Лечение

Депрессия постоянно всю жизнь

16.08.2018

8 мифов о лечении депрессии

О депрессии в нашей стране так мало знают, а имеющиеся представления о ней настолько искажены, что писать о мифах даже как-то странно.

Собственно, все, что известно обывателю об этой болезни – один сплошной миф.

Миф 1. Депрессия – не болезнь, поэтому лечить ее не надо

Существует распространенное мнение о том, что депрессия – пустяки, дело житейское и со всеми иногда случается. Или даже кому-то делать нечего, вот он и выпендривается. Это не болезнь вовсе, просто человек сам дает волю своему плохому настроению. А раз не болезнь, а баловство какое-то, то и лекарства от депрессии никакие не нужны.

Придется разочаровать оптимистов. Депрессия – самое настоящее заболевание. И заболевание серьезное, даже с возможным смертельным исходом. Не даром основную массу суицидов приписывают именно расстройствам настроения. Конечно, с легкой формой депрессии человек может справиться сам, но в тяжелых случаях без лечения депрессия может длиться годами, усиливаться и перерастать во что-нибудь еще более тяжелое, например в маниакально-депрессивный психоз.

Здесь все как с любой другой болезнью, например, с гриппом: можно «перележать», можно даже «переходить» по принципу «само пройдет», но всегда есть риск, что без профессиональной помощи дело закончится серьезными осложнениями и больницей. В общем, лучше сразу показаться доктору, и пусть уж он решает, что сейчас необходимо – попить чайку с медом или сразу приниматься за антимикробные лекарства.

Точно так же и с депрессией. Человек самостоятельно не может оценить свое состояние. В отличие от гриппа, опыт лечении которого имеется буквально у всех, с депрессией даже друзья и родственники не помогут. Надо обращаться к специалисту. Тут-то и вылезает другой злокачественный миф.

Миф 2. Болеешь депрессией – значит, ты псих, и место твое в дурдоме

Теперь слово пессимистам: депрессия – это ужас-ужас-ужас и позор на всю жизнь. Больного обязательно уложат «в психушку», в которой будут страшно мучить. Потом сообщат по месту работы, поставят на учет в психдиспансер, и жизнь на этом закончится.

Во-первых, депрессия, как и любая другая болезнь позорной быть не может. Это не вина человека, а несчастье, с ним случившееся. Стесняться ее – последнее дело.

Во-вторых, даже с хронической депрессией госпитализируют чаще не в психиатрические больницы, а в кризисные центры, которые по сути своей больше похожи не на больницу, а на санаторий. В-третьих, на учет в психдиспансер (что действительно не сахар) могут поставить насильно только в случае неоднократных госпитализаций «по скорой» с попыткой суицида.

Конечно, все зависит и от везения – бывают такие кризисные центры, что застенки гестапо отдыхают. Бывают такие, в которое люди рвутся обратно «отдохнуть». Психиатры бывают понимающие и компетентные, а бывают такие, что хоть в лес от них беги. Но это относится к любой области медицины.

Кстати, в больничном листе сейчас просто-таки запрещено вписывать диагноз. Если же вас волнует само название больницы «психиатрическая» в вашем больничном листе, то его также можно не ставить по договоренности с руководством больницы. Всегда есть штамп, где указан только номер больницы без специализации.

Миф 3. Депрессия – это навсегда

Не обязательно. При адекватном лечении депрессивного эпизода, о болезни можно забыть. Навсегда.

Миф 4. Антидепрессанты опасны для здоровья

Это, надо сказать, не совсем миф. Даже у современных, довольно гуманных препаратов, предназначенных для борьбы с депрессией, могут наблюдаться побочные эффекты, хотя психиатры стараются подобрать лечение так, чтобы не усугублять неприятности своих пациентов.

Чаще всего антидепрессанты вызывают головные боли, головокружения, потливость, сердцебиение, повышенную чувствительность к свету, потерю сексуального желания, сонливость, снижение или, наоборот, увеличение аппетита.

Больше всего пациенты боятся именно последнего. Считается, что из-за приема антидепрессантов человек может набрать лишний вес. Но, это возможно и при самой депрессии. Кое-кто опасается потери сексуального желания, но и при депрессии сложно быть половым гигантом. Кроме этого, побочные эффекты проходят сразу после окончания курса лечения, а депрессия с ее малоприятными симптомами может длиться годами.

Миф 5. Антидепрессанты вызывают зависимость

Тут даже сказать нечего. Ни старые допотопные, ни тем более современные мягкие антидепрессанты, физиологической зависимости не вызывают, разве только психологическую. Но психологическую зависимость что только не вызывает. Тогда уж надо говорить об опасности аскорбиновой кислоты. Вон как дети подсаживаются! Все время просят у мам в аптеках «большие вкусные таблетки».

Миф 6. Антидепрессанты можно назначить себе самому

Конечно, серьезные лекарства без рецепта продавать не должны, но голь на выдумки хитра – достают и рецепт, и лекарства. Последствия самостоятельного приема могут быть разнообразны. Шанс, что лекарства помогут мизерный. А еще меньше шанс, что они не навредят.

Антидепрессанты – сильно действующие вещества, которые врач подбирает индивидуально. Особенно это касается дозировок.

Миф 7. Антидепрессанты можно бросить пить в любой момент

Часто, чувствуя уменьшение симптомов депрессии и устав от побочных эффектов, человек просто бросает курс лечения. А вот этого делать категорически нельзя! Врач не только назначает антидепрессанты, но и должен постоянно присматривать за пациентом, пока тот их принимает.

Обычно сначала прописывают малые дозы, потом постепенно их увеличивают, а потом опять уменьшают перед тем, как совсем отменить лекарство. Если бросить курс лечения на самом пике, возможно не только возобновление депрессии в еще худшем виде, но и другие занимательные побочные эффекты: тошнота с рвотой, расфокусировка внимания, головокружение – в общем, полный набор неприятностей.

Миф 8. «Новопассит» – лучшее лекарство от депрессии

«Антидепрессанты – это химия, а всякая химия – это очень вредно. Лучше травок попить. Вот «Новопассит» – прекрасный природный антидепрессант» — это довольно распространенная путаница. У нас почему-то принято смешивать в одну кучу антидепрессанты, успокоительные и транквилизаторы.

Вышеупомянутый «Новопассит» включает в себя вполне нетравяное седативное средство, сдобренное десятком разномастных трав, и является скорее транквилизатором, чем антидепрессантом. Успокоить он успокоит, а от депрессии вряд ли поможет.

Единственный «травяной» антидепрессант – «Негрустин», который с одной стороны малоэффективен при тяжелых депрессиях, разве что за счет «эффекта плацебо», с другой – действует только спустя весьма продолжительное время.

