Лечение

Группы аутизма по оСНикольской

18.05.2018

Виды аутизма (группы детей)

К. С. Лебединская, О. С. Никольская

Как указывалось выше, диагноз РДА базируется на таких основных симптомах, как аутизм, склонность к стереотипиям, непереносимость изменений в окружающей обстановке, а также ранее, до 30-месячного возраста, выявление специфических признаков дизонтогенеза.

Однако при наличии этой общности проявлений другие признаки обнаруживают значительный полиморфизм. Да и основные симптомы различаются как по особенностям характера, так и по степени выраженности. Все это определяет наличие вариантов с разной клинико-психологической картиной, разной социальной адаптацией, разным прогнозом.

Эти варианты требуют и разного коррекционного подхода, как лечебного, так и психолого-педагогического.

Между тем клинико-психологической классификации, адекватной этим задачам, не имеется. Существующие классификации чаще всего построены по этиологическому либо патогенному принципу.

О. С. Никольской (1985—1987) выделены четыре основные группы РДА.

Основными критериями деления избраны характер и степень нарушений взаимодействия с внешней средой и тип самого аутизма.

У детей I группы речь будет идти об отрешенности от внешней среды, II — ее отвержения, III — ее замещения и IV сверхтормозимости ребенка окружающей его средой.

Как показали исследования, аутичные дети этих групп различаются по характеру и степени первичных расстройств, вторичных и третичных дизонтогенетических образований, в том числе гиперкомпенсаторных.

Дети I группы с аутистической отрешенностью от окружающего характеризуются наиболее глубокой агрессивной патологией, наиболее тяжелыми нарушениями психического тонуса и произвольной деятельности. Их поведение носит полевой характер и проявляется в постоянной миграции от одного предмета к другому. Эти дети мутичны. Нередко имеется стремление к нечленораздельным, аффективно акцентуированным словосочетаниям. Наиболее тяжелые проявления аутизма: дети не имеют потребности в контактах, не осуществляют даже самого элементарного общения с окружающими, не овладевают навыками социального поведения. Нет и активных форм аффективной защиты от окружающего, стереотипных действий, заглушающих неприятные впечатления извне, стремления к привычному постоянству окружающей среды. Они не только бездеятельны, но и полностью беспомощны, почти или совсем не владеют навыками самообслуживания.

Скорее всего, здесь речь идет о раннем злокачественном непрерывном течении шизофрении («люцидная кататония»), часто осложненной органическим повреждением мозга.

Дети этой группы имеют наихудший прогноз развития, нуждаются в постоянном уходе и надзоре. Они остаются мутичными, полностью несостоятельными в произвольных действиях. В условиях интенсивной психолого-педагогической коррекции у них могут быть сформированы элементарные навыки самообслуживания; они могут освоить письмо, элементарный счет и даже чтение про себя, но их социальная адаптация затруднена даже в домашних условиях.

Дети II группы с аутистическим отвержением окружающего характеризуются определенной возможностью активной борьбы с тревогой и многочисленными страхами за счет вышеописанной аутостимуляции положительных ощущений при помощи многочисленных стереотипии: двигательных (прыжки, взмахи рук, перебежки и т. д.), сенсорных (самораздражение зрения, слуха, осязания) и т. д. Такие аффективно насыщенные действия, доставляя эмоционально положительно окрашенные ощущения и повышая психологический тонус, заглушают неприятные воздействия извне.

Внешний рисунок их поведения — манерность, стереотипность, импульсивность многочисленных движений, причудливые гримасы и позы, походка, особые интонации речи. Эти дети обычно малодоступны контакту, отвечают односложно или молчат, иногда что-то шепчут. С гримасами либо застывшей мимикой обычно диссоциирует осмысленный взгляд. Спонтанно у них вырабатываются лишь самые простейшие стереотипные реакции на окружающее, стереотипные бытовые навыки, односложные речевые штампы-команды. У них часто наблюдается примитивная, но предельно тесная «симбиотическая» связь с матерью, ежеминутное присутствие которой — непреложное условие их существования.

С точки зрения нозологии и у этой группы детей речь, скорее, идет либо о шизофрении, либо, возможно, биохимической, на настоящем уровне диагностики не определяемой, энзимопатии.

