Расстройства

Патопсихологические синдромы шизофрении

17.07.2018

Шизофрения — группа сходных психических расстройств неясной этиологии, предполагающих изменение мышления, перцептивной деятельности, аффективно-личностных свойств.

Без лечения для шизофрении характерно прогрессирующее или приступообразное течение, обычно завершающееся однотипной картиной изменения личности (дефекта) с дезорганизацией психических функций (мышления, эмоций, психомоторики — всего поведения в целом) при сохранности памяти и приобретенных ранее знаний.

Данное психическое расстройство в качестве единого заболевания было выделено в конце XIX в. известным немецким психиатром Э. Крепелином под названием "раннее слабоумие", т.е. развивающееся еще в юности или молодые годы. До этого разные формы шизофрении считались самостоятельными психическими болезнями. Само название "шизофрения" было дано в 1920-х гг. швейцарским психиатром Э. Блейлером, который также расширил круг отнесенных к ней психических расстройств, но указал па возможность благоприятного исхода даже без лечения.

В практике психиатров мира до сих пор не сложилось единой точки зрения о шизофрении. В некоторых странах к шизофрении относят только самые злокачественные формы, в других вообще отрицают ее как единое заболевание. Наиболее полное учение о шизофрении создано отечественными психиатрами.

Шизофрения относится к эндогенным заболеваниям (эндо — изнутри, внутренний, экзо — внешний, наружный), т.е. развивается как бы изнутри, аутохтонно, без внешнего воздействия.

Клинические проявления шизофрении очень разнообразны. Почти все известные в психиатрии симптомы и синдромы могут наблюдаться при шизофрении. Но, несмотря на разнообразие и полиморфность проявлений шизофрении, при ней всегда есть типичные проявления, общие для всех больных и для всех форм шизофрении, но с разной степенью их выраженности. Их называют "негативными" симптомами, поскольку они отражают ущерб для психики больного, который наносит болезнь.

В наибольшей степени при шизофрении поражаются эмоциональная и волевая сферы. Эмоциональное снижение начинается с нарастающей эмоциональной холодности к родным и другим близким людям, безразличие к окружающему, безучастности к тому, что непосредственно относится к больному, утраты прежних интересов и увлечений. Безразличие к окружающему миру и мнению других может проявиться неряшливостью и нечистоплотностью в одежде и в быту.

Некоторые больные шизофренией осознают свою измененность. Они жалуются на то, что потеряли способность радоваться жизни, любить, волноваться и страдать, как раньше. То, что их теперь ничто не интересует, некоторые больные тоже осознают, но ничего нс могут поделать, чтобы что-то изменить и по-другому относиться к своим близким, так как управлять пи своими эмоциями, пи поведением больной шизофренией не может.

У некоторых больных наблюдается эмоциональная амбивалентность — т.е. одновременное существование двух противоположных эмоций: например, любви и ненависти, интереса и отвращения.

Амбитендентностъ — расстройство, аналогичное амбивалентности, проявляющееся двойственностью стремлений, побуждении, действий, тенденций. Например, человек считает себя одновременно и больным, и здоровым. Хочет услышать слова одобрения, но все делает для того, чтобы его ругали, протягивает руку за каким-то предметом и тут же отдергивает ее и т.п. Это может сказываться и па поведении — больной шизофренией ласкает своего ребенка или подругу и одновременно причиняет боль, после ласковых слов может без всякого повода дать пощечину, целует и щиплет или кусает.

При наличии диссоциации эмоциональной сферы больной смеется при печальном событии и плачет при радостном. Больные могут быть равнодушны к горю своих родных, тяжелой утрате и печалиться, увидев растоптанный цветок или больное животное.

Все эмоциональные проявления ослабевают. Вначале бывает уплощение, притупление эмоций, а затем развивается эмоциональная тупость.

Эмоциональная тупость — это недостаточность (бедность) эмоциональных проявлений, равнодушие, безразличие к своим близким, утрата эмоциональной откликаемости на горе, печаль и неприятности других людей, в том числе и родных, огрубение чувств. Такое состояние необратимо.

