Лечение

Депрессия и агрессивность

15.07.2018

Агрессия и агрессивность всегда были частью нашего мира, люди постоянно сталкивались и продолжают сталкиваться с этими явлениями в своей повседневной жизни. Агрессия – это определенный вид действий, направленный на причинение морального или физического ущерба другим людям, это нападение на них с целью причинения вреда. А агрессивность – это не просто черта характера человека, при которой он на все реагирует агрессивно, но это еще и естественное проявление его звериной сущности.

Агрессивное поведение, присуще в первую очередь менее интеллектуально развитым людям, и в тоже время, людям достаточно активным, чьи бесконечные желания подкреплены большими возможностями. Будучи слабым и чувствуя свою слабость, человек не станет нападать на других людей, поскольку страх не позволит ему этого сделать. А вот чувствуя свою силу и видя те возможности, которые она дает, человек действует более смело, более напористо, более агрессивно. Следовательно, слабые люди менее агрессивны, нежели сильные, но тем не менее, агрессия слабых людей может выражаться в скрытой форме, которая порой, не менее, а то и более опасна, открытой формы агрессии.

Какими бы мы с вами не были, сильными или слабыми, мы все равно очень агрессивные существа по своей природе и наша агрессия связана в первую очередь с необходимостью отстаивать свои интересы в этом жестоком мире, в мире ограниченных ресурсов и безграничного эгоизма. Поэтому, воспринимать свою звериную сущность следует положительно, поскольку природа наделила нас ею не случайно, она просто необходима нам для выживания. Мы создали мир, в котором даже самые слабые человеческие особи могут выживать, тогда как, в природе выживает только сильнейший, только тот, кто может побороться не только за свою жизнь, но и за место под солнцем. Наш мир, мир людей – это нереальный мир, искусственный мир, в котором агрессия и агрессивность воспринимаются негативно, в то время как в дикой природе, это явление является естественным и необходимым. Агрессивное поведение не нуждается в этической оценке и интерпретации с нашей стороны, оно просто существует, и всегда существовало в нашей жизни, как естественная и, как уже было сказано выше – необходимая, врожденная форма поведения. И как мы с вами постоянно в этом убеждаемся, даже в нашем, казалось бы, цивилизованном мире, часто действуют звериные законы, при которых человеку важно уметь, что называется, пробуждать в себе зверя.

То, что агрессия имеет эмоциональную окраску, объясняется в первую очередь тем, что для целенаправленного нападения, для атаки, для мощного и молниеносного удара, направленного на уничтожение своего врага или своей жертвы, человеку необходима большая энергия. А энергию он черпает из своих эмоций, которые хоть и отключают его мышление, зато на уровне инстинктов позволяют действовать весьма эффективно. Но при этом максимальная эффективность действий агрессора, в большей степени связана с рациональностью его поведения, нежели с силой его эмоций. Помните слова Мухаммеда Али — порхать как бабочка и жалить как пчела? Злость, гнев, агрессия, и вообще дурь, нуждаются в контроле со стороны разума, тогда агрессивное поведение человека будет более эффективным. На самом деле, причинение одним человеком другому человеку вреда, или какого-либо ущерба, без особой на то необходимости, является неестественным проявлением агрессии. Люди, помимо своей враждебности, имеют также склонность и к сотрудничеству, аналогично другим животным, которые при необходимости сбиваются в стаи или в стада. А при таком поведении, когда человеку важно наладить сотрудничество с другими людьми, ему полезнее не столько быть агрессивным, сколько уметь находить общий язык со всеми людьми, ну или во всяком случае с большинством из них, для чего ему нужно развивать свое мышление. Думаете, мы такие любезные друг с другом, только благодаря этическому воспитанию? Ничего подобного, в большинстве случаев, мы вынуждены быть вежливыми с другими людьми, и вынуждены считаться с их мнением и их интересами. А вот когда у нас есть возможность этого не делать, когда все зависит только от нашего решения – быть или не быть человеком, уважающим других людей, мы часто принимаем решение не в пользу этих самых других людей. Человек с большими возможностями, часто без всякого зазрения совести, причиняет вред другим людям ради своих интересов и своего безграничного эгоизма. Поэтому, нам всем необходимо быть в меру агрессивными, чтобы наша агрессия была сдерживающим фактором для непомерных амбиций других людей. Быть агрессивным, когда это на самом деле требуется — очень полезно, так как в каждом, без исключения обществе, человеку необходимо уметь защищать свои интересы и уметь правильно себя поставить, чтобы занять наиболее выгодное положение в сравнении с другими людьми, желательно положение лидера.

Но самое главное, что нам с вами следует понимать, это то, что агрессия умных людей, по форме отличается от агрессии людей глупых, или лучше сказать – людей диких и слаборазвитых. Тем не менее, содержание агрессивных действий, остается неизменным, при любых личностных отличиях между людьми. Я бы даже сказал, что в некоторых, не во всех, случаях, агрессивные действия умных и очень умных людей, могут быть намного более опасными, нежели аналогичные действия со стороны глупцов. Замаскированная, как правило, под благие намерения, агрессия некоторых, шибко грамотных людей, не встречает сопротивление именно из-за своей неочевидности. И, к сожалению, для большинства людей, прописная истина, заключающаяся в том, что благими намерениями вымощена дорога в ад, остается пустыми словами, много раз услышанными и повторенными, но ни разу не понятыми. Нам всем что-то нужно от этого мира и от других людей, и многие из нас готовы пойти на многое ради того, чтобы побольше взять чужого и поменьше отдать своего. И часто люди берут свое именно за счет агрессивного поведения, за счет насилия, противостоять которому можно только с помощью ответного насилия.

Вот когда мы наблюдаем агрессивность у детей, мы должны понимать, что дело не в ненормальности ребенка, дело в его естественном стремлении к лидерству, в его желании сформировать свое окружение по своему усмотрению. Вы можете найти много информации по детской агрессии, и в большинстве случаев она будет говорить вам о том, что агрессивный ребенок – это не нормально, ну или не совсем нормально. Но на самом деле это не так, вернее, не совсем так. Дело в том, что у детей, в ряду их не достаточной развитости, агрессия выражается в весьма примитивной форме, она не может быть скрытой, как у некоторых хитрых взрослых людей, когда мы не видим явных признаков агрессии против нас или против кого-то другого, но при этом страдаем от нее. Ну вот, скажем, существует в нашем обществе такое понятие, как легитимное насилие, то есть законное, справедливое насилие, которое большинство людей принимают, как вынужденную необходимость, без которой нельзя обойтись. Самый яркий пример такого насилия – это смертная казнь, которая, якобы, является справедливым наказанием для особо опасных преступников. Но, в большинстве случаев, легитимное насилие, вовсе не легитимное и совсем даже несправедливое. Оно просто окультуренно и облагорожено благими намерениями агрессора, который пользуется имеющимися у него возможностями и причиняет вред другому человеку. Надо понимать, что даже самые опасные преступники, не появились из неоткуда. Они не рождались теми, кем в последствии стали, они стали теми, кем родители, общество и в целом окружающая их среда их сделали.

Но мы, совершая насилие над преступниками, считаем его вполне оправданным и не замечаем того, что преступлений в нашей жизни меньше не становится, хотя безусловно, суровость законов несколько усмиряет некоторые горячие головы. Тем не менее, бороться со следствием, а не с причиной насилия, с точки зрения результативности, абсолютно бессмысленно, а то, что мы это делаем, говорит о нашей агрессивности, которая выражается в несколько нездоровой форме. Мы не решаем проблему с преступностью в нашем обществе, когда наказываем преступников, мы просто ее более или менее контролируем. Но, решить эту проблему, во-первых, можно, а во-вторых, полезнее для каждого из нас. Почему же никто ее должным образом не решает? А потому, что всякая проблема нуждается в том, кто способен ее решить, а значит, общество всегда будет зависеть от чьей-то власти над собой, которая решает не решаемые проблемы. Так что думаю, мне нет нужды вам разъяснять, насколько такая зависимость общества от железной руки, может быть выгодной для некоторых, далеко не самых глупых людей. В общем, нет у нас сейчас никакого легитимного насилия, есть просто насилие, с которым мы миримся, или с которым мы вынуждены мириться. Из этого следует, что даже в самом цивилизованном и культурном обществе, одни люди, у которых есть необходимые для этого возможности, систематически совершают насильственные действия в отношении других, более слабых людей. И ничего другого, более эффективного, мы против агрессии пока еще не придумали, кроме адекватной ответной агрессии, которая способна нас защитить. Ну, будь оно иначе, мы бы только и делали, что подставляли вторую щеку под удар, вместо того, чтобы создавать оружие, формировать армию, иметь полицию, вооружаться и так далее.

Вот и получается, что с раннего детства, человек не просто склонен, но его даже тянет к совершению насилия над другими людьми. Получается потому, что во-первых, наши амбиции изначально запредельно высокие, а во-вторых, внутри себя, мы инстинктивно понимаем, что либо мы, либо нас. А агрессия просто движет нами в эту сторону, в сторону господства над другими людьми, она указывает нам на цели, не предлагая средств по их достижению, ибо это уже задача нашего мозга. И лишь страх перед наказанием служит профилактикой агрессии, и то только в тех случаях, когда речь идет о способных почувствовать этот страх людях. Дурака ни какой страх не остановит, поэтому суровость законов для него роли не играет, а исключением вероятности появления дурака вообще, как мы с вами выяснили выше, никто в нашем обществе не занимается и не планирует заниматься. Так что именно нужда, заставляет человека вести себя более или менее доброжелательно по отношению к остальным людям, и искать способы сотрудничества с ними. Нравится нам это или нет, но насилие в нашем обществе является нормой, а не исключением, и не смотря на наше негативное к нему отношение, оно совершается регулярно. Каждый из нас, хотя бы раз в жизни, становился жертвой насилия в той или иной его форме. Даже тот же обман, который сегодня встречается на каждом шагу, это тоже насилие, это насилие умственно развитого человека, над менее развитым. Мы же, совершенно закономерно, считаем с вами преступлением, когда взрослый человек обманывает ребенка, и скажем, склоняет его к половому акту? Это же агрессия, не так ли? Ну так а почему же мы не относимся подобным образом к таким же ситуациям со взрослыми людьми, которые не смотря на свои годы, иногда могут быть намного глупее детей? Мы считаем это приемлемым для нашей жизни – пользоваться глупостью других людей, или нам внушили, что это нормально?

