Лечение

Механизмы развития эмоционального стресса

16.09.2018

Эмоциональный стресс. Механизмы образования и стратегии совладания

Механизмы образования и

специалиста в услуговом

человека и животных под влиянием сильных

— это общая неспецифическая нейрогормональная реакция организма на любое

предъявленное ему требование;

— однотипные биохимические изменения,

направленные на преодоление действия

разных факторов путем адаптации организма к

стресса. Например: холод, чрезмерное тепло,

инфекции, сильные эмоции.

Адаптационный синдром — совокупность

изменений, происходящих в организме под

Выраженность этих изменений зависит от

интенсивности предъявляемых требований, от

функционального состояния физиологических

систем и от характера поведения человека.

4. Основные физиологические моменты стресса:

ГИПОТАЛАМО-ГИПОФИЗАРНОАДРЕНАЛОВОЙ СИСТЕМЫ (ГГАС):

активизация симпатической нервной

выделение в кровь адреналина и

выделение в кровь АКТГ

5. Эффекты симпатической НС

6. Цель стресорных реакций

физиологических резервов организма.

В зависимости от выраженности стресс

может оказывать на организм как

положительное, так и отрицательное

влияние (вплоть до ее полной

дезорганизации). Это называется эустресс и

7. Поведенческие признаки стресса

мышц, учащение дыхания).

8. Поведенческие признаки стресса

9. Поведенческие признаки стресса

10. Поведенческие признаки стресса

11. Стрессогенные патологии

выпадение волос, псориаз.

2. Дыхательная система: аллергия и

3. Пищеварительная система: гастриты, ЯБЖ,

4. Иммунная система: иммунодефициты –

частные простудные заболевания.

6. Сердечно-сосудистая система: гипертония,

7. Нервная система: снижение высших

8. Половая система: импотенция,

фригидность, нарушение менструального

13. Синдром эмоционального выгорания

сфере общения с

14. Проявления эмоционального выгорания

обязанностям и происходящему на работе.

2. Дегуманизацией в форме негативизма по

отношению как к клиентам.

3. Конфликтность с сотрудниками.

4. Ощущение собственной

5. Неудовлетворенность работой.

15. Факторы, способствующие развитию эмоционального выгорания

2. Эмоциональная нагрузка при

взаимодействии с трудным клиентским

3. Отсутствие должного вознаграждения (не

только материального, но и

16. Коррекция эмоционального выгорания

2.Повышение профессиональной мотивации,

выравнивание баланса между

затраченными усилиями и получаемым

3.Самостоятельное улучшение условий труда

(организационный уровень), характер

складывающихся взаимоотношений в

коллективе (межличностный уровень),

личностные реакции и заболеваемость

17. Коррекция и профилактика эмоционального выгорания

целей с использование "тайм-аутов",

5. Профессиональное развитие и

самосовершенствование — курсы повышения

квалификации, конференции и пр.);

6. Уход от ненужной конкуренции (чрезмерное

стремление к выигрышу порождает тревогу,)

7. Эмоциональное общение.

2. Переключение с одного вида деятельности

3. Снижение конфликтности.

4. Снижение перфекционизма – не пытаться

быть лучшим всегда и во всем.

20. Коррекция стресса

максимально возможным охватом мышечных

групп – улучшение взаимодействий между

корой головного мозга и подкорковыми

2. Увеличение питьевого режима – разбавление

en.ppt-online.org

Механизмы эмоционального стресса, пути преодоления

Все приложения, графические материалы, формулы, таблицы и рисунки работы на тему: Механизмы эмоционального стресса, пути преодоления (предмет: Психология) находятся в архиве, который можно скачать с нашего сайта. Приступая к прочтению данного произведения (перемещая полосу прокрутки браузера вниз), Вы соглашаетесь с условиями открытой лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная (CC BY 4.0) .

Через несколько секунд после проверки подписки появится ссылка на продолжение загрузки работы.

Кстати! В нашей группе ВКонтакте мы бесплатно помогаем с поиском рефератов, курсовых и информации для их написания. Не спешите выходить из группы после загрузки работы, мы ещё можем Вам пригодиться 😉

Основные инструменты, используемые профессиональными рефератными агентствами, теперь в распоряжении пользователей реф.рф абсолютно бесплатно!

курсовая работа по дисциплине Психология на тему: Механизмы эмоционального стресса, пути преодоления; понятие и виды, классификация и структура, 2016-2017, 2018 год.

1. Учение о психологическом стрессе………………………..………………. 5

2. Причины возникновения и компоненты эмоционального стресса……………………………………………………………….………………….15

3. Практические рекомендации по преодолению тревожности и эмоционального стресса ………………….…………………………………..…………..…..18

Особый аспект в исследуемой проблеме приобретает интеллектуальная деятельность и развитие стрессовых состояний.

Актуальность исследования проблемы определяется еще и тем, что деятельность человека связана с периодическим, иногда довольно длительным и интенсивным воздействи-ем (или ожиданием воздействия) экстремальных значений профессиональных, социальных, экологических факторов, которое сопровождается негативными эмоциями, перенап-ряжением физических и психических функций, деструк-цией деятельности. Наиболее характерным психическим состоянием, развивающимся под влиянием указанных фак-торов у человека, является психологический стресс [9, с. 10]. Развитие стресса в экстремальных условиях деятельности может быть связано также с возмож-ностью, ожиданием, угрозой воздействия разнообразных раздражителей психологической (личностной), организационной и, преж-де всего, информационной природы. На этом основании данное состояние можно считать типичной формой эмоционального стресса.

Информационно-когнитивные основания специфики деятельности, роль их причинно-следствен-ных отношений в обеспечении ее эффективности определяют необходи-мость рассмотреть возможность и целесообразность вы-деления такой специфической формы профессионально-го (по предмету) и психологического (по процессу, меха-низмам регуляции) стресса как эмоциональный стресса. Под термином «эмоциональный стресс» мы будем понимать психологический стресс источником развития, которого служат внешние сообщения, информация о текущем или предполагаемом воздействии неблагоприятных событий, их угрозе или «внутренняя» информация в форме прошлых представлений и воспоминаний о травмирующих психику событиях, ситуациях и их последствиях, сопровождающиеся негативными реакциями, свойственными стрессу [9, с. 19].

Термин «стресс» широко используется в ряде облас-тей знаний, именно поэтому в него вкладывается несколь-ко различающийся смысл с точки зрения причин воз-никновения такого состояния, механизмов его развития, особенностей проявлений и последствий. Содержанию этого понятия уделено довольно большое внимание и в дальнейшем изложении будут приведены наиболее часто используе-мые его толкования. Отметим лишь, что и по сей день в литературе не всегда четко разграничиваются понятия стресса, дистресса, напряжения, тревожности, эмоци-онального стресса и т.д., что еще больше затрудняет изучение этой и без того довольно сложной проблемы [10, с. 21].

С термином «стресс» связаны и другие понятия, такие как тревога, напряжение и т. п. По утверждению Ч. Д. Спилбергера [52, с. 17], состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциаль-но элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во вре-мени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. С данным положением согласуется и понимание автором стресса в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональ-ную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивнос-ти. Склонность к такого рода эмоциональной реактивнос-ти характеризуется как личностная тревожность.

В отечественной и зарубежной литературе получили довольно широкое освещение вопросы влияния инфор-мационных факторов на деятельность человека и его со-стояние [9, 10, 14, 19, 30-34, 44, 50, 53, 55 и др.]. При этом, исследование роли этих факторов в развитии пси-хологического и эмоционального стресса, механизмов регуляции этого психического состояния, обоснованию моделей его изучения, оценки и прогнозированию стрессоустойчивости к воздействию экстремальных значений информационных факторов в деятельности, роли личностной детерминации в развитии стрес-са информационной природы уделялось недостаточное внимание.

Такие авторы как А. Е. Евдокимов, А. А. Обознов, Ю. Э. Писаренко, П. В. Прокин, А. Б. Стрельченко, П. С. Турзин, О. П. Турзин, Д. И. Шпаченко указывали на недостаточность теоретико-экспериментального изучения эмоционального стресса, разра-ботать модели его изучения, определить и классифици-ровать стрессогенные значения информационных факто-ров, выявить особенности влияния некоторых психоло-гических характеристик субъекта деятельности на гене-зис эмоционального стресса, наметить подходы к обо-снованию механизмов регуляции этого состояния и раз-работать ряд моделей его изучения [42, с. 108].

1. Учение о психологическом стрессе

В современной научной литературе термин «стресс» используется, по крайней мере, в трех значениях. Во-пер-вых, понятие стресс может определяться как любые вне-шние стимулы или события, которые вызывают у чело-века напряжение или возбуждение. В настоящие вре-мя в этом значении чаще употребляются термины «стрес-сор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может отно-ситься к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряже-ния и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоле-ния (coping processes), происходящие в самом челове-ке. Такие процессы могут содействовать развитию и со-вершенствованию функциональных систем, а также вы-зывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Именно в этом смысле и В. Кеннон и Г. Селье употреб-ляли этот термин. Функцией этих физических (физио-логических) реакций, вероятно, является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния [49, 55].

В связи с отсутствием общей теории стресса нет и об-щепринятого его определения. Рассматривая различные их варианты, N. Н. Rizvi [цит. по 55, с. 48] отметил следующее:

«1. Иногда это понятие относят к состоянию беспокой-ства в организме, которое он стремится устранить или уменьшить. В таком смысле понятие стресса немногим от-личается от неприятных состояний, таких как тревожность или аверсивных мотиваций, слабой боли и диссонанса.

Стресс также рассматривается как психологичес-кие и поведенческие реакции, отражающие состояние внутреннего беспокойства или его подавления. Такие защитные от стресса реакции или индикаторы наблюда-лись в различных функциональных проявлениях, вклю-чая эмоциональные, когнитивные и поведенческие.

Стресс определяется как событие или условие в фи-зическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избеганию, агрессии, принятию реше-ния об устранении и ослаблении угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация и экст-ремальная ситуация.