Одновременно с эмоциональным может происходить и волевое оскудение. В самых выраженных случаях волевые нарушения называются абулией.

Абулия — частичное или полное отсутствие побуждения к деятельности, утрата желаний, в выраженных случаях — полная безучастность и бездеятельность, прекращение общения с окружающими. На начальных этапах абулия проявляется падением активности, бездеятельностью, снижением интереса ко всему. При утяжелении абулии больных ничто не волнует и не интересует, у них отсутствуют реальные планы на будущее, они не проявляют интереса к своей дальнейшей судьбе, им все безразлично. Окружающее тоже нс привлекает их внимания, больные целыми днями молча и безучастно лежат в постели или сидят в одной позе.

Аутизм — утрата контактов с окружающими, уход от действительности в свой внутренний мир, в свои переживания. Это нс просто замкнутость, которая бывает при шизоидной психопатии и некоторых других личностных расстройствах. Аутистичным на ранних этапах шизофрении может быть и человек, формально контактирующий с окружающими, но в свой внутренний мир никого нс пускающий: он закрыт для всех, включая самых близких больному людей.

Негативизм — бессмысленное противодействие, немотивированный отказ больного от любого действия, движения или сопротивление его осуществлению.

Речевой негативизм проявляется мутизмом — нарушением волевой сферы, проявляющейся у больного ответной и спонтанной речью, при сохранении способности больного разговаривать и понимать обращенную к нему речь.

Нарушения мышления при шизофрении называют формальными, так как они касаются не содержания мыслей, а самого мыслительного процесса. Прежде всего это затрагивает логическую связь между мыслями.

На поздних этапах шизофрении логическая связь утрачивается даже в пределах одной фразы. В самых тяжелых случаях наблюдается разорванность мышления, что проявляется в разорванной речи, когда она состоит из сумбурного набора отрывков фраз, не связанных между собой. В менее выраженных случаях наблюдается "соскальзывание" мыслей — лишенный логики переход от одной мысли к другой, которого сам больной не замечает.

Нарушения мышления выражаются и в неологизмах — новообразование, придумывание новых вычурных слов, которые понятны только самому больному.

Нарушением мышления при шизофрении считается и резонерство. Объект рассуждений выбирается произвольно или в процессе беседы на конкретный вопрос крича больной по пустячному поводу может пустится в пространственные рассуждения со сверхобобщениями, задавая самому себе вопросы и самостоятельно на них отвечая, что-то доказывая и устанавливая собственные закономерности, причем рассуждения и доказательства могут быть весьма далеки по смыслу от заданного вопроса, ответить на которые следовало бы одной фразой.

Нарушения мышления проявляются и в искажении процесса обобщения, которое осуществляется по несущественным признакам. Могут быть и такие нарушения, как неуправляемый поток мыслей, внезапные перерывы или обрыв мыслей или два параллельно текущих потока мыслей.

Различают следующие формы шизофрении: параноидная, кататоническая, гебефреническая с последующими дополнениями (простая, вялотекущая, циркулярная и другие формы).

В зависимости от типа течения заболевания выделяют непрерывно-прогредиентную, приступообразно-прогредиентную, периодическую и особые формы шизофрении.

Параноидная шизофрения — наиболее часто встречающаяся форма, для которой характерен бред воздействия, преследования, отношения; реже встречается бред отравления, заражения, метаморфозы, ревности, величия. Это наиболее часто встречающаяся форма, если заболевание начинается после 20 лет.

Парафрения — разновидность параноидной шизофрении, характеризующаяся нелепым фантастическим бредом (встречи с инопланетянами, небывалое могущество, позволяющее повелевать людьми и природой), с которыми связаны выраженные эмоциональные переживания (от экстатического восторга, до смертельного ужаса). Развивается обычно в зрелом возрасте.

Гебефреническая шизофрения — больные ведут себя, как плохие актеры, играющие расшумевшегося ребенка. Нелепая дурашливость, грубое кривляние, утрированные гримасы, нелепое веселье больных нс заражает, а пугает и тяготит других ("холодная эйфория"). Говорят неестественным голосом — патетическим тоном или сюсюкают, при этом часто изощренно нецензурно бранятся, коверкают слова.