Обман, как проявление более изощренной и окультуренной агрессии, обычно приходит на смену более примитивной, физической агрессии, которую мы воспринимаем в большей степени эмоционально, и поэтому все, достаточно примитивные поступки других людей мы способны более или менее правильно трактовать. Но именно этого умения, умения культурно проявлять свою агрессивность, и не хватает детям, которые вынуждены вести себя более открыто, более примитивно и более предсказуемо, добиваясь, таким образом, по сути, тех же целей, что и взрослые люди, то есть, добиваясь признания, лидерского положения в своем окружении и успеха, в конце концов. Почему мы крайне негативно относимся к убийце, убившего всего нескольких человек, но при этом совершенно нормально воспринимаем табачный или алкогольный бизнес, и тех, кто за ним стоит, не смотря на то, что эти бизнесмены убивают людей миллионами? Мы что, такие умные, что не в состоянии оценить и понять масштабы таких зол? Или мы настолько трусливы, что вынуждены мириться с одним насилием и выступать против другого? У каждого человека свой ответ на этот вопрос, в зависимости от его уровня развития и его честности, прежде всего с самим собой.

Психология, друзья мои, для того нам с вами и нужна, чтобы объяснять нам закономерности нашего поведения, а не для его трактовки. Иначе, мы бы не называли ее наукой. Если в вашей жизни присутствует насилие, и вы являетесь его жертвой, тогда вы можете обратиться за помощью к священнику или к неадекватному психологу, который поможет вам это насилие принять, смириться с ним, простить агрессора и в некоторых случаях позволить ему продолжать творить насилие над вами и дальше. Вам это нужно? До каких пор вы собираетесь подставлять вторую щеку и позволять другим людям совершать насилие над вами? Может быть стоит обращаться за помощью к адекватным людям, к адекватным психологам, которые помогут вам себя защитить? Ваши инстинкты подскажут вам ответы на эти вопросы — доверьтесь им. Старайтесь обращаться за помощью к тем, кто действительно способен вам помочь, независимо от ваших личных убеждений и отношения к тому или иному человеку. С насилием необходимо уметь бороться, агрессивное поведение должно всегда, запомните, всегда встречать отпор, иначе с ним невозможно будет справиться. Но чтобы этот самый отпор дать, необходимо уметь это делать, и чтобы там не пропагандировали миролюбивые люди, на каждый удар можно и нужно отвечать, точно таким же ударом, а лучше ударом посильнее. Агрессивный человек, если и отступится от своих чрезмерных амбиций, то только в том случае, если встретит отпор в виде не меньшей, а то и большей агрессивности со стороны других людей, на чьи интересы он решил посягнуть. В таких случаях говорят — нашла коса на камень. Или – против лома нет никакого приема, кроме другого такого же лома.

Не думайте, что наше, не самое красивое поведение, а то и абсолютно антисоциальное поведение, это результат нашей примитивности. Агрессия и агрессивность часто являются вполне осознанным решением и тщательно продуманной политикой, направленной на достижение человеком своих целей за счет других людей. У каждого человека стремящегося реализовать свои желания, всегда есть возможность проявить агрессию в отношении кого-то более слабого, и я вас уверяю, многие этой возможностью пользуются. Некоторые люди сами создают себе такие возможности, при которых они могут пользоваться чьей-то слабостью для достижения своих целей. Для этого, они делают других людей глупыми, посредством определенного психологического и идеологического воздействия на них. В. И. Ленин говорил: “Пока народ глуп и необразован, важнейшим искусством для нас является кино и цирк.” Но, я так подумал, и пришел к выводу, что это цирк и кино нужны для того, чтобы народ был глупым. Если вы будете очень умными людьми, вы сможете противостоять любой агрессии, а значит, вас не просто будет подчинить своей воле. А вот если вы будете неграмотными, глупыми, неорганизованными, не сплоченными, да еще и запуганными людьми, тогда с вами можно будет делать что угодно. Мало того, ваша непродуманная и в некоторых случаях совершенно неуместная доброжелательность и открытость, сделает вас легкой добычей для более агрессивного и коварного человека, который непременно воспользуется всеми вашими слабостями в своих интересах. И вы, ничего не противопоставите чужой агрессии, неважно в какой форме она будет выражаться, если сами будете белыми и пушистыми.

Я не говорю, что ваш ответ на любую агрессию в ваш адрес, должен быть обязательно зеркальным, да он и не может быть таковым всегда, поскольку нас у всех разные возможности. Но он обязательно должен быть – ваш ответ. Не силой, так хитростью, не хитростью, так умом, не умом, так жалостью и подхалимством, но мы должны уметь давать отпор нашим врагам. Иначе нас просто уничтожат. В каждом человеке, повторю – в каждом, есть свои сильные стороны. Если вы в принципе не агрессивный человек и не можете быть таковым, тогда ищите другие возможности себя защитить и отстоять свои интересы. Я считаю агрессией любую активность человека, направленную на противостояние другим людям или подавление им других людей, и неважно каким образом. Если кто-то пытается меня обмануть, для меня это агрессивный человек, если кто-то доказывает мне свою субъективную правоту, с целью протолкнуть через меня свои интересы, для меня это тоже акт агрессии. Так что не обязательно психоз и физическое насилие, дикость и жестокость, являются проявлением агрессивного поведения, всякое неравноправное взаимоотношение между людьми, при котором один человек использует в своих целях другого человека — это агрессия.

Почему так? Да потому, что в этом мире, условностей может быть сколько угодно, тогда как по законам природы, обойти которые мы не можем, всякое использование своих возможностей одним существом против другого существа, можно считать агрессией. Тут надо понимать, что совершенно неважно, какие именно методы используются для достижения людьми своих целей, связанных с получением выгоды за счет другого человека или других людей. Все те причины агрессии, с которыми мы имеем дело, с точки зрения нашей природы, вполне оправданы. Равно как и наше нежелание подчиняться чужой воле и всячески ей противостоять — это тоже естественная реакция человека на агрессию в свой адрес. Не естественно служить по своей воле другим людям, и не понимать, что это неестественно для тебя. Вот это действительно нездоровое восприятие человеком реальности. Поэтому, так важно понимать, когда именно и каким образом кто-то действует против нас, чтобы не удивляться тем незапланированным нами результатам, которые каждый из нас получает в своей жизни. Ну что, для вас разве будет иметь значение, как вас заставят на кого-то работать – под дулом автомата или путем создания таких условий, при которых вы вынуждены будете сделать так, как кому-то нужно, чтобы вы сделали? Только, разве что, для вашего эмоционального состояния это будет иметь какое-то значение, но не для ситуации в целом. Если в результате определенного воздействия на вас со стороны других людей, вы вынуждены кому-то служить, тогда совершенно неважно, каким образом вас заставили это сделать, против вас в любом случае, была совершена агрессия. Просто, не очень умные люди, не реагируют на бесструктурное управление ими, то есть на управление, осуществляемое посредством манипуляций, как на что-то негативное. А значит, такие люди и не считают агрессией те явления, из-за которых они вынуждены подчиняться чужим указаниям и служить чужим интересам, вопреки своему собственному желанию, истинному желанию, и своим собственным интересам. А если ты не видишь своего врага, тогда ты и сражаться с ним не можешь, ведь ты не понимаешь, какой именно угрозе тебе нужно противостоять, а значит, и не можешь найти необходимые средства для адекватного противодействия этой угрозе или угрозам. Поэтому, очень важно распознавать агрессию в любых ее проявлениях, желательно на ранних стадиях, и уже затем учиться адекватно на нее реагировать.

Так что зверя внутри себя, в клетке не держите, пусть он имеет возможность проявить свои качества в особо сложных для вас ситуациях, когда вам реально угрожает опасность. Единственное, в чем действительно нуждается агрессивный человек, это в контроле своего агрессивного состояния. Мы должны уметь управлять собой и своими эмоциями, что можно сделать только посредством нашего ума, который необходимо развивать и заставлять работать. Примитивный человек на все реагирует достаточно эмоционально, чем больше эмоций в поведении человека присутствует, тем меньше в этом поведении разумности. Но как только мы приучаем себя постоянно думать, прежде чем действовать, приучаем свой мозг анализировать ситуацию и поступающую к нам информацию, рассуждать над ней, просчитывать различные варианты развития событий при тех или иных наших действиях, вот тогда наши эмоции отходят на второй план, и мы можем контролировать свое поведение. В том числе, за счет активности нашего мышления, мы сможем контролировать и свою агрессию, не борясь с нею, а грамотно управляя ее энергией.