Прогноз на будущее для детей данной группы лучше. При адекватной длительной коррекции они могут быть подготовлены к обучению в школе (чаще — в массовой, реже — во вспомогательной).

Дети III группы с аутистическими замещениям окружающего мира характеризуются большей произвольностью в противостоянии своей аффективной патологии, прежде всего страхам. Эти дети имеют более сложные формы аффективной защиты, проявляющиеся в формировании патологических влечений, компенсаторных фантазиях, часто с агрессивной фабулой, спонтанно разыгрываемой ребенком как стихийная психодрама, снимающая пугающие его переживания и страхи. Внешний рисунок их поведения ближе к психопатоподобному. Характерны развернутая речь, более высокий уровень когнитивного развития. Эти дети менее аффективно зависимы от матери, не нуждаются в примитивном тактильном контакте и опеке. Поэтому их эмоциональные связи с близкими недостаточны, низка способность к сопереживанию. При развернутом монологе очень слаб диалог.

Нозологическая квалификация этой группы представляет определенные трудности. Здесь нельзя исключить вариант самостоятельной дизонтогении.

Эти дети при активной медико-психолого-педагогической коррекции могут быть подготовлены к обучению в массовой школе.

Дети IV группы характеризуются сверхтормозимостью. У них не менее глубок аутистический барьер, меньше патологии аффективной и сенсорной сфер. В их статусе на первом плане — неврозоподобные расстройства: чрезвычайная тормозимость, робость, пугливость, особенно в контактах, чувство собственной несостоятельности, усиливающее социальную дезадаптацию. Значительная часть защитных образований носит не гиперкомпенсаторный, а адекватный, компенсаторный характер, при плохом контакте со сверстниками они активно ищет защиты у близких; сохраняют постоянство среды за счет активного усвоения поведенческих штампов, формирующих образцы правильного социального поведения, стараются быть «хорошими», выполнять требования близких. У них имеется большая зависимость от матери, но это не витальный, а эмоциональный симбиоз с постоянным аффективным «заражением» от нее.

Их психический дизонтогенез приближается, скорее, к своеобразной задержке развития с достаточно спонтанной, значительно менее штампованной речью. Дети именно этой группы часто обнаруживают парциальную одаренность.

Нозологически здесь, очевидно, следует дифференцировать между вариантом синдрома Каннер как самостоятельной аномалией развития, реже — синдром Аспергера как шизоидной психопатией. Эти дети могут быть подготовлены к обучению в массовой школе, а в небольшой части случаев — обучаться в ней и без предварительной специальной подготовки.

Выделенные клинико-психологические варианты РДА отражают, очевидно, различные патогенетические механизмы формирования этой аномалии развития, быть может, разную степень интенсивности и экстенсивности патогенного фактора (о чем говорит возможность их перехода друг в друга в сторону ухудшения при эндогенных колебаниях, экзогенной либо психогенной провокации и, наоборот, улучшения, чаще при эффективности медико-коррекционных мероприятий, а иногда и спонтанно), разный характер генетического патогеннного комплекса, особенности «почвы», как конституциональной, так и патологической.

biofile.ru

Когда мы обращаемся к историям развития аутичных детей, то видим, что в раннем возрасте нарушения активности и ранимость присутствуют у таких детей в неравной степени, и, соответственно, перед ними встают различные проблемы. При этом первоочередными оказываются разные жизненные задачи, вследствие чего каждый ребенок и вырабатывает свои способы взаимодействия с миром и защиты от него.

На первый план в поведении аутичных детей выступают, конечно, яркие проявления патологических форм компенсаторной защиты. Сам аутизм может проявляться в разных формах: 1) как полная отрешенность от происходящего; 2) как активное отвержение; 3) как захваченность аутистическими интересами и, наконец, просто 4) как чрезвычайная трудность организации общения и взаимодействия. Таким образом, мы различаем четыре группы детей с совершенно разными типами поведения.

Для того чтобы не дать ребенку лишиться его достижений и помочь сделать шаг вперед, важно понять, каков уровень доступных ему отношений с миром. С этой целью рассмотрим перечисленные группы в их последовательности — от самых тяжелых к более легким.