Таким образом, отсутствует точное определение стресса, а различные попытки исследователей в этом вопросе «все еще фрагментарны и неопределенны» [55, р. 51].

Р. Лазарус [34] также отмечал, что различные пред-ставления о сущности стресса, его теории и модели во многом противоречат друг другу. В этой области не су-ществует установившейся терминологии. Даже опреде-ления стресса часто очень существенно различаются. Правда, такое положение характерно и для целого ряда других кардинальных проблем, таких как адаптация, утомление, способности, личность и многие другие.

Для прояснения понятия стресса Р. Лазарус сфор-мулировал два основных положения. Во-первых, тер-минологическую путаницу и противоречия в опреде-лении понятия «стресс» можно будет устранить, если при анализе психологического стресса учитывать не только внешние наблюдаемые стрессовые стимулы и реакции, но и некоторые, связанные со стрессом, пси-хологические процессы — например, процесс оценки угрозы. Во-вторых, стрессовая реакция может быть понята только с учетом защитных процессов, порож-даемых угрозой, — физиологические и поведенческие системы реакций на угрозу связаны с внутренней пси-хологической структурой личности, ее ролью в стрем-лении субъекта справиться с этой угрозой. Характер стрессовой реакции причинно связан с психологичес-кой структурой личности, взаимодействующий с внеш-ней ситуацией посредством процессов оценки и само-защиты. Он отмечает, что «только связывая характер стрессовой реакции с психическими процессами, действующими в людях с различными психическими структурами, мы можем надеяться объяснить происхождение явления и получить возможность их предсказывать [34]

Следствием неоднозначности трактовки понятия «стресс», отягощенности его медико-биологическими и од-носторонними психологическими представлениями яви-лось то, что некоторые авторы, особенно отечественных работ, этому понятию предпочитают другое — «психичес-кая напряженность». Одной из основных причин такого предпочтения, по мнению Н. И. Наенко [39, с. 11-19], является свобода этого термина от отрицательных ассоциаций с другими близкими понятиями и его нацеленность, связь с необходимостью изучения психологического функцио-нирования человека в сложных условиях.

Психологический стресс как особое психическое состо-яние является своеобразной формой отражения субъектом сложной, экстремальной ситуации, в которой он находит-ся. Специфика психического отражения обусловливается процессами деятельности, особенности которых (их субъек-тивная значимость, интенсивность, длительность проте-кания и т. д.) в значительной степени определяется выб-ранными или принятыми ее целями, достижение кото-рых побуждается содержанием мотивов деятельности.

В процессе деятельности мотивы «наполняются» эмоци-онально, сопрягаются с интенсивными эмоциональными переживаниями, которые играют особую роль в возникно-вении и протекании состояний психической напряженнос-ти. Не случайно последняя часто отождествляется с эмоци-ональным компонентом деятельности. Отсюда синонимичное употребление таких понятий, как «эмоциональная на-пряженность», «аффективное напряжение», «нервно-психи-ческое напряжение», «эмоциональное возбуждение», «эмо-циональный стресс» и другие. Общим для всех этих понятий является то, что они обозначают состояние эмоциональ-ной сферы человека, в которой ярко проявляется субъек-тивная окрашенность его переживаний и деятельности.

При этом, по мнению Н. И. Наенко, эти понятия фак-тически не дифференцированы между собой, удельный вес эмоционального компонента в состояниях психичес-кой напряженности неодинаков и, следовательно, мож-но заключить о неправомерности сведения последней к эмоциональным формам. Это мнение разделяется и дру-гими исследователями, которые склонны рассматривать понятие «психическое напряжение» как родовое по от-ношению к понятию «эмоциональный стресс» [39].

Простого указания на обязательное участие эмоций в генезисе и протекании психической напряженности недо-статочно для понимания их места в структуре соответству-ющих состояний. В работе Н. И. Наенко раскрывается их роль в отражении условий, в которых совершается деятель-ность, и в осуществлении регуляции этой деятельности.

В психологической структуре психической напряжен-ности особая роль принадлежит мотивационным и эмо-циональным компонентам. Автором в теоретико-экспе-риментальных исследованиях обоснована целесообраз-ность разделения понятия психическая напряженность на два вида — операциональную и эмоциональную. Пер-вый вид определяется процессуальным мотивом деятель-ности, который либо совпадает с ее целью, либо нахо-дится в близких с ней отношениях. Он характеризуется тесной связью объективного и субъективного содержа-ния деятельности. Второй вид (эмоциональная напряжен-ность) обусловливается доминирующим мотивом самоут-верждения в деятельности, который резко расходится с ее целью и сопровождается эмоциональным пережива-нием, оценочным отношением к деятельности.

Анализ работ ряда исследователей, изучавших состояние психической напряженности, позволяет определить его как неспецифическую реакцию активации организма и личности в ответ на воздействие сложной (экстремальной) ситуации, которая зависит не только от характера экстремальных факторов, но и от степени адекватности и восприимчивости к ним организма конкретного человека, а также от индиви-дуальных особенностей личностного отражения ситуации и регуляции поведения в ней [20, 23-24, 40-41].

Требуется обратить внимание на тот факт, что четко-го смыслового и феноменологического разграничения по-нятий «психологический стресс» и «эмоциональный стресс» исследователи не приводят. Более того, по-давляющее их большинство эти понятия употребляют как синонимы, характеризующие особенности психических состояний в сложных условиях деятельности.

В ряде случаев предпринимаются попытки «развес-ти» значения этих терминов по характеристике степени выраженности этих состояний: стресс принято рассмат-ривать как крайнюю степень психической напряженно-сти, которая в свою очередь используется для обозначе-ния состояний, оказывающих сильное и отрицательное влияние на деятельность в отличие от состояния напря-жения, которое характеризует повышенное и адекватное условиям функционирование организма и личности.

Можно предположить, что характер соотношения ка-тегорий «мотив—цель» деятельности будет существенно отражаться и в особенностях развития и проявления пси-хологического стресса и в этой связи данное понятие является, возможно, более емким, чем понятие эмоциональ-ного стресса.

При этом до настоящего времени оба этих понятия ис-пользуются, как правило, в качестве синонимов, и оба они не имеют достаточно четкого и тем более однознач-ного определения.

Разные исследователи термином «эмоциональный стресс » обозначают различные состояния организма и лич-ности: от состояний, находящихся в пределах физиоло-гических и психологических границ психоэмоциональ-ного напряжения, до состояний на грани патологии, пси-хической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного или повторного эмоционального напряжения.

Выделение категории «эмоциональный стресс» и про-тивопоставление ее в какой-то мере тому понятию «стресс», которое, по концепции Г. Селье, определяется как общий адаптационный синдром, было, безусловно, прогрессивным явлением. ВВЕДЕНИЕ этого понятия определило тот объек-тивный критерий, который позволяет обобщать огромное разнообразие внешних воздействий, ориентированных на человека или животное с одной позиции, а именно с пози-ции их психологической сущности для данного индивида. Тем самым выделяется первичный пусковой (причинный) фактор, определяющий последующее развитие эмоциональ-ных реакций. Им является психологическое состояние, возникающее у данного индивида в ответ на воздействие. Поэтому наряду с термином «эмоциональный стресс» ис-пользуется и термин «психологический стресс».

Г. Н. Кассиль [цит. по 30, с.18 ], М. Н. Русалова [47], Л. А. Китаев-Смык [31] и некоторые другие исследователи под эмо-циональным стрессом понимают широкий круг измене-ний психических и поведенческих проявлений, сопро-вождающихся выраженными неспецифическими изме-нениями биохимических, электрофизиологических пока-зателей и другими реакциями.

Ю. Л. Александровский [2] с эмоциональным стрес-сом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса — с его прорывом. К. И. Погодаев [цит. по 44, с.28], учи-тывая ведущую роль центральной нервной системы в формировании общего адаптационного синдрома, опре-деляет стресс как состояние напряжения или перенап-ряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма на разных уровнях его организации посредством еди-ных нейрогуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции. Такой подход фиксирует внимание только на энергетических процессах в самой мозговой ткани. При анализе понятия «эмоциональный стресс» вполне естественен вопрос о его соотношении с понятием «эмо-ции». Хотя в основе эмоционального стресса лежит эмо-циональное напряжение, отождествление указанных понятий не является правомерным. Ранее уже отмеча-лось, что Р. Лазарус [34] характеризует психологичес-кий стресс как обусловленное «угрозой» эмоциональное переживание, которое оказывает влияние на способность человека достаточно эффективно осуществлять свою де-ятельность. В таком контексте между эмоцией (отрица-тельной по своей модальности) и эмоциональным стрес-сом нет существенного различия, так как в качестве определяющего фактора рассматривается влияние эмо-ционального напряжения на деятельность индивида. В психологии это составляет традиционную и достаточно подробно изученную проблему о влиянии эмоций на мотивационно-поведенческие реакции.

Как считает В. Л. Вальдман с соавт. [16], в явлении эмоционального стресса следует различать:

а) комплекс непосредственных психологических реак-ций, который в общей форме можно определить как про-цесс восприятия и переработки личностно значимой для данного индивида информации, содержащейся в сигнале (воздействии, ситуации) и субъективно воспринимаемой как эмоционально-негативная (сигнал «угрозы», состоя-ние дискомфорта, осознание конфликта и т. д.);

б) процесс психологической адаптации к эмоциональ-но-негативному субъективному состоянию;

в) состояние психической дезадаптации, обусловлен-ной эмоциональными для данной личности сигналами, вследствие нарушения функциональных возможностей системы психической дезадаптации, что ведет к нару-шению регуляции поведенческой активности субъекта.

Каждое из этих трех состояний (они принципиально сближаются с общими фазами развития стресса, но оце-ниваются по психологическим, а не соматическим про-явлениям) сопровождается, по мнению авторов, широ-ким комплексом физиологических сдвигов в организме. Вегетативные, симпатико-адреналовые и эндокрин-ные корреляты обнаруживаются при любой эмоции или эмоциональном напряжении (как позитивном, так и не-гативном) в периоде психологической адаптации к стресс-воздействию и в фазе психической дезадаптации. Поэтому по перечисленному комплексу реакций диффе-ренцировать эмоцию от эмоционального (психологичес-кого) стресса, а последний от физиологического стресса пока не представляется возможным.

