Лечение

Психофизиологическая теория стресса

08.06.2018

Психофизиологическая теория стресса

Бодров В.А. — Информационный стресс

Дальнейшее развитие учения о стрессе сопровождалось формированием новых концепций, теорий и моделей, отражающих общебиологические, физиологические, психологические взгляды и установки на сущность этого состояния, причины его развития, механизмы регуляции, особенность проявления К числу основных, этапных теорий и моделей стресса, которые более подробно освещены в нашей работе [15], можно отнести следующие.

1. Генетически-конституциональная теория, суть которой сводится к положению, что способность организма сопротивляться стрессу зависит от предопределенных защитных стратегий функционирования вне зависимости от текущих обстоятельств. Исследования в данной области являются попыткой установить связь между генетическим складом (генотипом) и некоторыми физическими характеристиками, которые могут снизить общую индивидуальную способность сопротивляться стрессу [270].

2. Модель предрасположенности (diathesis) к стрессу – основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предраспологающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения [363].

3. Психодинамическая модель, основанная на положениях теории Зигмунда Фрейда. В своей теории он описал два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства: а) сигнализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности; б) травматическая тревога развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений и агрессивных инстинктов. Для описания результирующих симптомов этого состояния З. Фрейд ввел термин «психопатия повседневной жизни» [267].

4. Модель Н. G. Wolff, согласно которой автор рассматривал стресс как физиологическую реакцию на социально-психологические стимулы и установил зависимость этих реакций от природы аттитюдов (позиций, отношений), мотивов поведения индивида, определенности ситуации и отношения к ней [430].

5. Междисциплинарная модель стресса [212]. По мнению авторов, стресс возникает под влиянием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидов или отдельных их представителей и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций, в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.

6. Теории конфликтов. Несколько моделей стресса отражают взаимосвязь поведения субъектов в обществе и состояния напряжения в отношениях, сопровождающих групповые процессы. Основные причины напряжения связаны с необходимостью членов общества подчиняться его социальным нормативам. Одна из теорий конфликта полагает, что предупреждение стресса должно основываться на предоставлении членам общества благоприятных условий для развития и большой степени свободы в выборе жизненных установок и позиций [249]. Теории конфликтов рассматривают также в качестве причин стресса факторы устойчивости социальных отношений, распределения экономических благ и услуг в обществе, межличностное взаимодействие во властных структурах [253]. Социальные аспекты лежат в основе и таких теорий стресса, как эволюционная теория социального развития общества, экологическая теория (роль социальных явлений в обществе), теория жизненных изменений (в семье, на работе и т. д.).

7. Модель D. Mechanik [348, 349]. Центральным элементом в этой модели, является понятие и механизмы адаптации, которая определена автором как способ, которым индивид борется с ситуацией, со своими чувствами, вызванными этой ситуацией, и которая имеет два проявления: 1) преодоление (coping) – борьба с ситуацией, 2) защита (defence) – борьба с чувствами, вызванными ситуацией. Преодоление, «овладение» ситуацией определяется целенаправленным поведением и способностями в принятии индивидами адекватных решений при встрече с жизненными задачами и требованиями.

8. Стресс как поведенческие реакции на социально-психологические стимулы. Модель физиологического стресса Н. Selye была модифицирована В. P. Dohrenwend [250, 251], который рассматривает стресс как состояние организма, в основе которого лежат как адаптивные, так и не адаптивные реакции. Автор под стрессорными понимает прежде всего социальные по своей природе факторы, – такие, например, как экономические или семейные неудачи, то есть объективные события, которые нарушают (разрушают) или угрожают подорвать обычную жизнь индивида. Они не обязательно негативные и не всегда ведут к объективному кризису.

9. Системная модель стресса, которая отражает понимание процессов управления (поведения, адаптации и т. п.) на уровне системной саморегуляции и осуществляется путем сопоставления текущего состояния системы с его относительно стабильными нормативными значениями [260, 390].

10. Интегративная модель стресса [391]. Центральное место в модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения. Понятие такой проблемы они определяют как проявление, воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него превышения либо ограничения обычного уровня деятельности. Возникновение проблемы (трудностей с ее решением) сопровождается напряжением функций организма, – если проблема не решается, напряжение сохраняется или даже нарастает – развивается стресс. По мнению авторов способности человека в решении возникающих перед ним проблем зависят от ряда факторов: 1) ресурсов человека – его общих возможностей по разрешению различных проблем, 2) личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной проблемы, 3) происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения, 4) наличия и адекватности психологической и физиологической установки на конкретную проблему, 5) типа выбранного реагирования – защитного или агрессивного. Значение и учет этих факторов определяет выбор стратегии поведения для предотвращения стресса.

1.3. Теории и модели психологического стресса

С именем Р. Лазаруса [103, 329-338] связана разработка когнитивной теории психологического стресса, основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия. В этих условиях ресурс индивида (субъекта) в основном характеризуется состоянием и потенциями ряда компонентов психологической структуры субъекта.

R. Lazarus [332] высказал предположение о том, что адаптация к среде определяется эмоциями. В его теории когнитивные процессы обусловливают как качество, так и интенсивность эмоциональных реакций, причем краеугольным камнем является когнитивная оценка, детерминируемая взаимодействием личностных факторов индивида с теми стимулами среды, с которыми он сталкивается. Качество и интенсивность эмоции и результирующее поведение зависят от когнитивной оценки значимости реального или антиципирующего взаимодействия со средой, определяемой исходя из благополучия личности.

Подчеркивая специфику психологического стресса и отличие от биологических и физиологических его форм, автор обращает внимание на необходимость использования адекватных понятий: «Психологические механизмы должны иметь отличный характер от физиологических, относясь к психологическим, а не физиологическим процессам. Мы можем искать формальные параллели и взаимосвязи, но процессы не являются тождественными и мы не можем объяснить зависимость в одной системе, используя понятия, изобретенные в другой» [332, с. 191].

Автор выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных опасных последствий воздействующей на него ситуации.

Процессы оценки угрозы, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, имеют сложный характер: они включают не только относительно простые перцептивные функции, но и процессы памяти, способность к абстрактному мышлению, элементы прошлого опыта субъекта, его обучение и т. п.