Основные жалобы, с которыми обращается к специалистам семья ребенка первой группы,— это отсутствие речи и невозможность организовать ребенка: поймать взгляд, добиться ответной улыбки, услышать жалобу, просьбу, получить отклик на зов, обратить его внимание на инструкцию, добиться выполнения поручения. Такие дети демонстрируют в раннем возрасте наибольший дискомфорт и нарушение активности. В период развернутых проявлений синдрома явный дискомфорт остается в прошлом, поскольку компенсаторная защита от мира строится у них радикально: не иметь с ним никаких точек активного соприкосновения. Аутизм таких детей максимально глубок, он проявляется как полная отрешенность от происходящего вокруг.

Дети второй группы исходно несколько более активны и чуть менее ранимы в контактах со средой, и сам их аутизм более активен, он проявляется уже не как отрешенность, а как неприятие большей части мира, любых контактов, неприемлемых для ребенка. Родители чаще всего приходят в первый раз с жалобами на задержку психического развития таких детей, и прежде всего — развития речи; обо всех остальных трудностях они сообщают позже. Эти прочие трудности в жалобах родителей уходят на второй план, потому что они ко многому притерпелись и приспособились — ребенок уже приучил их к сохранению особых необходимых ему условий жизни, прежде же всего — к строгому соблюдению сложившегося жизненного стереотипа, в который включаются и обстановка, и привычные действия, и весь распорядок дня, и способы контакта с близкими. Обычна особая избирательность в еде, в одежде, фиксированные маршруты прогулок, пристрастия к определенным занятиям, предметам, особый строгий ритуал в отношениях с близкими, многочисленные требования и запреты, невыполнение которых влечет за собой срывы в поведении ребенка.

Детей третьей группы также легче всего отличить по внешним проявлениям, прежде всего — по способам аутистической защиты. Такие дети выглядят уже не отрешенными, не отчаянно отвергающими окружающее, а скорее сверхзахваченными своими собственными стойкими интересами, проявляющимися в стереотипной форме. В данном случае родители вынуждены обращаться за помощью к специалистам не из-за отставания в речевом или интеллектуальном развитии, а в связи с трудностями взаимодействия с таким ребенком, его экстремальной конфликтностью, невозможностью с его стороны уступить, учесть интересы другого, поглощенностью одними и теми же занятиями и интересами. Годами ребенок может говорить на одну и ту же тему, рисовать или проигрывать один и тот же сюжет. Родителей нередко беспокоит, что ему нравится, когда его ругают, он старается все делать назло. Содержание его интересов и фантазий часто связано со страшными, неприятными, асоциальными явлениями.

Детям четвертой группы присущ аутизм в его наиболее легком варианте. На первый план здесь выступают уже не защита, а повышенная ранимость, тормозимость в контактах (т. е. контакт прекра¬щается при ощущении малейшего препятствия или противодей¬ствия), неразвитость самих форм общения, трудности сосредоточения и организации ребенка. Аутизм, таким образом, предстает здесь уже не как загадочный уход от мира или его отвержение, не как поглощенность какими-то особыми аутистическими интересами. Туман рассеивается, и высвечивается центральная проблема: недостаточность возможностей в организации взаимодействия с другими людьми. Поэтому родители таких детей приходят с жалобами не на трудности эмоционального контакта, а на задержку психического развития в целом.

sites.google.com

Группы аутизма по оСНикольской

Бернард Римланд, к. м. н.

Институт изучения аутизма

4182 Адамс авеню

Сан-Диего, Калифорния 92116

Результаты всех известных мне 16 исследований, в которых витамин В6 назначался детям, страдающим аутизмом, оказались многообещающими. Это довольно примечательный результат, особенно если учесть, что результаты исследований многих лекарств на предмет их применения при аутизме были весьма противоречивыми. Если лекарство оказывается эффективным примерно в половине исследований, это считается большим успехом, затем данное лекарство рекомендуется к применению для людей, страдающих аутизмом. Несмотря на однозначные результаты применения витамина В6 при аутизме и несмотря на его значительно большую безопасность по сравнению с любым другим лекарством, которое назначают детям с аутизмом, на данный момент очень немногие врачи рекомендуют его или применяют при лечении аутизма.