Гебефреническая шизофрения начинается в подростковом или юношеском возрасте (Геба в древнегреческой мифологии — богиня юности). В США ее называют дезорганизованной шизофренией. Бредовые высказывания бывают отрывочными, а галлюцинации — эпизодическими. Заболевание отличается злокачественный течением. В течение года-двух, а иногда нескольких месяцев развивается шизофренический дефект с резко выраженными основными симптомами.

Кататоническая шизофрения — в прошлом была часто встречающейся формой, особенно у молодых людей, но примерно с 1950-х гг. в развитых странах стала отмечаться очень редко. Выраженные случаи проявлялись чередованием кататонического возбуждения и обездвиженности (ступора) с полным молчанием (мутизмом).

Кататоническое возбуждение — стереотипно повторяющиеся бесцельные действия и немотивированная импульсивная агрессия, бессмысленное упорное сопротивление, негативизм.

Кататонический ступор — обездвиженность с полным молчанием (мутизм) может сочетаться либо с крайним напряжением всех мышц (ригидный ступор) или с повышенным пластическим тонусом — восковой гибкостью (каталептический ступор): руки, ноги, голова застывают надолго в той позе, которую им кто-нибудь придал, порой в самой неудобной и неестественной. В состоянии ступора больные не едят, могут сопротивляться кормлению, и питание осуществляется через зонд. Мочатся и испражняются под себя. Сознание во время ступора может полностью сохраняться, и в последующем, когда ступор проходит, больные подробно рассказывают обо всем происходившем вокруг.

Онейроидная кататония встречается до настоящего времени: обездвиженность сочетается со сновидными переживаниями, о которых больные рассказывают лишь впоследствии, но при этом выясняется, что лишь отдельные события доходили до больного, а обстановка вокруг воспринималась в соответствии с грезоподобными фантазиями (другие больные принимались за инопланетян, сама больница — за какой-то лагерь и т.д.). Содержание онейроидных переживаний нередко черпается из фантастических романов, детективных фильмов или из бытующих рассказов об ужасных происшествиях. Па лице выражение страха и экстаза сменяют друг друга.

2. Патопсихологические синдромы шизофрении

2.1. Краткая характеристика заболевания

Шизофрения – группа сходных психических расстройств неясной этиологии, предполагающих изменение мышления, перцептивной деятельности, аффективно-личностных свойств.

Без лечения для шизофрении характерно прогрессирующее или приступообразное течение, обычно завершающееся однотипной картиной изменения личности (дефекта) с дезорганизацией психических функций (мыш­ления, эмоций, психомоторики — всего поведения в целом) при сохранности памяти и приобретенных ранее знаний.

Данное психическое расстройство в качестве единого заболевания было выделено в конце XIX в. известным немецким психиатром Эмилем Крепелином под названием “раннее слабоумие” (dementia ргаесох), т.е. развивающееся еще в юности или в молодые годы. До этого разные формы шизофрении считались самостоятельными психическими бо­лезнями. Само название “шизофрения” было дано в 20-х годах швейцарским психиатром Эугеном Блейлером, кото­рый также расширил круг отнесенных к ней психических расстройств, но указал на возможность благоприятного ис­хода даже без лечения.

У психиатров разных стран до сих пор нет единой точки зрения на шизофрению. В некоторых странах к шизофрении относят только са­мые злокачественные формы, в некоторых вообще отрицают ее как еди­ное заболевание. Наиболее полное учение о шизофрении создано отече­ственными психиатрами.

Шизофрения относится к эндогенным заболеваниям (“эндо” — изнутри, внутренний, “экзо” — внешний, наружный), то есть развивается как бы изнутри, аутохтонно, без внешнего воздействия.

Клинические проявления шизофрении очень разнообразны. Почти все известные в психиатрии симптомы и синдромы могут наблюдаться при шизофрении. Но, несмотря на многообразие и полиморфность про­явлений шизофрении, при ней всегда есть типичные проявления, об­щие для всех больных и всех форм шизофрении, но с разной степенью их выраженности. Их называют “негативными” симптомами, поскольку они отражают тот ущерб для психики больного, который наносит бо­лезнь.

