Лечение

Брайт джонс стресс теории исследования мифы

05.06.2018

Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы — файл n1.doc

Доступные файлы (1):

Рис. 6.1. Альтернативные модели. Источник: Edwards, Baglioni and Cooper, 1990.

Влияние индивидуальных различий

Локус контроля —это склонность человека описывать события или как находящиеся под личным (внутренним, интерна-льным) контролем, или под кон­тролем внешних (экстернальных) факторов, таких как судьба, слу­чай и удача (Rotter, 1966). Считается, что люди с высоким интер­нальным локус-контролем прилагают больше усилий, чтобы конт­ролировать окружающую среду, они более обучаемы, активно ищут и используют знания и больше внимания уделяют информации, а не социальным требованиям ситуации (Phares, 1976). Неудивитель­но, что такие люди активнее сопротивляются стрессу. В процессе исследований подтвердились предположения о том, что люди с вне­шним локусом контроля чаще сообщают о более серьезных стрессоpax и более высоких уровнях напряжения (см., например, Payne, 1988).

Этот вывод подтверждается во многих экспериментах и обзорах. Оказывается, негативная аффективность значимо коррелирует с це­лым рядом показателей стрессоров и напряжений как связанных, так и не связанных с работой. Например, как показали исследования в профессиональной сфере, NA значимо коррелирует с различными стрессорами: ролевой неопределенностью, ролевым конфликтом, межличностным конфликтом и давлением ситуации (Chen and Spector, 1991); контролем, социальной поддержкой (Moyle, 1995b); требова­ниями работы (Parkes, 1990). Также NA коррелирует с разнообразны­ми показателями напряжения, такими как стойкая текучесть кадров, преданность своей организации (Cropanzano and James, 1993); удов­летворенность работой (Brief, Butcher and Roberston, 1995); абсенте­изм (Chen and Spector, 1991); выгорание (Deary et al., 1996) и общее психосоматическое неблагополучие (см., например, Moyle, 1995b).

Модель помехи оказала большое влияние на исследование стрес­са. Если выявленная на основе самоотчета связь между стрессорами и напряжениями объясняется не их истинной взаимосвязью, а вмеша­тельством негативной аффективности, то возникает сомнение отно­сительно выводов предыдущих исследований (см., например, Burke, Brief and George, 1993). Такая модель ставит под сомнение базовую модель профессионального стресса, в которой считается, что стрессо­ры на работе причинно связаны с уровнем напряжения в профессио­нальной сфере. На практике, если большинство людей похоже на Фреда, описанного во врезке 6.3, то это означает, что исключение или ослабление стрессоров на работе лишь незначительно уменьшит на­пряжение такого человека. Если отказаться от той посылки, что стрес­соры на работе вызывают напряжение, то тогда возникает сомнение в целесообразности вмешательств по снижению стресса на рабочем месте. Изменение окружающей среды на работе не принесет пользы, если все измерения стрессоров на работе и напряжений всего лишь служат ширмой данных о негативной аффективности. Только если изменятся ощущения человека и сам человек, то можно будет утверж­дать, что самоотчет о настроении и ощущениях имеет практическую ценность.

Эти данные подтверждаются и Пейном (Payne, 1988). Поэтому мы советуем в научных работах контролировать негативную аффектив­ность всегда, когда используются самоотчеты испытуемых.

nashaucheba.ru

/ Психология стресса (Моисеева А.А

Раздел 1. Теоретико-методологические основы психологии стресса

1 Теоретические основы изучения стресса.

Понятие стресса и его положение в современном обществе. Психологический стресс. Подходы к изучению стресса в медицине, биологии, психологии. Классические теории стресса (Г.Селье, Р.Лазарус). Новые направления в изучении стресса (Д.Гринберг, Г.С.Никифоров, Водопьянова Н.Е. и др.).

2 Причины и признаки проявления стрессов.

Субъективные и объективные причины. Понятие стрессор. Стрессовые реакции и психологическая защита.

3. Динамика стрессовых состояний и их последствия.

Общие закономерности и стадии развития стресса. Личность и стресс. Стресс и болезнь. Хронические негативные стрессовые состояния.

4. Различные виды стрессов и их особенности.

Классификация стрессов по различным основаниям. Пространственный, временной, пищевой, информационный, социальный стрессы, стресс обитания, стресс общения. Профессиональные стрессы. Стрессы в профессиях «человек-человек». Учебные стрессы.

Раздел 2Методы диагностики, оценки и коррекции уровня и особенностей стресса.

1. Методы диагностики и технологии работы со стрессом.

Проблема изучения стрессового состояния и поведения. Классы методик исследования стрессовых состояний.

2. Различные подходы к нейтрализации стресса (Преодоление и борьба со стрессом; ресурсный подход, пятишаговая технология О.Н.Жданова). Стресс-менеджмент как современный способ управления стрессом.

3. Профилактические мероприятия в работе с негативными стрессовыми состояниями.

Приемы устранения причин развития стресса: «объектный подход» (выработка режима труда и отдыха, тайм-менеджмент, формирование условий для «здорового образа жизни» и др.); «субъектный подход» (освобождение от стрессогенных стереотипов мышления и поведения, использование приемов антистрессовой самозащиты).

4. Методы коррекции стресса и восстановления ресурсов организма и психики.

Работа с острым стрессовым состоянием. Психическая саморегуляция в стрессовых состояниях (аутогенная тренировка, самовнушение, релаксация, регуляция дыхания и др.) Возможности тренинговой работы и психотерапии в работе с негативными стрессовыми состояниями.

Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. – М: ПЕР СЭ, 2006.

Бодров В.А. Информационный стресс. М., ПЭР СЭ, 2000.

Величковская С.Б. Проблема развития профессионального «выгорания». Синдром «выгорания» у преподавателей иностранного языка // Психологические и педагогические проблемы развития образования. Вестник МГЛУ. – Выпуск 484. – М.: Изд-во МГЛУ. – 2004.

Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – СПб: Изд-во «Питер», 2008.

Гринберг Дж. Управление стрессом. 7-е изд. — СПб.: Питер, 2002. (Серия «Мастера психологии»).

Сандомирский М.Е. Защита от стресса. М.- Изд-во института психотерапии, 2001.

Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М., Наука, 1983.

Эверли Дж., Розенфельд Р. Стресс. Природа и лечение. М., Медицина, 1985.

Безносов С.П. Профессиональная деформация личности.-СПб.: Речь, 2004. – 272 с.

Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования, мифы. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

Журавлев А.Л., Крюкова Т.Л., Сергиенко Е.А. (ред.). Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008.

Занковский А. Н. Профессиональный стресс и функциональные состояния // Психологические проблемы профессиональной деятельности. – М., Наука, 1991

Картрайт С., Купер К.Л. Стресс на рабочем месте. — Харьков: Изд-во «Гуманитарный центр», 2004.

Кокс Т., Маккей К. Трансактный подход к изучению стресса. В кн. Психология труда и организационная психология. Хрестоматия (под ред. А.Б. Леоновой и О.Н. Чернышевой). М., Радикс, 1995.

Купер К.Л., Маршалл Дж. Источники стресса «белых воротничков» // Психология труда и организационная психология: современное состояние и перспективы развития. Хрестоматия. / Под ред. А.Б. Леоновой, О.Н. Чернышевой. М.: Изд-во «Радикс», 1995.