В деятельности студента основное внимание привлекает проблема воздействия доминирующего эмо-ционального (психического) состояния на процесс его функциональной активности, на результативность рабо-ты. Состояние эмоциональной (психической) напряжен-ности как раз и определяется по возникновению неуспешности этой деятельности, появлению ошибок, отказов от ответов и т. д. В период развития непосредственной психологической ре-акции на экстремальное воздействие возникает больше всего аварийных ситуаций. На первом этапе стрессовой реакции остро развивающееся эмоциональное возбужде-ние играет роль дезорганизатора поведения, особенно в том случае, если содержание эмоции противоречит це-лям и задачам деятельности. Нарушается сложный про-цесс анализа и плана формирования деятельности, вы-бора наиболее оптимальной ее стратегии.

С термином «стресс» связаны и другие понятия, такие как тревога, напряжение и т. п. По утверждению Ч. Д. Спилбергера [54], состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциаль-но элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во вре-мени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. С данным положением согласуется и понимание автором стресса в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональ-ную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивнос-ти. Склонность к такого рода эмоциональной реактивнос-ти характеризуется как личностная тревожность.

При описании тревоги как процесса существенным является не только отчетливое разделение понятий стрес-са и состояния тревоги, но и акцентирование внимания на понятии угрозы как психологической реальности. В свое время Ч.Д. Спилбергер [54] предложил использо-вать термины «стресс» и «угроза» для обозначения раз-личных аспектов временной последовательности событий, проявляющихся в состоянии тревоги. По мнению авто-ра, понятие «стресс» должно использоваться для соотне-сения с условиями-стимулами, порождающими стрессо-вую реакцию, с факторами, вызывающими эмоциональные реакции, а также с моторно-поведенческими и фи-зиологическими изменениями. Стресс может понимать-ся как промежуточная переменная и в собирательном смысле для отображения всей сферы исследования.

Термин «стресс» Ч. Д. Спилбергером предлагается ис-пользовать для обозначения степени распространения или величины объективной опасности, связанной со свойства-ми раздражителя в этой ситуации. Иначе говоря, тер-мин «стресс» должен использоваться исключительно для обозначения условий окружающей среды, которые харак-теризуются определенной степенью физической или пси-хологической опасности. Автор признает, что такое оп-ределение стресса, очевидно, более ограниченно, но в то же время более точно, чем то, которое используется в на-стоящее время.

В противоположность понятию «стресс», отражающе-му объективные свойства стимулов, характеризующих ситуацию, термин «угроза» по мнению автора должен ис-пользоваться для описания субъективной (феноменоло-гической) оценки индивидом ситуации как заключаю-щей в себе физическую или психологическую опасность для него. Несомненно, оценка ситуации в качестве опас-ной или угрожающей будет зависеть от индивидуальных различий в способностях, умениях, свойствах личности, а также от специфики личного опыта индивида в пере-живаниях подобных ситуаций.

Ч. Д. Спилбергер считает, что термин «состояние тре-воги» должен использоваться для отражения эмоциональ-ного состояния или определенной совокупности реакций, возникающих у индивида, воспринимающего ситуацию как личностно угрожающую, опасную, безотносительно к тому, присутствует или отсутствует в этой ситуа-ции объективная опасность.

Анализ литературных данных свидетельствует о том, что понятие «стресс» с момента своего появления пре-терпело значительные изменения, связанные как с рас-ширением сферы его применения, так, главным образом, и с фундаментальным изучением различных аспектов этой проблемы — причинности, регуляции, детермина-ции, проявления, преодоления стресса. Понятие «стресс» применяется не всегда обосновано, иногда им подменя-ются другие близкие (но не всегда) по смыслу терми-ны, — например, довольно часто любое эмоциональное на-пряжение называют стрессом. Неоднозначность понима-ния стресса приводит к различиям во взглядах на сущ-ность тех или иных психических явлений, несовпаде-нию трактовок изучаемых феноменов, противоречивос-ти полученных данных, отсутствию строгих критериев при их интерпретации, использованию неадекватных методических приемов исследования и т. д.

Логика изучения проблемы и расширение сферы про-явления стрессовых состояний обусловливают необходи-мость дальнейшего развития понятийного аппарата в этой области, дифференциации и четкой иерархии основных понятий. Об этом свидетельствует тот факт, что в настоя-щее время наряду с понятием «психологический стресс», который, как отмечено выше, некоторыми рассматрива-ется в качестве синонима «эмоционального стресса», все чаще используется дифференцировка этого вида стресса в понятиях «профессиональный», «информационный», «операциональный», «посттравматический» и т. д. [31, с. 402]

Следовательно, развитие эмоционального стресса у человека связано не только с особенностями его рабочего процесса, но и с самыми различными события-ми в его жизни, с разными сферами его деятельности, общения, познания окружающего мира. Поэтому деление причин возникновения эмоционального стресса необходимо проводить с учетом особенностей влияния разнообразных жизненных событий человека, которые могут быть источником стресса. Хроническое ролевое напряжение развивается под вли-янием неблагоприятных условий на протяжении длитель-ного времени, не представляющих непосредственной уг-розы для жизни. Некоторые жизненные обстоятельства яв-ляются комбинацией хронического стресса (ролевого напря-жения) и коротких периодов травм. Эти жизненные собы-тия могут быть разной продолжительности, но они отлича-ются от ролевого напряжения тем, что имеют четко определенные начало и конец. Неприятности (столкновения» конфликты) — это события с краткой длительностью, обыч-но незначительные, однако они могут быть включены в контекст длительного жизненного события или ролевого напряжения, что может увеличить их значение.

Источником травмирующего воздействия могут быть природные и техногенные катастрофы, война и связан-ные с ней проблемы (например, голод), а также индиви-дуальные травмы.

В результате возрастающего исследовательского инте-реса к данной проблеме были выявлены стрессо-ры, но все еще нет четкой и общепризнанной их катего-ризации. В дополнение к указанным выше ка-тегориям С. А. Разумов в 1976 г. [цит. по 30, с.45-46] разделил стрессоры, непосредственно или косвенно участвующие в организации тревожно-стрессовой реакции у человека, на четыре группы:

Стрессоры активной деятельности: а) экстремальные стрессоры

(боев, космических полетов, подводных погружений, парашютных прыжков, разминирования и т. п.); б) производственные стрессоры (связанные с большой ответственностью, дефицитом времени); в) стрессоры психосоциальной мотивации (соревнования, конкурсы, экзамены).

Стрессоры оценок (оценка предстоящей, настоящей или прошед-шей деятельности): а) «старт»-стрессоры и стрессоры памяти (предстоящие состязания, медицинские процедуры, воспоминание о пережитом горе, ожидание угрозы); б) побед и поражений (победа в соревновании, успех в учебе, любовь, поражение, смерть или болезнь близкого человека); в) зрелищ.

Стрессоры рассогласования деятельности: а) разобщения (конф-ликты в семье, на работе, угроза или неожиданное, но значимое известие); 6) психосоциальных и физиологических ограничений (сенсор-ная депривация, мускульная депривация, заболевания, родительский дискомфорт, голод).

Физические и природные стрессоры (мускульные нагрузки, травмы, темнота, сильный звук, качка, высота, жара, землетрясение).

Как указывал П. К. Анохин в 1973 г. [3] сам факт воздействия или его ожидание обязательно предполагает наличие тревоги, как компонента стресса. Беспокойство перед предстоящей сдачей теста, или предэкзаменационная тревожность впервые выявлено Сарасоном и Мандлером в1952 г.. С точки зрения Такмана [цит. по 55, с.201-202] они предположили, что предэкзаменационная тревожность слагается из двух стремлений: (1) стремлений направленных на выполнение задания, которые дают человеку стимул уменьшить это стремление, выполнив задание, и (2) связанное с тревогой стремление, которое мешает выполнению задания, вызывая у человека ощущения своей непригодности и беспомощности. Именно такие, вызванные тревогой побуждения заставляют людей делать вещи, не имеющие никакой связи с выполнением задания, и тем самым ухудшают результат выполнения. Если направленные на выполнение задания побуждения можно рассматривать как облегчающие выполнение, то связанные с тревогой побуждения — как ослабляющие эффективность выполнения задания.

Они разделили ослабляющее, связанное с тревогой побуждение на две составляющие: (1) тревога, или «когнитивное выражение озабоченности своим исполнем», и (2) эмоциональность, или реакция человеческого тела на ситуацию, например выделение пота и ускоренное сердцебиение.

Спилбергер [54] различал два аспекта тревоги: состояние — тревога, которую человек чувствует в конкретной ситуации, и (2) отличительную черту — тенденцию чувствовать беспокойство в целом ряде различных ситуации, например, важный экзамен заставит большинство студентов испытать состояние тревоги. В то же время некоторые из них ощущают беспокойство в любой учебной ситуации, так как постоянно испытывают беспокойство — это черта их характера.

3. Практические рекомендации по преодолению тревожности и эмоционального стресса

Факторами, уменьшающими стрессогенность среды и ее отрицательное влияние на орга-низм, являются предсказуемость внешних событий, возможность заранее подготовиться к ним, а также возможность контроля над событиями, что существенно снижает силу воздействия неблагоприятных факторов. Значи-тельную роль в преодолении отрицательного влияния неблагоприятных со-стояний на деятельность человека играют волевые качества. «Проявление волевых качеств (силы воли) — это, прежде всего, переключение сознания и волевого контроля с переживания неблагоприятного состояния на регуля-цию деятельности (на ее продолжение, подачу внутренней команды к нача-лу деятельности, к сохранению качества деятельности)» [43]. Пережи-вание состояния при всём этом отодвигается в сознании на второй план. Важную роль в регуляции психических состояний, в том, как человек реагирует на воздействие стрессоров окружающей среды, играют индивидуально-типичес-кие особенности нервной системы и личности. Известно, что лица с высокой силой нервной системы характеризуются большей устойчивостью, лучшей переносимостью стрессовых ситуаций по сравнению с индивидами, имеющими слабую силу нервной системы. Так найдены подтверждения того, что жизнерадостные люди более устойчивы, способны сохранять контроль и критичность в сложных ситуациях.

