Лечение

Коды расстройства личности

28.06.2018

РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ И ПОВЕДЕНИЯ В ЗРЕЛОМ ВОЗРАСТЕ (F60-F69)

Этот блок включает различные состояния и модели поведения клинической значимости, имеющие тенденцию к устойчивости и возникающие как выражение характерного образа жизни индивида и его взаимоотношений с окружающими. Некоторые из этих состояний и образцов поведения появляются рано в ходе индивидуального развития как результат одновременного воздействия конституциональных факторов и социального опыта, в то время как другие приобретаются на более поздних этапах жизни. Специфические расстройства личности (F60.-), смешанные и другие расстройства личности (F61.-), длительно сохраняющиеся изменения личности (F62.-) являются глубоко укоренившимися и длительными моделями поведения, проявляющимися как негибкая ответная реакция на самые разные личные и социальные ситуации. Такие расстройства представляют собой чрезвычайные или значительные отклонения от способа, которым обычный человек данного уровня культуры воспринимает, мыслит, чувствует и особенно общается с окружающими. Такие модели поведения имеют тенденцию к устойчивости и охватывают многие области поведения и психологического функционирования. Данные расстройства часто, но не всегда связаны с субъективными переживаниями различной степени и проблемами социального характера.

Эта рубрика предназначена для расстройств личности, которые часто причиняют беспокойство, но не проявляют специфической картины симптомов, характеризующих расстройства, классифицированные в рубрике F60.-, поэтому нередко их труднее диагностировать, чем расстройства, кодируемые в рубрике F60.-.

  • смешанные расстройства личности с чертами некоторых расстройств, классифицированных в рубрике F60.-, но без доминирующего комплекса симптомов, позволяющего поставить более специфичный диагноз;

  • причиняющие беспокойство изменения личности, не классифицированные в рубриках F60.- или F62.- и рассматривающиеся как вторичные по отношению к основному диагнозу имеющегося аффективного или тревожного расстройства.

    Исключены: акцентуированные личностные черты (Z73.1)

    Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте, которые возникли у человека, не имевшего в прошлом расстройств личности, пережившего катастрофу или чрезмерно длительный стресс, или перенесшего тяжелое психическое заболевание. Диагнозы этой рубрики следует ставить только тогда, когда очевидно наличие определенных и продолжительных изменений в личной модели восприятия, отношения и мыслей относительно окружающей обстановки и лично себя. Изменение личности должно быть значительным и должно ассоциироваться с негибким, не соответствующим нормам поведением, не отмечавшимся ранее. Изменение не должно быть непосредственным проявлением имеющегося другого психического расстройства или остаточным симптомом какого-либо предшествующего психического заболевания.

    Исключено: расстройство личности и поведения, обусловленное болезнью, повреждением или дисфункцией головного мозга (F07.-)

    Эта рубрика включает некоторые расстройства поведения, которые не классифицируются в других рубриках. Эти расстройства характеризуются повторными действиями, которые не имеют ясно выраженной рациональной мотивации, не могут контролироваться и обычно наносят вред самому больному и окружающим. Пациент говорит, что его поведение связано с влечением к действию. Причина этих расстройств не установлена, и они сгруппированы вместе на основе ярко выраженной тождественности в их описании, а не из-за наличия у них каких-либо известных других важных общих особенностей.

  • привычное чрезмерное употребление алкоголя или психоактивных веществ (F10-F19)

  • расстройство влечений и привычек, затрагивающих сексуальное поведение (F65.-)

    mkb-10.com

    История изучения личности и ее расстройств насчитывает около двух тысячелетий. Первая попытка выяснить, чем предопределяются индивидуальные различия в поведении людей, была сделана еще Гиппократом, и за это время, разумеется, многое изменилось.

    Вот уже более ста лет в психиатрии используется устоявшаяся парадигма, основы которой были заложены Эмилем Крепелиным. В 1904 году он описывает 7 типов «психопатической личности», названия которым были даны согласно сходству с проявлениями основных психических расстройств: Шизоидная – напоминающая шизофрению, циклоидная – перекликается со знаковыми проявлениями маниакально-депрессивного психоза и так далее. Позже Курт Шнайдер развивает эту идею, озвучивая один из главных признаков психопатической личности: невозможность формировать и поддерживать взаимоотношения с людьми. Он выделяет 9 типов личностных расстройств, базируясь на своей обширной клинической практике, и большинство из них до сих пор присутствуют в той или иной модификации в классификациях расстройств и по сей день.

    Но любая парадигма рано или поздно подвергается сомнению, и, судя по всему, с приходом DSM-5 и МКБ-11 настало время расстройств личности (РЛ). Последние классификации предлагают новый подход, который упраздняет все специфические категории РЛ, кроме одной: самого факта наличия расстройства личности.

    Такой вопрос зададут многие психиатры, ведь система работает. Но разработчики новой международной классификации болезней так не считают. Например, у половины пациентов, имеющих критерии одного расстройства личности, также обнаруживаются признаки других личностных расстройств. Часть РЛ встречаются слишком редко, в тоже время, значимая когорта людей, имеющих серьезные личностные нарушения, не вписываются в критерии ни одного из существующих расстройств личности. Пациенты с одинаковым диагнозом могут разительно отличаться друг от друга, как по личностным качествам, так и по выраженности их состояния. Кроме того, в настоящее время в МКБ существует дихотомическое разделение популяции на людей с РЛ и без него. На самом же деле, существует и промежуточная категория «акцентуаций характера», которая хоть и была выделена достаточно давно, в классификации болезней ранее ей не находилось места. Что лишает психиатров возможности достоверным образом регистрировать субсиндромальные изменения.