Купер К.Л., О’Драйсколл, Дэйв Ф.Дж. Организационный стресс. Теории, исследования и практическое применение. — Харьков: Изд-во «Гуманитарный центр», 2007.

Лазарус Р.С. Индивидуальная чувствительность и устойчивость к психологическому стрессу // Психологические факторы на работе и охрана здоровья. – М..-Женева, 1989. С. 121-126.

Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. М., МГУ, 1984, главы 1 и 6.

Леонова А.Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса. «Вестник МГУ. Серия 14: Психология», 2000, №3, с. 4-21.

Леонова А.Б. Комплексная стратегия анализа стресса: от диагностики к профилактике и коррекции. Психологический журнал, 2004, т. 25, с. 75-85.

Леонова А.Б., Кузнецова А.С. Психологические технологии управления состоянием человека. М: Смысл, — 2007г – 311с.

Леонова А.Б., Качина А.А. Особенности синдромов профессионального стресса у менеджеров разного должностного статуса // Психология психических состояний: Сборник статей. Вып.6/ под ред. Прохорова А.О. – Казань: КГУ, 2006.

Наенко Н.И. Психическая напряженность. М., МГУ, 1976, гл. 1 и 2.

Никифоров Г.С., Дмитриева М.А., Снетков В.М. (ред.). Практикум по психологии менеджмента

Орел В.Е. Синдром психического выгорания личности. М., изд-во ИП РАН, 2005.

Психология профессионального здоровья. Учебное пособие / Под ред. Г.С. Никифорова. СПб: Речь, 2006.

Реан А.А., Кудашев А.Р., Баранов А.А. Психология адаптации личности. Анализ, теория, практика. – СПб: прайм-ЕВРОЗНАК, 2006. – 479 с. – глава 2

Селье Г. Стресс без дистресса. М., Наука, 1978.

Щербатых Ю. В. Экзаменационный стресс. Воронеж, 2000,

Языкова Т.А., Зайцев В.П. Поведение типа А: проблемы изучения и психологическая коррекция /Психологический журнал.- 1990.- Т. 11.- №5.

Темы рефератов для студентов з/о

Теории стресса: заблуждения и достижения. Анализ подходов к изучению стресса.

Человек в экстремальных состояниях: переживание и выход.

Острый и хронический стресс: причины и последствия. Коррекция последствий острого стресса

Стратегии преодоления стресса.

Личностные деформации стрессового типа: проблема диагностики и коррекции.

Стрессы «голубых воротничков» и их коррекция.

Стрессы «белых воротничков» и их коррекция.

Профессиональный стресс в управленческой деятельности

Гендерные различия в формировании проявлений профессионального стресса.

Особенности выбора стратегий совладающего поведения в трудных профессиональных ситуациях

Психологические технологии управления стрессом в организации

Влияние профессиональной мотивации на особенности формирования стрессовых состояний

Гендерные особенности стресса и его коррекции.

Возрастные особенности поведения при стрессе и работа с ними.

Взгляд на проблему стресса в биологии, медицине и психологии.

Влияние интенсивности и длительности стресса на личность человека

Врожденные особенности организма и ранний детский опыт как факторы, определяющие уровень исходной стрессоустойчивости организма.

Влияние особенностей личности на развитие стресса.

Стрессы как следствие развития научно-технического прогресса.

Особенности учебного и экзаменационного стресса и их нейтрализация.

Стресс спортсменов и работа с ним.

Стресс медицинских работников и возможности его преодоления.

Синдром эмоционального выгорания в деятельности психолога и его коррекция.

Стресс участников боевых действий. Коррекция и преодоление .

Стресс бизнесмена и руководителя. Технологии управления собой людьми данной профессиональной области.

Аутогенная тренировка. Методы и возможности ее применения

Метод биологической обратной связи. Его возможности и ограничения в работе со стрессом.

Дыхательные техники в работе со стрессовыми состояниями.

Использование позитивных образов (визуализация) в коррекции негативных стрессовых состояний.

studfiles.net

Стресс. Теории, исследования, мифы

Стресс при физических и психических заболеваниях. Стресс на рабочем месте, в семье и в межличностных отношениях. Когнитивные характеристики, тревога. Индивидуальная чувствительность к стрессу. Стратегии снижения и совладания со стрессом, его преодоление.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Брайт Д., Джонс Ф.

Стресс. Теории, исследования, мифы. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК,

2003. — 352 с. (Проект «Психология-Best»).

Книга Ф. Джонс и Дж. Брайта занимает выгодное положение среди множества популярных и академических изданий на эту актуальную тему, являясь одновременно учебным пособием для студента, полноценным научным обзором по стрессу для серьезного исследователя и доступным источником информации о стрессе для рядового любознательного читателя. В ней содержатся последние научные данные по этой проблеме, рассматриваются такие важные темы, как стресс и физические и психические заболевания, стресс на рабочем месте, в семье и в межличностных отношениях, индивидуальная чувствительность к стрессу, стратегии снижения и совладания со стрессом. Предлагаемая книга станет отправной точкой знакомства с темой, волнующей каждого современного человека.

преодоление стресс тревога отношение

ЧАСТЬ 1. ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС?

Академическое использование понятия «стресс»

Полезное ли это понятие? Следует ли от него отказаться?

Психологические исследования стресса

Рост исследовательского интереса

ГЛАВА 2. ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СТРЕССА

Какая теория? Какие измерения?

Общее представление о стрессорах и их измерение

Подход на основе жизненных событий

Повседневные неприятности транзакциональный подход

Общее представление о напряжениях и их измерение

Симптомы психического неблагополучия

Другие психологические напряжения

Общее представление о переменных, связанных с индивидуальными различиями, и их измерение

Ключевые методологии в исследованиях стресса

Обзоры и метаанализ

Методологические проблемы в литературе по стрессу

Можем ли мы полагаться на данные самоотчетов?

Какие интервалы времени важны?

Является ли публикуемая литература образцом исследовательской предвзятости?

ГЛАВА 3. ФИЗИОЛОГИЯ СТРЕССА

Строение нервной системы

Симпато-адреналовая (SAM) система реакций

Системы SNS / SAM и кардиоваскулярная деятельность

Система реакций гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (НРА)

Регуляция секреции кортизола

Кортизол высвобождение энергии и сердечно-сосудистая система

Стрессовые реакции и иммунная функция

Типы иммунной функции

Хронические и острые реакции

Секреторная иммунная система

Стрессовые реакции и депрессия

ЧАСТЬ 2. ВОЗМОЖНЫЕ ЭФФЕКТЫ СТРЕССА

ГЛАВА 4. СТРЕСС: ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНЬ

Какие трудности возникают при выявлении связей между психосоциальными факторами и болезнью

Стресс и физическая болезнь

Жизненные события и рак

Хронические производственные стрессоры и сердечно сосудистые заболевания

Психосоциальные факторы и простуда

Возможные механизмы лежащие в основе связи между стрессорами и физическим здоровьем и болезнью

Данные о том что стрессоры ведут к изменениям в привычках, влияющих на здоровье

Влияние стрессоров на иммунную систему

Почему некоторые люди более восприимчивы к воздействию стрессоров чем другие

Стресс и психические болезни

Другие психические расстройства

ГЛАВА 5. КОГНИТИВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ, СТРЕСС И ТРЕВОГА

Теории связи когнитивной деятельности, тревоги и депрессии

Теория схем Бека (scema theory)

Теория ассоциативной сети Бауэра (associative network theory)

Теория продуктивности обработки информации Айзенка (processing efficiency theory)

Экспериментальные исследования когнитивных характеристик и тревоги

Интерпретация и память

Суждения оперативная память и выполнение заданий

ЧАСТЬ 3. ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПО-РАЗНОМУ РЕАГИРУЮТ НА СТРЕССОРЫ?