Влияние самооценки проявляется в том, что люди с низкой самооценкой проявляют более высокий уровень страха или тревожности в угрожающей ситуации. Они воспринимают себя чаще всего как имеющих неадекватно низкие способности для того, чтобы справиться с ситуацией, поэтому они действуют менее энергично, склонны подчиняться ситуации, пытаются избе-гать трудностей, так как убеждены, что не в силах с ними справиться.

Таким образом, мы видим, что стресс в большой мере является индиви-дуальным феноменом.

Важным направлением психологической помощи является обучение чело-века определенным приемам и выработка навыков поведения в стрессовых ситуациях, повышение уверенности в себе и самопринятие.

В исследованиях Селье [50, с. 18] и многочисленных последующих работах пока-зано, что непредсказуемые и неуправляемые события более опасны, чем пред-сказуемые и управляемые. Когда люди понимают, как протекают события, могут повлиять на них или, хотя бы частично, оградить себя от неприятнос-тей, вероятность стресса значительно снижается. Применительно к деятельности можно сказать, что если возмож-ность управления ситуацией очень низка, а напряженность работы значитель-на, то такая работа сама по себе является стрессором [59, с.11].

Рассмотрим возможные реакции организма на стресс:

Реакция стресса. Человек сознательно или подсознательно старается приспособиться к совершенно новой ситуации. Затем наступает выравнивание, или адаптация. Человек либо обретает равновесие в создавшейся ситуации и стресс не дает никаких последствий, либо не адаптируется к ней — это так называемая плохая адаптация. Как следствие этого могут возникнуть различные психические или физические отклонения.

Пассивность. Она проявляется у человека, адаптационный резерв которого недостаточен и организм не способен противостоять стрессу. Возникает состояние беспомощности, безнадежности, депрессии. Но такая стрессовая реакция может быть преходящей.

Две другие реакции активные и подчинены воле человека.

Активная защита от стресса. Человек меняет сферу деятельности и находит что-то более полезное и подходящее для достижения душевного равновесия, способствующее улучшению состояния здоровья.

Активная релаксация (расслабление), которая повышает природную адаптацию человеческого организма — как психическую, так и физическую. Эта реакция наиболее действенная.

Стресс может быть вызван факторами, связанными с работой и деятельностью организации или событиями личной жизни человека. Например студенту можно дать следующие советы [45, с. 28 ]:

1. Разработайте систему приоритетов в своей работе.

2. Научитесь говорить “нет”, когда достигнете предела, после которого вы уже не можете взять на себя больше работы.

3. Наладьте особенно эффективные и надежные отношения с вашими преподавателями.

4. Не соглашайтесь с кем-либо, кто начинает выставлять противоречивые требования.

5. Сообщите своему преподавателю, когда вы почувствуете, что ожидания или стандарты оценки задания не ясны.

6. Найдите день, время для отключения и отдыха. К другим факторам, связанным с понижением вероятности стресса, относятся соблюдение надлежащего питания, поддержание себя в форме с помощью физических упражнений и достижение общего равновесия в жизни.

Стресс могут вызывать и личностные факторы. Чтобы предотвратить дальнейшие последствия, способствующие возникновению различных психических отклонений и психосоматических заболеваний, можно дать ряд рекомендаций, которые помогут своевременно подготовиться к стрессогенному событию или жизненной ситуации и ослабить их негативное воздействие на организм:

1. Собрать достаточную информацию о возможности наступления подобных ситуаций.

2. Продумать способы предупреждения конкретных жизненных опасностей, попытаться найти способы их смягчения.

3. Не пытаться в преддверии самого события делать поспешные умозаключения.

4. Осознать, что большую часть вызывающих стресс ситуаций человек способен решить сам, не прибегая к посторонней помощи.

5. Стремиться активно вмешиваться в ситуацию, вызывающую стресс. Активный образ жизни способствует созданию в организме защитного фона против стресса, улучшая деятельность адаптационных организмов.

6. Понять и принять, что серьезные перемены — это неотъемлемая часть жизни.

7. Помнить, что стрессогенными жизненными ситуациями быстрее и лучше овладевают те, кто умеет использовать методы релаксации.

Можно выделить четыре основных метода борьбы со стрессом: релаксация, противострессовый распорядок дня, оказание первой помощи при остром стрессе и аутоанализ личного стресса. Использование этих методов при необходимости доступно каждому.

Одним из эффективных средств защиты от стресса является релаксация. Согласно теории Г.Селье, автоматическая реакция тревоги состоит из трех последовательных фаз: импульс, стресс, адаптация. Следовательно, если человек хочет направить свои усилия на сохранение здоровья, то на стрессовый импульс он должен осознанно отвечать релаксацией. С помощью этого вида активной защиты человек может помешать воздействию стрессового импульса, задержать его или ослабить стресс, предотвратив тем самым психосоматические нарушения в организме.

Дыхание может стать затруднённым и тяжёлым при физическом напряжении или в стрессовой ситуации. Человек имеет возможность, сознательно управляя дыханием использовать его для успокоения, для снятия напряжения — как мышечного, так и психического, таким образом, ауторегуляция дыхания может стать действенным средством борьбы со стрессом, наряду с релаксацией и концентрацией.

Обнаружить и объяснить реакции своего организма на стрессовые ситуации помогает метод аутоанализа личного стресса посредством ведения “дневника стрессов”. Метод этот требует фиксации в дневнике в течение нескольких недель того, когда и при каких обстоятельствах были обнаружены признаки стресса. Анализ записей в дневнике помогает просто и быстро определять, какие события или жизненные ситуации способствуют возникновению стресса. Именно регулярно повторяющиеся ситуации, описанные в дневнике, могут быть причиной возникновения стресса.

Рассмотрим методы первой помощи при остром стрессе.

Неожиданно оказываясь в стрессовой ситуации, для начала нужно собрать в кулак всю свою волю и скомандовать себе остановиться, чтобы резко затормозить развитие острого стресса. Чтобы суметь выйти из состояния острого стресса и успокоиться, необходимо найти эффективный способ самопомощи, чтобы в критической ситуации быстро сориентироваться, прибегнув к этому методу помощи при остром стрессе: 1. Противострессовое дыхание; 2. Релаксация; 3. Рациональное восприятие окружающей обстановки; 4. Смена обстановки; 5. Заняться любой (отвлекающей) деятельностью. В условиях стрессовой ситуации это выполняет роль “громоотвода”, помогая отвлечься от внутреннего напряжения. 6. Локальная концентрация (помогает вытеснить из сознания внутренний диалог, насыщенный стрессом).

Проведенный теоретический анализ проблем стресса и эмоционального стресса, в том числе показал, что характерной особенностью деятельности при решении рабочих задач является периодическое возникновение проблемных (сложных, нештатных) ситуаций и воздействие неблагоприятных, экстремальных экологических и инфор-мационных факторов, которые приводят к развитию психической напряженности и психологичес-кого стресса.

Анализ особенностей генезиса эмоционального стресса свидетельствует о том, что в его основе лежат информацион-но-когнитивные процессы, отражающие реальные и вообра-жаемые условия стрессогенных ситуаций. Наличие конкрет-ных рабочих причин возникновения этого состояния, связан-ных с информационными особенностями дея-тельности (полимодальность сигналов, различные формы ко-дирования сообщений, вероятностная структура сигналов, значимость ситуаций, совмещенная деятельность и многие другие), роль когнитивных процессов в развитии психологического стресса, его проявления не только в вегето-соматических и биохимических реакциях организ-ма, но и в познавательной сфере. Необходимость выделе-ния в качестве самостоятельной формы эмоционального стресса обусловливается, помимо особенностей его «этиопатогенетической» природы, и специфичностью средств и спосо-бов профилактики и преодоления данного вида.

Формирование концепции эмоционального стресса как разновидности психологического стресса неразрывно связа-но с относительно короткой историей развития учения о стрессе в целом, теорий и моделей биологического, физиоло-гического, социального стресса. В ряду прочих концепций стресса следует выделить когнитивную теорию стресса, раз-работанную Р. Лазарусом и его сотрудниками, а так же ре-зультаты изучения различных аспектов психической регу-ляции процессов формирования эмоционального стресса, которые получены многочисленными исследователями и спо-собствуют системному анализу данного функционального со-стояния.

Как известно, основным критерием для выделения ка-кой-либо системы из окружающего мира является ее рас-смотрение со стороны целевого назначения. В этой связи важно правильно определить системные основания, то есть уровни, которые лежат в основе функционирования систе-мы. Отнесение тех или иных психических явлений к сис-темным образованиям определяет необходимость установ-ления их компонентного состава, взаимосвязи и иерархии этих компонентов.

С этих позиций приведенные материалы изучения механизмов развития эмоционального стресса позволяют рассматривать процессы когнитивной регуляции этого состояния как системную категорию. Системообразующим фактором этого процесса является соотношение субъективных оценок степени экстремальности ситуации и способности ее преодоления, купирования, которые отражаются в чувстве тревоги, страха и т. п. Как отмечает Р. Лазарус [35], оценка является когнитивным медиа-тором реакции на стресс, опосредуя требования среды и иерархию целей индивида. Формирование информационной основы представлений о реальной или потенциальной уг-розе, ущербе, потере, сложности ситуации происходит с по-мощью когнититвных процессов, которые обеспечивают, ин-теграцию и интерпретацию информации о субъективно зна-чимых событиях. Эти преобразования информации на ос-нове функционального взаимодействия различных психи-ческих процессов сопровождаются избирательным отноше-нием к ней, приданием информации определенных значе-ний, построением на ее основе психических образов ситуа-ций, восполнением информационных «пробелов» в памяти, снижением ее неопределенности и т. д.