Понятие угрозы является основным в концепции Р. Лазаруса. С его помощью автор описывает установленный в эмпирических исследованиях сложный комплекс явлений, связанных с поведением человека в трудных условиях. Так, по его мнению, угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающие теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состоянием. Они направлены на устранение или уменьшение предполагаемых опасных воздействий и выражаются в различном отношении к последним, например, в отрицании, преодолении ситуации или принятии ее. Природа защитных механизмов зависит как от ситуационных (характер стимула, его локализация, временные характеристики и т. д.), так и личностных факторов (интеллектуальные возможности субъекта, мотивация, прошлый опыт, предпочтение тех или иных защитных реакций, убеждения, удерживающие от некоторых решений и т. д.). Р. Лазарус, однако, не раскрывает, каким образом осуществляется эта зависимость, каковы критерии возникновения того или иного защитного механизма. Важной чертой его концепции является требование учитывать индивидуальный, неповторимый характер структуры личности каждого человека, которая обусловливает различия между людьми в отношении процессов оценки угрозы и преодоления стресса.

Р. Лазарус в своей теории подчеркивает необходимость разделения оценок угрозы от оценок процесса ее преодоления. С момента оценки угрозы воздействия начинается процесс ее преодоления с целью устранения или уменьшения ожидаемого вредного эффекта. Характер, интенсивность этого процесса зависит от когнитивных оценок сочетания купирующих возможностей субъекта и требований к нему.

Поскольку угроза является решающим фактором психологического стресса, встает вопрос о его критериях. Неявным образом автор принимает за такой критерий различные проявления стресса, особое внимание среди них уделяя физиологическим индикаторам. Он считает, что каждый физиологический индикатор угрозы дает какую-то специфическую информацию об ориентациях индивида по отношению к угрожающему стимулу. В целом, по мнению Р. Лазаруса, анализ различных категорий реакций и их компонентов (вегетативные или биохимические реакции, поведенческие изменения) дает нам наилучший ответ о природе психологических процессов, которые мы желаем понять.

Как замечает Н. И. Наенко [137], это положение имеет важное значение для оценки концепции Р. Лазаруса в целом. Оно свидетельствует о том, что, признавая, с одной стороны, качественное своеобразие психологического стресса, несводимость его к физиологическим процессам, автор, с другой стороны, делает уступку бихевиоризму в вопросе о критериях стресса, полагая, что психологическую природу последнего можно установить на основе непосредственно наблюдаемых реакций. Таким образом, справедливо отметив недостатки анализа психологического стресса, базирующегося на изучении его внешних проявлений и физических характеристик стимула, автор оказался не в состоянии преодолеть их, что привело к внутренним противоречиям в его теоретической схеме.

Из данной теории делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, – личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное, – такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или в психическом статусе субъекта.

Таким образом, когнитивная теория стресса основана на положениях о ведущей роли в его развитии:

• психического отражения явлений действительности и их субъективной оценке; • познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий; • индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности, вредности (степени угрозы) стимулов.

По определению Р. Лазаруса, эта теория наиболее четко отражает наличие взаимозависимых (реципрокных) отношений между стрессом и здоровьем.

Когнитивная теория стресса отражает преставление о том, что, во-первых, взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно подвергается изменению. Во-вторых, для того, чтобы взаимосвязь между этими переменными была стрессовой, должна быть заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. Иначе говоря, человек должен представлять, что его взаимодействие (трансакция) с рабочей средой является релевантным к личным целям, имеющим важное значение. В-третьих, психологический стресс возникает только тогда, когда человек оценил, что внешнее и внутреннее требования вызывают чрезмерное напряжение сил или превосходят его ресурсы.

Поскольку человек обычно стремится изменить то, что является нежелательным или недосягаемым, то стресс означает скорее динамический процесс, чем статическое состояние. Психическое состояние изменяется на протяжении времени и в зависимости от разных условий среды. Взаимосвязь между человеком и средой не бывают постоянными в течение определенного времени или от выполнения одной задачи к другой. Этот принцип становится понятным, если в исследованиях используется изучение внутрииндивидуальных связей в дополнение межиндивидуальным или нормативным с тем, чтобы наблюдать степень стабильности или изменчивости реакций на протяжении времени и в зависимости от адаптационных условий.

Обобщая материалы исследований по разработке когнитивной теории психологического стресса, выполненные Р. Лазарусом, его сотрудниками и другими исследователями, следует отметить, что изучение этой проблемы характеризуется теоретическим и экспериментальным многообразием, а также противоречивостью результатов исследований. Однако при всех различиях в подходах к изучению психологического стресса между ними имеется принципиальное сходство. Оно состоит в стремлении определить психологическую сущность стресса через регистрируемые параметры. Однако, как писал С. Л. Рубинштейн: «для того, чтобы по внешнему протеканию поведения можно было определить его внутреннюю психологическую природу, психика, сознание должны существовать в подлинном смысле слова, то есть не быть бездейственным эпифеноменом» [160, с. 306]. Другими словами, надо выяснить роль психического в детерминации поведения человека в сложных условиях.

С этой точки зрения, как отмечает Н. И. Наенко [137], исследователями приводится значительный эмпирический и теоретический материал, свидетельствующий об активной роли психики в реализации стрессовых состояний. Эта активность выражается в процессах интерпретации человеком ситуаций, дифференциации этих ситуаций по степени опасности, выборе наиболее оптимальных вариантов преодоления стресса и т. п. Такого рода активность отмечена в ряде работ, но она нуждается в дальнейшем изучении и объяснении [106, 205, 206, 319, 348, 375, 377]. Истоки психической активности авторы ищут внутри субъекта, а не в деятельности, опосредующей его связи с действительностью. Тем самым из поля зрения исследователей выпадают такие важные моменты, как изменение роли того или иного психического явления в системе деятельности, различные в этой связи его проявления и т. д.

Когнитивная теория психологического стресса получила свое дальнейшее развитие в работах ряда зарубежных исследователей. Прежде всего следует назвать теорию «пессимистического объяснительного стиля» С. Peterson и М. Selegman [366] и модель «убеждений о здоровье» J. Rozenctok et al. [381].

Несмотря на то, что когнитивная теория стресса продолжает развиваться и совершенствоваться, она постоянно подвергается критике. S. Hobfoll [287] утверждает, что модель тавтологична, очень сложна и не предусматривает возможных вариантов, отклонений. Чрезмерным, по его мнению, является внимание процессам восприятия и осознания ситуаций, что ограничивает понимание роли потребностей в их избегании и построение стратегий предупреждения стресса, и не отражает значение ресурсов человека в этом процессе. По мнению S. Hobfoll, человеческие ресурсы включают предметную сферу (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные характеристики и энергетические показатели. Психологический стресс развивается при реальной или воображаемой потере части ресурса или задержке с восстановлением потраченного ресурса. В этой теории расход ресурса играет центральную роль. Стрессо-генным является не само по себе жизненное событие (смена работы, обмен жилья, прекращение знакомства и т. п.), а связанная с этим утрата какой-либо жизненной позиции – потеря статуса, заработка или власти, смена привычных средств труда, утрата самоуважения и т. д.

