Расстройства

Детей с неврозами

20.08.2018

Глава 2. Семья как патогенетически обусловливающий фактор неврозов у детей и подростков. Обследование семьи детей с неврозами.

При изучении семьи детей с неврозами применяется клинико-анамнестический метод, дополненный психологическим и социально-психологическим методами. Разделение их условно, так как вместе они составляют клинико-психологический метод изучения неврозов.

При обращении к психотерапевту родителей больного ребенка речь обычно идет о терапевтически резистентных случаях с многолетним течением невроза. Это вызвано не только отсутствием эффекта лекарственной терапии и недостаточно интенсивной и направленной психотерапевтической помощью в отношении больного, но и наличием невроза у одного или нескольких взрослых членов семьи, способствующего заболеванию ребенка и являющегося препятствием для его выздоровления. При патологическом функционировании семьи, одним из выражений которого является невроз ребенка, не всегда легко выявить первичный источник невротического заболевания, так как один из родителей может отсутствовать на приеме, а показания другого не всегда объективны. Поэтому мы приглашаем на первичный прием обоих родителей. Этим подчеркивается заинтересованность врача в контакте со всей семьей, а не с отдельными ее «лучшими» или «худшими» представителями. Отсутствие одного из родителей может указать на проблемный характер семейных отношений, когда один из них игнорирует необходимость лечения ребенка, не придает этому должного значения или считает других членов семьи ответственными за создавшееся положение. Выражая сожаление по поводу отсутствия отца или матери, при последующих визитах мы предоставляем им возможность поочередно приходить с ребенком на прием. Подобная установка создаст дополнительный стимул для посещения врача отсутствующим в первый раз родителем. Прием проходит в кабинете, где находятся игрушки и рисунки детей, в непринужденной обстановке, создаваемой приемом без халата, отсутствием медицинской сестры и посторонних лиц, беседой в креслах вокруг столика.

Вначале для беседы приглашается мать, а отец остается с ребенком в холле, где имеются игрушки и детские книжки. Само ожидание приема выступает в качестве естественного эксперимента, когда обнаруживается неумение родителей занять ребенка, наладить с ним взаимоотношения, эффективность и непоследовательность в обращении. В процессе непродолжительной беседы с матерью удается составить представление об основных проблемах, связанных со здоровьем ребенка и отношениями в семье. После ее ухода в кабинет приглашается отец, который также излагает свое мнение о беспокоящих его и других членов семьи вопросах. Беседа с отцом менее продолжительна, так как нет вопросов, касающихся раннего анамнеза.

Поочередное выслушивание жалоб обоих родителей, как и раздельное получение от них анамнестических сведений, имеет ряд преимуществ. Каждый из родителей вне зависимости от отношений в семье может высказать мнение о сложившейся ситуации и раскрыть некоторые из своих личных проблем. Таким образом, удается составить более полное представление об отношениях в семье и об индивидуальном понимании ее проблем. Возможность свободно поделиться некоторыми из наболевших вопросов в уверенности, что собеседник поймет и окажет помощь, имеет исключительное значение в плане создания у родителей психотерапевтически ориентированной мотивации, искренности и доверия в процессе последующих диагностических и психотерапевтических встреч.

После беседы с отцом проводится прием больного. Если ребенок обнаруживает страх и беспокойство без матери, то беседа заменяется игровым контактом в ее присутствии. Затем больной остается в холле в сопровождении медицинской сестры или один, если позволяет его возраст. В кабинет приглашаются оба родителя, и врач высказывает свое мнение о состоянии ребенка. Цель совместной беседы состоит в подчеркивании актуальности обращения родителей и возможности оказания медицинской помощи ребенку при условии сотрудничества с врачом. В беседе отмечаются без детализации взаимосвязь состояния ребенка с общей эмоциональной атмосферой семьи и положительные стороны его личности. Не дается обещаний скорого излечения, скорее наоборот, внимание родителей сосредоточивается на серьезности проблемы и на необходимости их активного и непосредственного участия в процессе психотерапии. Такая постановка вопроса существенна, так как нередко тот или иной член семьи, обычно отец, недооценивает серьезность сложившейся ситуации и воспринимает симптомы невроза у ребенка как не заслуживающие внимания или являющиеся проявлением баловства и отсутствия дисциплины. Вместе с тем важно успокоить родителей, нередко чувствующих себя в безвыходном положении, и вселить в них веру в возможность постепенного благоприятного разрешения критической ситуации в процессе совместного с врачом поиска наиболее адекватных путей психологического контакта с ребенком, укрепления его нервной системы и раскрытия творческого потенциала роста.

В последующем родители приводят ребенка на прием поочередно. Пока врач занимается с ним, родитель заполняет листы личностных опросников. Среди них адаптированные в институте им. В. М. Бехтерева опросник Айзенка, MMPI, методика «незаконченные предложения», фрустрационная методика Розенцвейга; в ЛГУ им. А. А. Жданова — опросник Кеттэла, форма «С», а также ряд других методик — опросник Кеттэла, форма «А»; опросник Лири; цветовая методика Люшера; опросник PARI и др. После параллельного обследования ребенка и родителей с помощью опросников последние поочередно приглашаются на прием для сбора диагностической информации в виде клинической беседы или стандартизированного интервью. Во время раздельных обследований затрагиваются при необходимости вопросы оказания психотерапевтической помощи тому или иному родителю. Одновременное обследование детей и родителей создает лучшие условия для понимания последними взаимосвязанного характера проблем в семье, а также предоставляет неоднократную возможность для обсуждения интересующих вопросов и оказания индивидуальной психотерапевтической помощи. Постановка семейного диагноза и обсуждение результатов обследования с родителями будут изложены в главе «Семейная психотерапия». Здесь же рассмотрим непосредственные результаты обследования семьи, которые в своей совокупности позволяют раскрыть сложный и многосторонний процесс происхождения неврозов у детей и подростков.

studfiles.net

Невроз — заболевание, вызванное воздействием тяжелых психотравмирующих обстоятельств, направленных на блокаду или уничтожение важнейших личностно значимых ценностей и ориентации. Это заболевание имеет психогенное происхождение и функ­циональный характер (обратимый, без органических поражений головного мозга). Преобладают эмоциональные и соматовегетативные проявления, которые осознаются ребенком и переживаются как болезненные.

Причина невроза — действие психотравмирующих раздражителей или ситуаций, вызывающих эмоционально заостренные переживания ребенка, с которыми он не может справиться из-за возрастной незрелости психики, интенсивности воздействия или неразрешимых обстоятельств. Чем младше ребенок, тем менее значительные раздражители могут привести к психической травме. Для раннего возраста это могут быть незнакомые предметы и резкие звуки (гром, гудок автомобиля, лай собаки). Тяжелой травмой является отрыв от родителей вследствие помещения в больницу, ясли, детский сад. Результатом психи­ческой травмы может стать утрата уже сформированных навыков (опрятности), возникновение мутизма (активный отказ от речевого общения) с последующим развитием заикания, появление страхов. В большинстве случаев психотравмирующим обстоятельством является негативное отношение родителей к ребенку как наиболее значимых лиц. Это может быть отрицательное отношение к беременности, эмоциональные стрессы во время беременности, ведущие к угрозе выкидыша — волнения в связи с учебой, экзаменами, семейными отношениями с мужем и его родителями. Это также эмоциональная холодность, неприятие одним из родителей ребенка; скрытый конфликт между родителями, каждый из которых стремится привлечь ребенка на свою сторону.

К возникновению невроза располагают:

—индивидуальные особенности личности, характера и темперамента ребенка — впечатлительность, склонность к внутренней переработке чувств и переживаний, внутренняя противоречивость, склонность к беспокойству, волнению, беззащитность, выраженность чувства «Я»;

—отклонения в воспитании ребенка — нервные срывы в виде крика и физических наказаний, неосознанная проекция личностных проблем на детей; неприятие ребенка, непоследовательность в обращении с ребенком; в отношении с ребенком преобладание аффективности, тревожности, доминантности, гиперсоциальности, недоверия к его возможностям, которые приводят к формированию повышенной чувствительности;

—резидуальная церебрально-органическая недостаточность (остаточная мозговая органическая недостаточность как результат интоксикации второй половины беременности, вирусных инфекций и т.п.). Это также может быть невропатия — болезненное состояние, обусловленное врожденным нарушением функций вегетативной нервной системы (расстройства сна, аппетита, рвота, диспепсия, аффектреспираторные приступы, раздражительность, пугливость, капризность, соматическая ослабленность).

Если с момента рождения на ребенка воздействуют неблагоприятные биологические и социальные факторы и у него складывается готовность к развитию невроза, любая психогения (психотравмирующий фактор) может привести к началу болезни. Наиболее распространенные факторы, приводящие к неврозу у предрасположенных к нему детей: один или оба родителя отвергают ребенка, отказывают ему в любви; ребенок в семье служит средством разрешения супружеских конфликтов; угрозы разлюбить ребенка или покинуть его как средство воспитательного воздействия; внушение ребенку, что он повинен в разводе или смерти одного из родителей или близких; отсутствие в непосредственном окружении ребенка человека, способного понять его переживания.

Невроз развивается в течение относительно продолжительного времени, когда психическое напряжение или противоречие не разрешается, не находит выхода, а накапливается и приводит к расстройству нейрорегуляторных и адаптационных функций организма. Невроз уменьшается или прекращается после исчезновения психотравмирующих факторов.