    Но самой главной причиной столь глобальных изменений является то, что РЛ образца МКБ-10 и DSM-IV основаны главным образом на несистематическом клиническом опыте, который практически не подкреплялся научно-обоснованными доказательствами, подтверждающими их существование как дискретных категорий. В имеющихся описаниях РЛ проигнорированы основные черты характера личности, которые в настоящее время установлены и имеют согласованную структуру независимо от наличия или отсутствия расстройства личности.

    Теперь по порядку. Что с этим делать?

    И самый легкий. Потому что на данном этапе изменений практически нет. Для начала необходимо понять, отвечает ли пациент общему определению расстройств личности. По идее новой классификации этот диагноз может поставить как психиатр, так и доктор первичной сети, так как подход к определению не имеет серьезных отличий от МКБ-10. Используя следующие критерии, не вдаваясь в категории, специалист устанавливает наличие личностного расстройства:

    • наличие прогрессирующих нарушений в том, как человек думает и каким образом чувствует себя, других и окружающий мир, что проявляется в неадекватных способах познания, поведения, эмоциональных переживаний и реакций;
    • выявляемые дезадаптивные паттерны сравнительно ригидны и ассоциированы с выраженными проблемами в психосоциальном функционировании, что больше всего заметно в межличностных отношениях;
    • нарушение проявляется в различных межличностных и социальных ситуациях (т.е. не ограничивается конкретными отношениями или ситуациями);
    • нарушение является относительно стабильным в течение времени и имеет длительную продолжительность. Чаще всего расстройство личности впервые проявляется в детстве и явным образом обнаруживает себя в подростковом возрасте.

    Если нарушение впервые обнаруживается во взрослом возрасте, может использоваться спецификатор «позднего начала». Данный спецификатор должен использоваться в тех случаях, когда в анамнезе нет очевидных доказательств наличия выявляемых нарушений в более раннем возрасте.

    Очень важно определить ареал выявляемых нарушений. Проблемы в межличностном взаимодействии при расстройствах личности характеризуются общими нарушениями в отношениях с людьми, которые препятствует взаимопониманию. Это необходимо понимать, так как большая часть психических расстройств так или иначе связана с социальной дисфункцией. Таким образом, сложность в выполнении задач, организации жизненных обязанностей, свободного времени, поддержании адекватных отношений на работе, а также отсутствие гармонии в семье, очень сильно отличаются от нарушений, связанных с невозможностью уживаться с остальной частью человеческой расы, что как раз таки и наблюдается при расстройствах личности. Человек, чья жизнь перевернута с ног на голову семейной враждой, не обязательно страдает расстройством личности. Диагноз должен ставиться только в том случае, если имеется очевидное свидетельство повсеместного ухудшения отношений со всеми окружающими.

    Шаг второй: определение выраженности РЛ.

    В настоящее время личностные расстройства являются исключительно качественной категорией, что нередко приводит к тому, что два пациента, имеющие одинаковый диагноз, могут разительно отличаться друг от друга. МКБ-11 предлагает 3 степени выраженности личностных изменений (см. таб. 1 ), каждая из которых может включать в себя как один, так и несколько патологических признаков. Ранжирование по степени тяжести позволяет учесть то, что хотя РЛ и предполагается как пожизненный диагноз, его выраженность может изменяться с течением времени.

    Таб. 1 Степени выраженности расстройств личности в МКБ-11

    psyandneuro.ru

    / Расстройства личности_2

    Асоциальная личность и психопатия

    Как мы видели, яркой особенностью людей с асоциальным личностным расстрой­ством (АСЛР) является их тенденция к систематическому неуважению и попра­нию прав окружающих. Подобное пренебрежение к людям сопровождается лжи­вым, агрессивным или асоциальным поведением с незначительными угрызениями совести. Иногда такие индивиды совершенно не испытывают каких-либо угрызе­ний совести. Такие люди располагают пожизненным паттерном антиобщественно­го и безответственного поведения, не особенно заботясь о безопасности, как соб­ственной, так и окружающих. Эти качества ввергают их в постоянные конфликты с обществом.

    Асоциальными личностями признаются только люди, достигшие 18-летнего возраста. В соответствии с DSM-IV, этот диагноз ставится при соблюдении следу­ющих критериев:

    Должно быть как минимум три поведенческих нарушения, которые возникли по достижении 18-летнего возраста: систематические действия, служащие основанием для ареста; постоянная лживость; импульсивность или неспособ­ность планировать будущее; раздражительность и агрессивность; безразли­чие к безопасности; неизменная безответственность в профессиональных или финансовых вопросах; отсутствие угрызений совести.

    Должно быть как минимум три эпизода девиантного поведения до наступле­ния 15-летнею возраста: агрессия по отношению к людям или животным; уничтожение собственности; лживость или воровство; серьезное нарушение общепринятых норм (симптомы нарушения поведения см. в главе 14).

    Асоциальное поведение не должно быть симптомом другого психического расстройства, например шизофрении или мании.

    Психопатия и АСЛР

    Употребление термина асоциальное личностное расстройство восходит к DSM-III 1980 года, однако многие основные признаки этого расстройства издавна имено­вались психопатией, или социопатией. Несмотря на то, что в XIX веке рядом иссле­дователей синдром был определен как «моральное умопомешательство» (Prichard, 1835), подробное описание психопатии впервые дал Кликли в 1940-х годах (Cleckley, 1941,1982). Помимо признаков, определяющих асоциальную личность, в DSM-III и DSM-IV психопатия включает в себя такие черты, как отсутствие эмпатии, завы­шенную и высокомерную самооценку, а также эфемерное и поверхностное обая­ние. DSM-III и DSM-IV, в связи с акцентом на поведенческих критериях более до­ступных объективному измерению, приостановили попытки исследователей пси­хопатии повысить надежность диагностики (степень согласия клиницистов по поводу диагноза). Однако гораздо меньшее внимание в них было уделено ее валидности, то есть тому, содержательный ли конструкт измеряется в данном случае, является ли он тем же самым, что и психопатия.