Кроме того, у него есть побочные эффекты, и он не совместим с некоторыми другими лекарствами, например, с большинством современных антидепрессантов. То есть, хоть «Негрустин» и продается без рецептов, консультироваться с врачом опять-таки необходимо.

medportal.ru

Что делать, если депрессия возвращается

За прошедший год в России случилось всякое, но в области осознанности, определённо, наметился прогресс: многие поняли, что о проблемах необходимо говорить вслух и одно это становится первым шагом к их решению. Так, к примеру, происходит с вопросом домашнего насилия. Открытый разговор о заболеваниях вроде ВИЧ или онкологии, которых раньше молча боялись, ведёт к их дестигматизации, улучшению качества жизни больных и более вдумчивому отношению к профилактике. То же самое касается депрессии: тяжёлое заболевание, которым страдает куда больше людей в мире, чем известно статистике, ещё недавно не принимали всерьёз — а сами больные даже не задумывались о том, что их страдания может излечить поход к врачу, и боялись признаться родным.

Одной из первых, кто рассказал о своем столкновении с депрессией, стала наша колумнистка Алиса Таёжная: текст вызвал бурю одобрения и благодарности и, хочется верить, помог многим решиться на очень важный шаг — перестать стыдиться своей болезни и обратиться за помощью. Однако однократная и мучительная победа над депрессией вовсе не гарантирует окончательного излечения. Пережив рецидив, Алиса рассказывает, как справляться с депрессией снова и снова — и чему важному, на самом деле, учит этот тяжёлый и болезненный опыт.

«А, это вы та девушка, которая написала про свою депрессию», — обращаются ко мне люди, которые плохо меня знают. С момента публикации текста о том, как я заболела депрессией и постепенно, с некоторыми потерями из неё выбралась, мне написали несколько сотен человек. Перечисляли симптомы, просили совета и благодарили за то, что я смогла выразить их ощущения словами: многие показывали близким мой текст вместо собственной исповеди. Многие были настроены решительно и очень хотели выздороветь, кто-то делился мыслями о самоубийстве.

В признаниях этих людей были самые типичные признаки: сильные нарушения сна и аппетита, невозможность вылезти из-под одеяла, раздражительность, мнительность, ужасно плохая память и заторможенное мышление, слабость в теле. «Я кажусь себе идиотом, который не может даже страницу прочитать», «Мне стыдно перед родителями: их жизнь была гораздо труднее моей», «Достало всё: муж, дети, когда-то любимая работа». Что делать? Мне казалось, впервые столкнувшись с депрессией и с трудом переборов её, я узнала ответ раз и навсегда. Но приехав из отпуска и взвалив на себя полтора десятка трудных дел, я надорвалась, устала и на третью ночь без сна, с резким похуданием и звоном в ушах позвонила психиатру. «Я предчувствовал», — сказал он и назначил встречу. Казалось бы — ничего не предвещало. Тогда почему? «Таким людям, как вы, особенно тяжело осенью и весной, и, возможно, в это время вам придётся себя поддерживать лекарствами». Это обозначало проблему, которая не решается быстро или не решается в принципе.

В прошлом тексте я писала, что кроме реактивной депрессии, которую запускает сильное внешнее обстоятельство (болезнь, увольнение, смерть близкого человека или банкротство), существует эндогенная, вроде как возникающая нипочему. На самом деле она является реакцией организма на стресс и большие нагрузки, особенно накопившиеся. Не нужно, приезжая из отпуска, бросаться сразу делать всё, что накопилось и хочется, — стоит дать себе несколько дней на перестройку режима. Не нужно работать по ночам и отчаянно стараться всё успеть. Я совершила ровно эту ошибку и треснула — как будто бы история меня ничему не научила. Возможно, вам, как и мне, придётся бороться не один и не два раза — но вы постепенно получите навык отделять плохие мысли от хороших, блокировать одни и пестовать другие и, наконец, получать от жизни удовольствие.

От кризиса, будь он финансовым или экзистенциальным, не стоит пытаться сбежать — в поездки, эмиграцию,

алкоголь или наркотики

Если вам в данный момент очень плохо, вас гложет якобы беспричинная тоска или даже посещают мысли о самоубийстве, не удивляйтесь — таких, как вы, сейчас миллионы: врачи говорят, что к ним за последний год обращались куда чаще, чем раньше. С одной стороны, это хороший знак: о депрессии наконец заговорили вслух, а многие осознали, что это болезнь и её надо лечить. С другой — боль от жизни сейчас чувствует каждый второй, если не первый: над головой навис кризис, который неизвестно когда закончится, и каждый день дарит порцию тяжёлых новостей.

Не случайно главный кризис XX века назывался Великая депрессия: люди выбрасывались из окон, теряя состояние, дом, родных и здоровье. Сколько ни читай о том, что кризис — время возможностей, больше денег в кошельке от этого не становится, с работы могут попросить, а энтузиазм рано или поздно иссякает. Ситуации не помогает и шум большого города (простые, но спасительные лайфхаки — спокойные вечера с близкими, ванна после трудного дня и отключённый на время сна телефон). Не говоря уже о том, как сложно ограждать себя от негативной информации.

Наше поколение — первое, которое с утра до вечера бомбардируют плохими новостями. Упавший самолёт или наводнение, групповое изнасилование на камеру и посаженные активисты — ни на кого до нас не валилась такая лавина пугающих и давящих событий. Я не буду говорить always look on the bright side of life, потому что миллионам людей каждый день больно и страшно, а в мире всё устроено чудовищно несправедливо. Придумайте, как вы можете помочь — известно, что люди, занимающиеся благотворительностью, живут счастливее и дольше. Даже небольшой перевод поддержит не только нуждающихся, но и вас.

Но это лишь часть решения проблемы, к которой необходимо подходить вдумчиво, системно и запасшись терпением на недели и месяцы вперёд. Главное в этот момент — обратиться к врачу и в то же время отсеять лишнее, не совершать опрометчивых поступков и начать выстраивать жизнь вокруг процессов, которые доставляют удовольствие. С чего начать?

с оценкой реальности

От кризиса, будь он финансовым или экзистенциальным, не стоит пытаться сбежать — неважно, в другую страну, в эмиграцию, короткие поездки, алкоголь и наркотики. Это самое простое, но самое неправильное решение. Человеку в депрессии нужно не прятаться от себя, а взяться за лечение и, главное, не принимать во время болезни никаких импульсивных судьбоносных решений. Свадьбы и расставания, вложение денег и выяснение отношений, риски и опасности, увольнение и мысли о том, что пора завести ребенка или кота, — всё это лучше отложить до момента, когда вы поправитесь и будете уверены в собственных действиях. Пока вы можете просто пострадать от неправильных интерпретаций и собственных иллюзий.