ГЛАВА 6. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В РЕАКЦИЯХ НА СТРЕСС

Регулирующие факторы (модераторы)

Влияние индивидуальных различий

Образование и социальный статус

Как негативная эффективность соотносится с другими личностными факторами

Измерение негативной аффективности

Как негативная эффективность влияет на самоотчеты о стрессорах и напряжении

Действительно ли высокий уровень негативной аффективности предрасполагает к тому что люди испытывают более сильное напряжение

Другие подходы в исследовании негативной аффективности

ГЛАВА 7. ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРЕССА

Ранние подходы к исследованию совладения со стрессом

Диспозиционный подход к преодолению стресса

Подавляющий и сенситизирующий стили преодоления стресса

Мониторинговый и блантерный стили совладения со стрессом

Черты личности и преодоление стресса

Ситуационный подход к преодолению стресса

Поведение или стиль

Качественные подходы кизмерению совладения со стрессом

Каковы последствия преодоления стресса

Преодоление стресса путь вперед

ГЛАВА 8. СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА

Что имеется в виду под социальной поддержкой

Социальная интеграция и включенность

Качественный аспект социальной поддержки

Воспринимаемая социальная поддержка

Предоставляемая социальная поддержка

Измерения и связи между различными показателями

Как социальная поддержка влияет на здоровье

Модерирующие или прямые эффекты

Влияние социальной поддержки на физиологическое функционирование

Здоровьесберегающие способы поведения как медиаторы

Всегда ли социальная поддержка хороша и полезна

Социальная поддержка в реальном мире — пациентов, страдающих раковыми заболеваниями

ЧАСТЬ 4. В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ — СТРЕСС НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ

ГЛАВА 9. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС

Профессиональный стресс рост интереса к проблеме

Профессиональный стресс теоретические подходы к проблеме

Простые модели средовых характеристик—«витаминная» модель Ворра

Оценка профессионального стресса

Измерение вне рамок определенного подхода—«Индикатор профессиональногостресса» (OSI)

Создание инструмента измерения стресса на основании существующих шкал измерительные инструменты типа «выбирай и компонуй»

Измерение стресса на практике интегрированный подход

Методы измерения резюме

ГЛАВА 10. ВЗАИМНОЕ ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ И РАБОТЫ

Стресс в различных сферах жизни

Теоретические подходы к изучению взаимосвязи между семьей и работой

Распространение компенсация и сегментация

Изучение связи между семьей и работой

Занимаются ли люди сходными видами деятельности дома и на работе9

Существует ли связь между оценками которые даются людьми в отношении удовлетворенности разными аспектами своей жизни9

Что чаще становится источником стресса — работа или семейная жизнь

Как работа и дом влияют друг на друга

От каких характеристик работы зависит ее влияние на семью

От каких характеристик семьи зависит ее влияние на работу

Семья и работа проявления ролевого конфликта

Влияние работы на семью

Как работа влияет на отношения между супругами

Как работа влияет на отношения родителей и детей

Влияние работы на других членов семьи — трансмиссия, или переход напряжения

Влияние работы мужчин на их партнеров—женщин

Двусторонняя трансмиссия в семьях в которых работают оба супруга

Трансмиссия в отношении других членов семьи

Возможные механизмы трансмиссии

ГЛАВА 11. ВМЕШАТЕЛЬСТВА ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ СТРЕССА

Вмешательства на уровне организаций и более широких общностей

Профилактика третьего порядка—консультирование

Вмешательства на уровне организаций и более широких общностей—каковы перспективы9

Вмешательства по преодолению стресса в ходе медицинского лечения

Вмешательства по преодолению стресса у больных раком

Вмешательства по преодолению стресса у больныхс коронарной болезнью

Стрессоры в больнице—операции и процедуры

ЧАСТЬ 5. СТРАТЕГИИ СНИЖЕНИЯ СТРЕССА

ГЛАВА 12. ВЫВОДЫ: МИФЫ, ТЕОРИИ И ИССЛЕДОВАНИЯ

Что мы подразумеваем под мифами

Каковы мифы о стрессе

А теперь о теории

А теперь об исследовании

Эта часть книги знакомит со многими понятиями и методологиями, которые являются основой для понимания концепции стресса. Она также должна стать подспорьем для студентов и всех тех, кто пытается осилить литературу о стрессе и, возможно, хочет впервые провести собственное исследование в этой области.

В первой главе рассматривается понятие стресса и то, какие ему даются определения. Она освещает растущую популярность этого понятия и ставит под вопрос некоторые из наших допущений в отношении распространенности стресса в современной жизни. Также рассматривается потенциальное влияние, которое рост самих исследований стресса оказывает на восприятие людьми своего опыта.

В главе 2 обсуждаются некоторые из популярных теоретических подходов к стрессу и методологии, связанные с этими подходами. К ним относится изучение важных жизненных событий и повседневных неприятностей.

Глава 3, последняя в этой части, призвана дать базовое понимание процессов, которые изучаются исследователями. В ней рассматривается физиологическая реакция на стресс, которая очень важна для глубокого понимания связей между стрессом и заболеваниями. В целом эти главы дают главные сведения о теоретических и практических вопросах, обрисовывая проблемы, которые обсуждаются в последующих разделах.

ГЛАВА 1. СТРЕСС: ПОНЯТИЕ

Эта глава вводит понятие стресса с точки зрения истории и способов его определения. В главе обсуждается, почему при повышении качества жизни и уменьшении смертности мы воспринимаем жизнь столь стрессовой. Наконец, освещаются психологические исследования в этой области и рассматривается их роль в популяризации данного понятия.

Житейское понимание «стресса»

Представьте, какие чувства вы могли бы испытать в следующих ситуациях:

* Вы оказываетесь в дорожной «пробке», опаздывая на важную встречу.

* Вам предстоит выйти на трибуну и произнести речь перед аудиторией, насчитывающей 200 человек.

* Вы работаете на сборочной линии на шумном заводе, выполняя одну и ту же скучную, рутинную операцию каждые две минуты.

* Вас просят помочь кому-то с психологическим исследованием, о котором вы не имеете никакого представления, и при этом вас просят решить в уме арифметические задачи.

* Вы должны лечь в больницу и подвергнуться серьезной и опасной хирургической операции.

* К вам на Рождество приехали все ваши родственники.

* Ваша супруга, с которой вы прожили 20 лет, только что объявила, что она оставляет вас и уходит к вашему лучшему другу.

* Вам приходится каждый день заботиться о старом и немощном родственнике.