Психологическим механизмом невроза является внутренний конфликт. Это неразрешимое противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности, ведущее к неудовлетворению потребностей самоопределения, самоконтроля, самовыражения, утверждения, признания и понимания себя среди окружающих. Содержание конфликта составляет столкновение в сознании ребенка аффективно насыщенных и часто неразрешимых из-за внешних и внутренних преград переживаний, например противоречивых отношений к близкому лицу или значимой ситуации. Внутренний конфликт возникает в том случае, если переживания ребенка невыносимо тяжелы, длительно занимают центральное место в его жизни и сознании, на каком-то этапе неразрешимы. Затягиваясь, неразрешимый конфликт оказывает негативное влияние на формирование черт характера и может тормозить умственное развитие. Из-за направленности личности ребенка на переживания, связанные с конфлик­том, круг его интересов и привязанностей резко сужается. Физиологическим механизмом невроза является срыв высшей нервной деятельности в результате перенапряжения или сшибки нервных процессов (конкурирующих очагов возбуждения).

Невротические расстройства и психопатические нарушения носят взаимоисключающий характер. Различия заключаются в том, что для неврозов наследственность не значима, а для психопатий играет определяющую роль; при неврозах, в отличие от психопатий, отсутствуют расторможенность, конфликтность в сочетании с агрессивностью и жестокостью, выражены чувство вины, стыда, сочувствие, переживание случившегося, осознание своей болезни; неврозы обратимы в результате благоприятного изменения обстоятельств или лечения; при неврозах, в отличие от психопатий, отношение к лечению положительное, ребе­ок ищет помощи, стремится избавиться от страданий.

1. Неврастения. Преобладают симптомы повышенной психической утомляемости (астения), отвлекаемость и трудность концентрации внимания, сочетающиеся с раздражительной слабостью (недержание эмоций и быстрое их истощение, капризы, плаксивость, невыносливость к различным физическим раздражителям, подавленное настроение), расстройства сна. Поведение характеризует то общая вялость, пассивность, то двигательное беспокойство, суетливость. Имеет место конфликт между возможностями и потребностями, когда потребности (обычно со стороны родителей) не соответствуют возможностям психики ребенка, и он не может, несмотря на желание, утвердить себя в каких-то значимых для себя областях или сторонах отношений. Это конфликт самоутверждения. Неврастения обусловлена истощением нервной системы в связи с непосильной интеллектуальной и физической нагрузкой, переживанием ребенком своей недостаточности, с боязнью наказания за плохие отметки, чувством стыда перед окружающими. Психотравмирующие факторы — конфликты в семье, чрезмерные требования и ограничения. В развернутой форме неврастения встречается не ранее школьного возраста.

2. Невроз страха — это большое количество страхов, высокий уровень тревожности и неуверенности в себе. Содержание страхов зависит от конкретной психотравмирующей ситуации и возраста ребенка. От 3 до 6 лет преобладают страхи животных, персонажей сказок, фильмов, образов, придуманных взрослыми для «воспитательного запугивания». От 6 до 8 лет — страхи темноты, одиночества, разлуки с родными; в предпубертатном и пубертатном возрасте — страхи болезни, смерти. Конфликт заключается в неспособности защитить себя, сохранить свое «Я» от внешних и внутренних угроз. Это конфликт самоопределения, связанный с угрозой уверенности в себе, прочности своего «Я» при встречах с воображаемой или реальной опасностью.

3. Невроз навязчивых состояний. Преобладают возникающие помимо воли навязчивые действия, влечения, страхи, мысли. Характерна мнительность — постоянные сомнения и колебания при принятии решения, а также боязнь заболеть, заразиться. Содержанием навязчивых страхов чаще бывает боязнь острых предметов, закрытых дверей, темноты, инфекции. Навязчивые движения и действия переживаются как нечто чуждое, с чем невозможно справиться, нередко носят характер защитных ритуалов. В основе невроза лежит конфликт моральный — наличие каких-либо несовместимых чувств и желаний в психике ребенка, конфликт между эмоциональными и рациональными сторонами психики ребенка (столкновение значимой потребности с запретом на ее реализацию и чувством долга), эмоциональное напряжение из-за сознания повышенной ответственности, внушенной взрослыми. Развитию этого невроза может способствовать обстановка повышенной тревожности в семье или чрезмерной ответственности, сверхфиксация внимания на здоровье, искусственно привитая ребенку сверхнормативность (неукоснительное соблюдение социальных запретов), подавление самостоятельности и повышенная требовательность.

4. Истерический невроз. Характерны расстройства настроения, капризность, эгоизм, фиксация окружающих на своем болезненном состоянии. Значительное место занимают различные формы измененного сознания, например обморочные состояния. Преморбидные особенности личности ребенка: эгоцентризм, жажда внимания, впечатлительность, внушаемость, завышенные претензии и игнорирование объективных реальных условий. Истерические реакции развиваются также у детей физически ослабленных, астеничных, обидчивых, чувствительных. Нередко это избалованные, единственные дети в семье. В основе истерического невроза лежит конфликт между субъективно завышенными желаниями и возможностями их реального удовлетворения, т. е. конфликт признания — невозможность реализовать заостренную потребность в любви и признании, доминировании, подчинении окружающих. С целью компенсации недостающего внимания, любви и ласки (вследствие потери привилегированного положения в семье, рождения брата — сестры, конфликтных отношений родителей из-за ребенка) ребенок реализует «бегство в болезнь» — невозможность ходить, стоять, истерическая афония, мутизм, кашель, рвота, нарушения глотания, истерическая слепота, расстройства сознания. Дети-истерики не являются симулянтами, они действительно испытывают ощущения, о которых говорят.

5. Депрессивный невроз характеризуется сниженным настроением в сочетании с неврастеническими симптомами. Предрасположены к депрессивному неврозу неуверенные в себе, нерешительные и несамостоятельные подростки. В качестве психотравмирующих факторов выступает представление о своей непривлекательности, наличие физического дефекта, длительная неразрешимость психотравмирующеи ситуации. К проявлениям депрессивного невроза относится грустное выражение лица, тихая речь, плаксивость, пассивность, стремление к изоляции. Также нарушается сон и снижается аппетит.

У детей и подростков часто встречаются системные неврозы — преимущественные поражения функций отдельных систем, помимо свойственных тому или иному неврозу симптомов. Возникают по механизму психогенного закрепления патологической условно-рефлекторной связи. К системным неврозам относятся: анорексия (невротическое расстройство аппетита), невротическая привычная рвота, невротический кашель, невротический энурез, невротический энкопрез, невротическое заикание, невротические тики, невротические расстройства сна.

studopedia.ru

Обучение и воспитание детей с неврозами и повышенной тревожностью.

С каждым годом возрастает количество детей, которым поставлен диагноз какого-либо нервного заболевания. По статистическим данным, к окончанию младшей школы здоровых детей меньше половины. Причины такого явления кроются не только в сложной социальной обстановке, но намного глубже.

Опасность этого заболевания – не в его тяжести или неизлечимости (невроз излечим), а в отношении к этому заболеванию.

Большинство родителей просто не обращают внимания на первые признаки неврозов или нервных расстройств у своих детей, другие же, если и обращают внимание, то относятся достаточно поверхностно («само пройдет»), и лишь незначительная часть родителей предпринимает реальные действия для исправления положения.

По мнению школьных педагогов и психологов, ко времени обучения в средних классах диагноз нервного расстройства можно поставить большинству детей, а фактически здоровыми можно назвать лишь единицы. Если учесть, что невроз появляется не в школьном возрасте, а гораздо раньше, и к школьному возрасту часть детей приходит с устойчивыми нервными нарушениями, то следует сделать печальные выводы: «Посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу»; «Привычка – вторая натура». Народная мудрость тонко подметила связь между образом жизни, который закладывается еще в детстве, и отношениями человека с окружающими его людьми, из которых действительно складывается его судьба.

Если ребенку в детстве родители постоянно внушают, что он «тюфяк, разгильдяй, оболтус», то рано или поздно он в это начинает верить.

Но сначала внутри ребенка происходит конфликт, потому что он знает, что он не такой плохой, он старается порадовать своих родителей, а они этого не замечают, стараясь подогнать ребенка под свои мерки. Из этого конфликта «вытекает» нервное напряжение, с которым ребенок подчас не может справиться.

Возможны два варианта решения ребенком этой проблемы:

1) либо он приспособится под непомерные требования взрослых и спрячет свои личностные качества, но будет вынужден искать механизм защиты собственного «Я» доступными для него способами;

2) либо он будет сопротивляться, что породит множество конфликтов с родителями.

И то, и другое неизбежно приведет к повышенному нервному напряжению, а если родители не сменят свою «воспитательную политику», то у ребенка возникнет нервное расстройство, невроз, который подрастающий человек понесет с собой во взрослую жизнь.

Дети уносят во взрослую жизнь тот стереотип отношений, который закладывается в детстве.

Если малыш часто видит ссоры родителей, то впоследствии принимает их за норму жизни, вырабатывает привычку к подобным отношениям. Став, в свою очередь, родителем, подсознательно реализует заложенное в детстве представление в собственной семье.

Все это обуславливает введение в современную школьную программу предмета «Педагогика дошкольного и школьного возраста», обучающего премудростям этой сложной науки, так как пока что редкую нынешнюю семью можно взять за пример для подражания.

Гармония семейных отношений вероятнее всего создаст благоприятную почву для воспитания гармоничной личности.

Хотя, конечно, никто не застрахован от ошибок.

Необходим щадящий оценочный режим в той области, в которой успехи ребенка невелики. Например, если он медленно одевается, не нужно постоянно фиксировать на этом его внимание. Однако если появился хотя бы малейший успех, обязательно нужно его отметить. Больше обращайте внимание на обстановку, которая складывается дома и в детском саду!

Теплые эмоциональные отношения, доверительный контакт со взрослыми тоже могут способствовать снижению общей тревожности ребенка.