По тем же самым причинам нужно как можно скорее бросить подсчёт очков в игре «Чего я добился в свои … лет?». Это может быть отличная мотивирующая игра для здорового человека, но больным депрессией в неё играть нельзя: никаких адекватных оценок себе и другим вы дать не можете. Особо опасен месяц до вашего дня рождения — у многих начинаются трудные времена именно в этот период, когда внутренний голос со множеством знаков вопроса начинает звучать особенно громко. Важно помнить, как на нас давит присущий этой дате символизм, и быть спокойнее и рассудительнее — одним осознанием происходящего можно предотвратить нервный срыв.

Не меряйте себя чужим успехом, выраженным в красивых инстаграмах и весёлых твитах: часто в комплекте с ними идут боль, растерянность и отчаяние. Просто об этом не принято говорить вслух, как о многом другом: вредных привычках, изменах, истериках. Я помню дни, когда мне хотелось провалиться сквозь землю и разреветься на глазах у всех, а знакомые восхищённо говорили мне на шумной вечеринке: «Алиса, я поражаюсь твоей уверенности в себе». После публикации той первой статьи про депрессию мне написали волевые и талантливые ребята с такими же признаниями. Я никогда бы не догадалась, что их мучает то же, что и меня. Вы бы тоже не догадались.

Во-первых, в выздоровлении огромную роль играет окружение. В этот период стоит поставить на паузу общение с людьми, которые вас задевают. Нельзя вылечиться от депрессии в паре или семье, где вас подавляют. Невозможно погрузиться в работу, где вы не ладите с коллегами. Нельзя делить квартиру с теми, кто вас раздражает и кого раздражаете вы. Никогда — а в такие моменты особенно — не нужно терпеть подлость, жестокость, бестактность и через силу пытаться быть в ответ милым или отвечать злом на зло. Чтобы справиться с депрессией, вы должны пускать близко только союзников — тех, кто любит вас в любом состоянии, тех, кому не всё равно, что вы чувствуете, кто не будет ссылаться на занятость и свои проблемы. Депрессия идеально размечает людей, которые хотят вам помочь, и всех остальных.

Сейчас вы не самый интересный собеседник, потому что ходите по кругу своих загонов, но разговаривать вовсе не обязательно — подержитесь за руки, посмотрите канал Animal Planet или послушайте любимый общий альбом. Эти действия лечат боль и помогают обеим сторонам чувствовать себя нужными и полезными — неважно, кто именно рядом с вами: друг, партнёр или родители. Так что это win-win.

Когда мне было плохо, многие друзья спрашивали меня: «Алиса, может, приехать?» — и я отвечала: «Не надо, я сейчас не в форме». Мой врач посоветовал мне всегда принимать помощь от близких людей, если они это сами предлагают. «Я плохо себя чувствую, но приезжай и давай посмотрим тупой фильм», — можно сказать так, например. Молча пойти гулять в парк, почитать книги на соседних креслах, пореветь в плечо, позвонить родителям или написать письмо старому приятелю, который когда-то вас так хорошо понимал. Эти вещи, в отличие от изоляции и самобичевания, действительно работают. Да, в депрессии не хочется никого видеть и даже вылезать из-под одеяла (клянусь, однажды я несколько дней не выходила из спальни), но установка на ненависть к себе в одиночестве лишь отдаляет вас от выздоровления.

Из-за специфики советского и российского воспитания семья для многих из нас очень часто не крепость. Но если вы знаете, что папа и мама поймут, если они ещё живы, депрессия — нелишний сигнал повидаться с ними и поговорить обо всём. Меня поставили на ноги откровенный разговор с папой и неделя в гостях у мамы — я, кажется, впервые за многие годы почувствовала абсолютную материнскую любовь, как в детстве, когда ты в пять лет приходишь к маме с синяком и царапиной, а она дует на больное место, гладит его и говорит, что всё пройдёт.

У меня подкашивались ноги от недосыпа, но я сводила бабушку на «Травиату» в консерваторию и была рада смотреть, как она ест наполеон в кондитерской. Да, я буквально не могла сложить 4 и 2, когда жила у мамы и проводила дни в трансе перед каналом о путешествиях, но мне было приятно брать её за руку, шептаться и гулять на ветру с ней и собакой. Да, мама, как и я, не уверена в завтрашнем дне, но она слушает лиричные песни, занимается йогой и смотрит отличные фильмы — и знание, что человек за пятьдесят сильно любит жизнь, не боится проблем и готов обнять тебя, очень согревает, не надо им пренебрегать.

Страх перед таблетками есть, кажется, в каждом человеке с депрессией. Но что, по сути, значит, если вам прописывают таблетки? Что проблема порой не решается гештальт-терапией или психоанализом. Что эта болезнь требует медикаментозного лечения, как воспаление лёгких или диабет. Не стоит думать, что депрессия должна пройти, как температура.

Первое, что нужно сделать, — определить, есть ли у вас суицидальные мысли. С ними стоит сразу же обращаться к психиатру. С серьёзными расстройствами сна и аппетита — тоже к нему или неврологу. Государственные клиники (со страшного цвета стенами и пациентами в тяжёлом состоянии) не страшнее частных (с врачами сомнительного образования и огромными ценами на всё). Попросите контакты у знакомых. Выбирайте врача, который будет с вами постоянно на связи. Возможно, вам выпишут таблетки, и чем скорее вы за них возьмётесь, тем быстрее почувствуете эффект и поймёте свою дозировку.

Зная, что Россия — страна диванных экспертов, я настоятельно советую никому и никогда не пытаться лечиться антидепрессантами самостоятельно. И забыть о форумах и форумчанах. Дозировка и препарат назначаются только лечащим врачом, вы с отсутствующей в депрессии адекватностью никогда не поймёте, что с вами на самом деле происходит. Пишу об этом отдельно, потому что форумы наполнены рецептами коктейльных миксов из антидепрессантов и нейролептиков в разных пропорциях.

Антидепрессанты сильно влияют на организм — от многих хочется спать и не работает голова, но они очень помогают, просто трудно это оценить в таком состоянии. Пейте их, если они вам назначены, и ведите журнал настроения — отмечайте самочувствие в течение дня, аппетит, перерывы сна. Вы наглядно будете видеть свои эмоциональные подъёмы и спады и через какое-то время проследите закономерность, которая поможет вам их переживать, а вашему врачу — подобрать препарат и дозировку.