Исследования применения витамина В6 у детей, страдающих аутизмом, начались в 1960-гг. В 1966 году два британских невролога, А. Ф. Гелей и Дж. Е. Робертс, обнаружили, что после нагрузочного теста с триптофаном в моче 11 из 19 детей с аутизмом было обнаружено отклонение продуктов обмена веществ. После одной таблетки витамина В6 (30 мг) моча детей нормализовалась; однако, исследование поведения детей не проводилось. В 1968 году немецкий исследователь Ф. Е. Бониш сообщил, что поведение 12 из 16 детей, страдающих аутизмом, значительно улучшилось после назначения им высоких доз витамина В6 (100 мг – 600 мг в сутки). Трое пациентов Бониша из этого открытого клинического исследования начали говорить.

После публикации в 1964 году моей книги «Ранний детский аутизм» я начал получать сотни писем от родителей детей, страдающих аутизмом, со всех штатов Америки; среди них были и некоторые, которые уже попробовали новое тогда лечение высокими дозами витаминов. Большинство родителей еще раньше, после прочтения книг о правильном питании, начали ради эксперимента давать своим аутичным детям разные витамины. Поначалу я довольно скептически относился к сообщениям некоторых родителей о таком чудесном улучшении, но по мере накопления информации меня это заинтересовало. В результате опроса 1000 родителей, которые тогда были включены в список моей рассылки, оказалось, что 57 из них давали детям большие дозы витаминов. У многих детей впоследствии наблюдались улучшения. В результате я провел крупномасштабное исследование более 200 детей, страдающих аутизмом, в котором им назначались мегадозы витаминов В6, ниацинамида, пантотеновой кислоты и витамина С параллельно с мультивитамином, который был специально разработан для этого исследования. Эти дети находились со своими родителями дома в разных штатах в США и Канаде, за состоянием каждого наблюдал семейный врач. (Более 600 родителей изъявили желание принять участие в исследовании, но не все смогли развеять скептицизм своих врачей.)

По окончании четырехмесячного исследования стало очевидно, что витамин В6 был самым важным из четырех исследовавшихся витаминов, и в некоторых случаях его применение дало существенные улучшения. У 30-40% детей наблюдалось значительное улучшение после назначения им витамина В6. У нескольких детей наблюдались незначительные побочные эффекты (раздражительность, повышенная чувствительность к звукам и ночное недержание мочи), но они исчезли при дополнительном назначении магния, который и сам по себе имеет дополнительные преимущества.

Два года спустя я и два моих коллеги провели второе экспериментальное исследование назначения мегадоз витаминов детям, страдающим аутизмом, на этот раз исследовался только витамин В6 и магний. Моими коллегами были профессора Иноч Калауэй из медицинского центра университета Калифорнии в Сан-Франциско и Пьер Дрейфус из медицинского центра университета Калифорнии в Дэвисе. В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании участвовало 16 детей, страдающих аутизмом, и на этот раз исследование также дало статистически однозначные результаты. Большинство детей получали от 300 до 500 мг витамина В6 в сутки. Им также было назначено несколько сотен миллиграмм магния в сутки и другие витамины группы В, чтобы покрыть нехватку остальных витаминов группы В, вызванную приемом больших доз витамина В6. (Скорее всего, временное онемение и покалывание на фоне приема больших доз витамина В6, о чем сообщает Шаумбмург и др., были вызваны нехваткой других питательных веществ в результате приема одного витамина В6 в огромных количествах, что, конечно же, было глупо делать.)

В каждом из этих исследований положительные эффекты от приема витамина В6 оказались весьма разнообразными. У детей улучшился зрительный контакт, уменьшились стимуляции и вспышки гнева, они проявляли больший интерес к окружающему миру и больше разговаривали; в целом дети вели себя более нормально, хотя и не выздоровели полностью.

Потребность разных людей в витамине В6 очень сильно различается. Дети, у которых наблюдались улучшения на фоне приема витамина В6, прогрессировали потому, что им были дополнительно нужны большие дозы этого витамина. Таким образом, во многих случаях аутизм – это синдром нехватки витамина В6.