Согласно S. Hobfoll, люди используют различные способы компенсации потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации.

В этой теории привлекательной является принципиальная возможность оценить стресс через категорию потери какого-либо ресурса, однако остаются неясными методические подходы к измерению этого показателя.

1.4. Теории и модели профессионального стресса

В течение последних двадцати лет отмечается растущий интерес к исследованиям в области профессионального (рабочего) стресса [239, 243, 245, 265, 269, 292, 299, 302, 309, 338]. Развитие стресса на рабочем месте выделено как важная научная проблема в связи с его влиянием на работоспособность, производительность и качество труда, состояние здоровья. В обзорах литературы по проблеме показано, что ряд рабочих стрессоров, таких как ролевая неопределенность, конфликты, недостаточный контроль, рабочая перегрузка и другие обычно бывают тесно связаны с психическим напряжением, психосоматическими расстройствами, а также с неблагоприятными поведенческими последствиями [242, 268, 400].

Однако, результаты изучения профессионального (рабочего) стресса, его причин и проявлений, механизмов купирования и преодоления и других вопросов недостаточно раскрывают такие аспекты этой проблемы, которые связаны со спецификой современных видов операторской деятельности, отражающей характер развития технического и технологического оснащения промышленности, транспорта, энергетики, систем управления в других сферах обслуживания и производства. Характер информационного взаимодействия человека и техники, высокая ответственность и сложность деятельности и ряд других особенностей обусловливает не только возможность развития у специалистов состояния стресса, но и специфические источники его формирования (помимо прочих организационных, физических, социальных факторов), связанных с информационной (умственной) рабочей нагрузкой, процессами преобразования информации, содержанием сообщений и с другими факторами операторской деятельности.

Исследования состояния стресса в трудовой деятельности свидетельствуют о том, что феноменологически и в плане особенностей механизмов регуляции профессиональный стресс представляет специфический вид, который, естественно, отражает физиологические и психологические особенности его развития.

J. Sharit и G. Salvendy [398] определяют профессиональный стресс как многомерный феномен, выражающийся в физиологических и психологических реакциях на сложную трудовую ситуацию. Такой подход, по мнению А. Н. Занковского, позволяет выделить следующие направления исследования стресса: «. 1) определить, какие изменения (параметры) данного феномена соответствуют рассматриваемому виду трудовой деятельности; 2) выявить «желательные области» (как с точки зрения субъективных, так и объективных реакций рабочего) в каждом из исследуемых измерений; 3) стандартизировать отклонения, с тем, чтобы соотнести реакции в каждом из изучаемых измерений. В идеале эти отклонения отразят паттерны реагирования, а также величины и длительность этих отклонений; 4) определить «вес» каждого из исследуемых измерений» [70, с. 147].

medbookaide.ru

Психофизиологическая адаптация человека (стр. 11 из 15)

Однако, критические замечания в адрес теории Селье не столько опровергали или ставили под сомнение основные положения, сколько раздвигали рамки, подтверждали принципиальную универсальность концепции и определяли перспективы ее развития.

Дальнейшее развитие учения о стрессе сопровождалось формированием новых концепций, теорий, моделей, отражающих общебиологические, физиологические, психологические взгляды и установки на сущность этого состояния, причины его развития, механизмы регуляции, особенности проявления.

К числу основных, этапных теорий и моделей стресса, можно отнести следующие. [2]

1. Генетически-конституциональная теория , суть которой сводится к тому, что способность организма сопротивляться стрессу зависит от предопределенных защитных стратегий функционирования вне зависимости от текущих обстоятельств. Исследования в данной области являются попыткой установить связь между генетическим складом (генотипом) и некоторыми физическими характеристиками, которые могут снизить общую индивидуальную способность сопротивляться стрессу.

2. Модель предрасположенности к стрессу – основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения.

3. Психодинамическая модель , основанная на положениях теории З. Фрейда. В своей теории он описал два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства: а) сигнализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности; травматическая тревога развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений агрессивных инстинктов. Для описания результирующих симптомов этого состояния Фрейд ввел термин «психопатия повседневной жизни».

4. Модель H . G . Wollf , согласно которой автор рассматривал стресс как физиологическую реакцию на социально-психологические стимулы и установил зависимость этих реакций от природы аттитюдов (позиций, отношений), мотивов поведения индивида, определенности ситуации и отношения к ней.

5. Междисциплинарная модель стресса . По мнению авторов, стресс возникает под влиянием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидов и отдельных их представителей и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.

6. Теории конфликтов. Несколько моделей стресса отражают взаимосвязь поведения субъектов в обществе и состояния напряжения в отношениях, сопровождающих групповые процессы. Основные причины напряжения связаны с необходимостью членов общества подчиняться его социальным нормам. Одна из теорий конфликта полагает, что предупреждение стресса должно основываться на предоставлении членам общества благоприятных условий для развития и большой степени свободы в выборе жизненных установок и позиций. Теории конфликтов рассматривают также в качестве причин стресса факторы устойчивости социальных отношений, распределения экономических благ и услуг в обществе, межличностное взаимодействие во властных структурах. Социальные аспекты лежат в основе и таких теорий стресса, как эволюционная теория социального развития общества, экологическая теория (роль социальных явлений в обществе), теория жизненных изменений (в семье, на работе и т.д.)

7. Модель D . Mechanik . Центральным моментом здесь является понятие механизмы адаптации, которая определена автором как способ, которым индивид борется с ситуацией, со своими чувствами, вызванными этой ситуацией, и которая имеет два проявления: преодоление – борьба с ситуацией; защита – борьба с чувствами, вызванными ситуацией. Преодоление, «овладение» ситуацией определяется целенаправленным поведением и способностями в принятии индивидами адекватных решений пи встрече с жизненными задачами и требованиями.

8. Стресс как поведенческие реакции на социально-психологические стимулы. Модель физиологического стресса Селье была модифицирована B.P. Dohrenwend, который рассматривал стресс как состояние организма, в основе которого лежат как адаптивные, так и не адаптивные реакции. Автор под стрессовыми понимает прежде всего социальные по своей природе факторы – такие, например, как экономические или семейные неудачи, то есть объективные события, которые нарушают или угрожают подорвать обычную жизнь индивида. Они не обязательно негативные и не всегда ведут к объективному кризису.

9. Системная модель стресса , которая отражает понимание процессов управления (поведения, адаптации и т.п.) на уровне системной саморегуляции и осуществляется путем сопоставления текущего состояния системы с его относительно стабильными нормативными значениями.