Специалисту, воспитателю необходимо изучить систему личных отношений детей в группе для того, чтобы целенаправленно формировать эти отношения и создать для каждого из них благоприятный эмоциональный климат.

Нельзя оставлять без внимания застенчивых детей. Следует выявить и развить у них положительные качества, поднять заниженную самооценку, уровень притязаний, чтобы улучшить их положение в системе межличностных отношений. Воспитателю также необходимо пересмотреть свое личное отношение к этим детям.

Тревожные дети могут не пользоваться всеобщим признанием в группе, но и не оказываются в изоляции. Они чаще входят в число наименее популярных, так как очень часто такие дети крайне неуверенные в себе, замкнутые, малообщительные, или наоборот, слишком общительные, назойливые.

Причиной непопулярности иногда является их безынициативность из-за неуверенности в себе, поэтому эти дети скорее не могут быть лидерами в межличностных взаимоотношениях.

Результатом безынициативности тревожных детей является и то, что у других детей появляется стремление доминировать над ними, что ведет к снижению эмоционального фона тревожного ребенка, к тенденции избегать общения, возникают внутренние конфликты, связанные со сферой общения, усиливается неуверенность в себе.

В то же время, в результате отсутствия благоприятных взаимоотношений со сверстниками, появляются состояния напряженности и тревожности, которые и создают либо чувство неполноценности и подавленности, либо агрессивности.

Ребенок с низкой популярностью, не надеясь на сочувствие и помощь со стороны сверстников, нередко становится эгоцентричным, отчужденным. Это плохо в обоих случаях, так как может способствовать формированию отрицательного отношения к детям, людям вообще, мстительности, враждебности, стремлению к уединению.

Таким образом, невроз появляется не в школьном возрасте, а гораздо раньше. И если родители не предпринимают реальных шагов для исправления положения, то он может стать причиной проблем со здоровьем, а также трудностей социального плана.

poznayka.org

Программа по коррекции поведения детей с неврозами для 2 класса.

Программа коррекции поведения детей с неврозами

Понятие и особенности неврозов

Неврозы – это группа пограничных психических заболеваний, характеризующиеся нередко выраженными нарушениями психической деятельности, вызванных воздействием психотравмирующих факторов.

Подверженность невроза у детей в возрасте у детей 7-10 лет имеет возрастающую тенденцию. Это обуславливается, прежде всего, следующим фактором: изменением социального положения и взаимоотношений между людьми вследствие экономической и политической нестабильности. Такая ситуация порождает всеобщую нервозность населения, в том числе и детей, отражается на культуре семейных взаимоотношений, в частности; на взаимоотношениях между родителями и детьми, которые носят деструктивный характер. Стремительно возрастающий поток информации, необходимый для усвоения школьником, также может выступать дистрессором. Помимо этих общих психотравмирующих факторов у ребенка 7-10 лет возникают трудности, связанные с изменениями социального статуса в процессе учебы ребенка в школе. Причин и условий для возникновения неврозов у младших школьников в настоящее время стало еще больше, чем несколько лет назад.

Причины развития неврозов у детей. Существует 2 группы причин, общих для всех форм неврозов: первая – биологические, вторая – социальные.

К биологическим причинам следует отнести: зачатие в нетрезвом состоянии, родовые травмы, инфекционные заболевания, токсические отравления. Эти причины не только предрасполагают организм ребенка к неврозам, но и в большинстве случаев определяют их.

К социальным причинам следует отнести переживания матери в процессе ношения ребенка, которые вызывают сильные и многократные стрессы. Эти ,стрессы обуславливаются смертью близких, разводами, полученными увечьями и т.д. Переживания матери нередко являются результатом неблагоприятных семейных отношений: пьянство мужа, частых ссор или морального террора. К психогенным причинам относится также отношение родителей к ребенку с момента его рождения: принятие – отвержение, любовь-ненависть, и т.д.

З. Фрейд среди основных причин, вызывающих невроз, в первую очередь назвал столкновение между сексуальными побуждениями и стремлением к доминированию с одной стороны, с другой – требованиями, предъявляемыми со стороны общества (родители, сверстники, взрослые, учителя). А К. Хорни считает, что неврозы порождаются культурными факторами, или более точно, что неврозы возникают из-за расстройств в человеческих отношениях (между матерью и ребенком). А. Адлер утверждал, что невротический стиль жизни проявляется в результате «трудного» детства (перенесение физических страданий – неполноценность органа, чрезмерного балующегося воспитания, пренебрежение ребенком).

Происхождение 30% неврозов начинаются с изменения сложившихся условий, стереотипов и привычек ребенка; около 20% — с различных испугов, 20% — в результате столкновения противоположных установок в раннем детстве.

Если конфликт между потребностями ребенка и требованиями взрослых усиливается, то потребности могут трансформироваться в невротические. К таким невротическим потребностям следует отнести стремление ребенка установить эмоциональную дистанцию между собой и другим, потребность к уединению, к полной независимости, а также желание ребенка чувствовать свое превосходство.

Эти базисные потребности невротика являются способами, с помощью которых он пытается решить свои конфликты.

Следствием неразрешенности конфликтов является: страхи, обнищание личности, безнадежность, садисткие наклонности, которые проявляются в симптомах.

К симптомам невроза относятся: ощущение несчастности, разочарование и фрустрации, раздражительность, мрачность, тревожность, плаксивость, беспокойство, агрессивность, нетерпеливость, физические недомогания – температура, головные боли, рвота, понос, желудочные расстройства.

Цель программы: избавление детей от острых симптомов невроза и переживаний, которые являются результатами деструктивного общения ребенка с взрослым.

Снятие внутреннего конфликта ребенка, которые проявляются через названные симптомы;

Снятие ригидности невротических потребностей;

Формирование адекватной самооценки и интеграции самосознания;

Развития самопознания за счет снятия барьеров психологической защиты и устранение неискренности на межличностном уровне;

Выработка мобильных стратегий поведения.

Цель: диагностика принятия себя, помочь найти ребенку новый желаемый образ

Представление. Назовитесь любым именем, которым мы будем называть вас на занятиях.

Нарисуйте себя с новым именем.

Цель: диагностика самоприятия и самосознания ребенка, снятие эмоциональной напряженности, идентификация ребенка с новым образом.

Цель: Снятие напряжения, сплочение группы.

Дети делятся на две группы. В каждой команде дети берутся за руки, образуя два круга, и по сигналу ведущего начинают движение по кругу в правую сторону до тех пор, пока не прекратится музыка. После этого ведущий дает задание, которое выполняется обеими командами. Если ведущий говорит: «Тропинка!», участники каждой команды становятся друг за другом, кладут руки на плечи впереди стоящего, приседают, наклоняя голову чуть-чуть вниз. Если ведущий говорит: «Кочки!», все участники игры приседают, положив руки на голову.

Эти задания чередуются ведущим. Кто быстрее выполнит задание, тот получит очко.

Выигрывает команда, набравшая наибольшее количество очков.

Цель: диагностика уровня формирования предрасположенности и доверия между членами группы, закрепление знания имен друг друга, повышение уверенности детей в себе.

«Кто нарисовал? Как его зовут?»

Цель: выявление эмоционального состояния детей к концу занятия, сплочение группы, успокоение детей, снятие напряженности, углубление эмоционального контакта между членами группы.

Нарисуйте каждый свое настроение на листе ватмана. У нас получится общая картина настроения группы.

Цель: создание эмоционального комфорта в группе, настройка на следующее занятие.

Задание. Встаньте все в круг. Возьмитесь за руки. Ведущий говорит: «Сегодня вы познакомились с интересными людьми. Посмотрите на них. Наверное, каждому из вас есть, что сказать друг другу на прощание».

Упражнение сопровождается медитативной музыкой.

Цель: Развитие способности понимать эмоциональное состояние другого человека и умение адекватно выразить свое, снятие агрессивности внутренней скованности, страха, обучение приемам саморасслабления детей с такими невротическими проявлениями, как истощение нервной системы, возбудимость, страхи, навязчивые состояния и др.

Цель: настройка на занятие.

Задание: встаньте все в круг. Возьмитесь за руки. Посмотрите друг на друга. Скажите добрые слова.

Этюды на выражение эмоций.

Охотничья собака, увидев дичь, моментально застыла в напряженной позе. Морда у нее вытянулась вперед, уши поднялись, глаза неподвижно глядят на добычу, а нос бесшумно втягивает приятный и дразнящий запах.

Цель игры: развитие сосредоточенности и способности концентрации.

Процедура игры: все дети сидят на стульях полукругом. Ведущий задает ситуацию: «Вы – командиры, перед вами карта, и вы ее сосредоточенно и внимательно изучаете»! Дети начинают играть в командиров.

Выразительные движения и мимика: сощуренные глаза, нижняя губа закушена, голова наклонена вперед, указательные палец движется по воображаемой карте.

Старый гриб вот-вот упадет. Его слабая ножка не выдерживает тяжести большой раскисшей шляпы.

Выразительные движения: стоять, ноги расставлены, колени слегка согнуты; плечи опущены, руки висят вдоль тела; голова клонится к плечу.

Утенок убежал с птичьего двора. Ночь застала его в лесу. К тому же испортилась погода. Пошел дождь. Поднялся ветер. Деревья громко скрипели и гнули ветви под напором ветра почти до земли, а утенку казалось, что его хватают большие темные и мокрые лапы. Перекликались филины, а утенок думал, что кто-то кричит от боли. Долго метался утенок по лесу, пока нашел себе местечко, где можно было спрятаться.

В зале приглушается свет. Все дети, кроме ребенка-утенка изображают деревья, коряги и пеньки. Дети, не сходя со своих мест, принимают угрожающие позы. Издают громкие пугающие звуки: завывают, ухают и т.п. Утенок прячется в маленькой пещере. Он дрожит.