По завершении этого исследования профессор Калауэй был во Франции, где ему удалось убедить профессора Жильбера ЛеЛорда и его коллег провести дополнительное исследование влияния витамина В6/магния на детей, страдающих аутизмом. Французские исследователи, хотя и относились скептически к мысли о том, что нечто настолько безопасное, как витамин, может помочь при таком глубоком расстройстве, как аутизм, поверили в это после того, как после колебаний все же провели исследование с участием 44 госпитализированных детей. С тех пор они успели опубликовать результаты шести исследований по применению витамина В6 с и без дополнительного приема магния у детей и взрослых с аутизмом. В своих исследованиях они обычно назначали около одного грамма витамина В6 и половины грамма магния в сутки.

ЛеЛорд и его коллеги проанализировали не только поведение аутичных детей, но и содержание в моче гомованилиновой кислоты и других метаболитов. Кроме того, они провели несколько исследований, в которых проанализировали влияние витамина В6 и/или магния на электрическую активность мозга пациентов. Результаты всех этих исследований были положительными.

Недавно ЛеЛорд и его коллеги подвели итог работы по 91 пациенту: в 14% случаев наблюдались разительные изменения, в 33% случаев – улучшение, 42% не показали улучшений, а в 11% случаев наблюдалось ухудшение состояния. Они отметили, что «ни в одном из наших исследований побочных эффектов зафиксировано не было…». Предположительно, отсутствовали физические побочные эффекты.

Несколько недавних исследований, проведенных двумя группами исследователей из США – Томасом Гуалтиери и его коллегами из университета Северной Каролины и Джорджом Элманом и его коллегами из государственного госпиталя Сонома в Калифорнии, также доказали положительное влияние витамина В6 на пациентов, страдающих аутизмом.

Хотя ни один пациент полностью не выздоровел от лечения витамином В6 и магнием, было зафиксировано много случаев значительного улучшения. Один из таких случаев произошел с 18-летним пациентом, страдающим аутизмом, которого уже собирались выслать из третьей по счету психической лечебницы в его городе. Даже огромные дозы лекарств не действовали на него, его сочли слишком агрессивным и опасным, чтобы держать в больнице. В качестве последнего средства психиатр попробовала лечение витамином В6 и магнием. Молодой человек сразу же стал спокойнее. Психиатр отмечает, что когда она недавно навещала его семью, она увидела приятного и добродушного аутичного молодого человека, который сыграл на гитаре и спел для нее.

Еще один пример: одна мать в отчаянии позвонила мне с вопросом, не знаю ли я мастерских для умственно отсталых в ее городе, ее 25-летнего аутичного сына собирались выгнать за неприемлемое поведение. Я не знал других заведений для ее сына, но посоветовал ей попробовать SuperNuThera — мультивитамин, который включает В6, магний и другие питательные вещества. Через несколько недель она позвонила мне снова и с радостью сообщила, что ее сын ведет себя отлично и его оплата за сдельную работу повысилась с $1,50 до $25 в неделю.

Учитывая веские доказательства безопасности и эффективность витамина В6 и магния при лечении лиц, страдающих аутизмом, а также ввиду неизбежных побочных эффектов как от кратковременного, так и длительного применения лекарственных средств, очевидно, что этот безопасный и рациональный метод стоит попробовать до назначения лекарств.

www.autism.com

Фонд поддержал: Группа кратковременного пребывания по подготовке к школе детей с тяжелыми формами аутизма «АВА-класс»

Проект ЦПМССДиП, г. Москва, по подготовке детей с тяжелыми формами аутизма к школе с помощью методик прикладного анализа поведения

Сроки реализации проекта

Проект реализуется с августа 2014 года по июнь 2015 года.

Проблема, на которую направлен проект

В настоящее время дети с РАС, имеющие серьезные нарушения поведения и устной речи, практически не включены в систему школьного образования. Зачастую такие дети попадают на надомную форму обучения, что ведет к их дополнительной изоляции. Необходимо создать систему, которая позволит таким детям входить в общую систему образования. Предыдущие два года работы показывают эффективность модели «АВА-классов» в качестве подготовки детей к школьному обучению. От родителей детей с аутизмом поступает большое количество запросов на обучение детей внутри данной модели. Поэтому необходимо расширение проекта и увеличение количества детей, обучающихся в проекте.