Пока вы пьёте таблетки, постарайтесь как можно меньше браться за новые дела и большие нагрузки, не ведитесь на обманное ощущение облегчения, не путайте первичную биохимическую эйфорию с коренными переменами внутри себя. Чаще всего требуется несколько месяцев, чтобы настроение выровнялось, а физическое здоровье накопилось. Нужно много отдыхать и просто спать, вести здоровый образ жизни и слушать интуицию. Если не верите себе, спросите совета у тех, кто вас любит и давно знает. Вы непривычно бодры и веселы? Берётесь за несколько незнакомых дел? Тратите за две недели то, что копили полгода? Пусть рядом с вами будет человек, который отследит ваш режим и ваше поведение. Мнение со стороны очень важно, чтобы не переоценить свои силы и не свалиться в очередной срыв.

Также помогает нормализовать день рутинный комплекс — так я называю обязательные дела, которые делаются автоматически и без рефлексии. Например, я встаю, принимаю витамины, делаю зарядку, иду в душ, крашусь, иду гулять с собакой, завтракаю. Я не думаю, чистить ли мне зубы и умывать ли лицо. Я просто делаю то, что положено и что есть у меня в планах. Антидепрессанты быстро помогают наладить этот ритм и незаменимы в том случае, если внутренний голос с утра до вечера говорит вам всякие гадости. Мне помогает. Каждый день.

Во время депрессивных эпизодов лучше как можно меньше работать или, в тяжёлом состоянии, не работать вообще и взять отпуск за свой счёт. Часто бывает, что депрессию вызывают нереализованные планы и не сделанные вовремя дела, невнимательность к себе. Возможно, вы давно стараетесь делать хорошо другим, совершенно забыв про себя. Говорите «да» и только потом думаете, нужно ли это вам. Берётесь за полсотни дел, а хотите и можете в лучшем случае половину.

Депрессия учит говорить «нет» и внимательнее относиться к своим интересам. Внезапные относительно свободные две недели помогут вам пересмотреть распорядок дня, позвонить и увидеть тех, кого давно не видели. Генеральная уборка или поездка за город, книга, в которой можно утонуть, или любимые фильмы, которые вы не пересматривали с первого курса, — позвольте себе потратить на это время. Три дня с зебрами в саванне на экране огромного телевизора спасли мне жизнь, хоть это и звучит очень глупо.

Вторая часть этого совета — делать что хочется и то, что получается хорошо. Хочется сделать подарок, позвонить старому другу, нарисовать дурацкий рисунок — браться нужно за всё, что доставляет удовольствие от процесса, а не от результата. Не надо оценивать стихи, которые вы пишете только для себя, свою внешность и отношения с другими людьми. Просто пробуйте приятное и наблюдайте за изменением настроения. Да, возможно, у вас не будет Нобелевской премии и ваши стихи паршивые, но пока нравится рифмовать «любовь» и «кровь», надо это делать здесь и сейчас. Мне помогает пение и испанский, кинофестивали и заметки о повседневном. Вы и то, что вы делаете, не обязаны нравиться всем, но должны обязательно нравиться вам.

www.wonderzine.com

Как я боролась с депрессией: От отрицания до лечения

«Алиса, обязательно напишите про это! Это тайна почище домашнего насилия: мало кто отваживается говорить об этом вслух», — посоветовал мне знакомый редактор, когда я честно ответила, почему на полгода исчезла с радаров и что всё это время со мной происходило. Знаю, многих моих знакомых мое признание удивит, многие могут решить, что я преувеличиваю. Но факт остается фактом: чуть меньше года я болела депрессией с американскими горками внезапных просветлений и новых ступеней отчаяния. Я пишу этот текст от первого лица и не скрываю имени, потому что российский интернет переполнен отвлеченными обсуждениями депрессии про героев в третьем лице. «Бывает с кем-то, но не со мной». Это формирует ложную картину анонимной болезни, которой подвержены будто бы только слабаки и неудачники, безликая толпа без имен, фамилий и профессий.

не осознавала, что болею, пока одним ноябрьским утром не набрала номер горячей линии психологической помощи от страха, что сделаю с собой что-то, пока муж и собака спят в соседней комнате. После нескольких месяцев расстройств сна и памяти я мысленно осматривала дом и буквально

искала место, где можно было повеситься. Основные признаки депрессивного состояния — невнимательность, раздражительность, постоянная усталость, недовольство собой и другими — не воспринимались отдельно, а за несколько месяцев стали частью моей личности. Жить в таком состоянии дальше было просто невозможно, как и поверить в то, что это состояние может куда-то исчезнуть.

В любом неудобном разговоре начать всегда нужно сначала, откуда-то издалека. В подростковом возрасте я, как и многие дети, проверяла пределы собственной выносливости. Тело мое было спортивным и сильным и потому выдавало невероятные результаты. Например, два года я жила двойной жизнью, днем готовясь к поступлению в университет, а ночью читая Гари и Элиаде. После трех дней без сна кряду я могла отлично сдать экзамен и выступить на публике. Чтобы быстро сделать сложное и непривычное задание, мне достаточно было выпить чашку кофе, а разговорный иностранный язык на слух я учила за 4 месяца.

«Эгоизм» — одно из самых частых слов

Многие молодые люди живут с подвижной психикой, окончательно привыкая к своему состоянию: у меня была типичная циклотимия, как говорят врачи — проблема, с которой сталкиваются от 1 до 5 процентов людей, при этом большинство так и не получают в течение жизни никакой профессиональной помощи. Сильные периоды активной деятельности сменяли продолжительные периоды спада или ленивого спокойствия: одно чаще всего приходилось на солнечную погоду, другое — на облачную. Постепенно периоды стали сильнее и короче, после одного драматического события в моей жизни появились вспышки гнева и долгие периоды беспричинно плохого настроения, общительность чередовалась с замкнутостью, и для человека, который живет без личного пространства (вначале с родителями, а потом с мужем), это с годами превратилось в огромную проблему.

Причинами депрессии или факторами затяжной болезни действительно чаще всего являются проблемы в личной жизни и на работе, болезни и смерти близких, жизнь в некомфортной среде или нереализованность, злоупотребление алкоголем и наркотиками. Но существует также десяток дополнительных факторов, которые, накладываясь на тип личности, могут запустить механизм депрессии без каких бы то ни было внешних триггеров. Низкая самооценка, давно не проговоренные противоречия с близкими, гормональные сбои, режим дня — с предрасположенностями к резким переменам настроения любой из этих факторов может стать мощнейшим якорем для депрессии.