    Два аспекта психопатии

    Исследования Роберта Хейра и его коллег, проведенные за последние 20 лет, гово­рят как о сходстве, так и о значительных различиях между АСЛР и психопатией. Хейр (Hare, 1980, 1981; Hart & Hare, 1997) разработал «Контрольный список во­просов для выявления психопатии», включающий 20 пунктов и позволяющий кли­ницистам и исследователям диагностировать психопатию, исходя из критериев Кликли. Исследования, проведенные с использованием этого списка, показали, что существуют два родственных, но раздельных аспекта психопатии, каждый из которых влечет за собой особый паттерн поведения. Первый аспект подразумева­ет аффективную и межличностную основу расстройства и отражает такие черты, как отсутствие угрызений совести, бессердечие, эгоизм и использование окружа­ющих в собственных целях. Второй аспект отражает те проявления психопатии, которые связаны с асоциальным, импульсивным и социально девиантным стилем жизни. Второй аспект гораздо ближе к диагнозу асоциального личностного рас­стройства в определении DSM-III и DSM-IV, чем первый аспект (Hare, Hart & Harpur, 1991; Hart & Hare, 1997). Поэтому неудивительно, что при сравнении процента заключенных, удовлетворяющих диагнозу психопатии, с процентом за­ключенных, подпадающих под диагноз асоциального личностного расстройства, последних обычно оказывается больше. Это означает, что значительное число за­ключенных демонстрируют асоциальные, девиантные и агрессивные паттерны по­ведения и потому удовлетворяют критериям для диагноза асоциального личност­ного расстройства, однако не выказывают достаточного числа эгоистичных, бессер­дечных и эксплуатирующих паттернов, чтобы удовлетворять диагнозу психопатии. На основании нескольких обширных эпидемиологических исследований установ­лено, что распространенность асоциального личностного расстройства в общей по­пуляции составляет около 3% для мужчин и около 1% для женщин (American Psychiatric Association, 1994). О распространенности психопатии, определяемой при помощи «Контрольного списка» Хейра, эпидемиологических сведений нет.

    Затрудняет исследование и существующее в настоящее время представление об асоциальной личности, когда может не учитываться значительная часть общества, демонстрирующая многие признаки первого, аффективного и межличностного аспекта психопатии, но не очень большое число признаков второго, асоциального аспекта или, по крайней мере, достаточно малое их количество, чтобы не иметь неприятностей с законом.

    Эти вопросы остаются предметом серьезных дебатов. Несмотря на жаркую дис­куссию о расширении критериев, предусмотренных DSM-IV для асоциального лич­ностного расстройства, и дополнения их большим числом традиционных аффек­тивных и межличностных признаков психопатии, был избран консервативный подход, и подобные изменения не состоялись (Widiger & Corbit, 1995). В DSM-IV отмечается, что в условиях заключения и в суде, где мы, по определению, имеем дело с преступниками (или подозреваемыми в преступлении), а следовательно, с асоциальным поведением, такие психопатические черты, как отсутствие эмпатии и угрызений совести, а также эфемерное и поверхностное обаяние могут учиты­ваться для постановки более валидных диагнозов, чем это возможно при опоре только на критерии асоциального поведения. Кроме того, многие исследователи склонны продолжить изучение не диагностики асоциального личностного рас­стройства, предложенной в DSM-IV, а той диагностики психопатии, которую предложили Клйкли и Хейр. Это связано как с историей исследования психопатии, так и с данными, согласно которым этот диагноз помогает успешнее предсказывать многие важные аспекты криминального поведения, чем диагноз асоциального лич­ностного расстройства. В целом диагноз психопатии видится единственным опти­мальным предиктором насилия, каким мы располагаем (Hart, 1998; Hart & Hare, 1997). Более того: существуют некоторые данные о том, что склонные к насилию психопаты чаще, чем применяющие насилие непсихопаты, совершают тщательно спланированные, целенаправленные преступления с применением насильственных действий, связанные с реактивной агрессией, вызванной враждебностью в ответ на воспринятую ими угрозу (Cornell et al., 1996).

    Споры о предпочтительности использования диагнозов психопатии и асоциаль­ного личностного расстройства вряд ли прекратятся в обозримом будущем. Выбор исследователей, занимающихся данными вопросами, оказывается, к сожалению, также разным. Это приводит к известным затруднениям при попытках интерпре­тировать результаты исследований относительно причинных факторов. В дальней­ших разделах мы постараемся четко указывать, какая диагностическая категория была использована в том или ином исследовании, так как, возможно, что причин­ные факторы окажутся не идентичными друг другу.

    Какой бы диагноз ни использовался, индивиды с асоциальным личностным рас­стройством или психопатией представляют собой разнородную группу: это бес­принципные дельцы, напористые евангелисты, нечестные политики, мошенники, наркоторговцы и прочие преступники. Такие люди редко попадают в коммунитарные клиники или психиатрические больницы. Многие из них содержатся в заклю­чении, но, как уже отмечалось, повторные нарушения законодательных или соци­альных норм ни в коем случае не являются достаточным основанием для того, что­бы считать индивида психопатом или констатировать у него наличие асоциального личностного расстройства. Считается, что многим психопатическим индивидам удается оставаться вне исправительных учреждений, хотя они пребывают в посто­янном конфликте с властями (см. справку 9.1).

    Клиническая картина при асоциальной личности и психопатии

    Психопаты и асоциальные личности, нередко кажущиеся очаровательными, непо­средственными и милыми при первом знакомстве, лживы, манипулируют окружа­ющими и используют их в собственных целях. Часто кажется, что они живут на­стоящим мгновением, не задумываясь над прошлым и будущим. В этом отноше­нии показателен следующий пример.