Обратите внимание, сколько в нашей жизни возникает конфликтных ситуаций. Люди постоянно о чем-то спорят, враждуют между собой, совершают насилие друг над другом. В меру своих возможностей, каждый человек, повторюсь, каждый, не думайте, что вы другие, стремится над кем-то доминировать, кем-то управлять. А при таком стремлении, конфликты неизбежны. Мы даже в рамках своей семьи не умеем жить в мире и согласии. А ведь на самом деле нет никакой разницы между семейными ссорами и большими войнами, при которых гибнет много людей, ибо и в том и в другом случае, человеческий эгоизм, человеческое стремление к доминированию и отстаиванию своих интересов, встречается с точно таким же стремлением со стороны других людей или с их противодействием этому стремлению. И возникает конфликт. Масштабы только у разных конфликтов могут быть разные, при семейных ссорах страдает меньше людей, чем во время большой войны. Но если обратить внимание на общую статистику насилия в семье, то окажется, что все семейные ссоры и то насилие, которое за ними следует – это очень большая война.

А на войне, как на войне, на ней не до сантиментов и нежностей, на ней нужно быть и жестким и агрессивным и временами очень жестоким. Для защиты своей жизни, а также жизни дорогих нам людей, нам обязательно необходимо уметь быть агрессивными. В повседневной жизни мы можем и должны быть цивилизованными и культурными людьми, чтобы поддерживать ту, более или менее приемлемую для нас и нашей жизни атмосферу в обществе. Но когда мы вынуждены вступать в противостояние с другими людьми, когда вынуждены отстаивать свои интересы и защищать свои ценности, а также уже упомянутую мною жизнь, тогда нам необходимо пускать в ход все, что дала нам природа, включая агрессию и прочие наши звериные качества. Многие в этой жизни будут пытаться попробовать вас на твердость, чтобы нащупать ваши слабые места и использовать их для подчинения вас своей воле. И если вы не сможете или не захотите, на эти враждебные для вас попытки прогнуть вас, должным образом отреагировать, тогда это может дорого вам обойтись. Многие люди, только с виду разумны, на деле же, действительно разумные люди встречаются очень редко, тогда как с людьми примитивными и весьма агрессивными по своей натуре, мы вынуждены встречаться гораздо чаще. И нам надо уметь с ними взаимодействовать, как бы мы к ним не относились. Каждый из нас имеет определенный набор качеств, которые может использовать, как для хороших, так и для плохих дел. И вы можете преследовать какие угодно цели в своей жизни, не обращая внимания на средства их достижения, но при этом ваше поведение всегда будет отражаться в адекватном отношении к вам со стороны других людей.

Вы бы многое сделали по-своему в этой жизни, будь на то ваша воля, вы бы определенно многим и многими воспользовались в своих целях, если бы только могли. И вы бы точно не стали считаться с некоторыми, неправильными с вашей точки зрения людьми, добиваясь от них нужных вам действий, если бы они только позволили вам на себя наплевать. Вы не хороший и не плохой человек, вы просто человек, с присущими этому существу качествами. Вы всегда будете хотеть большего, чем то, что уже имеете, и ваша агрессия, в той или иной форме, всегда будет вырываться наружу. И только страх перед ответным насилием, остановит вас перед совершением некоторых, не самых хороших поступков, которые будут казаться вам необходимыми или во всяком случае желательными для вас, в тот или иной период в вашей жизни. Посмотрите сами, как сильно наша жизнь зависит от того страха перед наказанием, без которого мы не способны поддерживать нормальные человеческие взаимоотношения между собой. Без легитимной формы насилия, а точнее, без его иллюзии, вообще невозможно создать хоть сколько-нибудь нормальное общество, которое не погрязнет в междоусобице. Не следует нам считать себя слишком разумными существами, ибо разумные существа не нуждаются в палке, чтобы делать так, как надо делать, а не так, как им хочется делать. И пока мы больше будем думать о том, что мы очень развитые существа, но не являться таковыми в действительности, агрессия и агрессивность будут спутниками нашей жизни.

Для каждого из нас важно держать любые свои эмоции под контролем, в том числе и агрессию. Животные не менее агрессивны, чем мы, но как вы сами можете видеть, не они нас, а мы их покорили и держим под контролем. Поэтому, нам важно не столько на своих природные инстинкты уповать, сколько на свое умственное развитие, которое всегда двигало нас вперед и помогало нам добиваться выдающихся результатов. Агрессию нам следует трансформировать в стимулирующую нашу активность энергию. Вам что-то не нравится, вы кого-то ненавидите, вы хотите уничтожить своих врагов, вы очень злы на других людей? Что же, это случается в нашей жизни и вас можно понять. Но не нужно из-за этого будить в себе зверя и с дикими криками бросаться на людей, решая все свои проблемы при помощи грубой силы, это слишком опасная и слишком непродуманная в большинстве случаев затея. Лучше включайте свои мозги и ищите решение своих проблем с помощью них. А ваша агрессивность придаст вам энергии, с помощью которой вы заставите себя работать над решением всех своих проблем.

Дикость, друзья, уместна только в дикой среде, и если вы не хотите постоянно беспокоиться за свою спину, в которую могут воткнуть нож, тогда и сами цинично не пользуйтесь слабостью других людей в своих интересах. Помните, что каждый человек вносит свой вклад в атмосферу того общества, в котором он живет.

psichel.ru

Симптомы депрессивного расстройства

У каждого человека симптомы депрессии появляются хотя бы один раз в жизни. Депрессия – расстройство психики, сопровождающееся утратой работоспособности, снижением настроения и нарушением мышления («давящая триада»). В таком состоянии самооценка человека снижается. Чтобы повысить ее, иногда человек прибегает к спиртным напиткам или наркотическим веществам. Конечно, депрессивное состояние можно лечить, но к психиатрам больной при депрессии обращается редко.

Согласно статистике сегодня депрессия наблюдается у 10% населения нашей планеты. В связи с лабильностью психического состояния женщин патология у них наблюдается наиболее часто после 40 лет. Это связано со сбоями в гормональном фоне и наступлением климакса.

Своевременно выявить симптомы заболевания специалистам сложно, так как больше половины пациентов их скрывает. У людей возникает страх перед назначением антидепрессантов. Существует также опасение, что психический диагноз станет известен работодателю и человек потеряет работу. Таким образом, депрессию можно отнести к социальным болезням, наряду с ожирением и сахарным диабетом. Вопросы скрининга депрессивных расстройств должны возлагаться на терапевтическое медицинское звено. При диагностике врачу и пациенту важно знать симптомы депрессивных состояний.

Основные признаки депрессивного расстройства

Чтобы выявить признаки депрессии сложно ориентироваться только на жалобы пациента. Для верификации диагноза используется тестовая и врачебная оценка признаков состояния.

При беседе с пациентом психолог или психотерапевт выявляют следующие критерии:

  • Угнетенность настроения.
  • Чувство усталости.
  • Повышение озабоченности.
  • Отсутствие желаний и интересов.
  • Снижение сексуального интереса.
  • Частая нервозность и светобоязнь.
  • Небрежное отношение к личной гигиене и ежедневным обязанностям.
  • Постоянная потребность в отдыхе.
  • Раздражительность, беспокойство и нервное напряжение.
  • Вышеописанные симптомы являются стартовыми. Если длятся долго, приводят к маниям.

    Чтобы определить скорое наступление фобий и маний врач должен ориентироваться на наличие у пациента следующих признаков:

  • Ускоренное течение мыслительного процесса.
  • Эйфория и подъем настроения.
  • Чрезмерная говорливость и новые идеи.
  • Увеличение активности и повышение энергии.
  • Частые перемены в сфере восприятия действительности.
  • Нетерпение и повышенная раздражительность.
  • Усиление потребления алкоголя и наркотиков.
  • Конфликтность.
  • Повышение сексуального интереса.
  • Усиленная трата денег.
  • Тревога и беспокойство.
  • Отвлекаемость и нарушение внимания.
  • Наряду с ранними симптомами, позволяющими выявить депрессию, существуют еще дополнительные «мягкие» биполярные признаки. Под ними понимаются признаки, которые свидетельствуют о депрессивных расстройствах у родственников пациента или в его собственной истории за несколько лет до обращения.

    К таким признакам относится терапия литием у родственников пациента, семейная предрасположенность к болезни, душевные расстройства у 3 поколений семьи, маниакальные расстройства при приеме антидепрессантов.

    Следует понимать, что многих из ранних симптомов, которые используются для диагностики депрессии, являются проявлениями нормальной жизнедеятельности человека. Появление патологии наиболее вероятно, если у человека проявляется максимальное число признаков за длительное время.

    Тем не менее, следует понимать, депрессивные расстройства проявляются по-разному у пожилых и молодых людей, а также у мужчин и женщин.

    Как определить депрессивные расстройства у подростков

    Депрессивные расстройства у подростков проявляются с преобладанием раздражительности, а не угнетения настроения. Они враждебно относятся к окружающим людям. У таких молодых людей появляются необъяснимые боли при нормальной клинической картине и результатах исследований.

    Если патологию не выявить на начальной стадии, то у подростка возникнут проблемы в школе, в семье. Он будет склонен к употреблению наркотиков и спиртных напитков. Подростковую депрессию лечить достаточно легко, но важно выявить ее своевременно.

    Депрессивные расстройства у пожилых людей

    Такие изменения в жизни, как утрата близких, тяжелые заболевания у пожилых людей приводят к депрессии. Конечно, они больше проявляются у людей, которые лишены поддержки. Депрессивные расстройства не являются нормальной составляющей процесса старения организма. Специфика признаков патологии в пожилом возрасте – жалобы на физические недомогания. Важно своевременно их выявить, чтобы исключить риск самоубийства.