Цели и задачи проекта

Цель проекта — расширение и репликация модели по подготовке детей с РАС, имеющих серьезные нарушения поведения и устной речи, к включению в общеобразовательную среду, с использованием методов АВА (Прикладной Поведенческий Анализ). Обеспечение методологической поддержки инклюзивного образования детей с тяжелыми формами аутизма в рамах партнерского взаимодействия с общеобразовательными школами. Продвижение методов коррекции и обучения детей с аутизмом с научно доказанной эффективностью в России.

— Описание модели по подготовке к школе детей с тяжелыми формами аутизма с использованием методов АВА.

— Описание процесса включения детей с РАС, имеющих серьезные нарушения поведения и устной речи, прошедших подготовку к школе в общеобразовательную среду (организация процесса перехода модели в общеобразовательную школу).

— Создание рекомендаций для образовательных учреждений по организации ресурсных классов на своей базе.

— Подготовка программы стажировки специалистов на базе проектных групп.

— Проведение обучающих семинаров для специалистов по работе в рамках данной модели. Стажировка специалистов.

Этапы реализации проекта

— Отбор детей в группы.

— Диагностика детей с целью составления индивидуальных программ.

— Реализация программ в рамках модели.

— Подготовка программы стажировки специалистов. Проведение стажировки.

— Подготовка описания модели по подготовке к школе детей с тяжелыми формами аутизма с использованием методов АВА.

— Подготовка Описание процесса включения детей с РАС, имеющих серьезные нарушения поведения и устной речи, прошедших подготовку к школе в общеобразовательную среду.

— Подведение итогов учебного года.

— Создание рекомендаций для общеобразовательных учреждений.

— Проведение обучающих семинаров для специалистов.

— Проведение обучающих семинаров для родителей детей с РАС.

— Освещение работы группы в социальных сетях.

— Транслирование опыта работы на городских и международных конференциях и круглых столах.

— На базе группы будут организованы детско-родительские группы по обучению PECS для 12 детей.

На что нужны средства

В рамках проекта средства Фонда нужны для софинансирования работы тьюторов и учителей группы кратковременного пребывания и дистанционные и очные консультации супервизора.

Партнеры и участники проекта

Рабочая группа проекта

Супервизор проекта. Магистр педагогических наук, магистр в области социальной работы, сертифицированный аналитик поведения, образовательный консультант, научный сотрудник Центра для детей с особыми потребностями (Коннектикут, США), руководимого профессором клинической психологии Центра изучения детства Йельского университета доктором Майклом Пауэрсом. Ведущий специалист по инклюзивному школьному образованию; член Международной ассоциации поведенческих аналитиков

Координатор проекта и первый учитель группы. Окончила: Московский Государственный Педагогический Университет (им. Ленина), ф-т дошкольной педагогики и психологии; МГППУ аспирантура, ф-т специальной и клинической психологии; Сертифицированный дистанционный курс для подготовки к экзамену на международный сертификат ВСаВА (О.Шаповалова). Опыт работы: работа с детьми с РАС с 1999 года. Основное место работы (с 2000 года) МГППУ ЦПМССДиП (Кашенкин луг), педагог-психолог высшей квалификации, методист (с 2001 по 2009); Центр образования «Технологии обучения» (i-школа) психологическое сопровождение дистанционного обучения детей с РАС; МГППУ, ф-т клинической и специальной психологии, проведение практических занятий на курсе Эмоциональные нарушения у детей; МГППУ, ф-т социальной психологии, преподаватель кафедры Психология здоровья; Координатор первого и второго проектного АВА-класса.

Второй учитель группы кратковременного пребывания. бразование: Московский Педагогический Государственный Университет. Квалификация: «учитель-сурдопедагог, специальный психолог». Стаж работы: 5 лет. Курсы повышения квалификации: 2012 год: «Арт-терапия: многообразие методов», 156 часов. НОУ ВПО Институт современных психологических технологий; «Арттерапия и артпедагогика в специальном образовании», 72 часа, МГППУ. Теоретический курс ДО «Курс обучения методу АВА для работы с детьми с аутизмом» Центр Дистанционного Обучения, 25 часов. 2013 год: Теоретический курс ДО «Анализ вербального поведения и тестирования VB-MAPP» Центр Дистанционного Обучения, 25 часов. Теоретический курс ДО «Методы коррекции поведения а АВА программе для детей с аутизмом» Центр Дистанционного Обучения, 25 часов. Теоретический курс ДО «Применение поведенческого анализа в терапевтической и образовательной среде» Центр Дистанционного Обучения, 45 часов.