Легко представить целый ряд реакций на все эти ситуации. Однако изучение популярной литературы вскоре покажет, что все эти события или переживания (и многие другие) можно охарактеризовать одним словом — «стресс». Вдобавок будет высказана мысль, что если вы относитесь к людям, которые постоянно ожидают самого худшего или обычно требуют от себя очень многого и имеют завышенные ожидания, то вы можете испытывать стресс при очень незначительных внешних воздействиях. В этом заключается одна из основных проблем с понятием стресс. Его может вызвать почти любое событие, а также обстоятельства, носящие хронический характер, такие как плохие производственные или жилищные условия. По-видимому, иногда стресс является почти неизбежным следствием практически всех аспектов современной жизни, однако при этом имеют место огромные и, как правило, необъясненные индивидуальные различия в восприимчивости людей. Кроме того, утверждается, что стресс может проявляться в форме невероятно широкого спектра негативных чувств и вызывать еще более широкий спектр последствий. Например, в одном журнале для женщин говорится, что стресс ведет к:

. привычке грызть ногти, раздражительности, утрате либидо, отчуждению от друзей и семьи, постоянному чувству голода. А затем и к более серьезным симптомам выгорания (burnout): тревоге и депрессии, приступам паники, истощению, высокому кровяному давлению, кожным заболеваниям, бессоннице, сексуальной дисфункции, мигрени, проблемам с кишечником и расстройству менструального цикла. В конечном итоге он может привести к потенциально летальным состояниям, таким как болезнь сердца» (Marie Claire, October, 1994).

Эта цитата иллюстрирует популярное восприятие стресса как патологии, которую нужно лечить. Как реакция на очевидную «эпидемию стресса» в последние 20 лет отмечался рост общественного интереса к этому феномену, а также развитие индустрии, специализирующейся на мгновенных (или не столь быстрых) средствах избавления от стресса современной жизни. К ним относятся медицинские препараты (такие как Prozac), методы психотерапии, альтернативные подходы, например аромо- и смехотерапия, и более радикальные подходы, такие как «уход из общества» и ведение альтернативного образа жизни. Кроме того, на рынок выброшен широкий круг потребительских продуктов, способствующих снятию стресса, включая пенистые ванны, электромассажеры и различные пищевые продукты. Помимо этого имеется большое количество книг по самопомощи, которые стремятся помочь людям самостоятельно «исцелить» себя. Хотя большинство этих книг трактуют стресс как нечто для вас вредное, можно также встретить иной подход, предполагающий, что стресс способен быть позитивным фактором и использоваться для повышения работоспособности.

Фундаментальной проблемой является то, что стресс неоправданно отделяют от таких понятий, как «напряжение», «давление», «требования» и «стрессоры». Иногда это понятие используют для описания чего-то присутствующего во внешней среде (стимула или стрессора), например: «У нее стрессовая работа». В других случаях его используют для описания внутреннего чувства (реакции или напряжения): «Его замучил стресс». Часто подразумевают комбинацию стимула и реакции, например: «Мне нужно слишком много сделать за слишком короткое время, и это вызывает у меня чувство напряжения» (или «моя напряженная работа вызывает у меня стресс»). Однако временами это понятие могут использовать как синоним особого рода давления, например: «Определенный уровень стресса позволяет мне лучше работать», что ведет к вышеуказанной точке зрения, согласно которой стресс может быть позитивным. Термин «эустресс», изобретенный Селье (Selye, 1956), также иногда появляется в популярной литературе, описывая этот вид стресса. В целом подобная путаница в общественном восприятии отражает отсутствие ясности в определениях, характерное для академической литературы.

Академическое использование понятия «стресс». История вопроса

Впервые термин «стресс» появился в журнале Psychological Abstracts в 1944 году (Lazarus & Folkman, 1984). Некоторые авторы (например Pollock, 1988) утверждают, что употреблять термин, каким мы его знаем, начали относительно недавно. Поллок полагает, что хотя данный термин использовали на протяжении всего XIX века и связывали в целом с плохим здоровьем, он превратился в официальный только в последние несколько десятилетий. Однако Ньютон (Newton, 1995) не соглашается с тем, что термин имеет недавнее происхождение, обнаружив определения стресса, которые очень близки нашему сегодняшнему пониманию, в Оксфордском словаре английского языка (Oxford English Dictionary), изданном в XVI и XVII веках. Тем не менее, по-видимому, все согласны, что популярность это понятие приобрело начиная со Второй мировой войны (Kugelmann, 1992; Newton, 1995).

Большинство приписывают популяризацию понятия «стресс» Гансу Селье, который в последние 50 лет много писал на тему стресса (обсуждение исторического развития этого понятия см. Newton, 1995). Будучи биологом, Селье рассматривал стресс с физиологических позиций, как неспецифическую реакцию организма на любое предъявляемое к нему требование (Selye, 1993). Под этим он понимал то, что существует типовая реакция на различные виды стрессоров, и он назвал этот набор реакций общим адаптационным синдромом (general adaptation syndrome, GAS). Термин «неспецифическая» относится к тому факту, что типовую реакцию вызывает широкий спектр воздействий или стрессоров, включая такие позитивные факторы, как просто новые события. Селье идентифицировал три стадии GAS, каждая из которых связана с изменениями в нервном и эндокринном функционировании: реакцию тревоги, стадию сопротивляемости и стадию истощения.

Селье назвал воздействия, которые вызывают стрессовую реакцию, стрессорами, подразумевая, что нечто является стрессором, если оно вызывает реакцию стресса (Selye, 1993). Подобные определения критикуют как тавтологические (замкнутые) (Lazarus & Folkman, 1984). Идею неспецифичности также подвергали сомнению (Hinkle, 1973; Mason, 1975). Хинкль полагает, что в своих деталях реакции могут быть высоко специфичными. Что касается существования общей адаптационной реакции, то он полагает, что трудно представить себе состояние стресса, которое так уж отличается от любого другого жизнеспособного состояния, поскольку всякая нормальная деятельность требует метаболической активности и адаптации.

Внося еще большую путаницу, сам Селье впоследствии заявлял, что использование им термина «стресс» применительно только к реакции обязано тому факту, что его английский был не настолько хорошим, чтобы провести разграничение между словами «стресс» (stress) и «напряжение» (strain) (Selye, 1976). Хотя сейчас считают, что психологические реакции на стресс отличаются значительно большей сложностью, чем предполагал Селье, его работа оказала огромное влияние на то, что это понятие стало теперь таким популярным.

Постепенное расширение психологических исследований привело к обилию определений, которые далеко не всегда помогали прояснить смысл термина. Более 20 лет назад Касл (Kasl, 1978) составил перечень концепций, от очень специфичных до крайне обобщенных, которые охватывают и стимул, и реакцию. Например, стресс иногда описывали в терминах условий среды, которые рассматривались как стрессовые (Landy & Trumbo, 1976), либо в терминах «фрустрации или угрозы» (Bonner, 1967), либо предлагались усовершенствованные концепции, включавшие стимул, реакцию и связи между ними. Касл цитирует популярное определение Мак-Грата (McGrath, 1976), который полагает, что стресс — это «(воспринимаемый) существенный дисбаланс между требованием и возможностью прореагировать, в условиях, когда неспособность выполнить требование ведет к важным (воспринимаемым) последствиям» (с. 20). Это разнообразие концепций сохранялось на протяжении многих лет. Йекс, Беер и Роберте (Jex, Beehr & Roberts, 1992) просмотрели номера шести крупных журналов по организационной деятельности с 1985 по 1989 год. Каждая статья, в которой появлялись слова «стресс» или «стрессовый», была отнесена к одной из четырех кате-I горий. Употребляемые в 51 статье, эти слова в 41% случаев относились к характеристикам стимула, в 22% — к реакциям, в 25% случаев I подразумевались характеристики как стимула, так и реакции, а в оставшихся 14% смысл был неясен.