    Депрессивные расстройства у мужчин

    Хотя статистика свидетельствует, что депрессия – это удел женщин, но сильная половина тоже подвержена заболеванию. Она отнюдь не характеризует слабость мужчин, а является самостоятельным заболеванием. Подавленные мужчины гораздо реже признают ненависть к себе. Не важно, какие причины ее провоцируют. Если мужчина жалуется на отсутствие интереса к увлечениям, работе и обычным ежедневным занятиям, то следует насторожиться относительно наличия у него депрессивных расстройств. Вдобавок, к общим признакам патологии у мужчин присоединяется агрессивность, гнев и даже насилие.

    Депрессивное расстройство у женщин

    У женщин депрессия возникает в 2 раза чаще, чем у представителей сильной половины человечества. Отчасти это зависит от многочисленных гормональных сбоев, климактерической менопаузы после 40 лет. Представительницы прекрасной половины человечества часто переживают вину, переедают и быстро набирают вес. На этом фоне вероятность аффективных расстройств у них повышается.

    Клинические исследования симптомов депрессии

    В результате клинических исследований депрессия призвана болезнью, которую невозможно лечить самостоятельно. Вследствие психологических расстройств человек не может справиться с ней простым усилием воли. Основной симптом патологии – угнетение духа и способности к самовосстановлению. Чувство уныния и постоянное беспокойство свидетельствует о проблемах психологической сферы. Если депрессия спровоцирована трагическим событием, таким как потеря близких, развод или увольнение с работы, человек часто «подсаживается» на алкоголь. Однако в некоторых случаях симптомы патологии возникают без выраженной причины. Они влияют на повседневную деятельность человека. Постепенно он становится агрессивно относиться к окружающим людям.

    Одним из частых признаков патологии является нарушение концентрации. Человек сосредотачивается на внутренних переживаниях, поэтому ему сложно выполнить необходимую производственную или домашнюю задачу. Тяжелая депрессия приводит к тому, что человек перестает нормально реагировать на обычные вещи.

    Такие проблемы, как невозможность спокойного сна, высокое давление, резкая потеря веса – частые симптомы заболевания. Причина их появления неизвестна, но лечить их необходимо.

    Когда пациенты с депрессивными расстройствами теряют интерес к жизни, они перестают следить за собой. В таком случае только помощь близких и друзей, приведет к возвращению человека в социальную среду.

    Что такое глубокая депрессия

    Глубокая депрессия возникает у людей с наследственной предрасположенностью. У них депрессия характеризуется сезонностью. Она активируется зимой и осенью. При этой форме патологии часто встречаются такие симптомы, как галлюцинация и бред.

    Внешние симптомы глубокой депрессии не следует путать с осенней формой заболевания. Глубокие депрессивные расстройства – более тяжелая болезнь. Она проявляется неконтролируемым плачем, хроническими болями, усталостью и вялостью. Для нее характерны навязчивые мысли о самоубийстве. Типичным состоянием при патологии являются такие симптомы, как галлюцинации, длительный сон (несколько суток), внезапная беспричинная агрессия.

    Как заподозрить у себя депрессию

    Чтобы заподозрить у себя депрессию, необходимо знать, какие признаки ее существования может определить самостоятельно человек, имеющий данную патологию. Для этого существует простой тест. Ответьте на вопросы:

  • Часто ли снятся кошмары?
  • Существуют ли трудности с засыпанием?
  • Часто ли у вас возникает эмоциональное истощение и усталость?
  • Регулярна ли половая жизнь?
  • Сильно ли изменился вес на протяжении 6 месяцев?
  • Встречаются ли у ваших родственников депрессивные расстройства?
  • Бывают ли галлюцинации?
  • Оцениваете ли уровень ежедневного стресса, как повышенный?
  • Скрываете ли вы свои переживания от близких людей?
  • Часто ли появляется ощущение, что жизнь бессмысленна?

Если на половину из этих вопросов ответили утвердительно, то у вас высок риск депрессии. Обратитесь к специалисту.

Чтобы эффективно лечить депрессию придется перепробовать множество видов терапии. К сожалению, не существует единственного эффективного средства от этой патологии. Какие препараты бы не назначил бы врач, их необходимо принимать.

Специалист будет рекомендовать антидепрессанты или физиотерапевтические методы. Эффективной технологии не существует, поэтому в каждом конкретном случае специалист самостоятельно будет выбирать терапию. Очень важно терпение. Помните, что ваша агрессивность является признаком заболевания, поэтому доверьтесь врачу. Он имеет практический опыт и знает, как вернуть вас к здоровой жизни.

indepress.ru

Агрессия и агрессивность

Агрессия (от лат. aggressio — нападение) — эмоционально окрашенное жесткое целенаправленное нападение. Желание и готовность нанести урон, ударить, уничтожить.

По Л. Берковицу, это поведение, нацеленное на нанесение оскорбления или повреждения другому человеку или предмету^.

Проявления агрессии разнообразны^. Агрессия (агрессивность) бывает прямая и косвенная, направленная вовне и на себя, физическая и вербальная, защитная и провоцирующая, здоровая и деструктивная.

Агрессия — это вид действий или состояние, а агрессивность — черта характера, привычка и склонность реагировать на все агрессивно.

Часто говорят, что агрессивное поведение — одна из форм реагирования на различные неблагоприятные в физическом и психическом отношении жизненные ситуации, вызывающие стресс, фрустрацию и тому подобные состояния. Верно^, но агрессия вовсе не обязательно является формой реагирования, нередко это проактивная политика и осознанный выбор человека.

Когда человек защищает свою жизнь и свои ценности, он бывает агрессивен. Когда за этим стоит боль и желание отомстить — агрессивен неадекватно.

Почему люди бывают агрессивными и для чего люди используют агрессии — это разные вопросы. «Почему» — это про естественные причины возникновения агрессии и агрессивности, об этом смотри Модели агрессивности. При этом агрессия и агрессивность нередко бывает осознанным решением и обдуманной политикой. Люди используют агрессию, чтобы влиять на окружающих и достигать нужные цели, чтобы получить азарт новых переживаний, острых ощущений, развлечь себя яркой эмоцией. Когда-то — для того, чтобы отстоять и поднять свой статус, см. Лидеры-приматы

Нужна ли агрессивность?

Агрессивность может быть управляемой и неуправляемой. Неуправляемая агрессивность скорее вредна, как и неуправляемый страх, неуправляемая радость и любая другая неуправляемая эмоция. Агрессивность не уместна в отношениях между близкими людьми и друзьями, кроме шуточной агрессивности, когда агрессивность — это игра, обе стороны заинтересованы в такой игре, воспринимают происходящее как игру и получают от этого удовольствие.

Управляемая агрессивность может быть полезна, например, в решении конфликтных ситуаций, в которых задели ваши интересы, а на попытку решать «по-хорошему» не отреагировали. Агрессивность иногда нужна там, где вас «пробуют на прочность», и вы обязаны продемонстрировать разумную твердость, а иногда и адекватно ответить.

Подробнее на эту тему рассуждал Конрад Лоренц в своей книге «Агрессивность». См: Агрессивность по Конраду Лоренцу.

Что делать с агрессивностью в обществе

Что делать с собственной агрессивностью

Агрессия не всегда вредна, но часто опасна. Собственную нежелательную агрессию желательно погасить, если это затруднительно, то притушить, сдержать, по крайней мере не разжигать. Это все — задачи контролирования агрессии. Управление агрессией — шире, чем ее сдерживание, это и вызов агрессии, и направление ее в нужном направлении, и управление ее характером и динамикой. См.>

Что делать с агрессивностью окружающих

С агрессивными людьми лучше не связываться, но если контакт неизбежен, то. См.>

www.psychologos.ru

Депрессия и агрессивность

АГРЕССИВНОСТЬ ПРИ ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ

19.00.04 – Медицинская психология (психологические науки)

диссертации на соискание ученой степени кандидата

Работа выполнена в Государственном учреждении "Научном центре психического здоровья Российской академии медицинских наук"

кандидат психологических наук,

доцент Ениколопов Сергей Николаевич

доктор психологических наук Сафуанов Фарит Суфиянович

кандидат психологических наук Сулимовская Елена Ивановна

Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится "19 октября 2005 г . в 14 часов

на заседании диссертационного совета Д 208.044.01

при Федеральном государственном учреждении

"Московский НИИ психиатрии" Федерального

агентства по здравоохранению и социальному развитию

по адресу: 107076, Москва, ул. Потешная, д. 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

ФГУ "Московский НИИ психиатрии" Федерального

агентства по здравоохранению и социальному развитию.

Автореферат разослан 19 сентября 2005 г .

кандидат медицинских наук Т.В. Довженко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационной работы. Среди широкого спектра психических расстройств депрессия — одно из наиболее широко распространенных заболеваний современности, и число людей, страдающих этим недугом, неуклонно растет (Вертоградова, 1997; Куликов, 1997; Тиганов, 1999). Вероятность развития в течение жизни монополярной депрессии составляет до 20% (Крупина, 2000). Распространенность депрессивных состояний среди населения Земного шара достаточно высока: по данным ВОЗ — около 5% ( Schatzberg , 1997). Ежегодно около 100 млн. жителей нашей планеты обнаруживают признаки депрессии, причем у женщин риск возникновения и в дальнейшем повторения депрессивного расстройства в два раза выше по сравнению с мужчинами. Кроме того, наряду с увеличением распространенности депрессий, в современном мире отмечается рост агрессивного и аутоагрессивного поведения.