Характер оценочных суждений о требованиях ситуаци-онных воздействий и ресурсах личности, необходимых для удовлетворения этих требований обусловливается такими осо-бенностями субъекта, как его эмоциональность, «личная схема» и степень ожидания неприятных событий, эффективности личного поведения и собственных реак-ций в экстремальной ситуации. Данный уро-вень регуляции эмоционального стресса обусловливается активационными процессами, которые формируют личност-ное отражение, проявление когнитивной системы развития этого психического состояния.

Представленные суждения о когнитивной системе регуляции эмоционального стресса следует рассматривать всего лишь как схему, которая требует уточнения и развития. Можно предположить, что механизмы регуляции процессов преодоления, купирования эмоционального стресса будут отличаться от описанных выше, в частности, в связи с воз-растанием роли не только когнитивных, но и личностных ресурсов человека.

Данные теоре-тико-экспериментальных исследований, представленные в работе, отражают основные направления и некоторые итоги изучения этиопатогенетических особенностей эмоционального стресса, механизмов психической регуляции этого со-стояния, личностной детерминации стрессового процесса, методов его преодоления и ряда других аспектов проблемы, которые должны быть предме-том дальнейших исследований и обсуждений.

1. Аболин Л. М. Психологические механизмы эмоциональной устой-чивости человека. Казань: KГУ, 1987.

2. Александровский Ю. А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. М: Наука, 1976. 270 с.

3. Анохин П. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональной системы // Принципы системной организации функций.

М.: Наука, 1973. С. 10-21.

4. Аракелов Г. Г. Стресс и его механизмы // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1995. №4. С. 45-54.

5. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. М:

Медицина, 1975, 447 с.

6. Бодров В. А. Информационный стресс. М.: ПЕР СЭ, 2004. 382 с.

7. Бодров В. А., Обознов А.А., Турзин П. С. Информационный стресс в операторской деятельности // Психол. журн. 1998. Т. 19. № 5.

8. Вальдман А. В. Психофизиологическая регуляция эмоционального стресса//Актуальные проблемы стресса. Кишенев: «Штнинца», 1996, С. 34-43.

9. Васильева В. Личностные характеристики и состояние напряженно-сти в трудовой деятельности // Психологическая напряженность в трудовой деятельности. М.: Институт психологии АН СССР, 1989.

10. Гримак Л. П., Епишкин А. К. Исследование возможностей прогнози-рования стресс-устойчивости // Психофизиологические ис-следования функционального состояния человека-оператора. М., 1993. С. 10-14.

11. Губачев Ю. М., Иевлев Б. В., Карвасарский Б. Д. и др. Эмоциональный стресс в условиях нормы и патологии. Л.: Медицина, 1996, 224 с.

12. Дьяченко М. И., Кандыбович Л. А., Пономаренко В. А. Готовность к деятельности в напряженных ситуациях. Психологический ас-пект. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985, 206 с.

13. Занковский А. И. Психическая напряженность как свойство лично-сти // Психическая напряженность в трудовой деятельности. М.: Наука, 1989. С. 225-237.

14. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина. — СПб.: Медицина, 2004. — 499 с.

15. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. М.: Наука, 1983, 368 с.

16. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс. / Под ред. Л. Леви. Л.: Медицина, 1970. С.178-208.

17. Лазарус Р. С. Индивидуальная чувствительность и устойчивость к психологическому стрессу // Психологические факторы на работе и охрана здоровья. М.-Женева, 1989. С. 121-126.

18. Наенко Н. И. Психическая напряженность. М-: Изд-во Моск. ун-та, 1976, 112 с.

19. Немчин Т. А. Состояние нервно-психического напряжения. Л.: ЛГУ, 1983, 166 с.

20. Писаренко В. М. Роль психики в обеспечении эмоциональной ус-тойчивости человека // Психол. журн. 1986. Т. 7. № 1. С. 62-72.

21. Пономаренко В. А., Турзин П. С, Рысакова С. Л. Информацион-ное взаимодействие оператора с ЭВМ в условиях влияния неблагоприятных факторов среды // Космическая биология и авиакос-мическая медицина, 1990. №5. С. 10-13.

22. Психоэмоциональный стресс / Под ред. К. В. Судакова. М.: НИИ им. П. К. Анохина РАМН, 1992.

23. Русалова М. Н. Экспериментальные исследования эмоциональных реакций человека. М.: Наука, 1979, 170 с.

24. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медицина, 1960, 254 с.

25. Селье Г. На уровне целого организма. М.: Наука, 1972, 122 с.

26. Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс, 1979, 124 с.

27. Спилбергер Ч. Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги // Тревога и стресс в спорте. М.: Физкульту-ра и спорт, 1983. С. 12-24.

28. Суворова В. В. Психофизиология стресса. М.: Педагогика, 1985, 208 с.

29. Судаков К. В. Стресс как экологическая проблема научно-технического прогресса // Физиология человека, 1996, Т. 22. №4. С. 73-78.

30. Такман Б.В. Педагогическая психология. М.: Прогресс, 2004. — 602 с.

referatwork.ru

1.4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СТРЕССА

Для более глубокого понимания природы эмоционального

стресса необходимо рассмотреть его патогенез, т. е.

психофизиологические механизмы. К настоящему времени

накоплен богатый материал теоретических и

экспериментальных данных по психофизиологическим

механизмам эмоционального стресса. Однако усилия

многих исследователей продолжают быть направленными на

раскрытие как общих, так и частных вопросов патогенеза

стресса. В таких исследованиях ведущая роль отводится

нейроэндокринным реакциям, ответственным за

формирование стрессового состояния и обеспечивающим

сопротивляемость и выживаемость, а в некоторых случаях

-за развитие глубоких патологических процессов и

летальный исход (РобуА.И., 1989).

Современные взгляды на аспекты психофизиологических

механизмов стресса отражены в фундаментальных работах

Т. Кокса (1981), Дж. С. Эверли(1985),Л.А. Китаева-

Смыка(1983),Л.М. Або-лина (1987), А.И. Робу (1989),

Ф.З. Меерсона и М.Г. Пшенниковой (1988). Следует

сказать о наличии гипотезы относительной функци

ональной декортикации и доминирования подкорковых

механизмов в стрессовых состояниях, а также о

реактологической теории аффекта А.Р. Лурия. К гипотезе

относительной функциональной декортикации примыкают

экспериментальные данные Н.Н. Баранова и М.С. Кахана,

показавших, что все основные физиологические про

явления стресса возможны и у животных, лишенных коры

больших полушарий головного мозга, но имеющих

ретикулоталамические связи и гипоталамус.

Ведущими звеньями патогенеза в концепции стресса

Г. Селье считает три положения. 14

1 физиологическая реакция на стресс не зависит от

природы стрес-ппа а также (в пределах разумного) и от

вида животного, у которого она возникает. Синдром

ответной реакции представляет универсальную модель

защитных реакций, направленных на защиту человека (или

животного) и на сохранение целостности его организма.

2. Защитная реакция при продолжающемся или

повторяющемся действии стрессора проходит три

определенные стадии; все вместе эти стадии

представляют общий адаптационный синдром.

3. Защитная реакция, если она будет сильной и

продолжительной может перейти в болезнь, так

называемую болезнь адаптации. Болезнь будет той

ценой, которую организм заплатил за борьбу с

факторами, вызвавшими стресс-

Т. Кокс (1981), рассматривая такой подход к

концепции стресса, считает его близким по ассоциации и

к модели, основанной на ответных реакциях организма, и

к физиологической модели стресса. Общим недостатком

теории Селье он считает недооценку психологических

факторов в развитии стрессовых состояний, аргументируя

это тем, что в основном физиологическая реакция

определяется непосредственно не присутствием стресса,

а его психологическим воздействием наличность. Далее

Т. Кокс представляет концепции стресса с точки зрения

модели, основанной на стимулах, которые считаются в

какой-то мере беспокоящими или разрушающими, и, нако

нец, модели, основанной на взаимодействии. Другой

подход основан на утверждении, что стресс возникает

вследствие существующих особых взаимоотношений между

человеком и окружающей его средой. Ни один из этих

подходов, по заключению самого автора, не дает

должного толкования физиологических механизмов

Сложность раскрытия психофизиологических механизмов

стресса объясняется прежде всего тем, что в первых

публикациях Г. Селье не рассматривалось участие

нервных регуляционных механизмов в формировании

стресса. По этому поводу П.К. Анохин пишет: ". Теория

стресса Ганса Селье, исключающая участие нервной

системы в активных реакциях организма на агрессор,

является недостаточной для объяснения механизма

возникновения патологических состояний". Кроме того,

Г. Селье построил общую схему развития стрессовой ре

акции, подробно изучив в ней эндокринное звено

"гипофиз- кора надпочечников". Однако он не сделал

/./kb*( проанализировать роль

другого существенного звена, участвующего в стрессе.

Это звено, не будучи в отдельности ни нервным, ни

эндокринным, может быть охарактеризовано как единая

нейроэндокринная система, представленная в организме

пептидными гормонами и медиаторами симпато-ад-

реномедуллярной системы и диффузной хромаффинной

электрофизиологические данные о различных формах

вовлечения кортико-лимбико-ги-поталамической системы в

ответную реакцию при разных формах стрессовой нагрузки

на организм. В литературе показано значение при

стрессе афферентно -эфферентных связей гипоталамуса,

таламу-са, миндалевидного комплекса, гиппокампа и

различных отделов коры больших полушарий головного

мозга. В этой связи интересен подход Дж.С. Эверли и Р.

Розенфельда к раскрытию психофизиологических

механизмов стресса. Авторы рассматривают его с позиций

активации одной (или более) из трех основных

психосоматических "осей" стресса:

· нервной — через прямую нейронную иннервацию

· нейроэндокринной — через реакцию "битвы-бегства";

· эндокринной (адренокортикальная, соматотропная и

Активация нервной оси и воздействие ее через

симпатический и парасимпатический отделы вегетативной

нервной системы на концевые органы при стрессе

происходит сразу и длится недолго. Это объясняется

ограниченной способностью симпатических и парасим

патических нервных окончаний продолжать постоянный

выброс медиаторов в условиях длительного сильного

раздражения. Для поддержания стрессовой активации

более длительное время используется дополнительная

нейроэндокринная ось реакции "битвы-бегства".