Независимо от того, относится ли определение стресса к стимулу или к реакции, в исследованиях стресса, включая исследования профессионального стресса, доминирует подход «стимул-реакция» (S-R). Исследования в областях профессиональной деятельности людей, как правило, стремятся соотнести факторы внешней среды (такие как рабочая нагрузка) с конечным результатом (таким как тревога). Часто это предполагает, в лучшем случае, незначительный учет каких-либо деталей этого процесса, не считая включения (таких переменных, как доступность социальной поддержки, которые могут ослаблять связь стрессор — напряжение (см. главу 2). Однако в последние годы делаются шаги в сторону более подробного рассмотрения характера происходящего процесса. Например, Лазарус и Фолкмэн (Lazarus & Folkman, 1984) определяют стресс воих корней и традиционных источников семейной поддержки, а также стремительность перемен. Даже те, кто признает бесспорным наличие стрессоров в предшествующие времена, неизменно подчеркивают негативные аспекты современной жизни (Jones, 1997). Распространение стресса, как правило, считают атрибутом темпа современной жизни (см., например, Pollock, 1988).

Однако учитывая высокие уровни смертности и заболеваемости во многих неиндустриальных обществах, очень трудно обнаружить какую-то почву для утверждения, что подобный образ жизни является хоть в чем-то менее стрессовым (Pollock, 1988). Эйврилл (Averill, 1989) указывает на улучшение жизненных перспектив в последние несколько столетий. Он полагает, что рассматривая такие факторы, как угроза жизни, быстрые социальные изменения и колебания экономики, трудно обнаружить исторические периоды, менее стрессовые, чем настоящий. Купер (Cooper), в свою очередь, создает образ золотого века, когда жизнь была простой и избавленной от стресса. Фактически, эти конфликтующие взгляды невозможно примирить. Оценка стресса очень сложна, и попытка точного сравнения различных исторических эпох — это, вероятно, задача, лишенная какого бы то ни было смысла.

Поллок (Pollock, 1988) описывает одно необычное исследование, в котором была предпринята попытка изучить восприятие стресса. В интервью с людьми, которые переезжали из бедных и перенаселенных кварталов в современные просторные особняки, опрошенные действительно вспоминали о прежней жизни с ностальгией и, как правило, считали, что в современном мире больше стресса.

Жизнь казалась людям более стремительной, шумной, напряженной, чем раньше. Обычно говорилось, что в нынешние дни ни у кого нет времени для других людей (с. 383).

Участники исследования часто связывали повышение жизненного уровня с «фрагментацией социальных связей и утратой чувства общности» (с. 383). Однако Поллок сообщает о следующих ответах людей на вопрос, что бы они предпочли — нынешний образ жизни или прежнюю жизнь в бедных кварталах:

Почти все говорили, что предпочитают особняки и нынешнее положение вещей — прошлому. Аналогичным образом, люди редко сохраняли тесные семейные связи, которые, очевидно, были характерной особенностью их молодости. Однако, опять же, большинство предпочитало свое нынешнее состояние, как будто, получив шанс быть независимыми от семьи и соседей, большая часть людей была рада им воспользоваться» (с. 383).

Поскольку осознание стресса — относительно недавнее явление, неудивительно, что мы не можем убедительно продемонстрировать, приводит ли переезд из маленьких сплоченных общин и ослабление влияния расширенной семьи к какому-либо увеличению стресса. Возможно, легче продемонстрировать тенденции в распространенности стресса за последние 20 лет или около того, однако это также проблематично. Оценки распространенности стресса часто фокусируются на производственном стрессе, и в СМИ и научных статьях часто можно найти сообщения о его влиянии на продуктивность труда и невыходы на работу. Однако, учитывая, что термин «стресс» имеет столь много используемых значений, мы не можем особо доверять утверждениям об учащении стресса, пока не удостоверимся, что использовались специфические и измеряемые переменные. Например, как нам интерпретировать подобное заявление: «Каждый год теряется, по меньшей мере, 40 миллионов рабочих дней из-за нервных или иных заболеваний, связанных со стрессом или обостренных им» (Lee & Reason, 1988)?

Серьезные попытки оценить заболеваемость, связанную с работой, показывают только то, насколько трудной может быть оценка степени болезни, связанной со стрессом. Например, в недавнем исследовании связанных со стрессом болезней, о которых сообщали сами люди (Health, Safety & Environment, HSE, 1998), большое число респондентов сказали, что у них были болезни, вызванные или обостренные стрессом. Можно, однако, предположить, что недавнее учащение болезней, приписываемых влиянию стресса, может быть частично обусловлено повышенным осознанием стресса за последние несколько лет. Поэтому в отчете HSE стресс считался легитимной причиной, только если имелись обоснованные научные доказательства, что стресс мог вызвать болезнь, о которой сообщалось, и если конкретный больной имел возможность узнать, была ли его определенная болезнь вызвана стрессом. В результате самоотчеты о сердечных заболеваниях, вызванных стрессом, не принимались в качестве надежного индикатора той степени данного типа заболеваний, которая связалась со стрессом. Чтобы правильно оценить участие производственных факторов в таких недугах, как сердечные заболевания, необходимы широкомасштабные лонгитюдные исследования, использующие и точно определенные параметры (например, ясно оговоренные показатели рабочей нагрузки), и данные по последствиям, связанным с болезнью. Возможно, еще сложнее оценить то, в какой степени стресс на работе связан с легкими заболеваниями, такими как простуда или грипп. Данные о невыходах на работу могут быть неточными или вымышленными, а причины кратковременного отсутствия (когда не требуется медицинских заключений) неизбежно зависят от самоотчетов людей. На все это могут влиять меняющиеся представления о причинах болезней, освещение СМИ таких вопросов, как производственный стресс, или даже меняющиеся взгляды на то, что является допустимым оправданием отсутствия на работе. Тем самым, очень трудно оценить эффекты стресса на работе. Если мы пытаемся спланировать исследование, которое могло бы выразить в количественной форме уровень стресса вне рабочего места, проблема еще более усложнится. В этом случае количество и разнообразие потенциальных стрессоров намного больше, и у нас нет даже таких ненадежных индикаторов, как прогулы.