10. Интегративная модель стресса. Центральное место в модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения. Понятие такой проблемы они определяют как проявление, воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него превышения либо ограничения обычного уровня деятельности. Возникновение проблемы (трудностей с ее решением) сопровождается напряжением функций организма – если проблема не решается, напряжение сохраняется или даже нарастает – развивается стресс. По мнению авторов способности человека в решении возникающих перед ним проблем зависят от ряда факторов: а) ресурсов человека – его общих возможностей по разрешению различных проблем, б) личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной проблемы, в) происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения, г) наличия и адекватности психологической и физиологической установки на конкретную проблему, д) типа выбранного реагирования – защитного или агрессивного. Значение и учет этих факторов определяет выбор стратегий поведения для предотвращения стресса.

С именем Р. Лазаруса связана разработка когнитивной теории психологического стресса , основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» свойства стимула оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия. В этих условиях ресурс индивида в основном характеризуется состоянием и потенциями ряда компонентов психологической структуры субъекта.

Лазарус высказал предположение о том, что адаптация к среде определяется эмоциями. Автор выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных опасных последний воздействующей на него ситуации.

Из данной теории делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, – личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное, такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или психическом статусе субъекта.

Когнитивная теория стресса основывается на положениях о ведущей роли в его развитии:

— психического отражения явлений действительности и их субъективной оценке;

— познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий;

— индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности, вредности (степени угрозы) стимулов.

Эта теория наиболее четко отражает наличие взаимозависимых отношений между стрессом и здоровьем.

Когнитивная теория стресса отражает представление о том, что, во-первых, взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно подвергается изменению. Во-вторых, для того, чтобы взаимосвязь между этими переменными была стрессовой, должна быть заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. Иначе говоря, человек должен представлять, что его взаимодействие (трансакция) с рабочей средой является релевантным к личным целям, имеющим важное значение. В-третьих, психологический стресс возникает только тогда, когда человек оценил, что внешнее и внутренне требования вызывают чрезмерное напряжение сил или превосходят его ресурсы.

mirznanii.com

Психофизиологическая оценка уровня стресса тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.02, кандидат психологических наук Шишкова, Наталья Рюриковна

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Шишкова, Наталья Рюриковна

ГЛАВА 1. Основные понятия и литературный обзор работ по теме.

1.1. Характеристика основных понятий.

1.2. Обзор работ по изучению КГР и ЧСС. 15 1.2.2. Связь КГР с физиологическими и психологическими процессами.

1.3. Показатели и единицы измерения КГР. 24 1.3.1. ЧСС и другие вегетативные реакции на стресс и тревожность .

1.4. Проблемы дальнейшего исследования КГР.

ГЛАВА 2. Методика исследования диапазона амплитуд, характерного для проявления стрессового напряжения

2.1. Общая схема исследования.

2.2. Методика проведения исследования

2.4. Порядок проведения эксперимента.

2.5. Характеристика измеряемых показателей.

2.7. Методы, применявшиеся для снижения тревожности .

2.8. Измерения первичных данных.

2.8.1. Определение единицы колебания КГР

2.8.2. Измерение высоты амплитуды колебания.

2.9. Обработка результатов регистрации первичных данных.

ГЛАВА 3. Результаты.

3.1. Определение диапазона амплитуд, характерного для проявления стрессового 49 напряжения.

3. 2. Корреляционный анализ показателей КГР в диапазоне проявления стрессового 55 напряжения.

3.2.1. Основные и производные показатели КГР.

3.2.2. Корреляции показателей КГР с тревожностью по тесту Спилбергера

3.2.3. Корреляции показателей КГР с другими вегетативными характеристиками

3.2.4. Корреляции показателей КГР с частотой дыхания 60 3.3. Количественное определение уровня стресса.

3.3.1 Нормирование показателей КГР на основе статистической обработки результатов измерений КГР, оценка разброса данных.

3.3.2 Корреляции нормированных показателей с другими вегетативными характеристеками.

3.3.3 Методика оценки эффективности снижения уровня стресса

3.3.4 Анализ значений показателя эффективности снижения уровня стресса.

3.3.5 Определение критерия показателя остаточной тревожности.

3.3.6 Определение критерия показателя исходной тревожности.

3.3.7 Оценка результатов воздействия методов коррекции стрессовых состояний по показателю эффективности.

3.3.8 Прогнозирование результатов коррекции стрессовых состояний по показателю исходной тревожности.

3.3.9 Расчет показателя прогнозируемой эффективности.

3.3.10 Корреляционный анализ показателя эффективности методов коррекции стрессовых состояний и показателя прогнозируемой эффективности результатов.

Глава 4. Обсуждение результатов.

4.1. Обсуждение определения диапазона амплитуд, характерного для стрессовых состояний.

4.2. Обсуждение результатов корреляционного анализа связи показателей КГР с другими вегетативными и субъективными реакциями.

4.3 Сравнительный анализ показателей исходной и остаточной тревожности.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Психофизиологическая оценка уровня стресса»

Нет такой области жизни и деятельности, где бы люди не подвергались с разной частотой и в различной степени воздействиям, вызывающим изменения состояния, названные Г. Селье стрессом. Стресс имеет различные уровни интенсивности, которые изменяются при изменении характера воздействий (стрессоров). При нарастающих и длительно действующих нагрузках уровень интенсивности стресса растет. В этом случае развитие стресса происходит по трем стадиям адаптационного синдрома, впервые описанного Г. Селье. Первая стадия — стадия тревожности , напряжения, вторая — сопротивления и стабилизации и третья — стадия истощения (дистресс). Уже на первой стадии человек испытывает состояние тревожной напряженности и часто фиксирует первые признаки психосоматических заболеваний (Черепанова, 1997).

Жизнь в современном мире характеризуется нарастанием частоты и интенсивности стрессогенных воздействий, что, в свою очередь, порождает множество трудностей и проблем, связанных с нарушением функционирования людей в процессе осуществления любых видов деятельности, расстройств физического и психического здоровья. Стресс как « неспецифическая реакция организма на любое предъявленное ему требование » по определению Г.Селье часто сопровождается отрицательными эмоциями тревоги, депрессии. Сам по себе стресс может протекать и без эмоционального фона (Аракелов Лысенко, Шотг, 1997), но наличие отрицательных эмоций тревожности всегда связано со стрессом.

Выявление, профилактика и терапия стрессовых состояний требует наличия методик их диагностики, разработка которых невозможна без исследования многообразных объективных и субъективных показателей этих состояний. В этой связи психофизиологами проводятся исследования объективных физиологических проявлений тревожности и стресса. Среди них по имеющимся данным важное место занимает КГР .