    Разбор случая: два психопата устраивают розыгрыш. Двое 18-летних юнцов отпра­вились к девушке в гости. Никого не застав, они вломились в дом, изуродовали не­сколько ценных картин и мебель, украли много спиртного и телевизор. Затем теле­визор они продали приятелю за гроши. При аресте они сначала все отрицали, а в даль­нейшем утверждали, что все это было простым «розыгрышем». Они не видели в своих действиях ничего особенного и даже не думали о необходимости возмещения ущерба.

    Требуются обычные психопаты

    Большинство асоциальных личностей изучалось на примере лиц, находящихся в стационаре, что оставляло нас в неведении о тех многих, кто не был поставлен на официальный учет. Уидом (Widom, 1977) опробовала остроумный метод, позволяющий поближе познакомиться с этим многочисленным контингентом. Она разместила в местных газетах рекламные объявления следующего содержания: «Вы предприимчивы? Психолог изучает рисковых, отчаянных лю­дей, ведущих насыщенную и бурную жизнь. Если вы человек, готовый почти на все ради ос­трых ощущений и хотите участвовать в оплачиваемом эксперименте, пришлите свои имя, фамилию, адрес, номер телефона и краткую биографию, доказывающую, что вы представля­ете для нас интерес. » (р. 675).

    Уидом надеялась привлечь психопатических индивидов и явно преуспела в своем намере­нии. Пройдя обойму тестов, те, что откликнулись, в личностном отношении оказались похо­жими на психопатов, находящихся на излечении в стационаре. Несмотря на то что Уидом проводила только личностную оценку, ее метод подсказывает путь к налаживанию контакта с репрезентативными группами не находящихся на учете психопатических индивидов. После предпринятого Уидом исследования было, к сожалению, мало сделано для дальней­шего ознакомления с не находящимися на учете психопатами (кроме нескольких исследова­ний с участием аналоговых популяций, которые во многом отличались от этого контингента). Серьезным препятствием явилось то, что оценивать психопатию у таких лиц приходилось при помощи вышеупомянутого «Контрольного списка вопросов», который предназначен для ра­боты с институционализированным контингентом. К счастью, недавно была разработана форма самоотчета, специально предназначенная для оценки и изучения психопатии у лиц, не принадлежащих к криминальным кругам (Lilienfeld & Andrews, 1996). Складывается впечатле­ние, что этот инструмент обладает хорошими психометрическими качествами и должен по­мочь при дальнейшем ознакомлении с этой мало изученной группой индивидов.

    К общей категории асоциальных и психопатических индивидов отнесены так­же враждебные люди, склонные преобразовывать свои импульсы в безжалостное и часто бессмысленное насилие. В других случаях у асоциальных и психопатиче­ских индивидов наступают периоды надежности и они способны брать на себя от­ветственность и преследовать долгосрочные цели, но делают это неэтичными спо­собами с полным безразличием к правам и благополучию других людей.

    Чтобы представить полную клиническую картину, попробуем суммировать общие особенности психопатов и асоциальных личностей. Затем мы опишем слу­чай, иллюстрирующий широкий круг их поведенческих паттернов. Несмотря на то что в отдельных случаях обычно не удается найти все черты, рассматриваемые нами в следующих разделах, они типичны для психопатов согласно описанию, дан­ному Кликли (Clecley, 1941,1982). По меньшей мере некоторые из этих черт выяв­ляются также и у асоциальных личностей, однако не все они представляют собой диагностические критерии, представленные в DSM-IV.

    Недоразвитие чувства совести. Психопаты не способны понять и принять эти­ческие ценности иначе, чем на вербальном уровне. Они с легкостью заявляют о своей приверженности высоким моральным стандартам, что никак не связано с их поведением. Можно сказать, что их совесть находится в зачаточном состоянии либо отсутствует вообще, при этом интеллектуальное развитие, как правило, не страда­ет. Тем не менее интеллект является чертой, которая по-разному соотносится с двумя аспектами психопатии. Первый аспект, связанный с эгоистическими, бессер­дечными и эксплуатирующими чертами личности, в целом никак не соотносится с интеллектом. Однако второй аспект, связанный с длительным асоциальным пове­дением, соотносится с ним негативно, по крайней мере, среди психопатов-преступ­ников и детей с нарушением поведения (Carey & Goldman, 1997; Moffitt, 1993b; Frick, 1998). Существуют данные, что интеллект, вероятно, служит защитным фак­тором для подростков, рискующих развитием психопатии или асоциальной лич­ности в зрелом возрасте (Hawkins, Arthur & Olson, 1997). В ряде исследований было, например, обнаружено, что многие подростки с нарушением поведения, чья предрасположенность к психопатии и асоциальному личностному расстройству установлена, никогда не переходят к криминальному поведению благодаря пози­тивному влиянию школьного обучения. Они, по-видимому, направляют свою энер­гию в социально более приемлемое русло (например, White, Moffitt & Silva, 1989).

    Когда психопаты напряжены или сталкиваются с проблемами, они склонны их «вымещать», вместо того чтобы перетерпеть. Явное отсутствие у них тревоги и чувства вины в сочетании с показной искренностью и откровенностью может по­зволять им избегать подозрений и разоблачения в случаях воровства и других не­законных деяний. Они часто презирают «лохов» — людей, которых им удается об­вести вокруг пальца.

    Безответственное и импульсивное поведение. Психопатам свойственно безжа­лостно попирать чужие права, потребности и благополучие. Они приучились не зарабатывать, а брать, что им нужно. Являясь любителями острых ощущений и девиантного, нетрадиционного поведения, они часто преступают закон под влия­нием минутного настроения, не заботясь о последствиях. Такие люди редко отка­зываются от сиюминутного удовольствия ради будущей выгоды и долгосрочных целей. Они живут настоящим, не задумываясь о прошлом и будущем. Внешняя реальность используется ими для удовлетворения мимолетных личных потребно­стей. Нетерпимые к рутине и бремени ответственности, они редко долго задержи­ваются на одном рабочем месте.