Центральным органом, как указывалось ранее,

участвующим в этой реакции, является мозговой слой

надпочечников. Его стимуляция приводит к выделению

адреналина и норадреналина в систему кровообращения.

Хотя действие катехоламинов мозгового слоя

надпочечников гораздо продолжительнее влияния нервной

оси, наиболее пролонгированные соматические реакции на

стресс являются результатом активации эндокринных

осей. Они представляют собой пути, по которым

реагирование на стрессоры происходит в последнюю

очередь. Активация каждой оси может взаимно

перекрываться эффектами других осей. Наиболее часто

отмечается активация нейроэндокринной и эндокринной

осей. Не внедряясь более глубоко в механизмы развития

стресса по каждой из осей, укажем на то, что Дж. С.

Эверли и Р. Ро-зенфельд не смогли ответить на главный,

с их точки зрения, вопрос о способе, при помощи

которого организм человека выбирает, на какой орган и

через какую ось воздействует стрессовая реакция.

Важное значение при оценке активации осей стресса

имеет разработанная Г. Селье (1956) теоретическая

база, позволяющая проследить в совокупности роль

эндокринных осей при хроническом стрессе. Эта кон

цепция получила название "общий адаптационный

В формировании стрессовых состояний наибольшую роль

играют следующие нейрогуморальные подсистемы (Кокс Т.,

1981): адре-номедуллярная, питуитарно-тиреоидная,

питуитарн о-адренокортикальная, питуитарно-гонадная,

ваго-инсулиновая, соматотропная. Эндокринные комплексы

при стрессе вступают в сложные взаимоотношения как "по

вертикали", так и "по горизонтали" (Робу А.И., 1982).

Существует целый ряд возможных вариантов ответов гипо-

физ-адреналовой и тиреоидной эндокринных осей на

стрессоры различной природы, интенсивности и

длительности действия, зависящих от степени включения

медиаторных систем опиоидных рецепторов. Развитие

стрессовой реакции и ее исход во многом предопре

деляются оптимальным взаимодействием либеринов и

статинов на гипоталамическом уровне, семейства

тропинов — на гипофизарном, гормонов желез-мишеней —

на тканево-рецепторном. При этом существенно

затрагивается механизм обратной связи в гормональной

регуляции (Робу А.И" 1989).

На связь нейрофизиологических механизмов стресса с

механизмами возникновения отрицательных эмоций

указывают многие авторы, функционально объединяя их с

лимбической системой мозга и гипоталамусом. Эти

структуры, в свою очередь, функционально взаимосвязаны

с корой и сетчатым образованием, и поэтому трудно с

точностью указать, какая структура ответственна за тот

или другой вид поведения (Кокс Т., 1981).

Участие в формировании стрессовых реакций нервной

регуляции делает актуальным вопрос о том, как

реализуются при стрессе типологические особенности ЦНС. Известно, что

снижение работоспособности при стрессе от утомления

(при длительной однообразной деятельности) возникает у

испытуемых со слабой нервной системой раньше, чем у

лиц с сильной нервной системой. Вместе с тем

отсутствует абсолютная зависимость уровня рабо

тоспособности при стрессе от силы нервной системы.

Так, в случаях, когда стрессором являлось длительное

повторение монотонных, однообразных сигналов, лица с

сильной нервной системой могли быть более подвержены

стрессу, чем испытуемые со слабой нервной системой.

Некоторые авторы, изучавшие влияние типологических

особенностей нервной деятельности на адаптацию к

экстремальным условиям, подтверждают значение силы

возбудительного процесса как фактора, обеспечивающего

устойчивость к стрессовым воздействиям. Эти

исследования показали значение силы возбуждения (при

его относительном преобладании) для адекватных и

активных действий испытуемого в условиях

отрицательного эмоционального воздействия. Однако

имеются довольно многочисленные наблюдения, результаты

которых часто свидетельствуют в пользу слабых нервных

процессов при адаптации.

Таким образом, прогноз адаптации к стрессу по данным

типологических особенностей высшей нервной

деятельности, по-видимому, нельзя определить

однозначно. Разные виды экстремальных воздействий

предъявляют повышенные требования к разным типологичес

ким свойствам высшей нервной деятельности. В

зависимости от того, требуется ли испытуемому высокий

темп деятельности, максимальная точность реакции,

состояние постоянной готовности к экстренному

действию, реакция на сверхсильный раздражитель и т.

д., для адаптации к стрессу необходимы те или иные

свойства высшей нервной деятельности и та или иная

настройка вегетативной нервной системы (Суворова В.В.,

Теоретические основы физиологических механизмов

общей адаптации детально представлены в работах А,А.

Виру. Он систематизировал современные взгляды об

основных компонентах механизма общей адаптации,

которые реализуются путем:

· мобилизации энергетических ресурсов организма для

энергетического обеспечения функций;

" мобилизации пластического резерва организма и

усиления адаптативного синтеза энзимных и структурных

4 мобилизации защитных способностей организма.

В координации всех этих компонентов механизма общей

адаптации, особенно в мобилизации энергоресурсов,

важная роль принадлежит симпатоадреналовой системе,

функция которой дополняется глюкагоном (Виру А.А.,

1981). Вполне вероятно, что компонент (нарастание в

крови циркулирующих адренергических веществ) служит

пусковым механизмом по отношению ко второму (Мельник —

Б.Е, Кахана М.С, 1981).

Влияние любого агрессора осуществляется либо

непосредственно через экстеро- и интерорецепторы и

афферентные нервные пути, либо гуморально, воздействуя

через жидкие среды организма (кровь и др.) на

структуры ЦНС, управляющие адаптационной деятельностью

организма. Эти структуры расположены в гипоталамусе,

ретикулярной формации среднего мозга, миндалевидном

комплексе и гиппокампе.

Соответствующая эфферентная и гуморальная информация

создает сложную совокупность взаимодействий всех этих

структур, изменяющуюся также вследствие получения

информации о результативности адаптационных реакций

(или о недостаточной эффективности адаптационных

реакций и развитии патологических изменений),

обратного влияния гормонов на управляющие структуры и

изменения функционально-обменного состояния нервных

клеток. Достаточно известная теперь концепция о

механизме индивидуальной адаптации организма к внешней

среде определяет стресс-реакцию как звено этого

механизма. Нарушение гомеоста-за, вызванное фактором

окружающей среды, или сигнал возможности такого

нарушения через высшие уровни регуляции активи-рует

системы, ответственные за адаптацию (Меерсон Ф.З.,

Таким образом, Ф.З. Меерсон (1981) рассматривает

защитные механизмы адаптации к стрессовым ситуациям в

виде комплекса ней-рогормональных и клеточных

регуляторных изменений. Первые включают ГАМК-

ергическую тормозную систему мозга, систему

простагландинов и арахидоновой кислоты, а также

систему антиок-ВДдантов (токоферолы, стероиды,

аскорбиновую кислоту и ряд других витаминов). Вторые-

активацию синтеза нуклеиновых кислот и белков, ведущих

в первую очередь к увеличению скорости транскрипции

РНК на структурных генах ДНК в ядрах клеток,

ответственных за адаптацию. Не исключается участие в

этих процессах и нейропептидов, в частности опиои-дов,

субстанции Р, дельта-пептида сна и др. (Юматов Е.А.,

Экспериментальные исследования позволили выявить три

главных изменения, развивающихся в организме при

адаптации к стрессу (Меерсон Ф.З., Пшепникова М.Т.,

· адаптивное увеличение потенциальной мощности

· снижение степени включения таких систем, т. е.

уменьшение стресс-реакции по мере повторения

· снижение реактивности нервных центров и

исполнительных органов к медиаторам и гормонам стресса

— их своеобразная десенситизация.

Дополняя общую картину психофизиологических

механизмов развития стресса, следует упомянуть о

работах Л.А. Китаева-Смыка (1983), в которых

указывается на выделение четырех субсиндромов стресса.

Они, следуя один за другим в определенном порядке,

становятся фазами развития стресса. Первым в предельно

переносимых экстремальных условиях проявляется

эмоционально-поведенческий субсиндром, затем следует

вегетативный (субсиндром превентивно-защитной

вегетативной активности). После них преимущественно

выраженными становятся когнитивный (субсиндром

изменения мыслительной активности при стрессе) и

социально-психологический (субсиндром изменения

общения при стрессе). Если первые два субсиндрома мож

но рассматривать как проявления этапов адаптационной

активизации относительно низкой (в иерархическом

плане) "функциональной системности" организма, то

последние два как обусловленные индивидуально

личностными особенностями людей, проявляющимися в

экстремальных условиях. Что касается когнитивного и

социально-психологического субсиндромов, то их

правомернее рассматривать как компоненты, а не как

фазы стрессовой реакции. Ведь формирование оценок и

отношений, определяющих развитие стресса, проходит с

участием мыслительных процессов, а не только эмоций.

Интересна гипотеза Т,А. Немчина о механизмах стресса

* * феномена, подчиняющегося закономерностям

Она позволила автору предположить, что в условиях

экстремальной г-ятуации в деятельности функциональных

подсистем организма осуществляются такие сдвиги,

которые выходят за рамки оптимального функционирования

адаптационной системы. Это и сопровождается

переживанием чувства дискомфорта.

С каких бы позиций (физиологических, пато-,

психофизиологических, психологических, биохимических)

не объяснялись механизмы стресса, центральным звеном

все-таки остаются вопросы о нервной и эндокринной

регуляции стресса. Ответить на эти вопросы пока трудно

однако данные, полученные при их решении, позволяют

строить, пусть несложные, но внушающие доверие схемы

(Китаев-Смык Л.А., 1983). В качестве иллюстрации можно

привести одну из схем, разработанную Г.И. Кассилем

(1983). Автор пишет: "Каждое сильное и сверхсильное

воздействие на организм, возбуждая кору и лимбико-

ретикулярную систему головного мозга, вызывает

освобождение но-радреналина из связанной клетками

гипоталамуса формы. Действуя на адренореактивные

элементы ретикулярной формации, норадрена-лин

активирует симпатические центры головного мозга и тем

самым возбуждает симпатоадреналовую систему.