Исследования связи КГР с напряженными эмоциональными и тревожно-стрессовыми состояниями имеют давнюю традицию и начались сразу после открытия Фере (1888) и Тархановым (1890) электрической активности кожи. Дальнейшие исследования продолжили: Кэннон (1927), Дэрроу (1937), Уэллс и Форбс (1936), Векслер и Сейз (1937), Дезингер (1931), Абель (1930), Ландис и Хант (1935), Мак кёрди (1951), Линдсли (1962), Симонов П.В. (1964), Стреляу (1964), Тихомиров O.K. и Виноградов Ю.Е. (1968), Немчин Т.А. и Вассерман Л.И. (1975), Наенко Н.И. (1976), Хэссет (1981) Соколов Е.Н. (1960, 1981), Аракелов Г.Г., 1998, Глебов , (2003). На современном этапе установлен ряд характеристик КГР, имеющих надежные корреляции с характеристиками тревожно-стрессовых состояний, выявляемых с помощью других независимых субъективных и объективных показателей.

В последние годы под руководством Г.Г. Аракелова проведено ряд развернутых исследований связи тревожно-стрессовых состояний и КГР. В исследованиях было выявлено, что фоновые фазические колебания КГР, их интегративные показатели — количество колебаний в единицу времени, амплитуда колебаний и площадь под кривыми колебаний — отражают уровень стрессовой тревожности и являются её количественными, более тонкими объективными индикаторами (Аракелов, Лысенко, Шотг, 1996). Вместе с тем открытыми остаются вопросы об определении критериев характеристик КГР для ранней оценки тревожности человека в донозологической стадии и определении уровня его стрессового напряжения в пограничном состоянии.

Отмеченная выше социальная значимость оказания помощи в ситуациях противостояния воздействиям, порождающим стресс и преодолении стрессовых состояний, наличие недостаточно изученных вопросов определяют актуальность работы, направленной на их исследование.

Все имеющиеся на настоящий момент методики тестирования тревожности и стресса являются в определенной мере субъективными, так как они основаны на критерии самооценки человеком своего состояния, которая, как известно, не всегда бывает адекватной. Кроме того, результаты проведенных исследований связи стрессовых реакций с КГР позволяют лишь грубо оценить наличие или отсутствие стрессового напряжения в организме.

Поэтому актуальным становится вопрос об определении дифференцированного диапазона характеристик КГР, свидетельствующих о различных стадиях тревожно-стрессовых состояний, о введении в имеющиеся методики инструмента объективной оценки степени функциональных нарушений и о создании комплексной методики для оценки уровня стрессового состояния человека.

Объект исследования — стрессовые состояния человека.

Предмет исследования — характеристики КГР, соответствующие проявлению стрессовой напряженности и реакции тревоги.

Целью настоящей работы является изучение связи тревожно-стрессовых состояний с характеристиками различных аспектов КГР как критериев, позволяющих оценивать уровень стрессового напряжения человека. Это могло бы привести к разработке комплексной методики тестирования психологического статуса человека, сочетающей объективную и субъективную составляющие, что позволило бы не только оценивать уровень стрессового напряжения человека, но и контролировать эффективность методов, направленных на снижение тревожности, а также прогнозировать результаты коррекции тревожно-стрессовых состояний.

Для реализации поставленной цели необходимо было решить следующие задачи.

1. Провести литературный обзор и анализ известных методик, использующихся для оценки тревожно-стрессовых состояний.

2. Отобрать для дальнейшего изучения методики, использующие объективные показатели состояний тревожности и методы их коррекции.

3. Спланировать и провести экспериментальные исследования тревожности с помощью психологических тестов и соотнести индивидуальные различия по КГР с регистрацией и коррекцией тревожно-стрессовых состояний различными методами: психотерапией , фармакотерапией и плацебо.

4. Провести статистическую обработку, корреляционный и сравнительный анализы результатов коррекции тревожных состояний с целью выявления наиболее объективных критериев для оценки уровня стрессового напряжения.

5. Разработать метод количественной оценки, сравнения и прогнозирования результатов коррекции тревожно-стрессовых состояний по показателю эффективности снижения тревожности на основе выявленных критериев КГР.

6. Провести статистическую обработку, корреляционный и сравнительный анализы показателя эффективности снижения тревожности.

В нашей работе была выдвинута гипотеза о том, что показателями стрессовой напряженности человека являются колебания ЮТ в диапазоне высоких амплитуд, причем наиболее полное представление о состоянии стрессового напряжения дает совокупное рассмотрение характеристик КГР в фоне и при актуализации стрессовых состояний, поскольку учитывает не только ситуативную тревожность , но и личностную предрасположенность к стрессовым реакциям.

1. Аналитический обзор литературы по проблеме исследования.

2. Методы субъективной оценки тревожно-стрессовых состояний: тест Спилбергера, самоотчет .

3. Методы объективной оценки эмоциональной напряженности и реакций тревоги по показателям вегетативных реакций: ЧСС , плетизмограмма, КГР, дыхание.

4. Корреляционный анализ показателей тревожности.

5. Количественная оценка уровня стрессовой напряженности человека и прогнозирование результатов коррекции тревожно-стрессовых состояний по выявленным показателям КГР.

Достоверность результатов обеспечивается сочетанием статистической и качественной обработки результатов.

Научная новизна работы.

Проведено комплексное исследование и уточнение связи тревожно-стрессовых состояний с характеристиками различных аспектов КГР и их корреляционный анализ с показателями частоты сердечных сокращений, дыхания, плетизмограммы, теста тревожности Спилбергера и субъективным самоотчетом .

1. Установлено, что наиболее важной характеристикой проявления стрессовой напряженности являются колебания КГР с амплитудой от 8 у.е. и выше, показана значимая корреляция количества и суммы амплитуд этих колебаний как по отдельности, так и в совокупности с данными по тесту Спилбергера, ЧСС, дыханием и показаниями самоотчета .

2. На основе проведенного исследования впервые удалось выявить критерий уровня исходной тревожности человека, по которому возможна предварительная диагностика уровня стрессового напряжения — это соотношение показателей КГР в фоне и при актуализации стрессового состояния.

3. Впервые выделен критерий, по которому возможно осуществление оценки результатов коррекции тревожно-стрессовых состояний — уровень остаточной тревожности — это соотношение показателей КГР после коррекции стрессовых состояний и до неё.

4. В работе впервые выделен показатель эффективности воздействий на основе сопоставления уровней исходной и остаточной тревожности (до и после коррекции).