Проблема связи агрессии и депрессии, впервые сформулированная Фрейдом (Вилюнас, Гиппенрейтер, 1993), до сих пор остается актуальной. Результаты исследований последних лет, посвященных этой проблеме, весьма неоднозначны. В частности, существует мнение, что для депрессивного расстройства не характерны агрессивные действия, за исключением суицидальных тенденций, которые расцениваются как проявления аутоагрессии (Тиганов, 1999; Смулевич, 2000). Отмечая тесную связь депрессивных расстройств с суицидальными намерениями, Castrogiovanni et al . (1998), N ierenberg et al . (1996) одновременно отрицают существенные различия в уровне агрессии между больными депрессией и здоровыми испытуемыми.

Другие авторы (Ван Прааг, 1994, 1998; Куликов, 1997; Wolfersdorf et al ., 1998; К n ох е t а l ., 2000; Bjork et al ., 1997) считают, что при депрессии уровень агрессии повышен и, наряду с прямыми ее проявлениями, у больных наблюдаются раздражительность, подозрительность и негативизм. Идеи о наличии связи депрессивного расстройства с различными проявлениями агрессии отражены также в работах Драгунской (1983, 1990), Изарда (1999), Барденштейна с соавт. (2002), Braconnier et al ., (1997). На наличие патогенетической связи депрессивного расстройства и агрессии указывают результаты исследований Srikumar et al ., (2001), выявившего общие нейрохимические механизмы их возникновения, в частности, нарушения обмена серотонина. Показано также, что сочетанные симптомы тревоги и депрессии, агрессивности и делинквентности обусловлены генетически (Гиндина, 2005).

Проявления агрессивности в поведении тесно связаны с эмоциональным состоянием самого индивидуума и восприятием эмоционального состояния окружающих. Депрессия меняет восприятие и оценку поступающей информации, нарушает адекватность реагирования, приспособительное поведение, снижает работоспособность. Известно, что при депрессии искажены восприятие и интерпретация эмоциональной экспрессии, являющиеся важной составляющей социальной коммуникации человека (Михайлова и др., 1990, 1993, 1994, 2001, 2002), а также нарушен произвольный контроль поведения (Филатова, 2000; Baxter et al ., 1989; Drevets et al ., 1992; Brown et al ., 1994; Ito , 1996). Эмоции, выполняя в норме роль одного из механизмов внутренней регуляции психических и физиологических процессов, приспособительного поведения, в условиях патологии превращаются в дезорганизующий фактор (Вилюнас, 1976; Моносова, Чаянов, 1992; Моносова, 1994; Изард, 1999 ; Курек, 2001).

Агрессия, как поведение, направленное на причинение вреда, ущерба объекту или субъекту, оценивается на основании уже совершенных действий, последствия которых порой бывают неисправимы. В картине депрессии нередко отмечают дисфорию, жестокие действия, расширенные самоубийства. Эти феномены мало изучены и их исследование представляется крайне важным как для клинической, так и для экспертной практики (Дмитриева и др., 1998, 2002; Сафуанов, 2003). Кроме того, для своевременного принятия превентивных мер необходимо выявление агрессивности субъекта, состоящей в его предрасположенности и готовности к агрессивным действиям.

Таким образом, несмотря на существование большого количества клинико-психологических, клинических и экспериментальных работ, выполненных в данной области, проблема агрессивности и агрессии в структуре депрессии сохраняет свою актуальность как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

Предмет исследования: агрессия как поведение, целью которого является причинение вреда, ущерба объекту или субъекту, включающая две формы агрессивности: проактивную агрессивность как черту личности и реактивную агрессивность как агрессивность, проявляющуюся только во фрустриующих ситуациях.

Объект исследования: больные с депрессивными расстройствами, имеющими различную нозологическую принадлежность (аффективные расстройства, шизофрения, личностные расстройства).

• При депрессии повышена проактивная агрессивность, предположительно связанная с трудностями распознавания собственного эмоционального состояния и эмоционального состояния окружающих, а также с повышенной обидчивостью, подозрительностью и враждебностью, как личностными качествами, создающими благоприятный фон для развития агрессивного поведения.

• Уровень агрессивности и агрессии связан с нозологической принадлежностью депрессии, ее тяжестью и длительностью, а также с половой принадлежностью больных.

Цель исследования: выявить особенности взаимосвязи депрессии с агрессивностью и агрессией.

1. Анализ теоретических аспектов проблемы взаимосвязи депрессии и агрессивности.

2. Выделение возможного спектра факторов, способствующих формированию и проявлению агрессивности при депрессивных состояниях.

3. Оценка характера проявлений агрессивности в зависимости от нозологической принадлежности, тяжести и длительности депрессии.

4. Определение и анализ возможных связей между агрессивностью в структуре депрессивных состояний и некоторыми клинико-психологическими параметрами их проявления (алекситимией, восприятием эмоциональных стимулов).

5. Сравнение исследованных связей и зависимостей в выборках здоровых лиц и пациентов с депрессивными расстройствами.

Положения, выносимые на защиту.

Проактивная и реактивная агрессивность усиливается с увеличением тяжести депрессии, а также обнаруживает связь:

• с длительностью депрессивного расстройства;

• с нозологической принадлежностью заболевания;

• с фрустрирующим воздействием ситуации;

• с алекситимией и качеством восприятия эмоционального состояния окружающих;

• с полом больных.

Научная новизна и теоретическая значимость работы. Впервые на основе целостного клинико-психологического изучения агрессивности в структуре депрессивных расстройств выявлен определенный спектр клинических, психологических и аффективно-поведенческих характеристик больных, способных влиять на форму и уровень проявления агрессии. Установлено, что различия в формировании модуса агрессивного поведения при депрессиях разной нозологической принадлежности, в первую очередь, определяются доминированием либо импульсивности, характерной для психопатий, либо рефлексивности, более присущей лицам с расстройствами аффективной сферы. Результаты выполненного исследования способствуют уточнению теоретических представлений о структуре депрессивных расстройств, расширяют клинико-психологический ракурс интерпретации их проявлений.

Практическая значимость работы. Данные о характере проактивной и реактивной агрессивности у исследованных больных, указывающие на более высокую вероятность развития агрессивных действий на ранних этапах формирования заболевания и при утяжелении депрессивного расстройства, представляются полезными для психиатрической практики, в частности, для профилактики агрессивных и аутоагрессивных действий больных, для повышения безопасности медицинского персонала. Нозологические различия в проявлениях исследованных феноменов могут использоваться в качестве дополнительных критериев дифференциальной диагностики депрессивных состояний, а также для повышения продуктивности сотрудничества пациента с лечащим врачом.

Апробация работы: результаты исследования были доложены на 1-ой Международной конференции памяти Б.В. Зейгарник (Москва 2001 год), на съезде Российского психологического общества «Психология в системе наук (междисциплинарные исследования)» Москва 2002 год, на научной конференции молодых ученых в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН (Москва 2003 год). По материалам диссертации опубликовано 11 печатных работ.

Структура и объем работы: кандидатская диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, выводов, заключения, списка литературы из 189 наименований, двух приложений. Основная часть работы изложена на 123 страницах. Диссертация содержит таблицы, рисунки, иллюстрирована диаграммами и графиками.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании участвовало 87 пациентов: 31 женщина и 56 мужчин в возрасте от 17 до 46 лет, средний возраст 24,57 года (средний возраст женщин 30,71 лет, средний возраст мужчин 20,97 лет). Контрольную группу составили 68 человек (студенты и преподаватели биологического факультета МГУ, сотрудники Института ВНД и НФ РАН и сотрудники лаборатории нейрофизиологии НЦПЗ РАМН): 37 женщин и 31 мужчина, в возрасте от 17 до 45 лет, средний возраст 25,12 лет (средний возраст женщин 27,08 лет, средний возраст мужчин 22,77 года). Критерием отбора здоровых испытуемых служило отсутствие психических и неврологических расстройств. Критериями включения находящихся на стационарном лечении больных в исследование являлось: наличие депрессивного состояния различной степени тяжести, клиническая картина которого исключала наличие бредовых и галлюцинаторных расстройств, а также заболеваний ЦНС. Диагностика в группе больных проводилась врачами клиники НЦПЗ РАМН.

Вся когорта больных из 87 человек была разделена на три группы на основании клинического диагноза. В первую группу (45 человек: 23 мужчины и 22 женщины) были включены больные с диагнозом: F 31 — биполярное аффективное расстройство (17 человек), F 32 — депрессивный эпизод (3 человека), F 33 — рекуррентное депрессивное расстройство (10 человек), F 34.0 — циклотимия (8 человек), F 34.1 — дистимия (1 человек), F 41.2 — смешанное тревожное и депрессивное расстройство (2 человека) и F 43.21 — пролонгированная депрессивная реакция (4 человека). Вторую группу (23 человека: 15 мужчин и 8 женщин) составили больные с диагнозом: F 20 — шизофрения (3 человека), F 21 — шизотипическое расстройство (15 человек) и F 25.1 — шизоаффективный психоз (5 человек). В третью группу (19 человек: 18 мужчин и 1 женщина) были включены больные с диагнозом: F 61.0 -смешанные расстройства личности (8 человек), F 60.1 — параноидное расстройство личности (1 человек), F 60.3 — эмоционально неустойчивое расстройство личности (6 человек), F 60.4 — истерическое расстройство личности (2 человека) и F 60.6 — тревожное расстройство личности (2 человека).

На основании результатов шкалы депрессии Бека было выделено пять групп больных по тяжести депрессии: 1 группа с минимальной депрессией (15 человек: 3 женщины и 12 мужчин); 2 группа с лёгкой депрессией (19 чеповек, 6 женщин и 13 мужчин); 3 группа с депрессией средней тяжести (14 человек: 5 женщин и 9 мужчин); 4 группа с тяжелой депрессией (24 человека: 12 женщин и 12 мужчин); 5 группа с очень тяжелой степенью депрессии (15 человек: 8 женщин и 7 мужчин).