Однако имеются определенные данные, согласно которым людям кажется, что в последние годы они испытывают все более высокие уровни стресса, особенно на рабочем месте. Как правило, опросы на рабочем месте приносят сообщения о возрастающем восприятии стресса. Например, менеджеры сообщили об увеличении рабочей нагрузки за годичный период (Charlesworth, 1996), а представители предприятий утверждали, что их работники испытывают повышенный стресс по сравнению с периодом пятилетней давности (MSF, 1997). Широкомасштабный опрос в Великобритании (Buck et al., 1994) выявил снижение психологического благополучия (оценивавшегося с помощью шкалы самоотчетов) за годичный период 1991-1992 годов. Беспокойство по поводу низкого уровня благополучия также выражается в профессиональных выборках, если сравнивать их с обычными выборками (Jenkins, 1985), хотя повторное исследование в сфере гражданской службы показало, что в течение семилетнего периода уровни жизни в этой выборке оставались постоянными (Jenkins et al., 1996). Исследования, использующие популярный показатель психического благополучия (Опросник общего состояния здоровья, General Health Questionnaire, см. главу 2) в различные периоды времени в схожих профессиональных группах, как правило, свидетельствуют о повышенных уровнях симптоматики в последних исследованиях. Имеются также данные, что растет количество невыходов на работу, вызванных сердечно-сосудистыми заболеваниями и психическими расстройствами (Сох, 1993), но, как полагает Стэнсфилд с коллегами (Stansfield et al., 1995), здесь может быть ряд объяснений. В случае психических расстройств может иметь место либо подлинный рост, либо просто большее признание этих расстройств или готовность сообщать о них, либо, возможно, причина всего лишь в том, что сейчас люди с психическими расстройствами имеют больше возможностей получить работу. Еще один фактор, который может играть здесь роль, — это повышение точности отчетов о показателях невыходов на работу во многих отраслях.

Таким образом, хотя общепризнано, что уровни стресса возрастают, и можно найти данные, содержащие ряд обстоятельных подтверждений этого (по крайней мере, за последние несколько лет), веские доказательства найти на удивление сложно. Культурные изменения, а не подлинное возрастание трудностей жизни, могут вести к тому, что мы замечаем у себя более интенсивные признаки стресса и сообщаем о них. Растущая популярность феномена стресса означает, вероятно, не только то, что признание чувств собственного бессилия перед трудностями теперь считается менее постыдным. Но, как предполагается, это может все больше побуждать нас рассматривать и интерпретировать события и эмоции с точки зрения возрастающего ощущения того, что жизнь полна стрессов (Pollock, 1988). Идея, что сами исследования стресса частично ответственны за формирование феномена, который они стремятся изучить, рассматривается более подробно в следующем разделе.

Является ли стресс продуктом культурных ожиданий?

Поллок (Pollock, 1988) утверждает, что распространенное нынче среди людей восприятие стресса как «неотъемлемой части их повседневной жизни» обусловлено усилиями социологов, которые добились просто поразительного успеха в популяризации теорий стресса. Она полагает, что:

Хотя различные виды дистресса, определенно, являются неотъемлемой частью «человеческого существования», почему его непременно следует считать патогенным, а не, к примеру, как это было принято раньше, деянием Бога, побуждением к интенсивной творческой активности, необходимой проверкой моральных сил или хотя бы просто нормой? (с. 381).

Автор заявляет даже:

. «стресс» — это не что-то происходящее в мире естественным образом, а сфабрикованное понятие, которое теперь стало «социальным фактом» (с. 390).

Вероятно, это крайняя точка зрения. Трудно поверить, что это понятие настолько захватило бы воображение общества, не будь оно чем-то легко узнаваемым, с чем люди могут соотносить свой опыт. Ньютон (Newton, 1995) занимает более умеренную позицию, не соглашаясь с идеей, что «стресс» — это изобретение социологов, и предполагает, что, скорее, «социологи получают подпитку от существующего социального ландшафта, и сами подпитывают его» (с. 50). Это было описано как «двойная герменевтика», состоящая в том, что, публикуя работы по стрессу, социологи способствуют признанию обществом этого понятия и, как результат, изменяют феномен, который они собирались изучить (Barley & Knight, 1992: Giddens, 1984). Эйврилл (Averill, 1989) говорит о несколько иных культурных влияниях. Он утверждает, что среду, в которой может все усиливаться интерес к стрессу, создала профессионализация методов лечения стресса вместе с общепринятым взглядом на стресс как на облагораживающий. Автор заявляет следующее: «Стресс был узаконен. Для многих людей теперь более приемлемо допускать, что они испытывают стресс, чем отрицать это» (с. 30).

Хотя исследователи-психологи часто осознают эти культурные феномены, но работают все же внутри теоретических схем и используют методологии, которые не способны с легкостью учитывать культурный контекст. В расплывчатой области исследований зачастую необходимо ограничить фокус изысканий и принять некоторые допущения в отношении теоретических вопросов. Однако также необходимо отступать назад время от времени и переоценивать подобные допущения. Как подметили Барли и Найт (Barley and Knight), большинство аналитиков, пишущих о стрессе, полагают, что нам нужны более строгие определения, лучше специфицированные модели, более точные измерения и более совершенные планы исследований. Барли и Найт признают, что все эти предложения могут быть разумными, но сами эти авторы поддерживают допущение, что «стресс — это прежде всего психофизический феномен, этиологию которого можно адекватно объяснить теориями, имплицитно смоделированными исходя из понятия о функциональном расстройстве» (с. 6). Подобные модели могут быть полезны на индивидуальном уровне, но Барли и Найт доказывают, что эти построения не способны объяснить ни то, почему стресс стал столь заметным явлением в современном обществе, ни то, почему сообщения о переживании стресса не всегда совпадают с наличием психофизиологического процесса. Эти авторы указывают, что аргументы в пользу культурных влияний на восприятие стресса призваны не подорвать психофизические теории, а, скорее, дополнить их.

Однако культуры (и субкультуры) внутри общества очень многообразны и, если принять, что восприятие стресса может быть культурно обусловлено, они, вероятно, ведут к широкому спектру различных ти пов восприятия природы стресса. Например, разным профессиональ- ным группам могут быть присущи различные культурные ожидания. Ван Маанен и Барли (Van Maanen & Barley, 1984) полагают, что. неко- торые профессии, вероятно, принимают «риторику о стрессе» в боль- шей степени, чем другие. Они считают, что стратегия признания работы стрессовой, скорее всего, полезна для обеспечения солидарности в профессиональной группе, и что она может стать надежной основой для истребования привилегий, таких как увеличение зарплаты. Они полагают, что эта стратегия, вероятно, особенно полезна для полупрофессиональных отраслей, которые претендуют на более высокий статус. Это предположение, определенно, согласуется с результатами обширного опроса, проведенного в Великобритании, который свидетельствует о распространении сообщаемых респондентами случаев стресса, тревоги и депрессии во многих профессиях (HSE, 1998), причем учителя и медсестры сообщают о самых высоких уровнях.

Брайнер (Briner, 1996) полагает, что культурные влияния могут действовать на нескольких уровнях, включающих:

* общие представления в обществе о природе стресса;

* представления о стрессе, которые специфичны для определенных занятий или профессий;

* представления о стрессе, которые специфичны для определенной организации.

Идея, что людям в разных профессиях или даже организациях присущи различные культурные представления, исследуется редко. Однако Мейерсон (Meyerson, 1994) в своем исследовании социальных работников предпринимает интересную попытку изучить особенности восприятия стресса у сотрудников разных организаций. Это исследование было сфокусировано на неопределенности (распространенный стрессор) и выгорании (одно из проявлений стресса).

Автор обнаружила, что социальные работники, занятые в больницах, где доминирует медицинская идеология, считали неопределенность нежелательной, а выгорание — «патологическим состоянием, связанным с контролированием болезни, которую человек подхватил и пытался вылечить» (с. 17). Те, кто работал в учреждениях, где превалировала социальная идеология, считали неопределенность нормальным, а иногда и вполне позитивным фактором, а выгорание — в равной мере нормальной, неизбежной и даже здоровой реакцией. Мейерсон полагает, что эти различия отражают два разных культурных представления о контроле и характерное для социальной работы большее стремление освободиться от контроля.