Когда перестает звучать музыка, включается свет. Этюд закончен.

Цель: диагностика состояний ребенка, закрепление умений выражать эмоции, снятие агрессии, внутренней скованности.

Каждый участник выбирает какую-либо куклу.

Задание: выразить на кукле эмоции гнева, злости, радости, удивления.

«Сотворение глиняного мира»

Цель: стимуляция творчества, исследование ценностных ориентаций, взаимоотношении сотрудничества и соперничества членов группы.

Материалы: глина или пластилин.

Процедура: каждый член группы получает ком глины. Упражнение может сопровождаться приятной мелодией для создания мягкой, расслабленной атмосферы.

Вы – один из пяти или восьми человек, создавших мир. Закройте глаза и вообразите, что глина – сырье, из которого можно делать все, что вы захотите. Закрытыми глазами работайте с глиной и дайте пальцем выразить ваши мысли и чувства. Когда вылепите скульптуру, поместите ее на столе вместе с остальными вылепленными в вашей группе скульптурами. Совместно с партнерами группы с открытыми глазами поработайте над структурированием целостного мира из соответствующих частей. В заключение поделитесь своими впечатлениями с другими.

Цель: закрепление и воспроизведение различных эмоций, приемы саморасслабления, формирования межличностных эмпатий.

«Следование за ведущим»

Цель: это упражнение дает возможность быть и ведущим, и ведомым в маленькой группе.

Процедура: поделите группу на маленькие группы – по 4-5 человек. Каждая группа выстраивается в ряд. Участник, стоящий впереди является ведущим. В качестве ведущего спонтанно и творчески двигайтесь по комнате. Остальные члены группы должны следовать за вами, сохраняя ряд. Через несколько минут перейдите в конец своей маленькой группы, чтобы стоящий за вами в ряду участник стал ведущим. Выполняйте упражнение до тех пор, пока каждый участник не получит возможность хотя бы раз стать ведущим группы, внося в нее свой особый стиль, свои движения.

Цель: создание положительного эмоционального фона, устранение страхов, повышение уверенности в себе.

Ход игры: все дети идут, приплясывая и напевая какую-нибудь песенку, ведут игрока – кота с завязанными глазами. Проводят к двери, ставят его на порог и велят взяться за ручку, а потом все вместе начинают петь:

Ты лови три года нас!

Ты лови три года нас,

Не развязывая глаз!

Как только пропевают последние слова, разбегаются в разные стороны. Кот принимается ловить играющих. Все дети вертятся вокруг кота, дразнят его: то дотронутся до него пальцем, то дернут его за одежду.

Цель: представление моделей желательного и нежелательного поведения.

Приветствие необычным способом.

Цель: стимулирование творческих способностей, повышение самооценки.

Цель: поощрение осознание тела, творческого движения межличностной эмпатиии.

Процедура: все члены группы делятся на пары. В каждой паре один участник становится ведущим, а другой ведомым.

Пары встают лицом к лицу и смотрят друг на друга в глаза. Ведущий выполняет движения, ведомый их повторяет.

По окончании процедуры следует рефлексия.

Ребенок представляет себя капитаном, капитан стоит на мостике корабля и смотрит вперед. Вокруг темное небо, высокие крутые волны, свистит ветер. Но не боится капитан бури. Он чувствует себя сильным, смелым, уверенным. Он доведет свой корабль до порта назначения.

Выразительные движения: спина прямая, ноги расставлены, взгляд устремлен вперед.

Цели: перенос мечты на реальную почву и повторное присвоение отчужденных фрагментов личности.

Первый участник на «горячем месте» — опиши свою мечту в настоящем времени – это может быть ситуация, которая пришла в голову, какая-то фантазия.

Попросить участника разыграть мечту, дать ей описание от первого лица, как — будто он – объект своей мечты.

Руководитель группы направляет внимание участника на тот объект мечты, который является самым важным или переводит его внимание с объекта на объект, заставляя переживать все чувства, связанные с ним.

Цель: выявление внутренних конфликтов их осознание и поэтапное разрешение.

Цель: отреагирование скрытых эмоций и завершение незаконченного действия, прояснение противоположностей, вовлеченных в конфликт, и их интегрирование в единое целое.

Процедура: одного желающего участника необходимо посадить на «горячее место». Руководитель просит его заново пережить ситуацию, обратить внимание на его ощущения, чувства, эмоции. Предлагает сыграть роли других в его ситуации (например, мамы, учителя), стимулировать новые способы поведения личности фразами: «А чтобы ты сейчас сделал?», «Попробуй сделать так, как ты еще не поступал».

Разыгрывание роли часто заключается в намеренных несоответствиях, преувеличениях: робкий, застенчивый участник может получить задание встать на стул и начать отдавать команды авторитарным, громким голосом.

Усилению внимания и чувствам способствует задание по утрированному выражению невербальной поведенческой реакции. Руководитель группы должен заметить эти реакции и перевести внимание участника с невыразительного рассказа на активные физические действия.

Цель: дать возможность каждому участнику проэкспериментировать танцевальными движениями перед другими.

Процедура: группа садится в круг. Один участник выходит в центр круга и танцует. Не соревнуйтесь с другими. Двигайтесь свободно и спонтанно, следуя за своим телом. Через несколько минут закончите упражнение, сядьте, пригласите кого-нибудь заменит вас. Продолжайте до тех пор, пока каждый желающий не использует возможность исполнить танец.

infourok.ru

Психосоматические расстройства у детей с неврозами тема диссертации и автореферата по ВАК 14.01.08, кандидат медицинских наук Нурлыгаянова, Лариса Разифовна

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Нурлыгаянова, Лариса Разифовна

Глава 1. Психосоматические расстройства у детей с неврозами .

1.1. Понятия о психосоматических расстройствах. Патогенез.

1.2. Фон неблагоприятных семейных и других акросоциальных факторов

1.3. Современные подходы к терапии и профилактие ПСР у детей .

Глава 2. Материалы и методы исследования.

Глава 3. Особенности клинической картины и возрастные аспекты проявления психосоматических расстройств у детей (Общая характеристика обследуемых детей).

Глава 4. Перинатальные факторы риска развития психосоматических расстройств у детей.

Глава 5. Макросоциальные факторы риска развития психосоматических расстройств у детей.

Глава 6. Микросоциальные факторы риска развития психосоматических расстройств у детей.

Глава 7. Дифференцированная профилактика и лечение психосоматических расстройств у детей.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Психосоматические расстройства у детей с неврозами»

Актуальность проблемы. Психогенные заболевания и психосоматические расстройства ( ПСР ) вызывают дискуссии ученых всего мира. В последнее время они широко изучаются и в нашей стране [13, 51, 86]. Связь психического и физического здоровья отмечалась еще древними мыслителями — Аристотелем, Платоном, Ибн-Синой. Первые психотерапевтические методы лечения берут свое начало в древних религиозных практиках. В настоящее время наука получает все больше данных о нейрофизиологии головного мозга.

Психосоматические расстройства, нарушения функций органов и систем, обусловленные психогенными причинами; занимают все большее место в заболеваемости детского населения [7, 32]. Среди детей,обратившихся за помощью к педиатру по поводу соматических жалоб, 40—68% страдают этими расстройствами [44]. У 80,9% детей; находящихся, на. стационарном: лечении- обнаруживаются психогении, у 40% больных они являются либо причиной возникновения заболевания, либо фактором, утяжеляющим его течение [44].

Наиболее часто в детском, возрасте психогении проявляются в, виде неврозов. Западно-германские исследователи G. Nissen, Р: Strunk (1989) подразделяют неврозы в детском возрасте на две; группы: психогенные; нарушения с преимущественной психической симптоматикой и психогенные нарушения преимущественно с соматической симптоматикой [46].

У детей с ПСР часто отмечается недостаточная^ эффективность традиционно применяемых методов терапии, что приводит к хронизации ПСР и социальной дезадаптации, ведущих к снижению качества жизни; нетрудоспособности и инвалидностипо соматическому заболеванию [2, 80].

В настоящее время все большее внимание исследователей обращено к проблеме ПСР [13, 34, 35, 51, 104, 181, 188]. Однако остаются нерешенными вопросы возрастных особенностей психосоматических расстройств [1, 6, 7, 44,

72, 73, 167, 173]. Недостаточно данных, касающихся возникновения, клинических особенностей, проявлений и динамики психосоматических расстройств у детей [1, 6, 7,44, 72, 73, 150].

Малоизученным остается влияние межличностных отношений в семьях и личностных особенностей .родителей на развитие психосоматических расстройств у детей. Все эти факторы могут привести либо к несвоевременной диагностике психосоматических расстройств у детей, либо к их гипердиагностике.

Несмотря на большую частоту психосоматических расстройств, данный диагноз в педиатрической практике выставляется крайне редко. Это объясняется недостаточной изученностью проблемы, слабой информированностью педиатров, отсутствием единых подходов к классификации психосоматических расстройств у детей. В этой связи психосоматические расстройства у детей являются одной из актуальных проблем в педиатрической и психотерапевтической практике и нуждаются в дальнейших исследованиях по оценке клинических и психологических проявлений у детей, определении факторов риска развития психосоматических расстройств и дифференцированном подходе к терапии и профилактике этих состояний. Выявление психосоматических расстройств особенно важно для охраны здоровья матери и ребенка и требует дальнейшего изучения.

Цель исследования. Оценить клинические и возрастные особенности проявления психосоматических расстройств у детей, определить роль перинатальных и социальных факторов риска в их развитии, обосновать методы лечения и профилактики.

1. Изучить частоту возникновения и структуру психосоматических расстройств у детей с неврозами.