Кроме того, вся когорта больных была разделена на две группы на основании длительности заболевания, зафиксированной в истории болезни: 1 группа с длительностью заболевания до года включительно (15 человек: 6 женщин и 9 мужчин) и 2 группа с длительностью заболевания более года (72 человека: 25 женщин и 47 мужчин).

Выбор комплекса методик обусловлен тем, что агрессивность и ее проявления в поведении связаны с эмоциональным состоянием человека и с восприятием им эмоционального состояния окружающих (в частности по выражению лица), которое является неотъемлемой частью социальной коммуникации человека (Изард, 1999; Курек, 2001; Михайлова и др., 1990, 1993, 1994, 2001, 2002). Так Бек (Вес k , 1970) первым высказал предположение о том, что больные депрессией игнорируют позитивные сигналы, а негативным уделяют чрезмерное внимание.

По данным исследований Курека (2001) у подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами, с агрессивным поведением и депрессивными симптомами была выявлена неточность опознавания эмоциональной экспрессии по жестам и позам. В группе женщин, страдающих алкоголизмом, по сравнению со здоровыми испытуемыми отмечается снижение точности опознавания эмоций «радость», «печаль», «гнев», «страх». Выражение радости является наиболее легко и точно распознаваемым ( Ekman , Friesen , 1976; Young et al ., 1995). Механизмы опознавания эмоций гнева и страха исследованы в меньшей степени по сравнению с эмоциями радости и горя (печали). Это направление представляет особый интерес в связи с важностью опознавания этих эмоций для адекватно-приспособительной деятельности человека, так как утрата способности их правильного распознавания может быть причиной девиантного (агрессивного) поведния ( Davidson et al ., 2000). В работе использовались следующие методики.

•Методика Цунга для диагностики депрессии (Балашова, 1990).

• Шкала Бека для субъективной оценки депрессии (Тарабрина, 2001).

• Торонтская алекситимическая шкала Тейлора (Ересько и др., 1994; Практическая психодиагностика, 1998).

• Тест Вагнера «Рука» в модификации Герасимова (1999), направленный на изучение проактивной агрессивности. Обследуемому предлагают описать действия, совершаемые изображенной на карточке рукой. Ответы оценивают по 11-ти классическим шкалам и по 5-ти субшкалам согласно направленности приписываемых руке действий: 1) взаимодействие субъект-субъект; 2) взаимодействие субъект-объект; 3) действие, направленное на себя; 4) незавершенное, конфликтное, символическое действие; 5) отсутствие действия, описательная характеристика.

•Методика Басса и Дарки, позволяющая оценивать агрессию на основе самоотчета обследуемого о совершенных им агрессивных действий в прошлом (Практикум по психодиагностике, 1990).

. • Методика Розенцвейга в модификации Тарабриной (1994), направленная на изучение реакции испытуемого и ее направленности во фрустрирующих ситуациях, т.е. на изучение реактивной агрессивности.

• Компьютерная психофизиологическая методика « Operator » (Моносова, Чаянов, 1992), предназначенная для исследования восприятия эмоциональных мимических стимулов. На экране монитора (в центре поля зрения) в случайном порядке предъявляли фотографии лица, выражающего эмоции «радость», «горе», «гнев», «страх». Проводили 2 серии эксперимента, в которых попарно сочетались эмоции «радость-горе» и «гнев-страх». Предъявлялось 8 изображений каждой эмоции от минимальной до максимальной степени выраженности. Испытуемый получал инструкцию как можно быстрее идентифицировать эмоцию и нажать правую или левую клавиши «мыши» компьютера. После нажатия клавиши изображение лица заменяли маскировочным фоном. Неправильная идентификация эмоции или отсутствие ответа в течение 1500 мс фиксировались как ошибка выбора.

Данные подвергались обработке в статистическом пакете Statistica for Windows . Значимость межгрупповых различий определялась с помощью непараметрической статистики (критерий Манна-Уитни). Для выявления взаимосвязей показателей, полученных при проведении подобранных методик, был проведен корреляционный анализ (по Спирмену).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Агрессивность, восприятие эмоциональной экспрессии и депрессия

Проведение нами теста «Рука» показало, что у больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, достоверно более высокая проактивная агрессивность, направленная на предметы (р<0,001) (рис. 1).

Рис. 1 Уровень проактивной агрессивности у больных депрессией (Д) и в контрольной группе (К).

Рис. 2 Уровень подозрительности (П), обидчивости (О) и враждебности (В) у больных депрессией (Д) и в контрольной группе (К).

При этом сравниваемые группы не различаются по уровню проактивной агрессивности, направленной на людей, значения этого параметра одинаково высокое. Согласно фрустрационной теории ( Dollard , 1939; Miller , 1941) агрессия является одной из форм поведения, которую порождает фрустрация. Агрессивное поведение может не проявляться в момент фрустрации, прежде всего из-за угрозы наказания. В этом случае происходит «смещение», в результате которого агрессивные действия направляются на другой объект, нападение на который ассоциируется с наименьшим наказанием. Можно предположить, что смещение агрессивности на предметы (неживые объекты) у больных депрессией происходит из-за страха быть наказанными, из-за того, что окружающие не одобрят поведение, поэтому агрессивность направляется на объект, нападение на который ассоциируется с наименьшим наказанием.

Результаты теста Басса-Дарки показали, что у больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, достоверно более выражена подозрительность (р=0,03), обида (р=0,004) и враждебность (р=0,004) (рис. 2). Это частично согласуется с данными о том, что больные депрессией демонстрируют более высокие показатели по шкале «подозрительность» ( Wolfersdorf et al ., 1998). Полученные нами результаты согласуются с данными Wessman et al . (1960), Haines et al . (1995) и Wei Wang et al . (2002) о том, что у больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, повышены враждебность, обидчивость, раздражительность и агрессия, наряду с повышенными тревогой и беспокойством. На этом основании они делают вывод о наличии у больных депрессией враждебных установок в адрес окружающих людей.

Наряду с этим, согласно результатам теста «Рука» у больных депрессией достоверно более низкая эмоциональность по отношению к людям (р=0,02).

В тоже время при депрессии выявлена алекситимия (р<0,001), которая означает неспособность к распознаванию и точному описанию собственного эмоционального состояния и эмоционального состояния другого человека и может приводить к трудностям и конфликтам в межличностных отношениях (Николаева, 1991; N emiah et al . 1970). Алекситимия при депрессии, по нашим данным, положительно и достоверно (0,001<р<0,03) коррелирует с проактивной агрессивностью, враждебностью, подозрительностью и обидой.

У больных депрессией по сравнению со здоровыми испытуемыми по результатам методики Operator достоверно более длительное время опознавания эмоций «радость», «горе», «страх» и в особенности — «гнев» (р<0,001). Эти данные согласуются с общей моторной заторможенностью, отмечаемой при депрессии (Коркина и др., 1995; Блейхер и др., 1996; Тиганов, 1999).

Нами не было получено достоверных различий между группой больных и контрольной группой в проценте ошибочных ответов при опознавании лицевой экспрессии, что не согласуется с опубликованными ранее данными (Михайлова и др., 1990, 1993, 1994). Однако, согласно нашим данным, при депрессии в отличие от результатов, полученных в контрольной группе, процент ошибок опознавания эмоций горя (р=0,02) и страха (р=0,03) положительно и достоверно коррелирует с проактивной агрессивностью. Процент ошибок опознавания эмоции радости положительно и достоверно коррелирует с негативизмом (р=0,02) и подозрительностью (р=0,04). Таким образом, у больных с депрессивным расстройством в отличие от контрольной группы ошибки восприятия связаны с личностными качествами, способствующими развитию агрессивного поведения.

У больных депрессией при ошибочном опознавании эмоций «радость» и «горе» наблюдаются реакции по типу «ложных тревог» (время правильного опознавания стимулов превышает время ошибочного выбора ответа), при опознавании «гнева» и «страха» — «пропуски стимула» (время правильного опознавания стимулов короче времени ошибочного выбора ответа). В контрольной группе реакции по типу «ложных тревог» отмечались только при ошибочном опознавании эмоции «радость», при опознавании негативных эмоций — «пропуски стимула». Таким образом, согласно полученным нами результатам методики Оре r а tor обследуемые, составившие контрольную группу, испытывают затруднения в опознавании всех предложенных негативных эмоций (горе, гнев и страх), что согласуется с данными Михайловой и др. (1990, 1993, 1994), а пациенты с депрессивным расстройством — преимущественно в опознавании эмоций гнева и страха, т.е. эмоций, имеющих особую важность для адекватно-приспособительной деятельности человека. Утрата способности их правильного распознавания может быть причиной девиантного (агрессивного) поведения ( Davidson et al ., 2000).

Итак, в нашем исследовании не было получено достоверных различий между больными депрессией и здоровыми испытуемыми по уровню агрессии (результаты теста Басса-Дарки). Однако, принимая во внимание тот факт, что у больных депрессией при этом достоверно более высокая проактивная агрессивность, можно предположить, что у них возникают трудности реализации ее в поведении. Результаты о восприятии эмоциональной мимической экспрессии позволяют предположить, что повышенная проактивная агрессивность и трудности ее реализации в поведении связаны с механизмом внутренней защиты (Костандов, 1983), который повышает порог восприятия агрессии окружающих (в частности, по выражению их лица). В противном случае, при сниженном пороге восприятия этот стимул мог бы спровоцировать реализацию проактивной агрессивности больного депрессией в силу ослабленного контроля за поведением ( Baxter et al . 1989; Drevets et al ., 1992; Brown et al ., 1994; Ito , 1996). Кроме того, в этом случае сдерживающим началом могут выступать опасения социального неодобрения и наказания.