Психологи, в силу своего преимущественно индивидуального подхода, как правило, игнорируют вопросы культуры, которые традиционно являются сферой социологов и антропологов. Можно утверждать, однако, что психологи добиваются намного большего успеха, чем социологи, в распространении своих взглядов через СМИ и переводе своего профессионального жаргона на язык, доступный людям. Это приводит к тому, что допущения, лежащие в основе их работы, редко подвергаются сомнению.

Несмотря на то, что понятие «стресс» стало очень модным, некоторые подвергают сомнению полезность этого конструкта. К примеру:

Понятие «стресса» было эвристически ценным в прошлом, но более в нем нет необходимости, и теперь оно в некоторых отношениях является помехой (Hinkle, 1973, с. 31). . этот обтекаемый ярлык, «стресс», мало способствует анализу механизмов, которые могут лежать в основе реакции организма или определять ее. Фактически, подобное навешивание ярлыков, которые, скорее, называют, чем объясняют, может в действительности мешать концептуальному и эмпирическому прогрессу своим безоговорочным допущением эквивалентности стимулов, способствуя редукционистскому поиску простого однопричин-ного объяснения» (Ader, 1981, с. 312). Я полагаю, что сам термин стал настолько бессодержательным, что является, скорее, препятствием, чем подспорьем исследованию, и дальнейшее изучение связей, которые теория стресса старается прояснить, без него только выиграет (Pollock, 1988, с. 390).

Однако бессодержательное или нет, но понятие стресса держит наше общество крепкой хваткой, и, вероятно, будет оставаться с нами еще какое-то время. Частично его привлекательность можно объяснить его универсальностью, состоящей в том, что разнообразные определения и подходы могут быть использованы для локализации источника физических и психологических проблем в наиболее удобном месте. Профсоюзы могут обвинять производственные условия, работодатели могут говорить об индивидуальной неспособности справляться с трудностями. Правы ли критики, и понятие на самом деле устарело, и можно ли предложить какую-то альтернативную, более полезную концепцию — это вопрос, к которому мы вернемся позже. Оценка методологических подходов и прогресса в исследованиях, использующих актуальные концепции и теории, предоставит читателю наилучшую возможность самому судить о том, помогало или мешало это понятие прогрессирующему знанию или же, действительно, имело к нему отдаленное отношение.

Психологические исследования стресса. Рост исследовательского интереса

В согласии с повышенным интересом общества к стрессу, имел место быстрый рост исследовательской активности. Рисунок 1.1 демонстрирует, как в течение последних 25 лет изменялось количество статей по данной теме в журнале Psychological Abstracts. Эти данные основываются только на статьях, которые появляются в академических журналах по психологии и используют слово «стресс» в резюме. Вероятно, это лишь небольшая часть всех публикаций на указанную тему. Эти данные свидетельствуют, что исследования стресса, возможно, и миновали свой пик, но их количество по-прежнему велико.

Введение в психологические подходы

Как можно ожидать, исходя из разнообразия потенциально стрессовых событий и реакций, исследователи стресса занимаются этими вопросами, используя широкий спектр подходов, начиная с изучения действия наиболее незначительных из кратковременных стрессоров и заканчивая последствиями важных жизненных событий, таких как тяжелая утрата. Важным аспектом исследований для промышленных психологов является стресс на рабочем месте, и то, каким образом ослабить его, тогда как исследователи в медицинской сфере принимают понятие «стресс» в качестве базиса для изучения роли психологических факторов в возникновении и развитии болезней. В этой книге «стресс» рассматривается как всеобъемлющий термин или категория (как предлагают Lazarus & Folkman, 1984), которая охватывает широкий круг исследований влияния различных психосоциальных и средовых факторов на физическое и душевное благополучие. Это означает, что используемый термин «стресс» включает в себя набор средовых стимулов, или «стрессоров», реакции на стресс и иные факторы, которые влияют на связи между и теми, и другими (в частности факторы личности). Само понятие «стресс» не является достаточно точной переменной, которая обеспечивала бы надежные измерения. Поэтому исследования, освещенные в этой книге, используют большое количество различных переменных, которые можно концептуализировать и измерить более точно, чем «стресс». Некоторые наиболее важные из этих переменных показаны во врезке 1.1.

Ряд исследований, описанных в этой книге, несомненно, проводился людьми, которые не считают себя «исследовате-лями стресса» и не использовали термин «стресс» в ходе своей работы. Тем не менее, их работу можно рассматривать как относящуюся к сфере действия этого понятия.

Большинство работ, представленных в этой книге, относятся к психологической (и иногда медицинской) традиции эмпирических исследований. Это предполагает преимущественно позитивистский подход, фокусирующийся на относительно ограниченном наборе факторов в непосредственной среде человека и иногда принимающий во внимание индивидуальные различия, к примеру, в личности или преодолении стресса. Большая часть исследований стресса сосредоточена на идентификации типов феноменов, которые связаны с рядом физических и психологических последствий. Эти феномены могут быть важными или незначительными, а также кратковременными или долговременными (хроническими). Дальнейшие усилия направляются на определение промежуточных переменных, которые приводят к тому, что одни люди реагируют на подобные стрессоры более негативно, чем другие. Тип изучаемых стрессоров и используемые методы тесно связаны с конкретными теориями, предпочитаемыми исследователем. Большинство этих подходов не принимают во внимание либо культурные вопросы, либо двойной герменевтический эффект, обсуждавшийся выше. Читателю необходимо помнить о вопросах, освещенных в этой главе, и оценивать то, в какой степени они могли повлиять на результаты, полученные в том или ином исследовании.

Врезка 1.1. Некоторые типовые переменные, рассматриваемые как относящиеся к категории «стресс».

ГЛАВА 2. Подходы к изучению стресса

Эта глава знакомит с некоторыми из наиболее популярных теоретических подходов и методологий, используемых в исследованиях стресса. Сюда относится рассмотрение важных жизненных событий или повседневных неприятностей, изучение стресса с помощью ретроспективных опросников или же экспериментальными методами. Обсуждаются некоторые из концептуальных и методологических проблем, связанных с этими подходами. В главе даются общие схемы, призванные помочь читателю составить собственное мнение в отношении тех литературных данных о стрессе, которые он встретит в данной книге и при обращении к первоисточникам.

Новичок в исследованиях стресса вполне может подумать, что измерение стресса не представляет особых сложностей. К специалистам часто обращаются студенты и практикующие психологи, нуждающиеся в простом «измерителе» стресса на рабочем месте или в семье и ожидающие получить краткий опросник, который разрешит их проблему. Эта глава прояснит, почему такое легкое решение невозможно, и познакомит вас с некоторыми из доступных вариантов работы.

В главе 1 был обрисован широкий круг переменных, которые относятся к понятию «стресс». Была продемонстрирована необходимость измерения средовых факторов (стрессоров), промежуточных переменных и последствий (напряжений). Однако все далеко не так просто. При рассмотрении сложного вопроса, каким образом измерить стрессоры, к примеру, может показаться вполне разумным попросить людей оценить то, насколько стрессовыми им представляются определенные события или ситуации или насколько сильный стресс они испытывают. Во врезке 2.1 обсуждается, почему эта идея не столь удачна, какой она кажется на первый взгляд.