Ожидаемые результаты проекта

— Включение участников проекта в общеобразовательную среду.

— Распространение модели в других образовательных учреждениях города Москвы и в регионах РФ.

Общая сумма проекта — 5 132 612 рублей. Фонд «Выход» принял решение выделить на поддержку проекта 2 781 072 рублей.

Поддержите этот проект, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru

Для выявления аутизма необходимо наличие нарушений социального взаимодействия, общения, а так же повторяющиеся действия и ограничение интереса (см. Признаки и симптомы аутизма ). В медицинской практике эти нарушения называют триадой патологических нарушений. Однако нарушения у каждого больного аутизмом проявляются по-разному и имеют свою индивидуальную картину. К примеру, пациент может не уметь завязывать себе шнурки, но при этом уметь умножать двузначные числа в уме. Поэтому различают несколько видов расстройств аутистического спектра. В современной практике существует много классификаций аутизма, однако за основу принято брать типологию согласно МКБ-10 (Международная классификация болезней 10-издания), а именно:

Детский аутизм или синдром Каннера (А в 1943 году Лео Каннер при описании психического расстройства у детей использовал термин «ранний детский аутизм»). Данный вид аутизма можно диагностировать в раннем возрасте начиная с 18 месяца жизни. Характеризуется присутствием страхов; отсутствием чувства самосохранения, голода, жажды, визуального контакта; нарушением познавательных и интеллектуальных способностей, речи; наличием особенных игр.

Атипичный аутизм отличается от детского и чаще всего какая-то из характеристик триады нарушений отсутствует, поэтому клиническую картину чаще всего можно диагностировать начиная с 7 лет. Поэтому этот аутизм чаще всего относят к аутизму взрослых. У больных таким видом аутизма наблюдается нарушение речи и мышления, нарушение двигательных функций.

Синдром Ретта — самая тяжелая форма аутизма, и к большому сожалению, лечению и коррекции не поддается. Встречается исключительно у девочек и диагностируется в раннем возрасте, начиная с 8-го месяца жизни. Психические отклонения и отсталость в развитии сопровождаются физическими нарушениями. Наблюдается рост отдельных частей тела (например только кистей рук или головы), мышечная атрофия, сколиоз.

Синдром Аспергера – еще один вид нарушения аутического спектра, которое можно диагностировать в раннем возрасте, начиная с 2 лет. Встречается чаще у мальчиков (80% пациентов — мальчики). Характеризуется нарушением социального характера и чувствительности, особенностями интеллектуального развития, отсутствием абстрактного мышления. Если вовремя диагностировать и проводить коррекцию аутизма с раннего возраста, то такие дети-аутисты вполне могут окончить общеобразовательную школу и быть полноценными участниками социума.

Также существует классификация аутизма по Никольской О.С. (ФГНУ «Институт коррекционной педагогики»), широко используемая в клинической практике. Эту классификацию еще называют психологической классификацией детского аутизма, она служит для разработки методов и форм организации психолого-педагогической помощи аутистам. Согласной этой классификации выделяют 4 группы детского аутизма:

1 группа. Дети, отрешенные от мира. У таких детей наблюдается нарушение активности, отсутствие речи и визуального контакта.

2 группа. Дети, не принимающие внешний мир. Проявляют большую активность, чем дети первой группы, но более стереотипны в своем поведении. Для них смена привычной обстановки является неприемлемой, и они демонстрируют это очень эмоционально.

3 группа. Дети, которые, ушедшие в свой собственный мир. Такие детки сверх увлечены своими интересами, фантазиями, иллюзиями. Любое вмешательство в их мир провоцирует агрессию и панику.

4 группа. Дети с характерно выраженной отсталостью в развитии. Они более схожи с детьми второй группы, но при этом они более заторможены, поскольку способности общаться с окружающим миром отсутствуют. Они более утомляемы и ранимы.

Существуют и другие классификации аутизма, но определить какой вид аутизма у ребенка может только опытный и квалифицированный специалист. От себя добавлю: чем раньше выявить аутизм у малыша, тем проще его адаптировать к нормальной жизни в обществе. Дорогие мои, будьте внимательны к своим сокровищам!

pobedimautism.ru