Влияние тяжести депрессии на агрессивность и восприятие эмоциональной экспрессии

Наиболее отчетливые результаты были получены при сравнении групп больных с минимальной и очень тяжелой депрессией. Результаты теста «Рука» показали, что в группе больных с очень тяжелой депрессией, по сравнению с группой больных с минимальной депрессией отмечается достоверно более высокая проактивная агрессивность, направленная на людей (р=0,05) (рис. 3).

Результаты теста Басса-Дарки свидетельствуют о том, что в группе больных с очень тяжелой депрессией, по сравнению с группой больных с минимальной депрессией достоверно более высокая подозрительность (р=0,006), обида (р=0,005) и враждебность (р=0,008), являющиеся личностными качествами, которые могут составлять благоприятную почву для формирования агрессивного поведения (рис. 4).

Качественный анализ результатов теста Розенцвейга показал, что в ситуациях фрустрации в группе больных с минимальной депрессией отмечается игнорирование конфликтной ситуации, а в группе больных с очень тяжелой депрессией — реактивная агрессивность, направленная на окружающих и на ситуацию.

Рис. 3. Уровень проактивной агрессивности у больных с минимальной (гр. 1) и очень тяжелой депрессией (гр. 2).

Рис. 4. Уровень подозрительности (П), обидчивости (О), враждебности (В) у больных с минимальной (гр. 1) и очень тяжелой депрессией (гр. 2).

Кроме того, в группе больных с очень тяжелой депрессией отмечено достоверное увеличение уровня алекситимии (р=0,01), а по результатам методики Operator — достоверно более длительное время опознавания эмоции «гнев» (р=0,007).

В группе больных с минимальной депрессией при ошибочном опознавании эмоций «радость», «горе» и «страх» отмечались реакции по типу «ложных тревог», а при ошибочном опознавании эмоции «гнев» — «пропуски стимула». В группе больных с очень тяжелой депрессией при ошибочном опознавании всех предложенных эмоций отмечались «пропуски стимула».

Итак, у больных с тяжелыми формами депрессивного расстройства, по сравнению с больными с мягкими формами, на фоне повышенной подозрительности, обидчивости и враждебности отмечаются повышенная проактивная агрессивность как личностная черта и реактивная агрессивность как реакция на фрустрацию, направленные на людей и на ситуацию, а также изменения восприятия эмоционального состояния окружающих и себя. Это свидетельствует о наличии большей предрасположенности к агрессивному поведению у больных с очень тяжелой депрессией, и подтверждает нашу гипотезу о взаимосвязи всех выше описанных показателей как некоего симптомокомплекса.

Следует обратить внимание также на то, что при повышенной проактивной и реактивной агрессивности и благоприятной почве для формирования агрессивного поведения у больных с очень тяжелой депрессией при ошибочном опознавании гнева преобладают реакции по типу «пропусков стимула» и отмечается более длительное время опознавания этой эмоции, хотя по характеру ошибок при опознавании эмоций радости, горя и страха группы больных с минимальной и очень тяжелой депрессией не различаются. Для объяснения особенностей опознавания эмоциональной лицевой экспрессии можно было бы предполагать более выраженную общую заторможенность больных с очень тяжелой формой депрессии, однако, в этом случае опознавание всех эмоциональных мимических стимулов было бы одинаково длительным, а этого не наблюдается. Время опознавания эмоций радости, горя и страха в сравниваемых группах достоверно не различаются. Полученные данные скорее можно рассматривать как «психологическую защиту», а также как возможную склонность к рефлексии, более выраженную у больных с очень тяжелой формой депрессии.

Агрессивность, восприятие эмоциональной экспрессии и длительность заболевания

В группе больных более года по сравнению с группой больных менее года по данным теста «Рука» выявлена достоверно более низкая проактивная агрессивность, направленная на предметы (р=0,02) (рис. 5). При этом по тяжести депрессивного расстройства сравниваемые группы не различаются.

Рис. 5. Проактивная агрессивность и длительность заболевания.

Качественный анализ результатов теста Розенцвейга показал, что в ситуациях конфликта, фрустрации в группе больных менее года отмечена реактивная агрессивность, направленная на окружающих; в группе больных более года отмечена неоднозначная реакция на конфликт: с одной стороны — игнорирование фрустрации, с другой — принятие ответственности за случившееся на себя.

С увеличением длительности заболевания достоверно возрастает уровень алекситимии (р=0,03). Нами не было получено достоверных различий между группой больных до года и более года в проценте ошибочных ответов при опознавании лицевой экспрессии.

Полученные результаты о снижении уровня проактивной и реактивной агрессивности и возрастании уровня алекситимии с увеличением длительности заболевания, возможно, обусловлены проводимой психофармакотерапией и изменениями, происходящими в личностной и эмоциональной сферах пациента. Меняется отношение к болезни: происходит адаптация к своему болезненному состоянию. Кроме того, меняется восприятие окружающей действительности и реакция на внешние воздействия и контакты: снижается острота реагирования на фрустрацию, ухудшается распознавание, идентификация своего эмоционального состояния, становятся более выраженными затруднения при вербализации своих чувств и переживаний.

Зависимость агрессивности и восприятия эмоциональной экспрессии от нозологической принадлежности заболевания

Согласно результатам теста Цунга при аффективных расстройствах отмечается достоверно более тяжелая депрессия, чем при шизофрении (р=0,02); при этом, различия с группой больных с психопатиями выявлены на уровне тенденции.

По данным теста Басса-Дарки в группе больных депрессией в рамках психопатий, в отличие от двух других групп больных, отмечена достоверно более высокая физическая агрессия (р=0,02), оцениваемая по субъективному отчету больных (рис. 6).

Результаты теста Розенцвейга показали, что в ситуациях фрустрации у больных депрессией в рамках аффективных расстройств имеет место реактивная агрессивность, направленная на окружающих и ситуацию; в группе больных депрессией в рамках шизофрении отмечается безучастное созерцание ситуации; для больных депрессией в рамках психопатий характерна неоднозначная реакция: с одной стороны, восприятие ситуации как благоприятной, с другой — реактивная агрессивность.

Наши данные согласуются с результатами исследований Гуровича с соавт. (1995) о незначительном проценте больных шизофренией, совершающих агрессивные действия.

Рис. 6. Уровень физической агрессии у больных с аффективными расстройствами (АД), шизофренией (ШД) и психопатиями (ПД).

Рис. 7. Характер ошибок восприятия эмоции «гнев» у больных с аффективными расстройствами (АД), шизофренией (ШД) и психопатиями (ПД).

Значимые различия между группами больных обнаруживаются также по времени опознавания негативной эмоции «гнев». Наименьшее время опознавания выявлено в группе больных депрессией в рамках психопатий, наибольшее время опознавания — у больных с диагнозом шизофрения (различия между этими двумя группами достоверны, р=0,05); в группе больных депрессией в рамках аффективных расстройств — промежуточные значения времени реакции (различия с двумя другими группами на уровне тенденции). Анализ характера ошибок опознавания эмоциональной экспрессии в трех группах больных показал, что больные депрессией в рамках психопатий при ошибочном опознавании эмоции гнева осуществляют реакции по типу «ложных тревоге, т.е. их реакции носят импульсивный характер (рис. 7). Больные двух других групп, напротив, совершают ошибки по типу «пропуска стимула», т.е. принимают решение со значительным запаздыванием.

Для объяснения полученных различий между тремя группами больных представляется важным привести основные клинические характеристики этих групп. При аффективных расстройствах часто отмечаются идеи самообвинения, что может свидетельствовать о повышенной склонности к «застреванию», фиксации на своих проблемах, переживаниях, о рефлексии (Тиганов, 1999). О склонности больных этой группы к фиксации на своих мыслях свидетельствуют полученные нами данные по тесту «Рука»: в группе больных депрессией в рамках аффективных расстройств, в отличие от двух других групп больных, выявлен внутренний диалог. Эта данные также согласуются с результатами, полученными у больных с аффективными расстройствами при опознавании эмоциональной экспрессии.

Напротив, при психопатиях наблюдается выраженная конфликтность, способность терять равновесие, чувствительность к влиянию внутренних и внешних факторов. В патофизиологическом аспекте формирование расстройств личности предположительно связано с большей по сравнению с другими группами больных степенью вовлечения в патогенетический процесс структур лимбической системы головного мозга — высших центров регуляции эмоции, при одновременном снижении тормозного контроля коры в отношении подкорковых отделов мозга (Гельгорн и др., 1966; Калашникова и др., 1995; Иващенко, 1998). Нарушения в работе системы, включающей лобную кору и связанные с ней мозговые образования, являются причиной немотивированной агрессии и насилия в человеческом обществе. В норме эти области коры участвуют в подавлении агрессии, у людей же с повышенной агрессивностью деятельность этой регулирующей системы нарушена Davidson et al ., 2000). С этими данными согласуются полученные нами результаты о характере восприятия эмоции «гнев».

В нашем исследовании в группе больных с диагнозом шизофрения, в отличие от двух предыдущих групп больных, не выявлено каких-либо отчетливых данных, характеризующих их с точки зрения выраженности депрессии и агрессивности. Возможно, это объясняется тем, что при шизофрении характерно снижение психической активности, обеднение эмоциональных реакций, отмечается нарастающая пассивность личности — больного шизофренией как бы «плывут по течению» (Тиганов, 1999).

