромом Дауна отказываются родители.

Миф №2: дети с синдромом Дауна должны содержаться в спецучреждениях

Специалисты фонда обосновывают такой высокий процент отказников отсутствием у родителей полной информации о синдроме. Играет большую роль и психологическое давление со стороны окружающих. «Когда вам заведомо сообщается, что этот ребенок — овощ с грядки, что он не будет вас узнавать, что он умрет через 1,5 года жизни, — естественно, выбор будет не в пользу ребенка», — говорит Елена Любовина.

Большинство родителей Центра ранней помощи «Даунсайд Ап» подтверждают, что сталкивались с таким отношением к их ребенку.

«О том, что моя дочь родилась с синдромом Дауна, мне сообщили прямо на родильном столе, и сразу предложили написать отказ», — вспоминает Наталья Мезянова, мама пятилетней Маши. «Зачем тебе урод?! Ты молодая, родишь себе нового», — рассказывает о словах врачей уже другая родительница, попросившая не называть её имени.

Под напором медперсонала в роддоме она подписала отказ от ребенка, но через некоторое время вернулась и забрала малыша.

«Звонок и посещение Центра ранней помощи «Даунсайд Ап» изменили ситуацию. «Я увидела и узнала, что такие дети НОРМАЛЬНЫЕ. Они обучаемы. У каждого — свой характер. Они также радуются или огорчаются. Понимают взрослых, общаются, умеют дружить», — говорит женщина.

Психологическая поддержка родителей – важная часть работы «Даунсайд Ап».

Миф №3: синдром Дауна – это болезнь, ее нужно лечить

«Синдром Дауна неизлечим, потому что это НЕ БОЛЕЗНЬ», — подчеркивает собеседница агентства Елена Любовина.

Синдром Дауна – это генетическое состояние, которое определяется наличием в клетках человека дополнительной хромосомы.

«Эта лишняя 47-я хромосома и диктует появление ряда физиологических особенностей, из-за которых ребенок будет медленнее развиваться и несколько позже своих ровесников проходить общие для всех детей этапы развития», — рассказывает о синдроме специалист.

У синдрома Дауна существуют сопутствующие заболевания: снижение зрения, проблемы со слухом и речью. У 60% детей с лишней хромосомой выявляется порок сердца. Важно понимать, говорит Любовина, что все это поддается коррекции: «все операбельно и сегодня успешно лечится в раннем возрасте».

«Синдром Дауна не является основанием для получения инвалидности. В большинстве случаев наши семьи (участвующие в программах «Даунсайд Ап») получают инвалидность именно по сопутствующим заболеваниям «, — рассказывает Любовина.

На врачебных комиссиях инвалидность приходится подтверждать ежегодно. «Парадокс. Будто синдром Дауна может исчезнуть. Как, например, у человека без руки — вдруг она появится», — говорит Наталья Мезянова, мама пятилетней Маши, воспитанницы Центра «Даунсайд Ап».

На последней комиссии Маше поставили инвалидность до 18 лет. По словам Натальи, они бы и вовсе отказались от этой малоприятной процедуры подтверждения инвалидности. Но для многодетной семьи – это дополнительные социальные льготы.

«Я не считаю своего ребенка инвалидом»

«У нас растет умная и развитая девочка, ничем не отличающаяся от других детей», — говорит Наталья.

Это мнение всех без исключения родителей воспитанников Центра ранней помощи «Даунсайд Ап». Дети нормально развиваются, 57 московских детей посещают детские сады. В этом году «Даунсайд Ап» впервые проводит специальные групповые занятия для усиленной подготовки детей к школе.

Миф №4: люди с синдромом Дауна не способны к обучению

«Этот миф активно поддерживается исследованиями, которые проводились в закрытых специализированных учреждениях, но там любой ребенок не может эффективно развиваться, потому что лишен основного стимула – родительской любви», — считают в «Даунсайд Ап».

Многолетняя зарубежная практика и собственный опыт по обучению и развитию детей с синдромом Дауна, а главное — успешные истории выпускников «Даунсайд Ап» позволяют специалистам фонда делать позитивные выводы.