В наибольшей степени при шизофрении поражаются эмоциональная и волевая сферы.

Эмоциональное снижение начинается с нарастающей эмоциональной холодности больных к своим родным и другим близким людям, безразличия к окружающему, безучастности к тому, что непосредственно относится к больному, утра­ты прежних интересов и увлечений. Безразличие к окружающему и мнению других людей может проявиться неряшливостью и нечистоплотностью в одежде и в быту.

Некоторые больные шизофренией осознают свою измененность. Они жалуются на то, что потеряли способность радоваться жизни, любить, волноваться и страдать, как раньше. То, что их теперь ничто не интере­сует, некоторые больные тоже осознают, но ничего не могут поделать, чтобы что-то изменить и по-другому относиться к своим близким, так как управлять ни своими эмоциями, ни поведением больной шизофре­нией не может.

У некоторых больных наблюдается эмоциональная амбивалентность то есть одновременное существование двух противоположных эмоций: например, любви и ненависти, интереса и отвращения.

Амбитендентность — расстройство, аналогичное амбивалентности, проявляющееся двойственностью стремлений, побуждений, действий, тенденций. Например, человек считает себя одновременно и больным, и здоровым, хочет услышать слова одобрения, но все делает для того, что­бы его ругали, протягивает руку за каким-то предметом и тут же отдер­гивает ее и тому подобное. Это может сказываться и на поведении — больной шизофренией ласкает своего ребенка или подругу и одновре­менно причиняет боль, после ласковых слов может без всякого повода дать пощечину, целует и щиплет или кусает.

Может быть диссоциация эмоциональной сферы — больной смеется при печальном событии или плачет при радостном. Больные могут быть равнодушны к горю своих родных, тяжелой утрате и печалиться, увидев растоптанный цветок или больное животное.

Все эмоциональные проявления ослабевают. Вначале бывает уплоще­ние, притупление эмоций, а затем развивается эмоциональная тупость.

Эмоциональная тупость — это недостаточность (бедность) эмоцио­нальных проявлений, равнодушие, безразличие к своим близким, утрата эмоциональной откликаемости на горе, печаль и неприятности других людей, в том числе и родных, огрубление чувств. Это состояние необратимо.

Одновременно с эмоциональным может происходить и волевое оску­дение. В самых выраженных случаях волевые нарушения называются абулией (дословно означает безволие).

Абулия (от греческого “bulia” — воля, решительность, “а” — отсутствие, отрицание) — частичное или полное отсутствие побуждений к деятельности, утрата желаний, в выраженных случаях — полная безучастность и бездеятель­ность, прекращение общения с окружающими.

На начальных этапах абулия проявляется падением активности, без­деятельностью, снижением интереса ко всему. При утяжелении абулии больных ничто не волнует и не интересует, у них отсутствуют реальные планы на будущее, они не проявляют интере­са к своей дальнейшей судьбе, им все безразлично. Окружающее тоже не привлекает их внимания, больные целыми днями молча и безучастно лежат в постели или сидят в одной позе. Аутизм (от греческого “autos” — сам) — утрата контактов с окружаю­щими, уход от действительности в свой внутренний мир, в свои пережи­вания. Это не просто замкнутость, которая бывает при шизоидной психопатии и некоторых других личностных расстройствах. Аутистичным на ранних этапах ши­зофрении может быть и человек, формально контактирующий с окружа­ющими, но в свой внутренний мир он никого не пускает: он закрыт для всех, включая самых близких больному людей.

Негативизм (от латинского “negativus” — отрицательный) — бессмыс­ленное противодействие, немотивированный отказ больного от любого действия, движения или сопротивление его осуществлению.

Речевой негативизм проявляется мутизмом.

Мутизм (от латинского “mutus” — немой) — нарушение волевой сфе­ры, проявляющееся в отсутствии у больного ответной и спонтанной (то есть произ­вольной) речи, при сохранении способности больного разговаривать и понимать обращенную к нему речь.