Мобилизация нервных элементов симпатоадреналовой

системы ведет к нарастанию во внутренней среде

норадреналина. Накопляясь в крови, адреналин через

гема-тоэнцефалический барьер поступает в

адренореактивные элементы заднего гипоталамуса.

Поступление адреналина в гипоталамус ведет к активации

системы гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников через

адренэргические элементы ретикулярной формации и

стимулирует образование кортикотропин-релизинг

фактора, следствием чего являются образование в

гипофизе адрепокортикотропного гормона (АКТГ) и выброс

кортикостероидов в кровь".

Вместе с тем, согласно данным А.И. Робу (1989),

задействованный стрессом кортиколиберин (КРГ)

инициирует синтез и высвобождение не одного АКТГ, а и

прогормона предшественника — проопиомелано-кортина,

содержащего, помимо АКТГ, ряд гипофизарных пептидов,

таких как меланотропины (МСГ) и эндорфины. Последние,

помимо сугубо специфических эффектов (меланоформпого —

для МСГ и опи-атного — для эндорфина), модулируют

процесс стероидогенеза, что Делает их причастными не

только к инициации и формированию клинической картины

стресса, по, вполне вероятно, к длительности ее

отдельных фаз. Рассмотренные реакции гормональных

изменений расцениваются как эффективное звено и не

могут быть использованы для углубленного понимания

интимных механизмов стресса.

Во многом развитие стрессовой реакции обусловлено

природой стрессора. Психосоциальная характеристика

стрессора, его качественные и количественные

особенности, градиент воздействия стрессора на

организм, "валентность" по отношению к личности не мо

гут не учитываться при анализе механизмов стресса.

Природа стрессора, как правило, и определяет

терминологическую характеристику стресса

(эмоционального, физического, моти-вационного,

операционного, интеллектуального, боевого, акустичес

кого, холодового и др.). Наличие стрессора еще не

обусловливает развитие стрессовой реакции. У многих

людей к некоторым стрессо-рам существует стойкий

психосоматический иммунитет, детерминированный как

физиологическими, так и социальными факторами. Следует

отметить, что устойчивость по крайней мере к некоторым

стрессорам определяется генетическими факторами. Еще

очень мало известно о генетической основе реакции на

стресс, генетической детерминированности,

стрессируемости или устойчивости к стрессу. Первые

исследования в этой области проведены на животных. Что

касается неспецифичности и специфичности ответов при

действии разных стрессоров, то, по мнению Селье,

всякий стимул, вызывающий адаптационные реакции

организма, обладает специфическими и неспецифическими

действиями. Во-первых, разные стрессоры могут

различаться только по своим специфическим эффектам и

не различаются по своим неспецифическим (стресс)

эффектам. Например, холод вызывает дрожь, а жара —

выделение пота. Это специфические эффекты. Они оба

вызывают повышение активности коры надпочечников, что

является неспецифическим (стресс) эффектом. Ныне

многие авторы высказывают сомнение в стереотипности

гипофизад-реналовых ответов на стрессовые воздействия.

Они показывают специфичность гормональных реакций

надпочечников и многих функциональных систем при

различных стрессовых ситуациях.

Прикладные аспекты исследований стресса отличаются

большим разнообразием. Среди них выделяются два

основных направления -изучение так называемого стресса

жизни и профессионального стресса. Кардинальные

разработки первого направления представлены

Г Селье. Он, говоря о стрессе жизни, подразумевает

под ним психологическое состояние человека,

возникающее под влиянием ситуаций, обусловленных

издержками современной цивилизации (урба-низадии,

возрастающего темпа повседневной жизни, загрязнения

удружающей среды и т, д.). Данное положение главной

целью имеет выявление факторов риска стрессогенных

психосоматических заболеваний, в основном сердечно-

Психофизиологическое изучение профессионального

стресса \i показало, что в его основе лежит

закономерность, установленная в 1908 г. Р. Йерксом и

Дж. Додсоном. Они экспериментально показали, что с

ростом активации нервной системы до определенного кри

тического уровня эффективность деятельности

повышается. Однако при дальнейшей активации нервной

системы, иными словами, при увеличении стрессогенности

действующих факторов показатели деятельности начинают

снижаться. Следовательно, между выраженностью стресса,

эмоциональной напряженностью, активизацией нервной

системы, с одной стороны, и эффективностью рабочей

деятельности — с другой, нет однозначной зависимости.

В последующем это было неоднократно подтверждено и

обобщено в виде закона Иерк-са-Додсона, связывающего

эффективность деятельности с уровнем неспецифической

В настоящее время накоплены обширные

психофизиологические данные о влиянии эмоционального

стресса на профессиональную деятельность. Обзор этих

публикаций, а также анализ экспериментальных данных,

представленных в них, свидетельствуют о фунда

ментальной их общности. Основной смысл результатов

исследований заключается в том, что при среднем уровне

эмоционального стресса достижения человека в

деятельности относительно высоки, а при эмоциональном

стрессе низкого и высокого уровней они могут быть хуже

результатов, показанных в обычных условиях. Следова

тельно, низкую работоспособность при малой

стрессогенной акти-1 визации можно рассматривать как

результат малой вовлеченности адаптационных резервов в

процессы "защиты" организма от требований среды

(Китаев-Смык Л.А., 1983).

Снижение работоспособности при повышении

критического Уровня эмоционального стресса объясняется

тем, что эмоциональное напряжение "сужает" внимание.

При этом первоначально в механизмах поведения человека происходит

"отбрасывание" менее значимых и "балластовых"

сигналов, что способствует сохранению эффективности

деятельности. Затем дальнейшее "сужение" внимания

сверх критического порога ведет к потере значимых

сигналов и к снижению эффективности как внимания, так

и деятельности в целом. Установлено также, что

показатели качества относительно сложной деятельности

достигают критической верхней точки при меньшем уровне

стрессовой напряженности, чем показатели относительно

Так, в одно и то же время при нарастающих симптомах

стресса показатели выполнения сложной задачи могут

снижаться, а показатели простой — возрастать. Стресс,

способствующий улучшению показателей

работоспособности, расценивается как стресс без

дистрес-са. Ухудшение этих показателей при стрессе

рассматривается как проявление дистресса. Кроме того,

оптимальный диапазон деятельности существенно зависит

от индивидуального стрессорного порога, обусловленного

свойствами личности. У лиц с высоким порогом

чувствительности для максимума успешности необходима

большая интенсивность стрессовых воздействий.

Известно, что одни люди более предрасположены к

активному, другие — к пассивному поведению при

стрессе. По мнению Г. Селье, это связано с индивидуаль

ным различием гормональной продукции при стрессе.

Б.А. Вяткин, Ю.У. Маньков показали зависимость

эффективности деятельности в условиях стресса от

психофизиологических детерминант: активационных и

мотивационных характеристик индивида, уровня

социальной адаптированноеT, фрустрационной толерантно

сти, личностной и реактивной тревожности,

субъективного отношения человека к стрессовой

ситуации, особенностей психических процессов и свойств

его нервной системы. Так, люди с тревожностью как

чертой характера более подвержены эмоциональному

стрессу, чем те, у кого тревожность возникает только в

опасных ситуациях. Однако такое разделение зависит от

условий и опыта жизни.

В,Л. Марищук (1984, 1995) и др. стадию стресса,

характеризуемую повышенной резистенти остью (до

наступления истощения), разделял на две фазы:

перекрестной резистентности и перекрестной сен

сибилизации. В первой — обычно отмечается рост

неспецифической устойчивости и общее повышение

/.* ‘ b%+%) психических процес-

д улучшение работоспособности. Во второй фазе —

наблюдается перераспределение функциональных резервов.

То, что связано с деятельностью, выполняемой в русле

психологической установки, сохраняется и даже

повышается, но это на фоне падения других показателей,

не входящих непосредственно в структуру данной деятель

ности (одно за счет другого). Так у спортсменов,

показавших особенно высокие результаты, было выявлено

значительное резкое падение гамма-глобулинов. В.Л.

Марищук называл это "функциональным спидом".

Существенное снижение иммунной реактивности у

спортсменов-лыжников, показавших наиболее высокие

соревновательные результаты, наблюдал Алябьев А.Н.

(1997). По значимому росту выделения кортизола у этих

лыжников, выявленному В.Н- Цыганом, можно было судить

о развитии стресса.

В экспериментах при выполнении длительных и очень

сложных полетов, у летчиков на фоне кумуляции

утомления и стресса, подтверждаемого значимым

повышением экскреции 17-оксикортикостерои-дов,

наблюдалось падение ряда функциональных показателей и

результатов тестирования психических познавательных

процессов, но пилотирование самолета и выполнение

основных профессиональных задач оставалось на высоком

уровне (Марищук В.Л., 1984) и др.

Лица, имеющие согласно классификации Роттера

внутренний "ло" кус" контроля за своей деятельностью,

— "интерналы" (уверенные в себе, надеющиеся только на

себя, не нуждающиеся во внешней поддержке), менее

подвержены дистрессу в экстремальных условиях при

социальном давлении, чем "экстерналы" с внешним

"локусом" контроля (неуверенные в себе, нуждающиеся в

поощрениях, болезненно реагирующие на порицания,

полагающиеся на случай, на судьбу). Это не

универсальная закономерность. У "интернала",

потерявшего веру в себя, под влиянием критических

факторов могут проявиться качества "экстернала". С

другой — он же, не умея искать опору во вне, ока

зывается еще более беззащитным, чем "экстернал" в тех

Таким образом, в зависимости от индивидуальной формы

реакции, обусловленной личностными особенностями

(исходным состоянием, субъективной значимостью

деятельности и др.), человек в состоянии стресса

изменяет свою работоспособность. Это изменение в

большей степени касается качественных характеристик

` !.g%#. процесса стиля деятельности.