5. Разработана адекватная и надежная методика диагностики тревожно-стрессовых состояний, позволяющая на основе выявленных объективных показателей КГР определить уровень стрессовой напряженности человека, подобрать адекватный метод воздействия, учитывая индивидуальные особенности субъекта реагирования на стресс, теоретически предсказать и эмпирически подтвердить результат коррекции тревожно-стрессовых состояний.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Полученные в работе результаты позволяют расширить представление о механизмах стресса и способах снятия стрессового напряжения. Результаты работы используются при чтении курса психофизиологии и спецкурса « Стресс и его механизмы » на факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

На практике результаты могут быть использованы в диагностике широкого спектра тревожно-стрессовых состояний вплоть до выявления пограничных состояний и прогноза возможных результатов коррекционных воздействий.

Положения, выносимые на защиту.

На защиту мы выносим следующие положения.

1. Наиболее адекватным объективным показателем стрессовой реакции по КГР является диапазон амплитуд колебаний КГР высотой от 8 у.е. и выше.

2. Характеристики КГР дифференцированно отражают уровень реактивной тревожности, которая характерна для фоновых состояний и личностной тревожности, проявляющейся при актуализации стресса.

3. При определении уровня стрессовой напряженности наиболее валидным является комплекс показателей КГР, зарегистрированных в различных ситуациях — в фоне и в период актуализации стрессового состояния.

4. Критерием наличия стрессовой напряженности является показатель исходной тревожности, определяемый по характеристикам КГР и соответствующий уровню реактивной тревожности человека.

5. Результат снижения уровня тревожности после воздействия методов коррекции стрессовых состояний можно количественно оценить и спрогнозировать по показателям КГР в зависимости от индивидуального уровня исходной и остаточной тревожности человека.

Заключение диссертации по теме «Психофизиология», Шишкова, Наталья Рюриковна

1. Диапазон амплитуд колебаний КГР характеризующий повышение тревожного состояния человека, находится в интервале амплитуд высотой от 8 у.е. и выше. Подтверждается гипотеза о том, что наиболее адекватными объективными показателями стрессовой напряженности человека являются колебания КГР в диапазоне высоких амплитуд.

2. Показатели КГР по-разному связаны с различными аспектами тревожно-стрессовых состояний. Показатель количества фоновых колебаний информативен в отражении КА, PC и ЧСС . Интегративный показатель связан с показателями тревожности по Спилбергеру и с характеристиками дыхания.

3. Интегративный показатель — произведение количества колебаний и суммы их амплитуд — в фоне и при актуализации тревожного состояния — в комплексе, а не по отдельности, дает наиболее ёмкое представление о стрессовом состоянии человека, коррелируя одновременно с вегетативными показателями (ЧСС, ЧД, ГД) и с ситуативной и личностной тревожностью по тесту Спилбергера.

4. В ходе исследования нами были выявлены два критерия, соответствующие различным уровням стрессового напряжения человека до и после воздействия.

По критерию уровня исходной тревожности — это соотношение интегративных показателей КГР в фоновой записи к записи при актуализации стрессового состояния — возможна диагностика уровня стрессового напряжения человека. Это — диагностический критерий.

По критерию уровня остаточной тревожности — это соотношение интегративных показателей после коррекции стрессовых состояний и до неё — возможно осуществление оценки результатов коррекции тревожно-стрессовых состояний. Это — контрольный критерий.

Чем ниже уровень исходной тревожности у индивида, тем легче поддается его состояние коррекции.

Совокупность значений показателя остаточной тревожности при с > 0,5 определена эмпирическим путем и свидетельствует об отсутствии результатов воздействия примененного метода снижения тревожности. Для определения уровня стресса и динамики его снижения в результате проведенной коррекции можно предложить к использованию совокупность показателей исходной и остаточной тревожности как наиболее информативную характеристику тревожных состояний.

5. Показатель эффективности «Б» учитывает оба производных показателя КГР в комплексе, отражает тревожность по Спилбергеру, частоту сердечных сокращений при актуализации стрессового состояния. Показатель эффективности «Е» демонстрирует адекватную картину реальных результатов коррекции и может считаться объективным. Численное значение показателя эффективности «Е» изменяется в пределах от -1 до +1.

6. Показатель прогнозируемой эффективности « Е прогноз » связан с тревожностью по Спилбергеру, частотой сердечных сокращений при актуализации стрессового состояния, а также с коэффициентом асимметрии головного мозга. Показатель « Е прогноз » адекватно отражает возможную реакцию организма на применение методов коррекции, направленных на снижение тревожности.

Таким образом, исход психотерапевтического сеанса может быть предварительно спрогнозирован по приведенным показателям КГР.

7. Разработанная методика оценки и прогнозирования уровня стресса по показателю эффективности позволяет быстро и объективно проводить диагностику уровня тревожности по показателям КГР, осуществлять прогноз результатов коррекции стрессовых состояний и представляет интерес не только в исследовательской деятельности для анализа результатов проведенных экспериментов или сопоставления уровня стресса различных людей, но и имеет практическое применение в прикладной сфере, например, для медиков при выборе верного направления в лечении больных неврозами .

Целью настоящей работы было изучение связи тревожно-стрессовых состояний с характеристиками различных аспектов КГР как критериев, позволяющих оценивать уровень стрессового напряжения человека, а также последующая разработка комплексной методики тестирования психологического статуса человека.

6 процессе последовательно проведенных исследований были решены следующие задачи.

1. Проведен литературный обзор и анализ имеющихся методик, применяемых для оценки состояний тревожности и методов их коррекции.

Была выдвинута гипотеза о возможном выявлении более адекватных для объективной оценки состояний тревожности показателях КГР.

2. Спланированы и проведены экспериментальные исследования, в которых у испытуемых актуализировались состояния тревожности и применялись воздействия, направленные на их устранение с использованием методик: психотерапии , фармакотерапии и эффекта плацебо. При этом проводилась регистрация показателей КГР, дыхания, плетизмограммы и субъективного отчета до актуализации состояний тревожности (фон), при их актуализации и после воздействия перечисленными коррекционными методиками.

3. Данные, полученные в экспериментах, обработанные статистически с помощью корреляционного и сравнительного анализов позволили выявить значимость ряда характеристик КГР как показателей уровня тревожности.

4. Разработана методика количественной оценки, сравнения и прогнозирования результатов воздействия на тревожно-стрессовые состояния по показателю эффективности снижения уровня стресса, выделенному на основе характеристик КГР. Методика позволяет объективно оценить уровень тревожности человека как в донозологической стадии, так и находящегося в пограничном состоянии, облегчает диагностику тревожных состояний и выбор адекватного метода снижения уровня стресса.