ак оказалось, что в моем собственном случае не случилось ровным счетом ничего, чтобы моя жизнь превратилась в ад. На момент моего сильнейшего нервного срыва прошлым летом я была замужем за любимым человеком, жила в центре любимого города, окруженная любимыми друзьями

и понимающей семьей. У меня была приятная работа на фрилансе и много знакомых. Я очень любила всё: читать, смотреть кино, ходить в музеи, учиться, общаться. И в какой-то момент я несколько дней не спала, не ела и поняла, что всё это от всей души ненавижу. Живу неправильно, притворяюсь кем-то другим, занимаю чужое место. И никому не станет хуже, если я исчезну. Немножко галлюцинаций, чуть-чуть романа «Тошнота» и фильма «Прерванная жизнь» — первое время депрессия притворялась очередным экзистенциальным кризисом и этапом, который просто надо пройти.

Нервный срыв длился всего несколько дней, когда я буквально ходила по стенке, молчала или однозначно отвечала на вопросы, пропускала звонки и плакала несколько раз в день. Приближался мой день рождения с ежегодными итоговыми вопросами о том, чего я добилась, что получилось, почему я там, где я есть сейчас, живу ли я как полагается и как этого от меня ждут. Этими вопросами, если читать психологические форумы, мучаются многие взрослые люди прямо перед праздником. Все упущенные возможности встают в ряд, как экспонаты в музее, чтобы их было удобнее рассмотреть. Мои ответы меня не утешали. Знаю, что многие ищут радости в веселом угаре, авантюрах, на дне бутылки или в конце косяка, но все эти способы для меня никогда не работали. Такая привычная картина мира, где я живу в мире с самой собой, рассыпалась — и я стала себя ненавидеть: за лень и слабость, за узкий кругозор и особенности внешности, за каждое неловко вставленное слово и пропущенный звонок, за любую допущенную ошибку.

Хотя после дня рождения мое состояние ухудшилось и я даже вынуждена была отменить вечеринку для друзей, я всё еще не осознавала своей болезни, думая, что это просто черная полоса длится слишком долго. Я слишком привыкла к циклотимии и считала ее не заболеванием, а неотъемлемой частью себя. Курт Кобейн боялся, что, когда вылечит желудок, из него высыпятся все песни и исчезнут стихи и он останется просто обычным американским задротом, который никому не интересен. Что-то похожее думала и я: если отнять мои перепады настроения, буйную летнюю эйфорию и зимнюю спячку, хмурые дни, когда не хочется никого видеть, и моменты отчаяния, когда хочется раскрошить отражение в зеркале, — это буду уже не совсем я. Кто тогда будет вилять задницей на танцах, сочинять стишки по любому поводу и готовить в два часа ночи огненно острый карри? Это же делает одна и та же девушка.

Первое время я очень много делилась переживаниями со своим мужем — человеком, который лучше всех меня понимает и, пожалуй, тем, кто сам переживает похожие состояния. Он и все адекватные друзья подтверждали мои ощущения: сомневаться — правильно, бояться ошибиться — нормально, делать несмотря ни на что — обязательно, быть открытым и принимающим — самая большая роскошь. Всё, чем я делилась с ними, я слышала в ответ. Нам страшно, мы сомневаемся, мы не понимаем, что делаем, но не можем не делать, на нас лежит огромная ответственность за родителей и детей, надо стараться и заставлять себя, если ты на правильном пути.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, от депрессии страдает около 350 миллионов человек. Однако лечение получают менее половины из них, а в некоторых странах эта цифра не составляет

и 10 %. Одной из причин, по которой больные депрессией не получают квалифицированную помощь, является социальная стигматизация психических расстройств и отсутствие доступной информации о симптомах депрессии, а также о методах ее лечения.

а форумах о депрессиях действительно большинство женщин, но попадаются и мужчины. Еще удивительнее видеть мужчин на форумах женских сайтов, где они пытаются понять, что делать со своими вечно плачущими женами, как им помочь, что они сделали не так.

Большинство говорят ровно то, что чувствовала я, — перечисляют симптомы банальных, но от этого ничуть не менее острых страданий: невозможно встать с утра с кровати, еда через силу, сон прерывистый и беспокойный, постоянно чувствуешь себя не в своей тарелке, неуверенность в каждом слове, легкие визуальные и слуховые галлюцинации, чувство вины, плохо работаешь, шарахаешься от каждой мелочи — будь то пролетающая птица или заговоривший на улице человек.

Многие на форумах жалуются на многолетнюю подавленность: работу через силу, жизнь ради семьи в ущерб себе, нелюбимые занятия, жизнь в кредит, бытовую бедность, отсутствие друзей. Им в комментариях вторят сотни сочувствующих и делятся самодельными дозировками седативов и сайтами, где любые таблетки можно купить без рецепта. Иногда в комментарии приходят люди с готовыми диагнозами или вердиктами: «Зажрались вы там в больших городах. Затопите печь в деревне — и вашу депрессию как рукой снимет», «Я ходила к неврологу — прописала мне новопассит. Сказала, надо жить не для себя, а для мужа и детей. Живете для других — сразу лучше становится. Всё от эгоизма».

Суицидальные мысли многие считают грехом, а не заболеванием

«Эгоизм», наверное, одно из самых часто встречающихся слов при разговоре о депрессии. Как еще назвать человека, который постоянно, на протяжении нескольких лет, говорит, что ему плохо? Привлекает к себе внимание? Кричит «Волк!» там, где ничего не происходит? Обвинительные речи представляли собой знакомый припев «сама виновата» на разные лады: «никто не заставлял тебя рожать» — на послеродовую депрессию, «сама выбрала, теперь и расхлебывай» — на неудачный брак, «куда глаза смотрели» — на проблемного ребенка, «включи голову и посмотри по сторонам, сколько кругом действительно несчастных людей» — на любую жалобу, не связанную с конкретной бедой.

В качестве аргументов регулярно упоминаются голодающие дети в Африке, рабы на китайских фабриках, жертвы войн и зачисток — и пока они существуют, значит, всё у нас не так уж плохо на сегодняшний день. Реальных и потенциальных самоубийц осуждают с прытью раннего христианства: «У вас не хватает моральных сил разобраться с собой, не надо быть тряпкой!» Суицидальные мысли для многих находятся в пространстве греха, а не заболевания, и даже после смерти всеми любимого Робина Уильямса звучало слишком много яда в отношении талантливого человека, у которого вроде бы было всё.