    Во многих исследованиях было показано, что среди асоциальных личностей и, возможно, психопатов чаще встречается алкоголизм и другие расстройства, связан­ные с токсической зависимостью (например, Cloninger, Bayon & Przybeck, 1997; Slier & Trull, 1994). При анализе связи между злоупотреблением психоактивными веществами с двумя аспектами психопатии, выявляемыми при помощи «Конт­рольного списка» Хейра, Смит и Ньюман (Smith & Newman, 1990) нашли, что такая связь существует только для аспекта, отражающего асоциальное девиантное пове­дение, но не для того, в котором отражаются эгоцентрические, жестокие и эксплу­атирующие черты личности. Более поздний обзор также подтверждает, что зло­употребление алкоголем сопутствует аспекту психопатии, связанному с асоциаль­ным девиантным поведением, но не межличностному и аффективному аспекту (Hemphill, Hart & Hare, 1994).

    Связь между асоциальным поведением и злоупотреблением химическими ве­ществами достаточно прочна, что дает возможность предположить наличие суще­ствования общего фактора, приводящего к алкоголизму и асоциальному личност­ному расстройству. Данные, полученные при изучении генетических факторов, участвующих в предрасположенности к асоциальному личностному расстройству и алкоголизму, противоречивы; некоторые из них свидетельствуют о генетической независимости этих расстройств, тогда как другие говорят в пользу как минимум некоторой генетической основы их значительной коморбидности (Carey & Goldman, 1997; Sher & Trull, 1994; Sutker, Bugg & West, 1993).

    Отрицание авторитетов. Психопаты ведут себя так, словно социальные прави­ла их не касаются: они не соблюдают правил игры. В их анамнезе часто содержатся указания на конфликты с преподавателями и правоохранительными структурами. Однако несмотря на то, что они нередко участвуют в криминальной деятельности, их нельзя назвать расчетливыми профессиональными преступниками. Невзирая на неприятности, в которые они попадают, и наказания, которым могут подверг­нуться, такие люди продолжают вести себя так, будто они надежно защищены от последствий своих поступков.

    Способность привлекать и эксплуатировать окружающих. Психопаты часто милы и обаятельны, они ведут себя в обезоруживающей манере, которая позволя­ет им легко обзаводиться друзьями. У них, как правило, хорошее чувство юмора и оптимистический взгляд на вещи. Часто оказываясь лжецами, они, однако, кажут­ся искренне огорченными, когда их ловят на лжи, и обещают исправиться, но ни­когда не сдерживают обещаний. Они хорошо понимают нужды и слабости окру­жающих, эксплуатируя их. Многие психопаты участвуют, например, в мошенни­ческих торговых операциях, используя свое обаяние и уверенность при вдохновении других на «легкие заработки». Они быстро находят оправдание своему асоциально­му поведению и рационализируют его, обычно перекладывая вину на чужие плечи. Поэтому им часто удается убедить окружающих, а также себя в своей невиновности.

    Неспособность поддерживать добрые отношения. Несмотря на свое изначаль­ное умение заручаться симпатией и дружбой других людей, психопаты редко спо­собны поддерживать тесные дружеские отношения. Будучи безответственными и эгоцентричными, они, как правило, циничны, бесчувственны, неблагодарны и без­жалостны в своих поступках. Например, им непонятны любовные переживания других людей, они не способны отвечать любовью на любовь. Психопаты представ­ляют угрозу не только для случайных знакомых, но также для друзей и близких. Для них характерно проявление насилия по отношению к домашним. Склонные к манипулированию, эксплуатации в сексуальных связях, психопаты являются бе­зответственными и вероломными супругами. Хотя они часто обещают изменить­ся, но редко сдерживают обещание.

    Хейр, уделивший особое внимание исследованию психопатии, недавно соста­вил общий портрет психопата, представив его следующим образом: «Представле­ние психопатов безжалостными хищниками помогло мне осмыслить их поведение, которое часто кажется бессмысленным. Это индивиды, будучи лишены совести и сочувствия к окружающим, с легкостью очаровывают, манипулируют, запугива­ют и подвергают насилию других людей с целью приобрести над ними контроль и удовлетворить свои собственные социальные потребности. Они хлад­нокровно берут, что хотят, и дела­ют все, что им заблагорассудится, попирая социальные нормы и ожи­дания без малейшего чувства вины или раскаяния. Их разрушительные действия рано или поздно затрагивают прак­тически всех, ибо их много среди закоренелых преступников, наркодельцов, быто­вых насильников, жуликов и мошенников. Они широко представлены в деловом и корпоративном мире, особенно в периоды хаотичной перестройки, когда прави­ла и необходимость их соблюдения ослабевают и трудно установить ответствен­ность за их нарушение (Babiak, 1995). Многие психопаты объявляют себя «патри­отами» и «спасителями отечества» в странах, переживающих социальные, эконо­мические и политические потрясения (например, в Руанде, в бывшей Югославии и бывшем Советском Союзе). Они прикрываются флагом и обогащаются посред­ством жестокой эксплуатации этнических, культурных или расовых трений и не­довольства» (Hare, 1998b, pp. 128-129).

    Серийный убийца Тед Бунди продемонстриро­вал асоциальное поведение в его крайней и наи­более опасной форме. У него отмечались клас­сические черты психопата: привлекательная внешность, обаяние и интеллект. Однако он лов­ко манипулировал людьми и был абсолютно без­жалостен к своим жертвам. Привлекательный имидж Бунди, которым он пользовался, чтобы по­добрался к своим жертвам, а все они были моло­дыми женщинами, которых он насиловал и убивал, был настолько убедительным, что вызвал ужас, когда открылся истинный размах его деяний. Бунди был казнен во Флориде в 1989 году.