Итогом работы явилось подтверждение выдвинутой гипотезы.

1. Подтвердилось предположение о том, что наиболее адекватными объективными показателями стрессовой напряженности человека являются колебания КГР в диапазоне высоких амплитуд.

2. Выяснилось, что действительно характеристики КГР дифференцированно отражают различные аспекты тревожно-стрессовых состояний человека, а именно: в процессе фоновой регистрации проявляется лишь реактивная тревожность, а при регистрации актуализированного стрессового состояния, наилучшим образом проявляется личностная тревожность. ins

3. Подтвердилось предположение о том, что уровень стрессовой напряженности человека проявляется при совокупном рассмотрении и сравнении характеристик КГР в двух режимах регистрации: как в фоне, так и при актуализации тревожно-стрессовых состояний. Это позволяет наиболее ёмко учитывать весь спектр тревожно-стрессовых состояний.

4. Выделены два новых критерия, проявленных по КГР — исходной и остаточной тревожности, тесно связанные с ситуативной и личностной тревожностью по тесту Спилбергера. Критерий исходной тревожности соответствует тревожно-стрессовому состоянию человека до воздействия, в то время как критерий остаточной тревожности соответствует тревожно-стрессовому состоянию человека после воздействия.

5. Найден способ приведения индивидуальных показателей разных испытуемых к форме, позволяющей их количественное и качественное сравнение, что может облегчить специалистам проведение диагностики и коррекции тревожно-стрессовых состояний.

Оценивая результаты проведенной работы, можно определить направления дальнейших исследований тревожно-стрессовых состояний по показателям КГР. В перспективе, при дифференцированном и индивидуальном подходе к анализу значений исходной и остаточной тревожности, поскольку разработанная методика позволяет производить сравнительный анализ этих показателей по всем испытуемым , можно попытаться, сравнивая данные показателя исходной тревожности у здоровых и больных людей, учитывая состояние вегетативной нервной системы (ЧСС, реакцию артериол, дыхание и др.), установить пределы его значений для различных групп населения, что значительно может упростить диагностику и подбор методов лечения неврозов и неврозоподобных состояний.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Шишкова, Наталья Рюриковна, 2004 год

1. Айрапетянц М.Г., Вейн А.М. Нврозы в эксперименте и в клинике. М. Наука, 1982.

2. Аклищикова Г.И. Исследование вегетативных сдвигов под влиянием стрессовой ситуации. В кн. « Исследование личности в клинике и в экспериментальных условиях ». Москва, 1969.

3. Аракелов Г.Г. Стресс и его механизмы. Вестник МГУ . Сер. 14. N 4. 1995.

4. Аракелов Г.Г., Н.Е.Лысенко, Е.К. Шотт "Психофизиологический метод объективной оценки тревожности ", Психологический журнал №2,1997.

5. Аракелов Г. Г., Шотт Е. К. КГР при эмоциональных, ориентировочных и двигательных реакциях. Психологический журнал. N 4. 1998.

6. Аракелов Г.Г., Шишкова Н.Р. «Объективный метод оценки снятия тревожности, вызванной длительными стрессовыми воздействиями». Материалы конференции « Методы психологии », том. 3, выпуск 1, стр. 14, Ростов-на-Дону, 1997.

7. Аракелов Г.Г., Шишкова Н.Р. «Тревожность, методы её диагностики и коррекции», Вестн. Моск. Ун-та сер. 14 Психология, 1998 №1.

8. Букзайн В. Использование электрической активности кожи в качестве индикатора эмоций. Иностранная психология т.2 №2(4) 1994.

9. Баевский P.M. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М. Медицина. 1973.

10. Вейн А.М., Колосова О.А., Яковлев Н.А., Москва, 1995.

11. П.Виноградова О.С. Ориентировочный рефлекс и его нейрофизиологические механизмы. Москва, 1961.

12. Волков В.Г., Фролов М.В. методы оценки состояния человека-оператора в условиях монотонии / Диагностика и прогнозирование функционального состояния мозга человека. Под ред. М Н. Ливанова и др. М.: Наука, 1988. С. 125-173.

13. Вудвортс Р. « Экспериментальная психология », Москва, 1950.

14. Годфруа Ж. "Что такое психология", Москва "Мир",1992.

15. Данилова Н.Н. « Психофизиологическая диагностика функциональных состояний ». М. МГУ, 1992.

16. Данилова Н.Н., Крылова А. Л. Физиология высшей нервной деятельности. М.: Учебная литература, 1997. С. 360-372.

17. Данилова Н.Н., Коршунова С.Г., Соколов Е.Н. Показатели сердечного ритма при решении человеком арифметических задач. ВНД Вып.6 1994.

18. Джеррольд Гринберг «Управление стрессом, 7-е издание, Питер, 2002.

19. Изард К.Е. Эмоции человека, М. 1980.

20. Казначеев В.П. Общая патология и адаптация человека: размышления врача -клинициста. Бюлл. Сибир. Отд. АМН СССР. 1987, № 6

21. Каримова Н.Н. «Влияние умственно-эмоционального напряжения на деятельность среды». Журнал « Высшая нервная деятельность », 1968, т. 18, вып. 2, с. 266-271.

22. Линдслей Д. Б. « Эмоции ». В кн. Стивене. С.С. (ред.) « Экспериментальная психология », Москва, 1960, стр. 629-684.

23. Лурия А.P. «The nature of human conflicts» N/Y/ 1932.

24. Наенко . Н.И. « Психическая напряженность ». Москва, 1976.

25. Немчин Т.А., Вассерман Л.Н. «О психофизиологическом использовании кожно-гальванической реакции». В кн. « Экспериментальная и прикладная психология », 1975, стр. 113-120.

26. Петровский Б.В. (ред.) Популярная медицинская энциклопедия, 1984.

27. Психологический словарь под общ. ред. А.В. Петровского , М.Г. Ярошевского, составитель Л.А. Карпенко , Москва, 2-е издание, 1988.

28. Селье Г. Стресс без дистресса. М. Прогресс, 1979.

29. Симонов П.В., Валуева М.Н., Ершова П.М. « О некоторых особенностях произвольных эмоциональных реакций человека », журнал Высш. нервн. деят., 1964, №14, вып. 2, стр. 264-310.

30. Соколов Е.Н. Восприятие и условный рефлекс. М. 1960.

31. Соколов Е.Н, Станкус А.И. «Типы психофизиологических реакций на информационную нагрузку. Анализ сердечного ритма. Вильнюс, 1982.