2. Выявить особенности клинических проявлений соматических расстройств у детей с неврозами в различные возрастные периоды — младенческий, ранний детский, дошкольный и младший школьный.

3. Определить роль перинатальных и социальных факторов в развитии психосоматических расстройств у детей с неврозами.

4. Обосновать методы дифференцированной терапии и профилактики психосоматических расстройств у детей.

Научная новизна. При обращаемости детей в психотерапевтический кабинет выявляется большая частота (47,1%) психосоматических расстройств. Установлено, что наиболее уязвимыми органами и системами при действии психогенных факторов являются желудочно-кишечный тракт (63,0%) и сердечно-сосудистая система (48,2%).

Показано, что соматические расстройства развиваются у детей, имеющих отягощенный перинатальный анамнез, нарушения в системе воспитания и отношений в диаде мать-дитя.

Выявлены возрастные особенности клинических проявлений, этапов течения и развития психосоматических расстройств у детей, проявляющиеся в младенческом возрасте как реакции, в раннем детском возрасте как состояния и заболевания, в возрасте старше трех лет как реакции, состояния и заболевания одновременно.

Определена значимость материнских, биологических, социальных и психологических факторов риска развития психосоматических расстройств у детей с неврозами.

Практическая значимость работы. Полученные данные о клинических особенностях, перинатальных и социальных факторах риска развития неврозов и психосоматических расстройств у детей могут быть использованы педиатрами первичного звена здравоохранения для выявления детей групп риска развития ПСР и их ранней диагностики.

Разработанный алгоритм медицинского обеспечения детей с психосоматическими расстройствами может быть использован в детских поликлиниках и стационарах соматического профиля.

Внедрение результатов исследования. Разработанные рекомендации по прогнозированию и ранней диагностике психосоматических расстройств у детей внедрены в работу детского психотерапевтического кабинета города Уфы, а также клинических баз и в учебный процесс на кафедрах госпитальной педиатрии с курсом поликлинической педиатрии и психиатрии и наркологии с курсом последипломного образования Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» и в медико-педагогических центрах республики.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Психосоматические расстройства у детей с неврозами, имеющие moho- или полисистемную симптоматику функционального характера, требуют проведения дифференциальной диагностики с заболеваниями внутренних органов ребенка.

2. Психосоматические расстройства у детей имеют возрастные особенности: в возрасте до 1 года — это реакции на фоне невропатии, в раннем’ детском возрасте от 1 года до 3-х лет — реакции и состояния, у детей старше 3-х лет — одновременно реакции, состояниям заболевания.

3. Клиническая картина психосоматических расстройств у детей проявляется расстройствами преимущественно пищеварительной, сердечнососудистой и респираторной систем, алгиями синдромального характера и их сочетаниями.

4. Факторами риска возникновения и развития соматических расстройств у детей с вегетативными нарушениями являются: отягощенный акушерский анамнез, неблагоприятные социальные факторы, личностные особенности матерей, нарушения отношений в системе мать — дитя, неправильное воспитание детей в семье.

Апробация работы. Результаты исследования доложены на: городской научно-практической конференции детских психоневрологов и психиатров

Уфа, 2010), заседаниях Башкирского отделения Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины (Уфа, 2009; 2010), клинической конференции РДКБ (Уфа, 2009; 2010). Основные положения диссертации обсуждены на заседании проблемной комиссии по педиатрии и Ученого совета педиатрического факультета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования.«Башкирский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению’и социальному развитию» (Уфа, 2010), на совместном-заседании кафедр госпитальной педиатрии с курсом поликлинической педиатрии, психиатрии и наркологии с курсом ИПО , факультетской педиатрии* с пропедевтикой детских болезней и педиатрии и детской хирургии ИПО Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный! медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (Уфа, 2010).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 8 работ, из них 2 статьи в изданиях рекомендованных ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 141 странице машинописного текстами состоит из .введения, обзора литературы, описания материала и методов исследований; 5 глав собственных исследований, об-‘ суждения полученных данных, выводов, практических рекомендаций^ списка литературы. Библиографический указатель включает 189 источников, из которых 94 отечественных и,95 зарубежных авторов. Диссертация иллюстрирована 42 таблицами и 11 рисунками.

Заключение диссертации по теме «Педиатрия», Нурлыгаянова, Лариса Разифовна

1. Детям с множественными соматическими жалобами без достоверных клинико-лабораторных проявлений соматических заболеваний необходима консультация узких специалистов (невролога, психотерапевта) для исключения психосоматических расстройств.

2. Дети с психосоматическими расстройствами нуждаются в комплексном наблюдении и лечении цедиатра, психотерапевта, узких специалистов при согласованной терапии с обязательным психокоррекционным компонентом для ребенка и его семьи.

3. Медицинское обеспечение детей с психосоматическими расстройствами должно быть поэтапным: первый этап — диагностический, второй — медикаментозной терапии и психокоррекционных мероприятий, третий этап -продолжение психокоррекции.

4. В амбулаторно-поликлинических условиях с учетом факторов риска развития психосоматических расстройств целесообразно выделять группу риска детей по развитию психосоматических расстройств, что позволит своевременно направить их на консультацию к узким специалистам.

5. В системе терапевтических и профилактических мероприятий у часто болеющих детей и особенно у детей, страдающих хроническими заболеваниями необходима семейная терапия как способ воздействия на одно из патогенетических звеньев развития у детей психосоматических расстройств.

6. Дети с психосоматическими расстройствами нуждаются в наблюдении и лечении педиатра совместно с детским психотерапевтом с использованием психокоррекционных методов и медикаментозной терапии.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Нурлыгаянова, Лариса Разифовна, 2010 год

1. Александер, Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. — 352 с.

2. Александровский, Ю.А. Пограничные психические расстройства при соматических заболеваниях / Ю.А. Александровский // Психотерапия и психофармакотерапия. 2002. — № 1. — С. 4-7.

3. Александровский, Ю.А. Пограничные психические расстройства. -М.: Медицина, 2000. 496 с.

4. Алл он, Д. Ландшафт детской души. Психоаналитическое консультирование в школах и клиниках. СПб.; Минск, 1997. — 256 с.

5. Андрющенко, A.B. Выбор терапии при соматизированных депрессиях / A.B. Андрющенко // Рос. мед. журн. 1998. — № 2. — С. 21-24.

6. Антропов, Ю.Ф. Невротическая депрессия у детей и подростков. -М.: Медпрактика, 2000. 152 с.

7. Антропов , Ю.Ф. Психосоматические расстройства у детей и патологические привычные действия у детей и подростков / Ю.Ф. Антропов, Ю.С. Шевченко . М., 2000. — 320 с.

8. Астапов, В.М. Тревожность у детей. М.: Пэрсэ, 2001. — 160 с.

9. Билецкая, М.П. Семейная психотерапия детей с психосоматическими расстройствами ( ЖКТ ). СПб.: Речь, 2010. — 190 с.

10. И. Боровков, A.A. Математическая статистика. Новосибирск: Наука; Изд-во Института математики, 1997. — 772 с.

11. Бремс, К. Полное руководство по детской психотерапии / пер. с англ. Ю. Брянцевой. -М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2002. 640 с.

12. Бреслау, Н. Естественное течение тревожных расстройств и их связь с депрессией / Н. Бреслау // Медикография. 1998. — Т. 20, № 2. — С. 6-9.

13. Брязгунов, И.П. Психосоматика у детей. М.: Психотерапия, 2009. — 476 с.

14. Буянов, М.И. Основы психотерапии детей и подростков: практическое руководство. Киев: Выща школа, 1990. — 191 с.

15. Валлон, А. Психическое развитие ребенка. СПб.: Питер, 2001.208 с.

16. Вебер, Г Кризисы любви. Системная психотерапия Берте Хеллингера. М.: Изд. Института психотерапии, 2000. — 304 с.

17. Виглсуорт, М.Ф. Вилли и его друзья: руководство для создания метафор для развития у ребенка чувства собственного достоинства. Воронеж: МОДЭК, 1995. — 224 с.

18. Винникот, Д.В. Маленькие дети и их матери. М: Класс, 1998. — 80 с.

19. Винникот, Д.В. Разговор с родителями. М.: Класс, 1994. — 112 с.

20. Витакер, К. Полночные размышления семейного психотерапевта. -М: Класс, 1998.-208 с.

21. Владимирова , Т.В. Место антидепрессантов нового поколения в терапии юношеских эндогенных депрессий / Т.В. Владимирова, И.В. Олей-чик // Аффективные, шизоаффективные психозы. Современное состояние проблемы. -М., 1998. С. 340-346.

22. Выготский, JI.C. Лекции по психологии. СПб.: Союз, 1999. — 144 с.

23. Грей, С.Х. Разработка практических рекомендаций по психоанализу / С.Х. Грей // Ежегодник по психиатрии и проблемам психического здоровья.-М., 1997.-Т. З.-С. 39-42.

24. Гроф, С. Путешествие в поисках себя. М: Изд. Трансперсонального института, 1994. — 342 с.

25. Дифференцированные психотерапевтические программы при пограничных состояниях: пособие для врачей / В.А. Абаков , Г.Л. Исурина, Б.Д. Карвасарский и др.. СПб.: НИПИ им В.М. Бехтерева , 1995. — 28 с.

26. Донован , С.Д. Применение лекарственных средств при психоанализе / С.Д. Донован, С.П. Росл // Ежегодник по психиатрии и проблемам психического здоровья. М., 1997. — Т. 3. — С. 38-39.

27. Дробижев, М.Ю. Реактивные (нозогенные) депрессии у больных соматическими заболеваниями / М.Ю. Дробижев // Рос. мед. журн. 1998. -№ 2. — С. 28-32.