Бесперспективный (по мнению врачей) ребенок в год сам садится, в два – ходит, к двум с половиной — ест ложкой и произносит первые слова, в четыре – показывает характер, учится помогать по дому, готов пойти в детский сад, а потом и в школу.

Он может говорить на иностранных языках, осваивать компьютер и заниматься спортом.

Процесс обучения проходит при непосредственном участии родителей. «Общение с педагогами важно. Дети из Москвы и Подмосковья приезжают в Центр еженедельно. Но и есть большое количество «дистанционных» семей, которые бывают у нас раз в полгода или раз в год. И нужно научить мам и пап заниматься с детьми самостоятельно», — рассказывает специальный педагог Татьяна Нечаева, которая занимается детьми в возрасте от рождения до трех лет.

Миф №5: семья распадается из-за ребенка с синдромом Дауна

Родители маленькой Аленки приезжают раз в месяц на консультацию из Подмосковья. Уверены, что занятия помогают не только развитию дочки, но и укреплению семейных отношений.

Миф №6: люди с синдромом Дауна представляют опасность для общества

Многие ошибочно полагают, что добродушное поведение людей с лишней хромосомой резко сменяется приступами бесконтрольной ярости. Людей с синдромом Дауна часто называют неадекватными и обвиняют в половой агрессии. «Это не так. Мужчины с синдромом Дауна лишены репродуктивной функции. Мы не знаем преступлений, совершенных людьми с синдромом Дауна», — говорят специалисты «Даунсайд Ап».

Эти люди способны показать пример искренней любви. Обычно они ласковы и дружелюбны. «У каждого есть свой неповторимый характер. Настроение, как и у любого из нас, бывает переменчивым», — говорит Елена Любовина.

Миф №7: людей с синдромом Дауна в России гораздо меньше, чем за рубежом

В нашей стране ежегодно рождается около двух с половиной тысяч детей с синдромом Дауна. Официальных цифр, сколько сегодня среди нас живет людей с этим синдромом, нет.

«Просто мы их не видим. 85% этих детей после рождения остаются в домах малюток. Большинство, согласно западной статистике, не доживает там до года. Те, кто выжил, заканчивают жизнь в домах престарелых или психиатрических клиниках», — говорит Елена Любовина.

Люди с синдромом Дауна – это какая-то часть от 13 миллионов российских инвалидов… «Если государство даже не знает, сколько таких людей есть, откуда ему знать про их проблемы и трудности», — считает специалист «Даунсайд Ап».

В современной России услуги ранней помощи детям с синдромом Дауна находятся на начальном этапе развития, а закон «О специальном образовании» до сих пор не принят. Семьи, в которых растут дети с синдромом Дауна, страдают от недостатка педагогической и социальной поддержки, а более всего от негативного отношения общества.

На западе же люди с синдромом Дауна – полноправные члены общества.

В США отказов от детей с синдромом Дауна не набирается и одного процента, а опекуны стоят в очередь — дети с синдромом Дауна наиболее комфортные среди детей-инвалидов. В Европе люди с лишней хромосомой активно включены в социальные процессы: у них есть работа, некоторые даже заводят семьи, водят машину, получают высшее образование, снимаются в кино.

В России у людей с синдромом Дауна гораздо меньше возможностей для самореализации и самовыражения.

И все же специалисты «Даунсайд Ап» надеются, что и в нашей стране в ближайшем будущем произойдет качественный сдвиг в жизни этих людей.

«Год равных возможностей в Москве, какие-то федеральные программы, ориентированность СМИ на такие социальные задачи дают нам возможность надеяться, что ситуация изменится», — говорит Елена Любовина.

О некоторых подвижках говорит и цифра отказов от детей с синдромом Дауна по Москве. На 50% отказников приходится ровно столько же детей, живущих в семьях. Несмотря на кризис, появляются социально ориентированные работодатели.

В наших силах сделать так, чтобы у детей с синдромом Дауна появилось будущее.

zdorovyegoroda.ru