Подавляющее число работ как в отечественной, так и

зарубежной литературе посвящено деятельности человека

при кратковременном стрессе и сравнительно мало

экспериментальных исследований трудовой деятельности

при длительном стрессе. Это обусловлено, с одной

стороны, трудностями организации экспериментов с много

суточным, многомесячным пребыванием человека в

экстремальных условиях, с другой стороны, —

многообразием проявлений и сложностью картин изменений

физиологических, психологических и социально-

психологических характеристик человека.

Систематическое экспериментальное изучение

длительного стресса было начато в связи с подготовкой

длительных космических полетов. Первоначально

исследования велись с целью определения пределов

переносимости человеком тех или иных неблагоприятных

условий. Затем предметом исследования стали

психические состояния и работоспособность человека в

экстремальных условиях, проблема групповой

совместимости и управления массовыми психологическими

процессами. Эти, а также натурные и лабораторные

исследования, посвященные деятельности человека при

длительном стрессе, позволяют раскрыть некоторые

физиологические закономерности работоспособности в

экстремальных условиях. Что же касается деятельности

космонавтов, то при длительных полетах на орбитальных

станциях и в условиях длительной стрессогенной

изоляции, моделирующей длительный космический полет, в

начале полета или эксперимента показатели выполнения

простых и сложных задач улучшаются. Это объясняется,

во-первых, активацией адаптационных систем (согласно

закону Йеркса-Додсона, во-вторых, повышением тре

нированности обследуемых (Китаев-Смык Л.А., 1983).

Затем, на 12-13-й день полета начинают отмечаться

явления утомления, сонливости, На 30-й день они

становятся более выраженными. В условиях выраженного

стресса сигналы готовности к возможным аварийным

ситуациям, если они не подкрепляются реальным

возникновением аварии, начинают оказывать тормозное

Более четко проявляется рассогласование ритма сна и

бодрствования как по часовой стрелке (до 10 часов),

так и против нее (до 11 часов), что приводит к

значительным ошибкам в пилотировании. Так, во время

высадки на Луну экспедиции с космического корабля

"Аполлон-15" значительный сдвиг суточного ритма привел

x,iv утомлению астронавтов и вынудил их работать на

пределе физиологических и психологических резервов

вплоть до возвращения в командный модуль. Примерно

через месяц-полтора совместного полета, как отмечают

многие космонавты, начинает резко проявляться проблема

психологической совместимости членов экипажа. Ины-, ми

словами, длительная групповая изоляция при

определенных об-‘ стоятельствах может выступать как

психогенный фактор экстремальных условий (Лебедев

Эмоциональная напряженность, обычно возрастающая

перед концом длительного стрессового испытания,

сказывается положительно только на показателях

деятельности при выполнении задания: "по сигналу, в

кратчайший срок". Это говорит о том, что эмоционально-

позитивное напряжение в результате обострившегося

ожидания конца изоляции вторично мобилизовало только

деятельность с опорой на внешние "приказы", т. е.

мобилизовало у испытуемых активность с внешней "точкой

Деятельность, требующая самостоятельных волевых

усилий, имела отчетливую тенденцию ухудшаться при

длительном стрессе без улучшения в период ожидания

конца действия стрессогенных факторов. Этот факт

иллюстрирует феномен "экстернализации" личности со

снижением способности к самостоятельному выходу из

ситуации дистресса при длительной стрессовой

монотонии. Реже в аналогичных условиях может

активизироваться волевая активность, приводящая к

"взрывным" усилениям деятельности человека (Китаев-

Смык Л.А., 1983). За 2-3 суток до окончания

космического полета, т. е- на завершающем этапе, у

космонавтов появляется эмоциональная напряженность.

Космонавт В.И. Севастьянов указывает на то, что за

несколько суток до возвращения на Землю "возникла

неотвязная мысль: все, скорее бы конец полета, скорее

бы на Землю. При ожидании конца полета время тянулось

очень медленно. Настроение ухудшалось". Тягостное

состояние ожидания, описанное в приведенном

наблюдении, вполне согласуется с информационной тео

рией эмоций, разрабатываемой П.В. Симоновым.

Эмоциональная напряженность, вызываемая ожиданием

конца полета или длительного эксперимента, отчетливо

проявляется в вегетативных реакциях, биохимических

сдвигах, двигательной активности, нарушениях сна и

ряде психофизиологических показателей

(временные пробы, работа на тренажере и т. д.). У

космонавтов в полете в отличие от сурдокамерных

экспериментов она обусловливается не только

предвосхищением возвращения к обычной жизни, но и

тревожным ожиданием: как пройдет спуск на Землю, а

также "проигрыванием" возможных аварийных ситуаций во

время спуска (Лебедев В.И, 1985).

Подобные результаты изменения функционального

состояния организма при длительном стрессе получены

также у подводников, полярников антарктических

станций, спелеологов и других специалистов.

Применительно к общей схеме адаптации в динамике функ

ционального состояния организма моряков на протяжении

многомесячных плаваний на кораблях различных классов

выделяют четыре периода (Сапов И.А. с соавт., 1986).

1. Период переадаптации или физиологического

напряжения (период компенсации), который занимает

непосредственно предпохо-довое время, первые 7-10

суток плавания и характеризуется повышением

активности ряда органов и систем. В этот период

основная нагрузка ложится на регуляторные

механизмы. За счет их напряжения осуществляется

приспособление физиологических реакций к из

менившимся условиям среды.

2. Период относительно устойчивой

адаптированноеT организма к новым условиям,

который обычно охватывает 15-90-е сутки плавания.

Его физиологическую основу составляет вновь

установившийся уровень функционирования различных

органов и систем для поддержания гомеостаза в

конкретных условиях плавания. Определяемые в это

время функциональные сдвиги не выходят за рамки

физиологических колебаний, а работоспособность

моряков, по данным прямых и косвенных показателей,

3. Период дезадаптации, характеризуемый

перенапряжением механизмов регуляции адаптационных

процессов, отсутствием признаков адаптации нервной

и эндокринной систем и некоторым снижением общей

функциональной устойчивости организма моряков. Со

стояние организма в период дезадаптации может быть

отнесено к преморбидпому. Изменения функций

организма, обусловленные де-задаптационными

расстройствами, отмечаются, как правило, через 3-

3,5 месяца плавания и более.

4. Период реадаптации, который условно может

на три этапа. Для первого этапа, составляющего 1-3

дня после окончания плавания, характерны такие же

изменения функций организма, наблюдающиеся в конце

похода. Второй этап занимает 5-10 дней и

характеризуется углублением неблагоприятных

функциональных сдвигов. Третий этап реадаптации у

корабельных специалистов продолжается несколько недель

и характеризуется постепенным сглаживанием вегетативно-

сосудистых и мышечных изменений и полной —

нормализацией функций организма.

физиологические и психофизиологические исследования

длительного стресса позволили выделить в первой стадии

стресса -стадии мобилизации адаптационных резервов

("стадии тревоги"), три периода адаптации к устойчивым

Первый период — активизация адаптационных форм

реагирования за счет мобилизации в основном

"поверхностных" резервов. Его продолжительность при

максимальной субъективно переносимой экстремальности

стрессора исчисляется минутами, часами. Первый период

стресса у большинства людей отличается стеническими

эмоциями и повышением работоспособности.

Второй период характеризуется началом действия

имеющихся в организме "программ" перестройки,

существующей "функциональной системности", и

становления ее новой формы, адекватной экстремальному

требованию среды. Продолжительность этого периода

составляет около 11 суток. Для него часто характерно

безболезненное состояние человека со снижением

работоспособности. Однако высокая мотивация стресса в

этом периоде может поддерживать до-| статочно высокую

работоспособность человека и, более того, за счет

временной "сверхмобилизации" резервов, в частности

гипофиз-ад-реналовой системы, — купировать

неблагоприятные проявления второго периода.

Третий период — неустойчивая адаптация. Проявляется

в крайне неблагоприятных для человека условиях. Его

продолжительность варьирует от 20 до 60 суток.

Анализируя проблему стресса, сопряженного с трудовой

деятельностью, можно заметить тесную связь этого

состояния с утомлением и переутомлением. Стресс и

утомление служат главными "мишенями" фармакологической

коррекции и иных способов регулирующих

воздействий. Как стресс, так и утомление требуют

последующего отдыха, а при крайней выраженности обоих

состояний — и реабили-тационных мероприятий. Они оба в

определенной мере дезадаптив-ны и обозначают

динамическое рассогласование индивида со средой.

Вместе с тем, с физиологической точки зрения,

утомлением является состояние организма, вызванное

умственной или физической работой, при котором

временно понижается работоспособность, изменяются

функции организма и появляется субъективное ощущение —

усталость. Утомление, по своей биологической сущности,

является нормальным физиологическим процессом,

выполняющим определенную защитную роль в организме,

предохраняющим его отдельные физиологические системы и

органы от чрезмерного перенапряжения и возможного

повреждения. Эта сторона утомления является

физиологически выгодной. Другая, ведущая к снижению ра

ботоспособности, неэкономичному расходованию энергии и

уменьшению функциональных резервов организма, —

невыгодной. Последнее, а именно, уменьшение уровня

функциональных резервов при утомлении является

различием между состоянием стресса и утомлением.

Следовательно, при утомлении уровень функциональных ре

зервов в той или иной мере снижен, в состоянии стресса

отмечается гипермобилизация резервов. Именно в

физиологических резервах организма, их мобилизации и

истощении находится ключ к разрешению конкретных

физиолого-гигиенических практических задач, связанных

с обеспечением работы человека при действии на него

экстремальных факторов. В этой связи представляется

убедительным предположение Т. Кокса (1981)

рассматривать утомление как генерализированную реакцию

При рассмотрении концепции утомления и стресса

обращает на себя внимание и то, что утомление, как

правило, возникает в результате напряженной или

длительной деятельности, в то время как возникновение

стресса не всегда приурочено к ней. Стресс может раз

виться в начальной фазе работы, а также в период

подготовки к ней (антиципирующий стресс, предстартовое

состояние), т. е. направленность причинно-следственной

связи от стресса к утомлению более вероятна, чем

противоположная. Следовательно, состояние стресса

взаимосвязано и с другими функциональными состояниями

человека, рассмотрению которых посвящен следующий

www.psichology.vuzlib.su