28. Дубницкая , A.B. Терапия депрессивных расстройств в общемедицинской практике / A.B. Дубницкая, A.B. Андрющенко // Рос. мед. журн. -1998.-№2.-С. 10-15.

29. Захаров, А.И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. -М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. 442 с.

30. Захаров, А.И. Игра как способ преодаления неврозов у детей. СПб.: Союз, 2006.-336 с.

31. Захаров, А.И. Дневные и ночные страхи у детей. М.: Речь, 2007. -320 с.

32. Захаров, А.И. Неврозы как способ психологической самоактуализации личности / А.И. Захаров // Захаров, А.И. Неврозы у детей и психотерапия.-СПб.: Союз, 1998.-С. 87-90.

33. Захаров, А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. -СПб.: Союз, 2000. 224 с.

34. Захаров, А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. — М.: Медицина, 1982. — 216 с.

35. Захаров, А.И. Ребенок до рождения и психотерапия последствий психических травм. — СПб.: Союз, 1998. — 104 с.

36. Зеленина, Е.В. Депрессии протекающие с соматовегетативными расстройствами / Е.В. Зеленина // Рос. мед. журн. 1998. — № 2. — С. 24-28.

37. Игуменов, С.А. Психотерапия и психокоррекция детей и подростков. -М.: Изд. Института психотерапии, 2000. — 112 с.

38. Ильин, Е.П. Мотивация и мотивы. — СПб.: Питер, 2000. 512 с.

39. Исаев, Д.Н. Эмоциональный стресс. Психосоматические и сома-топсихичексие расстройства у детей: практич. пособие. СПб.: Речь, 2005.-512 с.

40. Кемплер, У. Основы семейной гешталытерапии. СПб.: Изд. Пи-рожкова, 2001. — 224 с.

41. Ковалев, В.В. Психиатрия детского возраста: руководство для врачей. М.: Медицина, 1995. — 560 с.

42. Кондратенко , В.Т. Общая психотерапия / В.Т. Кондратенко, Д.И. Донской . Минск: Высшая школа, 1998. — 463 с.

43. Коркина , М.В. Психиатрия / М.В. Коркина, Н.Д. Лакосина , А.Е. Лич-ко. -М.: Медицина, 1995. 608 с.

44. Коростелева , И.С. Проблема аликситимии в контексте психосоматических расстройств / И.С. Коростелева, B.C. Ротенберг // Ломоносов. -2000. С. 1-5.

45. Кулаков, С.А. Психопрофилактика и психотерапия в средней школе. -СПб., 1996.-63 с.

46. Кравцова, H.A. Интегративная психотерапия детей и подростков, страдающих психосоматическими расстройствами / H.A. Кравцова // Психотерапия. 2009. — № 1. — С. 38-43.

47. Личность и личностный рост / Б.А. Углов , Г.П. Котельников, М.В. Углова и др.. М.: Российский открытый университет, 1992. —136 с.

48. Лоуэн, А. Биоэнергетика. Революционна терапия, которая использует язык тела для лечения проблем разума. СПб.: Ювента, 1998. — 382 с.

49. Любан-Плоца, Б. Психосоматический больной на приеме у врача / Б. Любан-Плоца, В. Пельдингер, Ф. Крегер. СПб., 1996. — 255 с.

50. Мей, Р. Проблема тревоги. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. — 432 с.

51. Мид, М. Культура и. мир детства. М.: Наука, 1988. — 429 с.

52. Микиртумов, Б.Е. Клиническая психиатрия раннего детского возраста. СПб.: Питер, 2001. — 256 с.

53. Миллсд, Р. Терапевтические метафоры для внутреннего ребенка. — М.: Класс, 1998.-240 с.

54. Миннухин, С. Техники семейной психотерапии / С. Миннухин, Ч. Фишман. -М.: Класс, 1998. 304 с.

55. Недуба, A.A. Некоторые возможности современной терапии тревожно-депрессивных расстройств в общемедицинской практике / A.A. Недуба II Рос. мед. журн. 1998. — № 2. — С. 32-34.

56. Никитин, В.Н. Психология телесного сознания. М.: Алетейна, 1998.-488 с.

57. Оклендер, В. Окна в мир ребенка. Руководство по детской психотерапии. М.: Класс, 1997. — 336 с.

58. Основы статистического анализа и математического моделирования в медико-биологических исследованиях / под ред. Б.А. Углова и др.. -Самара, 1994.-91 с.

59. Осорина, М.В. Секретный мир детей в пространстве взрослых. -СПб.: Питер, 2000. 288 с.

60. Паренс, Г. Агрессия наших детей. М.: Форум, 1997. — 160 с.

61. Паукел, Е.С. Депрессии у женщин: влияние на семейную жизнь / Е.С. Паукел // ВПА . Бюллетень по депрессии. 1999. — Т. 4, № 17. — С. 3-6.

62. Пезешкиан, Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. М.: Медицина, 1996. — 464 с.

63. Попов , Ю.В. Современная клиническая психиатрия / Ю.В. Попов, В.Д. Вид . -М.: Экспертное бюро-М., 1997.-496 с.

64. Проблемно-ориентированная психотерапия. Интегрированный подход / А. Блазер, Э. Хайм, X. Рингер, М. Томмер; пер. с нем. JI.C. Каганова. -М.: Класс, 1998.-272 с.

65. Пэпп, П. Семейная психотерапия и ее парадоксы. М: Класс, 1998.-288 с.

66. Райх, В. Функция оргазма. Основные сексуально-экономические проблемы биологической энергии. СПб.; М.: Университетская книга, 1997.-303 с.

67. Ремшмидт, X. Детская и подростковая психиатрия. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.-624 с.

68. Ремшмидт, X. Детская и подростковая психотерапия. М.: Мир, 2001.-650 с.

69. Рожнов, В.Е. Руководство по психотерапии. М.: Медицина, 1985.-719 с.

70. Рудестам, К. Групповая психотерапия. СПб. Питер Ком, 1999. -384 с.

71. Самохвалов, В.П. Экология человека: некоторые последствия объективных исследований поведения для медицины и антропологии (обзор) /

72. B.П. Самохвалов // Таврический журнал психиатрии. 1997. — Т. 1, № 2.1. C. 50-80.

73. Сатир, В. Психотерапия семьи. — СПб.: Речь, 2000. 283 с.

74. Свядощ, А.М. Неврозы: руководство для врачей. СПб.: Питер Паб-лишинг, 1997.-448 с.

75. Сидорова, Н.С. Влияние психосоциальных факторов на развитие и течение сахарного диабета / Н.С. Сидорова // Актуальные проблемы внутренней медицины и стоматологии: сб. науч. тр. СПб., 1997. -С. 258-259.

76. Смулевич, А.Б. Депрессии в общей медицине: руководство для врачей. -М.: Медицинское информационное агентство, 2001.-256 с.

77. Смулевич, А.Б. Клиника и систематика депрессий у соматических больных / А.Б. Смулевич // Рос. мед. журн. 1998. — № 2. — С. 4-10.

78. Собчик, JI.H. Диагностика межличностных отношений. Модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири: метод, руководство. -М., 1990. 50 с.

79. Спивковская, A.C. Психотерапия: игра, детство, семья. М., 1999. -Т. 2.-464 с.

80. Томэ, X. Современный психоанализ / X. Томэ, X. Кэхеле. М., 1996. -Т. 1.-576 с.

81. Тополянский , В.Д. Психосоматические расстройства (руководство для врачей) / В.Д. Тополянский, М.В. Струковская . М.: Медицина, 1986.-384 с.

82. Уманский , C.B. Психосоматические индукции в семье и их коррекция психотерапевтом: реферат / C.B. Уманский, В.А. Уткин // Журн. неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2009. — Т. 109, № 9. — С. 40^3.

83. Фигдор, Г. Психоаналитическая педагогика. — М.: Изд. Института психотерапии, 2000. 288 с.

84. Фрейд, А. Психология «Я» и защитные механизмы. М.: Педагогика, 1993. — 144 с.

85. Фром, Э. Душа человека. М.: ACT-ЛТД, 1998. — 664 с.

86. Шпиц, P.A. Психоанализ раннего детского возраста. — М.: Пэрсэ; СПб.: Университетская книга, 2001. 159 с.

87. Эдеймиллер , Э.Г. Семейная терапия / Э.Г. Эдеймиллер, В.В. Юстиц-кий. Л.: Медицина, 1989. — 192 с.

88. Эриксон, М. Гипнотические реальности. Наведение клинического гипноза и формулы косвенного внушения / М. Эриксон, Э. Росси, Ш. Рос-си. М.: Класс, 1999. — 352 с.

89. Эриксон, Э. Детство и общество. СПб., 1996. — 592 с.

90. Яковлева, В.А. Сравнительная эффективность феварина и амитрип-тилина при терапии депрессивных состояний / В.А. Яковлева // Аффективные, шизоаффективные психозы. Современное состояние проблемы. -М., 1998.-С. 421^422.

91. An evaluation of the effectiveness of a consultation liaison psychiatry services in general practice /• V.J. Carr, A.L. Reid, J.M. Walton, C. Faehrmann // Austr. N. Z. J. Psych. 1997. — Vol. 31, № 5. — P. 714-25.

92. Anbar, R.D. Self-hypnosis for managment of chronic Dyspnea in pediatric patients / R.D. Anbar // Pediatrist 2001. — Vol. 107, № 2. — P. 21.

93. Anderberg, U.M. Stress-related syndromes contemporary illnesses / U.M. Anderberg // Lakartidnigen. 2001. — Vol. 98, № 51-52. — P. 5860-3.