    Паттерны поведения. Психопатию иллюстрирует изложение следующего клас­сического случая, опубликованное Хейром (Hare, 1970).

    Разбор случая: психопат в действии. 30-летний Дональд С. только что отбыл трех­летний срок за мошенничество, двоеженство, обман и побег из-под стражи. Обстоя­тельства, приведшие к совершению этих преступлений, вызывают особый интерес и согласуются с его прошлым поведением. Когда до конца его предыдущего, 18-месяч­ного срока, полученного за мошенничество, оставалось меньше месяца, Дональд си­мулировал болезнь, а затем сбежал из тюремной больницы. За 10 месяцев, которые он провел на свободе, Дональд принял участие во многих незаконных предприятиях; деятельность, приведшая к его повторной поимке, была в полной мере типична для него. Представляясь «выездным администратором», он ухитрился заручиться помо­щью нескольких религиозных организаций и создал кампанию по сбору средств. Сначала кампания по сбору средств не приносила больших доходов, и Дональд, на­деясь ускорить дело, организовал себе интервью на местной телестудии. Его выступ­ление произвело такой эффект, что деньги хлынули к нему рекой. Однако, к несча­стью для Дональда, интервью показали в сводке национальных новостей. Он был опознан и немедленно арестован. В ходе предварительного следствия стало ясно, что он не видел в своих действиях ничего дурного. Он утверждал, например, что его стра­стный призыв о помощи подвигнул людей на дополнительные пожертвования поми­мо тех, что делались в поддержку его начинания. В то же время он заявил, что боль­шинство пожертвований делают те, кто знает за собой какую-то вину и потому за­служивает быть обманутым. Эта способность к рационализации своего поведения и отсутствие самокритики прослеживались и в его попытках заручиться содействием тех самых людей, которых он ввел в заблуждение. Вероятно, что его способность к убеждению побудила некоторых из этих людей действительно выступить в его поддержку. В период своего трехгодичного заключения Дональд потратил много време­ни на поиски прорех в законодательстве и написание прошений представителям вла­сти. Его адресатами были местные юристы, премьер-министр Канады и представи­тель Канады в ООН. В каждом случае он нападал на них за то, что они, по его мнению, олицетворяли несправедливую власть, виновную в его затруднительном положении. В то же время он требовал от них взять его на поруки во имя справедливости, вопло­щением которой они призваны быть.

    В заключении он в качестве испытуемого участвовал в некоторых авторских иссле­дованиях. После освобождения он подал вступительное заявление в университет, где, следи прочего, написал, что он один из научных коллег автора! Несколько месяцев спустя автор получил от него письмо с просьбой предоставить рекомендацию для трудоустройства.

    Биография. Дональд был младшим из трех сыновей в семье, принадлежавшей к сред­нему классу. Оба его брата вели нормальную, созидательную жизнь. Его отец боль­шую часть времени занимался бизнесом и поздно возвращался домой; нередко он бы­вал в мрачном настроении и много пил, когда дела не ладились. Мать Дональда была мягкой, робкой женщиной, старавшейся угодить мужу и сохранить подобие семей­ной гармонии. Стоило ей узнать, что дети устроили какое-то озорство, как она грози­лась пожаловаться отцу. Однако она редко выполняла эти угрозы, так как не хотела его беспокоить, а кроме того, потому, что в своих реакциях зависела от его настрое­ния. Случалось, что он в ярости бил детей, а всем другим устраивал устные «разбор­ки», когда мягкие, а когда и суровые.

    Дональд считался во всех отношениях своенравным и трудным ребенком. Если он хотел конфет или игрушку, а его желание не выполняли, то он принимался разными способами выказывать свою любовь. Если это не помогало, то он разражался вспыш­ками гнева; однако такое случалось редко, благо его ангельская наружность и искус­ное обхождение обычно позволяли ему получить желаемое. К подобной тактике он прибегал, чтобы избежать наказания за многочисленные дурные поступки. Сначала ом пытался скрыть проступок за паутиной тщательно продуманной лжи, нередко перекладывая вину на братьев. Если это не помогало, то он убедительно изображал сожаление и раскаяние. Когда наказание оказывалось неизбежным, он становился мрачным и дерзким, видя в нем несправедливую расплату за свои удовольствия. Школьные годы Дональда, хотя было ясно, что он очень умен, не ознаменовались никакими учебными достижениями. Он был неусидчив, быстро начинал скучать и часто прогуливал. В присутствии учителя или иного властного лица его поведение обычно бывало идеальным, по стоило ему оказаться предоставленным самому себе, как он сразу навлекал неприятности либо на себя, либо на других. Хотя его часто подозревали в разных неприглядных делах, он умел ловко выпутаться из ситуации. Детские проступки Дональда принимали многие формы, включая обман, жульниче­ство, мелкие кражи и издевательство над младшими. Повзрослев, он стал все больше и больше интересоваться сексом, азартными играми и алкоголем. В 14 лет он грубо набросился на девочку младше его возрастом, а когда та пригрозила пожаловаться родителям, запер ее в сарае. Ее нашли только через 16 часов. Дональд сначала заявил, что ничего не знает, а позже сказал, что его соблазнили, а дверь, должно быть, за­хлопнулась сама по себе. Страдания, пережитые девочкой и се родителями, его ни­сколько не беспокоили. Его родители сумели отвести от него обвинения. Тем не ме­нее инциденты такого рода происходили все чаще, пока, наконец, родители, чтобы он впредь не позорил семью, не отправили его в частную школу-интернат..