32. Ч. Спилбергер « Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги », стр. 88-103 в кн. Тревога и тревожность » под ред. Астапова В.М., Питер, 2001.

33. Тихомиров O.K., Виноградов Ю.Е. Эмоции в функции эвристик. В кн. Психологические исследования, ред Леонтьев и др., вып. 1 Москва, МГУ, 1969, стр. 3-24.

34. Фресс П. « Эмоции » в кн. Экспериментальная психология, ред. Фресс и Пиаже , вып 3, 1975.

35. Хомская Е.Д. «Проблема факторов в нейропсихологии » в кн. « нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга », ред. Хомская, 1986.

36. Хэссет Дж. « Введение в психофизиологию », 1981, Москва.

37. Черепанова Е. « Психологический стресс », Москва, Academ А, 1997.

38. Шафранская К.Д. Влияние интеллектуальной нагрузки на электрокожные показатели возбудимости. В сб. « Теоретическая и прикладная психология в Ленинградском Университете». Ленинград, 1969.

39. Шишкова Н.Р. « Кинезиологическая психотерапия в лечении ранних стрессовых нарушений ». 1 Международная конференция памяти А.Р. Лурии , тезисы докладов под ред. Хомской, Глозман, Тапера, Москва, 1997, стр.109.

40. Янсон В.Н., Дайя З.Ф., Рожане Л.П., Янсоне И.Р. « Психологическое прогнозирование риска дезадаптации к учебным нагрузкам » в кн. « Психологическое и психофизиологическое обеспечение процесса обучения студентов », ред. Зельцерман Б., Рига 1988, с. 20-48.

41. Adelmann Р.К. Zajonc R.B. «Facial efference and the experience of emotion» Ann. Rev. Psychol 1989 Vol 40, pp. 249-280.

42. Al’Absi M., Bongard S., Buchanan Т., Pincomb G., Lisinio J., Lovallo W. Cardiovascular and neuroendocrine adjustment to public speaking and mental arithmetic stressors. Psycho-physiology. Vol. 34. 1997.

43. Ax A.F. The physiological differentiation of fear and anger in humans Amer. Phychologist, 1951,6, p.271.

44. Brown C.H., Van Gelder D. «Emotional reactors before examinations». J. Psychol, 1938,5,1-9.

45. Cacioppo J. Social neuroscience: autonomic, neuroendocrine and immune responses to stress. Psychophysiology. N 2 1994.

46. Davis R.C., Buchwald A.M., Frankmann R.W. «Autonomic and muscular responses

47. Darrow C.W. «Neural mechanisms controlling the palmary skin galvanic reflex and palmary sweating» Arch. Neurol. PsychiatChicfgo, 1937,37,641-663.

48. Dimberg U. «Facial expressions and emotional reactions» Social Psychophysiology and Emotions 1988, pp. 131-150.

49. Ekman P. Friesen W.V. «Investigators guide to the Facial Action Coding system». Part 2 Polo Alto, Calif., 1978.

50. Ekman P. Friesen W.V. «Manual for the Facial Action Coding system», Part 2 Polo Alto, Calif., 1978.

51. Fuhrer M. «Differential verbal conditioning of heart rate with minimization ofchanes in respiratory rate» J. Comper. Physiol. Psychology 1964,58, #2? p/ 283-289.

52. Fredrikson M., Klein K., Ohman A. Do instructions Modify Effect of Beta-adrenoceptor Blocade on Anxiety? Psychophysiology. Num. 3, Vol. 27,1990. P. 309-317.

53. Griew S., Devies D.R., Teacher А.С/ «Heart rate during auditory vigilance performance». Nature (Engl.), 1963,200,#4910,1026.

54. Izard C.E. «Four systems of emotion activation: cognitive and no cognitive processes», Psychol. Rev. 1993 vol. 100 #1, pp. 69-90.

55. Kannon W.B. The James Lange theory of emotions and alternative theory. American jornal of psychology, t. 39, pp. 106-124, 1927.

56. Klimesch, Doppelmayr, Schimke, Ripper. Teta synchronization and alfa desynchronization in a memory task. Psychophysiology. N 2 1997.

57. Kraut R.E. «Social presence, facial feedback and emotion»/ Press. Soc. Psychol. 1982 Vol. 42 pp. 253-263.

58. Lacey J. I., Lacey B.C. Verification of the principle of autonomic response stereotypy. Amer. J. Psychol. 1958 LXX1. pp. 50-73.

59. Lehmann J., Tennigkeit M., Haschke R., Rosahl S. Differences in mental task performance and slow potential shifts in subjects differing in Cortisol level. International Journal of Psychophysiology. Number 1 1992.

60. Locey I., Kagan I., Locey D., Moss H. «The visceral level: situational determinates and behavioral corelants of autonomic response patterns». In: «Expression of the emotions in men». N.Y. 1963, p. 161-205.

61. Malmo R.B., Shaqass C., Davis J.F. «Electromyographic studies of muscular tension in psychiatric patients under stress». J. clin. exp., Psychopath, 1951,12, pp. 45-66.

62. Mandal M.K. «Decoding of facial emotions in terms of expressiveness by schizophrenics and depressives». Psychiatry 1987 Vol. 50 #4 pp. 371-376.

63. Peterson F. Jung С «Psychological investigations with the galvanometer and pletismograph in normal and insane individuals. Brain, 1907,30, 153-218.

64. Paulik K., Vasina B. Changes of heart rate in college students in connection with exemi-nation situation. International Journal of Psychophysiology. Number 2-4. 1989. P. 346 -347.

65. Shaffer L.F. «Fear and courage in aerial combat. J. consult. Psychol. 1947 ? 137-143.

66. Scnore M.M. Individual patterns of physiological activity as a function of task differences and degree of arousal. J. exp. Psychol. 1959,58, pp. 117-128.

67. Schwartz G.E. «Facial muscle patterning to affective imagery in depressed and no depressed subjects» Psychophysiology, 1976, Vol. 13.

68. Tomkins S.S. «Affect as amplification: Some modification in theory In Emotion: Theory, Research and Experience», Eds. R. Plutcchik, H. Kelleman, N. Y. 1980.

69. Valins S. «Emotionality and autonomic reactivity». J. Expression Res. Personality, 1967, 2 (1), P- 41-48.

70. Wallon H. Les origins du caractire chez L’Enfant. Paris, 1949.

71. Wallenstein H. «An electromyographic study of attentive listening Canad. J. Psychol. 1954, 8, pp. 227-238.

72. Wilson R.S., Duerfeldt P.H. «Cardiac responsiveness and differential conditioning» J/ сотр. Physiol. Physiology 1967,63 #3, pp. 500-504.

В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

www.dissercat.com