94. Arribas, L. Psychosomatic medicine in primary care / L. Arribas // Attention primaria. 2000. — Vol. 31, № 9. — P. 650-2.

95. Artifactual disorders-‘between deception and self mutilation / H.P. Kapf-hammer, Rotenhdauml, H.B. Usler et al. // Der Nervenarzt. 1998. — Bd. 69, № 5.-S. 401-9.

96. Barolin, G.S. Are there signs of hospitalism in the rehabilitation process? / G.S. Barolin// Die Rehabilitation.- 1997.-Bd. 36, № l.-S. 51-5.

97. Beier, J. Small piece of normal life. A qualitative study on Health care for chronically ill children in home care / J. Beier, G.A. Danzer // Pflege. 1999. -Vol. 12, №5.-P. 309-14.

98. Berntsson, L.T. Determinants of psychosomatic complaints in Swedish schoolchildren aged seven to twelve years / L.T. Berntsson, J.E. Gustafsson // Scand. J. Publ. Health. -2000. Vol. 28, № 4. — P. 283-93.

99. Berntsson, L.T. Long-term illness and psychosomatic complaints in children aged 2-17 Years in the five Nordic countries. Comparison between 1984-1996 / L.T. Berntsson // Eur. J. Publ. Health. 2001. — Vol. 11, № 1. — P. 35^12.

100. Beesdo, K. Pain associated with specific anxiety and depressive disorders in a nationally representative population sample / K. Beesdo, F. Jacobi, J. Hoy-er // Soc. Psyc. Psychiatr. Epidemiol. 2010. — Vol. 45, № 1. — P. 89-104.

101. Berntsson, L.T. Psychosomatic complaints in schoolchildren: a Nordic comparison / L.T. Berntsson, J.E. Gustafsson // Scand. J. Publ. Health. 2001. -Vol. 29, №1.-P. 44-54.

102. Bombana, J.A. Neurovegetative dystonia-psychiatric evaluation of 40 patients diagnosed by general physicians in Brazil / J.A. Bombana, M.P. Ferraz, J J. Mari // J. Psychosomat. Res. 1997. — Vol. 43, № 5. — P. 489-95.

103. Borres, M.P. Psychosomatic and psychosocial symptoms are associated with low blood pressure in Swedish schoolchildren / M.P. Borres, H. Tanaka, O. Thulesius // Psychother. Psychosomat. 1998. — Vol. 67, № 2. — P. 88-89.

104. Brill, S.R. Psychosomatic disorders in pediatrics / S.R. Brill, E. MacDonald // Indian J. Pediatrist. 2001. — Vol. 68, № 7. — P. 597-603.

105. Burke, P. Irritable bowel syndrome and recurrent abdominal pain. A comparative review / P. Burke, M. Elliott, R. Fleissner // Psychosomatics. 1999. -Vol. 40, №4.-P. 277-85.

106. Canvent, C. Infantile colic. Follow -up at four years of age: still more emotional / C. Canvent, I. Jakobsson, B. Hagander // Acta Paediat. — 2000. -Vol. 89, № l.-P. 13-7.

107. Csef, H. Legt die Psyche den Darm lahm? / H. Csef // Fortschritte der Me-dizin.-2009.-Bd. 151,№43.-S. 33-5.• 112.D’Elia, G. A cognitive approach to over utilization of health services / G. D’Elia // Lakartidnigen. 2001. — Vol. 98, № 43. — P. 4745-6.

108. De Rijk, A.E. General practitioners attributions of fatigue / A.E. De Rijk, K.M. Schreurs, J.M. Debsing // Soc. Sci. Med. 1998. — Vol. 47, № 4. -P. 487-96.

109. Deciding to donate // Lancet. 1998. — Vol. 351, № 9107. — P. 963.

110. Development of illness diary to expand communication / P. Stensland, K. Malterud et al. // Scand. J. Primary Care. 1997. — Vol. 15, № 4. -P. 175 9.

111. Diagnosis and management of patients with psychogenic disorders in family practice. Results of field study // Psychother. Psychosomat. Med. Psychol. -1999.-Bd. 49, № l.-S. 14-22. .

112. Dutta, S. Recurrent abdominal pain in Indian children and its relation with school and environment / S. Dutta, M. Mehta, I.C. Vrema // Indian Pediatrics. -1999. Vol. 36, № 9. — P. 917-20.

113. Ebell, M. Attitudes toward treating depression / M. Ebell // J. Fam. Prac. -1977. Vol. 44, № 6. — P. 523.

114. Effects of gender and marital status on somatic symptoms of patients attending amind body medicine clinic / M. Nakao, G. Fricchione, P.S. Zutter-meister et al. // Behavioral medicine. 2001. — Vol. 26, № 4. — P. 159-68.

115. Factors distinguishing families of patients with psychogenetic seizures from families of patients. with epilepsy / B.L. Wood, S. McDaniel, K. Bur-chfiel, G. Erda // Epilepsia. 1998. — Vol. 39, № 4. — P. 432-7.

116. Familian vasovagal syncope and pseudosyncope: observations in a case with both natural and adopted siblings / C.J. Mathias, K. Deguchi, K. Dleas-dale-Barr, S. Smith // Clin. Autonom. Res. 2000. — Vol. 10, № 1. — P. 43-5.

117. Fenner, E. Psychosomatic research in intensive care medicine / E. Ferner // Psychother. Psychosomat. Med. Psychol. 2001. -Bd. 51, № 7. — S. 296-7.

118. Fennig, S. Diagnostic delays and dilemmas. Management of affected patients in the psychiatric inpatient unit of general children’s hospital / S. Fennig // General Hospital Psychiatry. 1999. — Vol. 21, № 2. — P. 122-127.

119. Furnham, A. The perceived effecacy of homeopathy and orthodox medicine a vignette-based study / A. Furnham, C. Bond // Compl. Ther. Med. -2000.-Vol. 8, № 3. P. 193-201.

120. Gaillet, R.P. Homo dolens. Grievances of a generalist concerning the persistent- said «somatoform»-pain syndrome / R.P. Gaillet // Rev. Med. Suisse Rom. 1999. — Vol. 119, № 4. — P. 269-72.

121. Gets, L. Clinical concepts and dilemmas between disease and averse life events / L. Gets // Scand. J. Work Environ. Health. 1997. — Vol. 23, Suppl. 3.-P. 91-6.

122. Gilleland, J. Psychosocial factors and pediatric noncardiac chest pain / J. Gilleland, R.L. Blount, R.M. Campbell // J. Ped. Psychology. 2009. -Vol. 34, №10.-P. 1170-4.

123. Greens, J.W. Psychosomatic problems and stress in adolescence / J.W. Greene, L.S. Walker // Ped. Clin. N. Am. 1997. — Vol. 44, № 6. -P. 157-72.

124. Gulbrandsen, P. Psychosocial problems presented by patients with somatic reasons for encounter: tip of the iceberg? / P. Gulbrandsen, P. Fugelli, P. Hjort-dahl // Family practice. 1998. — Vol. 15, № 1. — P. 1-8.

125. Haag, G. Psychosomatische grundversorgung auf der grundlage des PLIS-SIT-modells. Entwiclung und evaluanion einer weiterdildungskonzeption / G. Haag // Der Nervenarzt. 1999. — Bd. 70, № 1. — S. 54-63.

126. Haavet, O.R. Are life experiences of children significant for the development of somatic disease? / O.R. Haavet, Grauuml, B. Nfeld // Tidsskrift for den Norske laegeforening. 1997. — Vol. 201. — P. 3644-7.

127. Hardwick, P. Psychological aspects of chronic illness in children / P. Hardwick, J. Bigg // Brit. J. Hosp. Med. 1997. — Vol. 57, № 4. — P. 154-6.

128. Health status of adolescents: what relations with family image? / R. Vauth, M. Reter, F. Hohagen et al. // Epidemiol. Psichiatr. Soc. 1997. -Vol. 6, № 1. — P. 59-68.

129. Holland, J.C. Improving the human side of cancer: psychology contribution / J.C. Holland // Cancer J. 2001. — Vol. 7, № 6. — P. 458-7.

130. Horwitz, S.M. Identification of psychosocial problems in pediatric primary care: do family attitudes make a difference? / S.M. Horwitz, P.J. Leaf, J.M. Leventhal // Arch. Ped. Adoles. Med. 1998. — Vol. 152, № 4. — P. 367-71.

131. Irwin, K. Psychogenic non-epileptic seizures: management and prognosis / K. Irwin, M. Edwards, R. Robinson // Arch. Dis. Childhood. 2000. — Vol. 82, №6.-P. 474-8.

132. Is early differentiation between psychogenic and somatogenic Lumbago-ischialgia syndrome possible by anamnesis? Results of a-screening study // Psychother. Psychosomat. Med. Psych. 1998. — Bd. 48, № 11. — S. 451-56.

133. Johann, B. Psychosomatic medicine and transplant patients-what is know and what is needed / B. Johann, Y. Erim // Psychother. Psychosomat. Med. Psych. 2001. — Bd. 51, № 12. — S. 438^16.

134. Johann, B. Psychosomatik and Transplantationsmedizin / B. Johann // Fortschritter der Medizin. 1997. — Bd. 115, № 27. — S. 38^2.

135. Kardeis, B. Psychogenic seizures: domain for a hoca? / B. Kardels, K.H. Beine // Psychiatrische Praxis. 2001. — Bd. 28, № 4. — S. 193-7.

136. Key, S.W. For breast self-examination, once a month is enough / S.W. Key, M. Mardle // Cancer Weekly Plus. 1999. — 5 apr. — P. 13.

137. Key, S.W. Office stress, large family responsibilities put women at risk / S.W. Key, M. Lindgren // Women’s Health Weekly. 1999. — 5 apr. — P. 16.