Депрессия, тем более у публичных людей, чаще всего невидима, пока не становится слишком поздно, а признания людей, болеющих ею, почти всегда подписаны ненастоящими именами или опубликованы анонимно. Запретных слов не так много, и «депрессия» — из их числа. Нам нельзя говорить о том, что мы страдаем — как будто бы от этого другие бросят свои счастливые семьи и любимые дела и начнут страдать. «Депрессия — от свободного времени. Займи себя на 16 часов — и ноги отваливаться будут, уже не до депрессии». Можно сколько угодно вздыхать над бокалом вина с приятелями, но именно произнесенное вслух «депрессия» почти всегда становится стоп-словом в любом светском разговоре. Я говорила это слово несколько раз почти посторонним людям, они начинали хлопать глазами и просто не знали, что мне ответить.

олгое время о моем состоянии знал только муж. Мне было стыдно и странно говорить о себе в этом качестве кому бы то ни было — ни один человек не видел меня плачущей «просто так» за все 28 лет моей жизни. Однако несколько раз в слезах без причины меня заставали близкие

друзья и тут уже приходилось говорить всё по-честному. Отвратительно признаваться, что ощущаешь себя никчемной и лишней, но надо было как-то аргументировать внезапные уходы из гостей, исчезновения без прощания, неотвеченные сообщения. Потом я припоздала с парой рабочих заданий, чего со мной никогда не случалось. Потом несколько дней не выходила из комнаты в надежде всё-таки выспаться. Шел четвертый месяц моей бессонницы, и я наконец поняла, что еще одна такая неделя — и я устрою собственный бойцовский клуб. Пытка отсутствием сна не зря считается одной из самых сильных.

В 8:30 одного такого утра я написала знакомому психологу и попросила срочный контакт психиатра. На горячей линии психологической помощи накануне холодный голос очень трезво, взвешенно и безэмоционально пытался уговорить меня назначить встречу с двумя врачами: невропатологом и психиатром. Невозможно поверить в это, но я боялась выходить из дома и говорить с людьми. Меня бросало в пот, как только я выходила на улицу, я задыхалась в транспорте и прятала глаза от прохожих. Дорога до аптеки была испытанием, муж не мог неделю заставить меня погулять с собакой, хотя обычно это мое самое любимое занятие. В муниципальном психоневрологическом диспансере мне назначили визит через 10 дней. В тот момент я не могла загадывать даже на завтра и от планового визита к государственному врачу пришлось отказаться. Я начала искать врачей самостоятельно через знакомых.

Надо сказать, что суицидальные мысли — срочная красная кнопка и сигнал, что к психиатру нужно обращаться прямо завтра, не ожидая, что «само пройдет». Выбор врача — отдельная хитрость, и о ней стоит рассказать подробнее. К сожалению, состояние психиатрии и психологической помощи в России плачевно и обращаться к специалисту страшно — кажется, тебя за все твои мысли упрячут в стационар и прикуют к кровати. Поэтому растерянные пациенты чаще всего обращаются за консультациями к психологам и психоаналитикам, которые не имеют медицинского образования, а следовательно, не обладают квалификацией и правом лечить суицидальных больных. Их советы и тренинги могут быть очень полезны в обычной ситуации для личностного роста, преодоления кризисных ситуаций, но не в случае, когда вам хочется покончить собой и вы обдумываете конкретный способ. Врач-психиатр же — человек с многолетним медицинским образованием, который помимо медицинского института может иметь дополнительное образование и опыт стажировок, умеет работать с медикаментами, участвует в исследованиях и экспериментах.

Согласно Международной классификации болезней, симптомами депрессии являются пониженное настроение, уменьшение энергичности и падение интереса к жизни. У больных снижена способность получать удовольствие от любимых занятий, сосредоточиваться, нарушен сон и аппетит. Часто присутствуют мысли о собственной виновности и бесполезности. Депрессивные эпизоды могут колебаться от легких до тяжелых, включающих галлюцинации, суицидальные попытки и утрату социальной активности.

ервый психиатр принимал меня далеко от дома, и добраться до него было отдельной пыткой. Путешествие в муниципальный психоневрологический диспансер на окраине города — тест для самого себя. Насколько я не могу справиться самостоятельно? Насколько глубоко я упала

в своей болезни? На скамейках вокруг было много испуганных и грустных молодых девушек, несколько пар родителей, которые под руки привели своих детей. Я немного успокоилась, что пока могу передвигаться сама, без посторонней помощи. Первый врач-психиатр лечил меня гипнотерапией: я решила, что я слишком сильная, чтобы прибегать к медикаментозной помощи, и всё смогу сделать за счет собственной воли и через работу с подсознанием. Через 6 сеансов сон не возвращался, а ухудшения были катастрофическими: за последнюю неделю я похудела на 5 килограммов, пила почти только воду, не могла прочитать и запомнить ни одной длинной фразы.

На дне рождения подруги накануне Нового года я попустилась, выпила рекордное количество алкоголя, оттанцевала себе все ноги и улетела на каникулы. Билет на самолет выручал меня в самых трудных ситуациях. Выручил и теперь. Без всяких таблеток на солнце среди пальм я мгновенно почувствовала себя лучше, начала нормально есть и спала как сурок. Но за три дня до возвращения в Москву мне снова стало ужасно тяжело спать и дышать. Я не могла думать ни о чём, кроме того, что все предстоящие дела провалятся, я опозорю себя, у меня ничего не получится и друзья с родными общаются со мной просто по привычке. В середине января меня догнала очередная фаза дисфории.

Сотни людей даже не догадывались,

что со мной происходит

При заметных ухудшениях я поменяла врача и решила снова попробовать лечение — без таблеток и гипнотерапии. Внимательный, умный и очень неравнодушный, мой врач был несильно старше меня и болел ДЦП. Первые несколько минут я пыталась скрыть то удивление, с каким я наблюдала за его походкой. В отличие от первого врача он задавал много личных вопросов, отлично запоминал, что я говорю, и изо всех сил пытался помочь мне зацепиться за всё хорошее, что было во мне и вокруг меня. Между делом он рассказал мне, как два года учился ходить без всякой надежды, что в принципе пойдет — день за днем он методично пытался встать на ноги, хотя врачи предрекали ему быть прикованным к креслу. Сейчас он качается в спортзале и ходит самостоятельно. Мне стало стыдно за две моих целых ноги и за припадки хандры и ярости поблизости с этим человеком. «Поэтому я и рассказываю вам свою историю. Даже из моей ситуации был выход. Из вашей он гораздо проще».

Все психотерапевты предупреждают, что процесс излечения — мучительная и долгая работа. На этом этапе я буквально слышала, как крутятся шестеренки у меня в голове, каким трудом мне дается любая непривычная мысль или нетипичное действие. Мы делали упражнения на приобретение полезных привычек, я рассказывала ему о давнем конфликте с собственным внутренним голосом, о том, что боюсь старости и болезней близких. Приходилось учить себя возвращаться домой не той же дорогой, что и обычно, читать необычные книги, делать нестандартные поступки, десять раз на дню превозмогать собственную стеснительность.