    Дамский угодник. Когда Дональду было 17, он бросил школу-интернат, подделал на крупном чеке подпись отца и около года путешествовал по миру. Жилось ему явно неплохо; для поправки финансовых дел он прибегал к сочетанию обаяния, физиче­ской привлекательности и обмана. В последующие годы он сменил несколько работ, ни на одной из которых не задерживался дольше. нескольких месяцев. За этот пери­од его обвинили во множестве преступлений, включая воровство, пребывание в не­трезвом виде в общественном месте, изнасилование и многочисленные нарушения дорожных правил. В большинстве случаев его либо отпускали, либо он отделывался легким наказанием.

    studfiles.net

    Расстройство личности.

    Расстройство личности.

    Меня интересует классификация и формы расстройства личности, про это заболевание в расписании болезней нечего конкретно не сказано. Конкретно меня интересует вот что:

    1)"Не значительно выраженное органическое расстройство в следствии перинатальной травмы ЦНС" относится к умеренно выраженным психическим нарушениям или же к легким кратковременным болезненным проявлениям?

    2) Код F07.00 перед диагнозом вообще что то решает?

    3) диагноз "Не значительно выраженное органическое расстройство в следствии перинатальной травмы ЦНС" может быть просто отменен врачом ВК по причине не доверия к врачам больницы??

    Re: Расстройство личности.

    Все психические расстройства, причиной которых является поражение головного мозга органическим причинами (травмами, заболеваниями мозга, в т. ч. и внутриутробного происхождения) относятся к ст.14 Расписания болезней — Органические психические расстройства. В этой статье 4 пункта. К пункту "а" относятся резко выраженные, затяжные психотические состояния, а также психические расстройства, проявляющиеся стойкими выраженными интеллектуально-мнестическими нарушениями или резко выраженными изменениями личности по психоорганическому типу. То есть это говоря бытовым языком это сумасшествие или выраженное в той или иной степени слабоумие вызванное органическими причинами. Такие больные к службе в армии не годны и с воинского учета снимаются.

    К пункту "б" относятся состояния с умеренно выраженными астеническими, аффективными, диссоциативными, когнитивными, личностными и другими нарушениями, а также психотические состояния с благоприятным течением. На практике, к этой к этому пункту относят (по крайней мере у нас) все случаи хронических непсихотических расстройств органического происхождения. Такие больные ограниченно годны к воинской службе. То есть в мирное время их в армию не призывают. Но случись большая война и всеобщая мобилизация, то их могут привлечь к выполнению нестроевой службы в тылу.

    К пункту "в" относятся преходящие, кратковременные психотические и непсихотические расстройства, возникающие вследствие острых органических заболеваний или травм головного мозга, завершившиеся выздоровлением или незначительно выраженной астенией при отсутствии признаков органического поражения центральной нервной системы. То есть это те случаи когда до того здоровый человек перенес какую то острую мозговую болезнь (например менингит, клещевой энцефалит и т.п.) или черепно — мозговую травму, которые повлекли за собой временные и легкие нарушения психической деятельности. Такие больные временно негодны к службе. Им дается отсрочка до выздоровления. Если они выздоравливают не полностью то им ставят 14"б", а если выздоравливают 14 "г".

    К пункту "г" относятся состояния стойкой (не менее 1 года) компенсации болезненных проявлений после острого заболевания или травмы головного мозга при отсутствии психических расстройств и явлений органического поражения центральной нервной системы, когда имеются лишь отдельные рассеянные органические знаки, без нарушения функций.Такие больные годны к службе с незначительными ограничениями. То есть в армию призывают, но не в плавсостав флота, погранцы, ВДВ, спецназы — морпехи, ракетные шахты и т.п. виды службы требующие особого здоровья.

    Согласно статьи, освидетельствование граждан проводится после как стационарного так и амбулаторного обследования.

    Судя по тому, как вы описали свое состояние(постоянно болит голова, прихожу домой и всегда клонит ко сну, ложусь спать но уснуть не могу если усну то постоянно просыпаюсь, у меня нет друзей, с девушками тоже не общаюсь, короче всегда плохое настроение, в последние годы начались проблемы с памятью, я забываю все что только можно и не знаю почему, и с зрением проблемы) и его историю — это действительно п. "б" ст.14 и предполагает "ограниченную годность) к воинской службе (то есть в мирное время вы призыву не подлежите).

    С диагнозом "органическое расстройство личности" призвать не должны, потому что это хроническое психическое расстройство. А как я уже писал, в соответствии с расписанием болезней призывают только после выздоровления от острых органических заболеваний.

    У меня же тоже хроническое психическое расстройство и симптомы такие же.

    Что вы на это скажете вы согласны или у вас другое мнение?

    www.prizyvnik.info

    Расстройства личности в МКБ-11

    Особенностью классификации личностных расстройств в МКБ-11 является отсутствие привычного деления на шизоидные личности, параноидные личности, эмоционально неустойчивые личности и т.д. На смену приходит деление на уровни тяжести и выраженные личностные черты. Как психоаналитически ориентированный психотерапевт я рад таким переменам, ведь она (новая система классификации расстройств личности в МКБ-11) напоминает психоаналитический подход:

    1) отсутствие расстройства личности,

    2) личностные затрудения (но ещё не расстройство),

    3) расстройство личности:

  • умеренное ≈ с невротической организацией;
  • выраженное ≈ с пограничной организацией;
  • тяжёлое ≈ с «психотической» организацией (иногда психоаналитические исследователи предлагают использовать вместо «психотическая организация» «психотический полюс пограничной организации»).
  • А что думаете Вы?

    Ниже можно ознакомиться с описанием Расстройств личности в грядущей МКБ-11.