138. Kletter, M. Therapeutically effective integrated specialty concepts are required / M. Kletter // Fortschritter der Medizin. 1997. — Bd. 115, № 27. -S. 32-7.

139. Koch-Groums, U. Psychology at the turn of millennium: from nasal reflex neurosis to the modern psychosomatics of sudden anosmia / U. Koch-Groums, C. Schmeling-Kludas // Psychother. Psychosomat. Med. Psych. 2000. -Bd. 50, № 6. — S. 259-70.

140. Kruse, A. Utilization of family practice by uneployed persons. Results of a survey of 250 family primary care physicians / A. Kruse, E. Schmit // Fortschritte derMedizin.-2001.-Bd. 119, №3^. S. 115-8.

141. Kupfer, D. SSR Is: state of the art in depression and beyond / D. Kupfer // Int. Med. News. -1999.-2 sept.

142. Life events and psychosocial factors in elderly suicides a case control study / E. Rubenowitz, M. Waern, K. Wilhelmsson, P. Allebeck // Psychol. Med. 2001. — Vol. 64, № 3. — P. 42-6.

143. Lindegaard, P.M. Reliability of the COOP/WONCA charts. Test-retest completed by presenting health problems to their general practitioner /

144. P.M. Lindegaard, N. Bentzen, T. Christiansen // Scand. J. Primary Health Care. -1999.-Vol. 17, №3.-P. 145-8.

145. Malterud, K. A shared room of reflection where the patient’s symptoms are valid sources of knowledge / K. Malterud, A. Takdal // Tidsskrift for den Norske Laegeforening. 2001. — Vol. 121, № 30. — P. 3605-9.

146. Malterud, K. Subjective symptoms without objective fidings a challenge for theory and practice of general medicine / K. Malterud // Ugeskrift for Laeg-er. 2001. -Bd. 163, № 48. — S. 6729-34.

147. Mancazana, M.A Pill for every ill: some different prescriptions / M.A. Mancazana // Commun. Mental Health J. 2001. — Vol. 37, № 2. -P. 179-87.

148. Moore, P.M. Non-epileptic attact disorder: a psychological perspective / P.M. Moore, G.A. Baker // Seizure. 1997. — Vol. 6, № 6. — P. 429-34.

149. Neraal, A. Psychogenetic joint contractures exemplified by somatoform hysteria / A. Neraal, A. Wilke // Zeitschrift fur Orthopadie und ihre Grenzgebiete. 2000. — Bd. 138, № 4. — S. 369-72.

150. Norlander, T. Health of women: associations among life events, social supports, and personality for selected patient groups / T. Norlander, T. Archer // Psychol. Reports. 2000. — Vol. 86, № 1. — P. 76-8.

151. Olbrich, D. Diagnosis in back pain involves not only the body Investigate psychological stress to determine origin / D. Olbrich, A. Ruch // Fortschritte der Medizin. 2001. — Bd. 3. — S. 22-5.

152. Peay, M.Y. The evaluation of medical symptoms by patients and doctors / M.Y. Peay, E.R. Peay // J. Behav. Med. 1998. — Vol. 21, № 1. — P. 57-81.

153. Petzold, E.R. Konzepte der antropologichen Medizin / E.R. Petzold, U. Petzold // Wiener Medizinische Wochenschrift. 2001. — Bd. 151, № 15-17.-S. 357-63.

154. Pfaff, J J. Training general practitioners to recognise and respond to psychological and suicidal ideation in young people / J.J. Pfaff, J.G. Ascer, R.S. Mckelvey // Med. J. Austr. 2001. — Vol. 147, № 5. — P. 222-6.

155. Pillau, H. Patient environment as the domain of the family physician. Organ-specific medicine is only one side of the issue / H. Pillau // Fortschritter der Medizin.-1977.-Bd. 115,№ 12.-S. 33-4.

156. Psychogenic vomiting: report of two cases / C.C. Hsiao, C.Y. Liu, C.K. Chen, S.S. Yen // Changgeng yi xue za zhi. 1998. — Vol. 21, № 4. -P. 514-520.

157. Psychological distress and suicidal ideation among 15-24-year-olds presenting to general practice: a pilot study / S. Mckelveyr, L.C. Davies, J.J. Pfaff et al. // Aust. N. Z. J. Psych. 1998. — Vol. 32, № 3. — P. 344-8.

158. Psychosomatic medicine practice guidelines for psychiatric consultation in the general medical setting / H.E. Bronheim, G. Fulop, E J. Kunkel et al. // Psychosomatics. 1998. — Vol. 39, № 4. — P. 58-30.

159. Psychotherapy in the Collaborative Family / K. Friedebert, A. Hendrischk, J. Schweitzer, W. Herzog // Psychotherap. 1998. — Vol. 43, № 6. — P. 358-60.

160. Reiff, M. Illness and treatment perceptions of Ethiopian immigrants and their doctors in Israel / M. Reiff, H. Zakut, M.A. Weingarten // Am. J. Publ. Health. 1999. — Vol. 89, № 12. — P. 1814-8.

161. Schwars, S. Dystonia following peripheral trauma: clinical findings criteria / S. Schwars, P. Henningsen // Der Unfallchirurg. 2000. — Bd. 103, № 3. -S. 220-6.

162. Smith, G.C. From consultation-liaison psychiatry to psychosocial advocacy: maintaining psychiatry’s scope / G.C. Smith // Austr. N. Z. J. Psych. — 1998. Vol. 32, № 6. — P. 753-61.

163. Somatization in general practice / J. Doslash, C.K. Rgesen, P.K. Fink, F. Olesen // Ugeskrift for laeger. 1998. — Vol. 5. — P. 141-60.

164. Stam, H. Effects of family interventions on burden of relatives of psychiatric patients in The Netherlands: a pilot study / H. Stam, P. Cuijpers // Commun. Mental Health J. 2001. — Vol. 37, № 2. — P. 179-87.

165. Stambolova, S. Sexual violence and the abuse of children and adolescents / S. Stambolova, A. Avramova // Akusherstvo i ginecologiia ( Sofiia). — 1998. — T. 37, № l.-S. 47-50.

166. Steihaug, S. Chronic pain everything we do is not wrong / S. Steihauh, B. Claussen // Tidsskrift for den Norske laegeforening. 2002. — Vol. 122, №2.-P. 218.

167. Stensland, P. Approaching the loced dialgues of the body communicating symptoms through illness diaries / P. Stensland, K. Malterud // Scand. J. Pri-mery Health Care. 1999. — № 2. — P. 75-80.

168. Stensland, P. New gateways to dialogue in general practice / P. Stensland, K. Malterud // Scand. J. Primery Health Care. 1998. — Vol. 17, № 2. — P. 75-80.

169. Stutts, J.T. Psychosocial aspects of Hand in juries and diseases / J.T. Stutts, M.L. Kasdan // Occup. Med. 1998. — Vol. 13, № 3. — P. 513-9.

170. Sugarman, L.I. Hypnosis in a primary care practice: developing sklls for the new morbidities / L.I. Sugarman // J. Developm. Behav. Ped. 1996. -Vol. 179.-P. 300-5.

171. The role of the clinical psychologist in gynecological cancer / E. Rieger, S.W. Touyz, G.V. Wain et al. // J. Psychosom. Res. 1998. — Vol. 45, № 3. -P. 201-14.

172. Thernlund, G. Time to break up psychosomatic families! The model is not empiricaly supported / G. Thernlund // Lakartidningen. 1998. — Vol. 95, № 13.-P. 1432-3.

173. Tiredness as a tikcet of entry. The role of patient’s deliefs and psychological symptoms in explaining frequent attendance / L. Ridsdale, S. Mandalia, A. Evans et al. // Scand. J. Primary Health Care. 1999. — Vol. 17, № 2. — P. 72-4.

174. Title Lichen ruber planus as a psychiatric problem / J.S. Pokupec, V. Gruden, V. Gruden Jr. et al. // Psychiatria Danubina. 2009. — Vol. 21, №4.-P. 514-6.

175. Tordeus, D. Alexithymia, health and psychopathology / D. Tordeus, P. Janne // L’Encephale. 2000. — Vol. 26, № 3. — P. 61-8.

176. Unrecognized Toutette syndrome in adult patients referrend for psychoge-netic tremor / J. Kulisevesky, M.L. Berhier, A. Avila et al. // Arch. Neurol. -1998. Vol. 55, № 3. — P. 409-14.

177. Wamala, S.P. Large social inequalities behind women’s risk of coronary disease / S.P. Wamala // Lakartidningen. 2001. — Vol. 17, № 3. — P. 177-81.

178. Weingarten, M. Psychiatric liaison with a primary care clinic 14 years experience / M. Weingarten, V. Granek // Israel J. Psych. Related Sei. — 1998. -Vol. 35, №2.-P. 81-8.

179. Weinstein, A.G. Caring for the severe by asthmatic child and family. The rationale for family systems integrated medical. Psychological treatment / A.G. Weinstein, C. Cyenkin, D. Faust // J. Asthma. 1997. — Vol. 34, № 4. -P. 345-52.

180. Wood, D.L. Physically manifested illness in children and adolescents. A behavioral family approach / D.L. Wood // Child Adolesc. Psych. Clin. N.Am.-2001.-Vol. 10, №3.-P. 543-62.

181. Woods, S. Who escapes or remains a victim of bullying in primary school? / S. Woods, M. Samara // Brit. J. Develop. Psychol. 2009. -Vol. 27.-P. 835-51.

182. Yildiz, S. Evaluation of internal behaviors of children with congenital heart disease / S. Yildiz // J. Ped. Nurs. 2001. — Vol. 16, № 6. — P. 449-52.

В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

www.dissercat.com