ем дольше я болела, тем сильнее я осознавала, что пора говорить честно о том, что происходит. Мне было мучительно признаться в своей болезни родителям. Но когда я поделилась своим беспокойством, мама рассказала о том, как пила антидепрессанты длительным курсом

в три года, когда перегорела на своей работе. Мне было 11 или 12, мама не говорила об этом никогда. Я смутно вспоминала, как видела маму лежащей на одном месте весь день с блуждающим взглядом, полным слёз. Как она просыпалась среди ночи и заходила меня навестить, как взрывалась и плакала на ровном месте, а я злилась, обзывалась и не понимала, что с ней. Мы действительно сильно похожи, но как страшно услышать собственные сожаления и опасения в устах своей мамы, которой 53. Как неприятно понимать, что наследуешь чужие страхи и проблемы. Оказывается, склонность к депрессиям часто наследуется нами у родителей, даже если мы сами этого не осознаём, так же как и в жизни мы часто повторяем жизненный сценарий родителей, не отдавая себе в этом отчета.

Когда я начала открыто говорить о своей болезни c окружающими, привычный круг беззаботных знакомых открылся с совершенно другой стороны. Помню, как одна из самых веселых вечеринок у меня дома закончилась тем, что приятели начали обсуждать одиночество и антидепрессанты: я узнала про нескольких милейших и активных знакомых, что они годами сидят на таблетках по рецепту. Они говорили об этом так буднично и так прохладно, как о бытовых мерах предосторожности: две с утра и одну на ночь, чтобы не размазывало — что-то в этом духе. Меня видели плачущей или мрачной чаще, чем обычно, но и я видела старых друзей другими — взволнованными, обеспокоенными, боящимися прожить жизнь вполсилы. Совсем недавно я наткнулась на статью о том, что большинство современных детей вместо привидений боится провала — меня будто окружили все эти дети в плоти старых друзей. Многие наперебой говорили об усталости от нелюбимой работы, о неуверенности в своих силах, в партнере, в будущем. Кризис был в самом соку, и даже самые спокойные начинали переживать, думая, во что превращаются их зарплаты и планы на год, как жить дальше и каким образом изменить жизнь к лучшему.

Когда моя бессонница перевалила за полгода, очередной нервной ночью я спросила у когда-то болевшей депрессией подруги контакты еще одного врача. Для начала мне нужно было хорошее снотворное, чтобы просто выспаться за полгода моей опасной жизни. Мой третий психиатр встретился со мной в общественном месте, когда я в очередной раз оказалась на дне. Я устала считать эти разы и смирно приехала на встречу в 9 утра, не выспавшись ночью. Гипнотерапия и пятичасовой разговор закончились страшным видением и очень неприятным открытием: что несмотря на то, что я вроде бы разрешила себе быть собой, я всю жизнь не могу полюбить себя по-настоящему. Принять недостатки и начать работать над плюсами, вкладывать все силы в любимое и не бояться провала. Эти фобии есть у большинства, но если они мешают тебе проснуться и встать с кровати — в любом случае без специалиста тут не обойтись.

После первого посещения я испытала колоссальный прилив сил, которого не ощущала вообще никогда в жизни. Ну то есть вообще никогда. Есть пошлые метафоры про выросшие крылья, но я бы скорее сказала, что моя мощность физически и морально увеличилась втрое. Я была в курсе синдрома первого визита к психотерапевту, но такого облегчения я даже не могла себе вообразить. Полугодичный ком в груди исчез, я начала нормально спать и перестала волноваться, за пять дней сделала дела, которые не могла сделать два месяца. Но пришел очередной острый момент опасной неуверенности в себе, связанный с работой. В моей жизни опять появилась бессонница и расстройства аппетита, и впервые я решилась на таблетки. Это были самые простые и известные антидепрессанты под присмотром психиатра с 30-летним опытом, который работает в реабилитации самоубийц и пачками за одну смену вытаскивает людей с того света.

13 % матерей страдают постнатальной депрессией, причем половина из них не была склонна к депрессии до рождения ребенка. В целом различные формы депрессии чаще диагностируются у женщин, чем у мужчин, однако гендерный дисбаланс может быть вызван большей склонностью женщин проявлять свои эмоции. В отличие от них мужчины зачастую не готовы признаться в проблеме и предпочитают не обращаться за профессиональной помощью.

Несколько дней мы тщательно работали над распорядком дня, чтобы убрать из жизни хаос. Одно неполучившееся дело могло запутать меня и испортить настроение на несколько дней. У страха, выяснилось, глаза велики, и все трудные и даже невыносимые дела я делала в сжатые сроки. Сцепив зубы и со слезами на глазах, я внезапно осознавала, как мало знаю о вещах и людях вокруг себя, как преувеличиваю свою значимость. После того как я в очередной раз напилась, чтобы преодолеть неловкость, психика отрикошетила самым жутким образом — потеряв в очередной раз дар речи и желание жить на пару дней, я поклялась никогда не пить, чтобы стало проще завязать разговор или почувствовать себя к месту. Так я отказалась от регулярного алкоголя, известного депрессанта, который я, как и многие, выпивала по поводу и без, чтобы снять барьеры в общении.

С моим врачом мы особенно обсуждали прокрастинацию и бытовую лень. Когда нужно лениться? А когда лень — это страх? И что делать, если присутствует одно и другое? В моем случае выяснилось, что лениться и отдыхать — противоположные занятия. И в сутках гораздо больше времени, чем кажется на первый взгляд. Если честно посмотреть на мой обычный день, в нем есть очень много места для работы и любимых занятий, для книг и прогулок, для общения и одиночества, а также внезапных дел, которые я откладывала всю жизнь. Я сто лет хотела петь и танцевать и учить испанский язык, но откладывала это с отмазками, что у меня много работы и я не успею провести время с мужем и друзьями. По совету врача я сразу же записалась на все занятия, которые давно откладывала, и расписание сдвинулось, освободив много внезапного времени на то, что снимает стресс, тренирует мозги и укрепляет тело. Ушли дурацкие сериалы и прокрастинация в сети, появилось время на спорт и встречи с друзьями. Откладывание простых и нужных для себя дел, как выяснилось, подтачивало мое самочувствие не меньше регулярных коктейлей и сидячего образа жизни.

Всю жизнь с хронической депрессией? Есть такие?