    Расстройство личности характеризуется относительно устойчивыми и глубоко проникающими нарушениями в том, как индивид воспринимает и понимает самого себя, других людей и мир, что приводит к неадекватным паттернам когнитивной деятельности, эмоционального опыта, эмоционального выражения и поведения. Эти неадекватные паттерны относительно ригидны и связаны со значительными проблемами в психосоциальном функционировании, которые особенно заметны в межличностных отношениях. Нарушения проявляются в различных индивидуальных и социальных ситуациях (т.е., не ограничиваются определёнными отношениями и ситуациями). Расстройство личности имеет длительное течение, обычно не менее нескольких лет. Чаще всего первые проявления возникают в подростковом возрасте и отчётливо заметны во взрослой жизни.

    Все диагностические критерии расстройства личности присутствуют. Личностные проблемы затрагивают несколько областей личностного функционирования, но не все (например, проблемы с саморегуляцией при сохранных способностях к сочувствию и близости). По крайней мере некоторые отношения и должностные функции сохранны. Как следствие, умеренное расстройство личности может не проявляться в некоторых ситуациях и ролях.

    Все диагностические критерии расстройства личности присутствуют. Личностные проблемы затрагивают множество областей личностного функционирования (например, чувство идентичности, способность создавать близкие отношения, способность к сочувствию). Как следствие, социальные роли значительно нарушены, поддерживается малое количество дружеских отношений, трудовые отношения дезорганизованы, а конфликты с другими постоянные и устойчивые. Выраженное расстройство личности часто сопровождается самоповреждениями или причинением вреда другим, но не в такой степени, чтобы вызвать длительное нарушение или угрозу жизни.

    Все диагностические критерии расстройства личности присутствуют. Личностные проблемы диффузные и глубокие, вовлекают большую часть или, что чаще, все стороны личностного функционирования. Как следствие, дружеские отношения поверхностные или отсутствуют, профессиональные роли или способности отсутствуют или глубоко дезорганизованы, общественные обязанности игнорируются. Тяжёлое расстройство личности обычно связано с прошлой историей и ожиданием в будущем серьёзного вреда по отношению к себе или к другим.

    Расстройство личности неуточнённой тяжести (6B90.Z).

    Выраженные личностные черты

    Эти дескрипторы могут использоваться для характеристики личностных особенностей индивидов с диагностированным Расстройством личности (описаны в главе «Психические, поведенческие и связанные с развитием нервной системы расстройства») или с Личностным затруднением (описаны в главе «Факторы, влияющие на состояние здоровья населения и обращения в учреждения здравоохранения»). Личностная черта должна быть закодирована только, если особенности характера выражены в личностном складе индивида с диагностированным Расстройством личности или Личностным затруднением, а также есть свидетельства в пользу того, что характеристики, указанные в описании, связаны с нарушениями психосоциального функционирования. Можно указывать несколько личностных черт, столько, сколько необходимо для отражения особенностей, связанных с Расстройством личности, индивида. Если не диагностировано Расстройство личности или Личностное затруднение, использование этих дескрипторов для описания психопатологии бессмысленно.

    Выраженные ананкастические признаки (6C00):

    Характеризуются узко специализированными контролем и регуляцией собственного и чужого поведения в связи с потребностью, чтобы вещи и явления соответствовали идеалам индивида. Признаки могут включать: перфекционизм, навязчивые повторения (персеверации), эмоциональное и поведенческое напряжение, упрямство, рассудительность, аккуратность, нужда следовать правилам и выполнять обязательства.

    Выраженные признаки отчуждения (6C01):

    Характеризуются эмоциональной и межличностной дистанцией, что проявляется в выраженной социальной отчуждённости и/или безразличии к людям, полная изоляция или поддержание связи с незначительным количеством фигур привязанности, включая избегание не только близких (интимных) отношений, но и дружбы. Признаки могут включать: отчуждённость или холодность по отношению к другим людям, скрытность, пассивность и нехватка решительности, сниженная способность испытывать и выражать эмоции, особенно положительные эмоции (до такой степени, что снижается способность испытывать удовольствие).

    Выраженные признаки расторможенности (6C02):

    Характеризуются стойкими тенденциями действовать импульсивно в ответ на сиюминутные внутренние и внешние стимулы без учёта долгосрочных последствий. Признаки могут включать безответственность, импульсивность без учёта рисков и последствий, отвлекаемость и неосторожность.

    Выраженные диссоциальные признаки (6C03):

    Характеризуются пренебрежением к социальным обязательствам и общественным нормам, а также правам и чувствам других. Признаки могут включать: чёрствость, неспособность к сопереживанию, враждебность и агрессивность, жестокость, неспособность или нежелание поддерживать просоциальное поведение, что часто проявляется в чрезмерно позитивном взгляде на себя, заносчивостью, тенденциях манипулировать и эксплуатировать других.

    Выраженные признаки негативной эмоциональности (6C04):

    Характеризуется тенденцией испытывать широкий спектр истощающих эмоций: тревогу, гнев, ненависть к самому себе, раздражительность, ранимость, депрессию и другие негативные эмоциональные состояния, часто в ответ на относительно незначительные объективные или субъективные стрессоры.

    Личностные затруднения вызваны выраженными особенностями личности, которые могут влиять на лечение или оказание медицинских услуг, но не достигают степени Расстройства личности. Личностные затруднения характеризуются давними трудностями (по меньшей мере 2 года) в том, как индивид воспринимает и понимает самого себя, других людей и мир. В отличии от Расстройства личности эти трудности проявляются в когнитивном и эмоциональном опыте и возникают время от времени (например, во время стресса) или выражены незначительно. Эти сложности связаны с некоторыми проблемами в функционировании, но они недостаточно серьёзны, чтобы вызывать нарушения в социальных, профессиональных и межличностных отношениях, и могут ограничиваться конкретными отношениями или ситуациями.

    www.b17.ru