Таким образом, наиболее отчетливые различия выявлены между двумя группами больных: больными с аффективными расстройствами и больными с психопатиями. Проведенный качественный и количественный анализ полученных данных выявил связь психодинамических характеристик (особенностей восприятия эмоциональной экспрессии) и таких психологических характеристик, как выраженность депрессии и агрессивность.

Мы предполагаем, что полученные нами данные указывают на наличие двух факторов, характеризующих особенности деятельности, личностные и психодинамические свойства, относящиеся к разным иерархическим уровням: импульсивность у больных с психопатиями и рефлексивность у больных с аффективными расстройствами.

Влияние пола больных депрессией на агрессивность и восприятие эмоциональной экспрессии

Традиционно считается (Крейхи, 2003; Bjorkqvist et al ., 1992; Loeber et al ., а1., 1998), что мужчины в целом более агрессивны, чем женщины. В нашем исследовании у больных депрессией женщин по сравнению с больными депрессией мужчинами по результатам теста «Рука» достоверно более высокая проактивная агрессивность, направленная на предметы (р=0,04) (рис. 8).

Рис. 8. Уровень проактивной агрессивности у больных депрессией женщин (ДЖ) и мужчин (ДМ).

Рис. 9. Уровень общей (ОА) и физической (ФА) агрессии у больных депрессией женщин (ДЖ) и мужчин (ДМ).

По результатам тестов Бека и Цунга в группе больных депрессией женщин депрессия достоверно более тяжелая (0,006<р<0,01) по сравнению с группой больных депрессией мужчин. Проактивная агрессивность достоверно (р=0,05) и положительно коррелирует с более тяжелой депрессией в группе обследованных женщин по сравнению с мужчинами.

У больных депрессией мужчин по сравнению с больными депрессией женщинами по результатам теста Басса-Дарки (рис. 9) достоверно более высокая общая (р=0,05), в том числе и физическая (р=0,003), агрессия. Это согласуется с опубликованными ранее данными ( Bjorkqvist et al ., 1992; Huesmann et al ., 1997; Loeber et al ., 1998) о том, что половые различия более заметны в проявлении физической агрессии по сравнению с вербальной, а также прямой по сравнению с косвенной.

Качественный анализ данных по тесту Розенцвейга показал, что в ситуациях фрустрации в группе больных депрессией мужчин отмечена фиксация на препятствии и безучастное созерцание происходящего; в группе больных депрессией женщин отмечена реактивная агрессивность, направленная на окружающих и ситуацию.

У больных депрессией женщин по сравнению с больными депрессией мужчинами достоверно более выражена алекситимия (р=0,05), которая значимо положительно коррелирует с более тяжелой депрессией в группе женщин, чем в группе мужчин.

В нашем исследовании в группе больных депрессией женщин по сравнению с больными депрессией мужчинами, согласно результатам методики Operator , достоверно более длительное время опознавания эмоции «гнев» (р=0,004). Кроме того, в группе больных депрессией мужчин по сравнению с больными депрессией женщинами отмечено увеличение процента ошибок опознавания эмоций радости, горя и страха, однако, наибольший процент ошибок отмечается при опознавании гнева (межгрупповые различия не достоверны). В ряде исследований не обнаружено существенных половых различий в точности опознавания эмоциональной мимики ( Gitter et al ., 1972; Westbrook et al ., 1974; Ethier et al ., 1986; Duhaney ., 1993). В других исследованиях (Михайлова и др., 1990, 1993, 1994, 2001, 2002) отмечено более точное распознавание эмоций радости, горя и страха больными депрессией мужчинами по сравнению с больными депрессией женщинами. Наши результаты согласуются с опубликованными ранее данными о том, что женщины справляются с опознаванием эмоциональной мимической экспрессии лучше, чем мужчины (Изард, 1999; Kirouac et al ., 1986; Dimberg , 1990; Hugdahl et al ., 1993; Thayer et al ., 2000). Противоречивость результатов нашего исследования и опубликованных данных может быть обусловлена неоднородностью выборок обследуемых людей, различным методическим обеспечением и условиями эксперимента.

Таким образом, в ходе нашего исследования у больных депрессией женщин по сравнению с больными депрессией мужчинами была выявлена достоверно более выраженная депрессия и алекситимия и при этом достоверно более высокая проактивная агрессивность. Напротив, у больных депрессией мужчин по сравнению с больными депрессией женщинами была выявлена достоверно более высокая общая, в том числе и физическая, агрессия. Учитывая половые различия в восприятии эмоциональной мимической экспрессии, можно предположить, что повышенная проактивная агрессивность у больных депрессией женщин и трудности ее реализации в поведении связаны с механизмом «психологической защиты» (Костандов Э.А., 1983).

1. У больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, зафиксирована более высокая выраженность диспозиционалышх характеристик агрессивного поведения — проактивной агрессивности, а также подозрительности, обидчивости и враждебности.

2. Агрессивность и агрессия обнаруживают связь с тяжестью и длительностью депрессии. В частности, тенденция к усилению проактивной и реактивной агрессивности, а также более выраженная подозрительность, обидчивость и враждебность отмечаются при утяжелении депрессии; с увеличением длительности заболевания наблюдается снижение проактивной и реактивной агрессивности.

3. Влияние половых различий на уровень агрессивности поведения при депрессии проявляется в более высокой проактивной и реактивной агрессивности у женщин и в повышении общей, в том числе физической, агрессии у мужчин.

4. Уровень физической агрессии тесно связан с нозологической принадлежностью депрессивного расстройства: он значительно выше при депрессивных расстройствах в рамках психопатий, чем в группах больных с аффективными расстройствами и шизофренией.

5. Ухудшение качества и скорости опознавания эмоционально- мимических стимулов, а также оценки эмоционального состояния окружающих и своего собственного, может служить одним из индикаторов углубления депрессивного расстройства и повышения риска агрессивных проявлений.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Абрамова А.А., Дворянчиков Н.В., Ениколопов С.Н., Чаянов Н.В., Андрющенко А.В., Никишова М.Б. Психометрические показатели агрессии в норме и у больных реактивной и эндогенной депрессией. // Тезисы 1-й Международной конф. памяти Б.В. Зейгарник. — Москва -2001. -с. 15-17.

2. Абрамова А.А., Дворянчиков Н.В., Ениколопов СИ., Чаянов Н.В., Андрющенко А.В., Никишова М.Б. Психологическое исследование проявлений агрессии у больных эндогенной и реактивной депрессией. // Ежегодник Российского психологического общества. «Психология в системе наук (междисциплинарные исследования)». — Москва — 2002. — Том 9. — Вып. 1.- с. 113-115.

3. Абрамова А.А., Дворянчиков Н.В., Ениколопов С.Н., Чаянов Н.В., Изнак А.Ф. Психометрические показатели агрессии в норме и у больных реактивной и эндогенной депрессией. // V международная конференция (посвященная 10- летию Московского института медико-социальной реабилитологии) «Здоровье, труд, отдых в XXI веке. (Профилактика, лечение, реабилитация в различные периоды жизни человека)». — Москва — 2002. — с. 340-341.

4. Абрамова А.А., Андрющенко А.В., Купцова СВ., Изнак А.Ф., Чаянов Н.В. Время сенсомоторнои реакции на эмоциональные мимические стимулы при депрессии. // «Современные проблемы биологической психиатрии и наркологии»: Материалы Всероссийской конференции с международным участием / Под ред. Акад. РАМН В.Я. Семке и др. — Томск. — 2003 — с. 3-4.

5. Абрамова А.А., Андрющенко А.В., Купцова СВ., Изнак А.Ф., Чаянов Н.В. Особенности опознания эмоциональной мимической экспрессии в норме и при аффективных расстройствах. // Научные труды 4-й Международной научно-практической конференции «Здоровье и Образование в XXI веке». -Москва-2003.-с. 21

6. Абрамова А.А., Андрющенко А.В., Изнак А.Ф., Чаянов Н.В. Восприятие эмоционально-негативных мимических стимулов при депрессии. // Материалы Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства». — Москва-2003.-с. 163

7. Абрамова А.А. Изучение психологических параметров агрессивности при депрессивных состояниях. // Научная конференция молодых ученых. Москва — 2003. — с. 22-23.

8. Абрамова А.А., Андрющенко А.В., Дворянчиков Н.В., Ениколопов С.Н., Изнак А.Ф., Чаянов Н.В. Психологические параметры агрессивности при депрессивных состояниях различного генеза. // Психиатрия. — Москва — 2003. — Т.1.-№6.-с. 15-21.

9. Абрамова А.А., Дворянчиков Н.В., Ениколопов С.Н., Изнак А.Ф., Чаянов Н.В. Особенности проявления агрессии при депрессивных состояниях. // Журнал практического психолога. — Москва — 2004. — №1. — с. 3-14.

10. Абрамова А А., Ениколопов С.Н., Изнак А.Ф., Цуцульковская М.Я., Яцевич Д.А. Особенности проявления агрессивности у больных депрессией. // Актуальные вопросы психиатрии и наркологии. Москва — Киров. — 2004. — с. 89-94.

11. Абрамова А.А., Розенберг Е.С, Чаянов Н.В., Изнак А.Ф. О восприятии эмоциональных мимических стимулов при депрессивном расстройстве. // Актуальные вопросы психиатрии и наркологии. Москва — Киров. — 2004. — с. 94-98.

12. Абрамова А. А. Агрессивность и восприятие эмоциональной экспрессии у больных с депрессивным расстройством при различных нозологических заболеваниях. // Сб. «Ш-я Бехтеревская психологическая конференция: Бехтерев В.М. и современная психология». — Казань. — Сдана в печать. — 2005.

www.psychiatry.ru