Я никогда не была особо позитивным человеком, всё время внутри сидела грусть, но раньше были моменты какого-то абсолютного счастья (например когда идешь с работы, впереди праздники, все хорошо, на душе радостно), но последние 4 года не бывает, чтобы я была счастлива. Бывает, что я удовлетворена, что вроде все неплохо, что я радуюсь, но вот какого-то абсолютного счастья, легкого и беззаботного уже нет. А чаще это тревога, страх, недовольство, не получается найти работу, проблемы со здоровьем. Можно ли стать жизнерадостным человеком или раз я с детства такая, то это нереально? Как жить с этим?

Аналогично. Думаю, само собой не пройдет. Единственный вариант — принимать пожизненно АДы, но их без рецепта не купишь.

автор, мне кажется все нормально . когда человек взрослеет, начинает себя ощущать так, как вы описали. детство, юность прошли, а взрослая жизнь не такая яркая и беззаботная. так что все ок)))))

У автора, судя по всему, и детство и юность беззаботностью и радостью не отличались. Но я думаю, у всех меланхоликов так было. Ни одного светлого пятна в жизни

Для начала не надо постоянно к себе прислушиваться. Займитесь делом, соб-но, занимайтесь чем-то практически постоянно: работа, домашние дела, книжки читайте, хобби найдите. И не будет у Вас ничего глупого в голове бегать.

Спасибо. попробую. может, реально, надо меньше думать о своих чувстах и мыслях

Автор, а объективно с чего вам лучится от счастья? Вы живёте в своё удовольствие на берегу моря, у вас в жизни много друзей, безоблачная личная жизни и вагон здоровья, а на горизонте маячат перспективы стремительного карьерного роста? Как ещё себя можно ощущать будучи средним классом в стране, в которой во всю идёт кризис в экономике, и непонятно, что будет завтра и будет ли оно вообще, это завтра?

и даже в этой прослойке среднего класса кто-то находит силы хоть как-то копашиться, работать, отдыхать, получать удовольствие от жизни, надеяться, излучать оптимизм, а кто-то в депрессии и ничего не радует, лапки опустив, сидят в своей норе ноют. От человека тоже зависит

Я такая же в ранней молодости была, не знаю почему, хотя на внешность красавица и здоровье отменное, генетика отличная. А все мне было грустно и меланхолично. С годами ситуация ухудшилась, часто настроение депрессивное, склонна все драматизировать, страхи только увеличились. Короче тоже нужна помощь.

У меня такие же ощущения. Как будто нет в жизни ничего такого, чем бы я была довольна. Что бы доставило счастье. Было такое ощущение когда училась в универе — выйдешь на улицу после 6 пар, весной, темнеет, но уже тепло, и такое ощущение свободы и счастья. А сейчас на море ездили, причем первый раз за границу — вроде ощущений должно быть много, а воспринимаешь как текучку или должное. Ну море и море. Проблем в жизни больше, чем кажется на первый взгляд.

У вас тоже депрессия

не, у меня равнодушие ко всему) это хуже или лучше?

сначала сходить к врачу-эндокринологу. потом к психиатру. эндогенная депрессия лечится только медикаметозно. в любом случае, вы ничего не теряете и хуже себе не сделаете

плохой совет. Вот даже западные звезды десятилетиями указанными вами способами вылечиться не могут. Следствие-не в этом дело.

Автор не хочет с собой покончить, зачем сразу колеса глотать?

Есть такой психотип, я такая же.

Не нужно перекладывать ответственность на кого-то.

А то так можно всю жизнь думать,что "я грустная=у меня проблемы со здоровьем"

Я бы посоветовала книги читать позитивные, завести дневник счастья, хорошо питаться, больше свежего воздуха, заняться спортом, побольше новых впечатлений.

Мне указанное выше помогло.

Сейчас чувствую себя лучше)

И денег всем побольше)))

У меня так же если не хуже. Каждый день страхи и тревоги. Раньше я такой не была. Были конечно какие-то меланхоличные мысли и депрессия но для этого всегда была конкретная причина. Например безответная любовь. Ух как я страдала. А когда любовь была ответная то была на седьмом небе. Но все это осталось в далекой юности. Сейчас у меня объективно все неплохо. Жива-здорова (относительно), есть сын, родители хорошие. Правда нет мужа, но для меня это не критерий счастья. Вобщем реальных причин для такого состояния нет. Но я каждый день думаю о смерти. Боюсь всего очень переживаю за ребенка, за родителей. Каждый день думаю и вижу какая несправедливая жизнь. Мне жаль людей которые вокруг. Они не живут в большинстве своем, а влачат существование. У них потухшие взгляды они часто озлоблены. Все это от несладкой жизни. Как бы хотелось счастья для всех людей. И даже в редкие моменты радости я думаю о том что какой во всем смысл и все равно у нас всех один конец. Я вообще не знаю лечится ли такое состояние , с виду я адекватный человек совершенно.

если захотеть то можно всё изменить, но авторше нравится быть жертвой и страдать, ей в кайф когда она думает какая бедная-несчастная. Можно найти австралийца на платном сайте знакомств, самой изменится, прическа, лицо не ломовой лошащи, влюбить в себя и поехать на море замуж за него.

или хотя бы просто кого-то найти. чтоб любил а то видно что авторшу никто не любит и она загибается.

ну а если она радуется не от любви то хобби найти любимое.

прям чтоб вообще не хотелось — это называется толку от авторши никакого, пользы тоже, живет как овощь. как себя надо не любить чтобы вот так сидеть и страдать Весь мир *****. авно, ах несправедливо всё! Все плохие! Одна я святая, но мне ничего не достаётся!

лучше с такой позицией вообще утопится, авось в следующей жизни повезёт

У меня все то же самое. Добиваюсь чего-то и радость длится недолго. Все время нужны новые положительные эмоции,а их трудно получить. Своё вечное состояние я могу описать фразой-меня все бесит. Раньше ныла,теперь молча переживаю. Перфекционистка по жизни,несовершенство вокруг коробит. Гармонии нет. Сейчас дожила до 30,ничего уже не жду, хочу состариться поскорее. Ничего интересного в жизни не будет каждый день рутина. Главное чтобы не хуже

хотя у автора может и все супер а она просто ноет. была у меня такая знакомая — все ныла, депрессия у неё, несчастная я, пожалейте меня, зверей убивают О как несправедлив этот бренный мир! Хотя у неё папа большой начальник, мать — домохозяйка, вещи от брендов, вечно вещи покупала новые, деньги есть, ребенка родила от фонаря какого-то ибо "все рожают и мне надо значит", будучи незамужем, кушать есть что, квартира, все здоровы, деньги есть, чего ещё надо. Так ныла мне постоянно что я забанила её ибо достала

моет, и авторша такая

www.woman.ru