Возможно, самый очевидный способ измерить стресс — просто опросить людей, задав им такие вопросы: «Насколько стрессовой является й ваша работа?» или «Насколько сильные стрессы вызывает у вас ваша жизнь вне работы?» Однако подобно тому, как существует множество различных определений стресса, так и люди склонны отвечать на подобные вопросы самым разным образом. Например, что касается работы, один человек может оценить ее как стрессовую, имея в виду всего лишь то, что на него оказывают определенное давление, тогда как другой человек рассматривает подобное давление как «стресс» не раньше, чем оно начнет создавать для него трудности. Равным образом, некоторые могут оценивать работу как стрессовую на основании того, как они воспринимают объективный характер работы (стимул), других будет беспокоить только то, какие чувства она у них вызывает (реакция). Поэтому исследователю трудно проинтерпретировать смысл подобных оценок (Jex, Beehr & Roberts, 1992)

Кроме выделения этих трудностей при измерении стресса, Йекс с коллегами (Jex et al , 1992) полагают, что существуют другие трудности, носящие более технический характер В исследовании, изучавшем значение того, как именно поставить вопрос, авторы использовали разные варианты опроса. Людей просили оценить различные стрессоры (например, рабочую нагрузку или конфликт), выраженность показателей психологического напряжения (например, тревоги или депрессии); и ответить на вопросы, подобные приведенным выше, которые содержали слово «стресс». Это исследование выявило корреляцию ответов на вопросы о стрессе и ответов по поводу как стрессоров, так и напряжений. При этом наиболее сильно коррелировали оценки стресса и такого показателя психологического напряжения, как тревога. Это означает, что критерии, по которым люди оценивали «стресс», имеют больше общего с критериями оценки ими тревоги, чем с тем, как они оценивали более объективные показатели особенностей работы. И, вероятно, что оценка работы как стрессовой может быть функцией вашей собственной тревоги, по крайней мере, в такой же степени, если не в большей, как и вашего восприятия объективных особенностей работы. Другими словами, использование подобных вопросов приводит к смешению показателей. Что еще хуже , нередко исследователь измеряет стрессоры, используя вопросы, в которых людей просят оценить особенности работы по степени стрессовости, а затем прибегает к мерам напряжения, включающим пункты, в которых спрашивается, насколько сильный стресс люди испытывают. Как указывает Йекс с коллегами, это ведет к самому худшему из смешений.

Фактически, в силу соображений, изложенных во врезке 2.1, Йекс, Беер и Роберте (Jex, Beehr & Roberts, 1992) рекомендуют избегать использования слова «стресс» при любых измерениях стресса! Однако это ставит исследователя перед сложной проблемой, каким иным способом измерить стрессоры. Как разрешить данный вопрос и то, какой тип измерений и методологий использовать, является основным предметом обсуждения в этой главе. Приступая к освещению вопроса, необходимо рассмотреть некоторые из общих теоретических схем и допущений, которые лежат в основе измерения стресса.

Ученые стремятся разрабатывать теории, которые просты, соответствуют действительности и обладают большой объяснительной способностью (Popper, 1959). Принцип разработки и проверки теории является основополагающим для научного метода. Однако исследования стресса — это сфера, где отсутствие хорошей теории побуждает лишь немногих умерить свой энтузиазм в отношении сбора данных! Тем не менее, часто бывает так, что хотя теоретические основы исследования не столь подробно разработаны, определенные теоретические допущения можно идентифицировать как фундамент исследования.

Ранние подходы использовали простую концепцию ввода-вывода (или стимула-реакции), когда исследователи рассматривали то, в какой степени важные жизненные события или особенности работы обусловливают последствие, например, рак или сердечно-сосудистое заболевание. Хотя подобный подход является упрощением и игнорирует индивидуальные вариации реагирования, он может быть оправдан там, где, например, исследователи рассматривают общие тенденции, такие как влияние многочасовой работы на здоровье. Однако в целом такие исследования дают неубедительные результаты, и поэтому исследователи все больше интересуются изучением специфических условий, при которых стрессоры вызывают напряжение. Подобные подходы включают изучение того, как факторы, относящиеся к индивидууму (например, личность, см. главу 6), или к среде (например, доступность социальной поддержки, см. главу 8), взаимодействуют, определяя уровень ощущаемых вредных эффектов. Было разработано множество теоретических походов, рассматривающих различные способы взаимодействия таких факторов со стрессорами. Примером этого вида интерак-ционального подхода является «гипотеза буферизации стресса» Коэна и Уиллса (Cohen & Wills, 1985), согласно которой социальная поддержка играет роль «буфера» при воздействии стрессоров.

Как правило, исследования, прибегающие к таким интеракцио-нальным подходам, используют три типа измерений.

* Измерения событий или ситуаций в среде, часто называемых стрессорами (или иногда «антецедентами»), например, измерение количества событий в жизни человека или степени его рабочей нагрузки.

* Измерения промежуточных переменных, таких как индивидуальные различия, например, черт личности или различных стратегий преодоления (copying strategies), к которым прибегают люди, чтобы справиться со стрессом.

* Измерения итоговых напряжений, таких как тревога или физические симптомы.

В целом рекомендуется (например, Kasl, 1978) оценивать все три типа переменных методами, которые не зависят друг от друга. Это означает, что должно быть как можно меньше наложений в содержании пунктов, которые позволяют измерять различные переменные (и тогда не возникают проблемы, описанные во врезке 2.1). Далее Касл говорит, что измерения должны быть как можно более объективными, даже там, где, как это часто бывает, используются измерения стрессоров на основании самоотчетов. Это означает, что людей просят сообщить, подвергались ли они воздействию определенных жизненных стрессоров, таких, например, как развод, или испытывают ли они перегрузку на работе. Их не просят дать какую-либо когнитивную оценку стрессора (например, насколько интенсивным или стрессовым был их опыт). Фактически, некоторые исследователи, например Флетчер (Fletcher, 1991), считают, что люди далеко не всегда воспринимают стрессор, оказывающий негативное воздействие, как неприятный или стрессогенный.

Лазарус с коллегами критикует этот подход и доказывает, что указываемые в пунктах опросника события нельзя рассматривать как стрессоры в отрыве от реакции человека на них (Lazarus et al, 1985). Так, переезд на другое место жительства может быть стрессором для одних людей, но не для других. Следовательно, то — является конкретное событие стрессором или нет, — особенность среды не как таковой, а как она оценивается индивидуумом Поэтому Лазарус говорит, что нельзя отделить среду от индивидуальных характеристик человека, подвергающегося воздействию этой среды, без того чтобы не пострадал смысл понятия «стресс». Он предложил транзакциональную теорию, которая описывает подход к измерению, отличающийся от изложенного выше интеракционального. Как мы видели в главе 1, Лазарус и Фолкмэн (Lazarus & Folkman, 1984) определяют стресс как «связь между человеком и средой, которая оценивается человеком как обременяющая или превышающая его ресурсы и подвергающая опасности его благополучие». Акцент здесь переносится со связи между объективными стрессорами и возникающими напряжениями (связи, возможно, опосредуемой другими переменными) на тот процесс, путем которого индивидуум оценивает ситуацию как стрессовую:

otherreferats.allbest.ru