Нарушения мышления при шизофрении называются формальными, так как они касаются не содержания мыслей, а самого мыслительного процесса. Прежде всего, это затрагивает логическую связь между мыслями.

На поздних этапах шизофрении логическая связь утрачивается даже в пределах одной фразы. В самых тяжелых случаях наблюдается разо­рванность мышления, что проявляется в разорванности речи — речь боль­ных состоит из сумбурного набора отрывков фраз, совершенно не свя­занных между собой (“словесная окрошка”). В менее выраженных случаях наблюдается “соскальзывание” мыслей — лишенный логики переход от одной мысли к другой, которого сам больной не замечает.

Нарушения мышления выражаются, и в неологизмах (от “нео” — но­вый; “logos” — речь, учение) — новообразование, придумывание новых вычурных слов, которые понятны только самому больному.

Нарушением мышления при шизофрении является и резонерство бесплодные рассуждения на посторонние темы. Объект рассуждений выбирается произвольно или же в процессе беседы на конкретный во­прос врача больной по пустячному поводу может пуститься в простран­ные рассуждения со сверхобобщениями, задавая самому себе вопросы и самостоятельно на них отвечая, что-то доказывая и устанавливая собственные зако­номерности, причем рассуждения и доказательства могут быть весьма далеки по смыслу от заданного вопроса, ответить на который следовало бы одной фразой.

Нарушения мышления проявляются и в искажении процесса обобще­ния, которое осуществляется по несущественным признакам. Могут быть и такие нарушения, как неуправляемый поток мыслей, внезапные пере­рывы, или обрыв мыслей, или два параллельно текущих потока мыслей. Различают следующие формы шизофрении: параноидная, кататоническая, гебефреническая с последующими дополнениями (простая, вялотекущая, циркулярная и другие формы). В зависимости от типа течения заболевания выделяют: непрерывно-прогредиентную, приступообразно-прогредиентную, периодическую и особые формы шизофрении.

Параноидная шизофрения – наиболее часто встречающаяся форма, для которой характерен бред воздействия, преследования, отношения; реже встречается бред отравления, заражения, метаморфозы, ревности, величия. Это наиболее часто встречающаяся форма, если заболе­вание начинается после 20 лет.

Парафрения — разновидность параноидной шизофрении, характеризующаяся нелепым фантастическим бредом (встречи с инопланетянами, небывалое могущество, позво­ляющее повелевать людьми и природой), с которым связаны выраженные эмоциональные переживания (от экстатиче­ского восторга до смертельного ужаса). Развивается обычно в зрелом возрасте.

Гебефреническая шизофрения – форма шизофрении, при которой больные ведут себя как плохие актеры, играющие расшумевшегося ребенка. Нелепая дурашливость, грубое кривлянье, утрированные гримасы, нелепое веселье больных не заражает, а пугает и тяготит других (“холодная эйфория”). Говорят неестественным голосом — патетическим тоном или сюсюкают, при этом часто изо­щренно нецензурно бранятся, коверкают слова.

Гебефреническая шизофрения начинается в подростко­вом или юношеском возрасте (Геба в древнегреческой ми­фологии — богиня юности). В США ее называют дезорга­низованной шизофренией.

Бредовые высказывания бывают отрывочными, а галлю­цинации — эпизодическими.

Заболевание отличается злокачественным течением. В течение 1—2 лет, а иногда и нескольких месяцев разви­вается шизофренический дефект с резко выраженными ос­новными симптомами.

Кататоническая шизофрения (от древнегреч. kata — вдоль, tonos — напряжение) в прошлом была часто встре­чающейся формой, особенно в молодом возрасте. Но с 50-х годов в развитых странах стала отмечаться очень редко. Выраженные случаи проявлялись чередованием кататонического возбуждения и обездвиженности (ступора) с полным молчанием (мутизмом).

Кататоническое возбуждение – стереотипно повторяющиеся бесцельные действия и немотивированная импульсная агрессия, бессмысленное упорное сопротивление, негативизм.

Кататонический ступор обездвиженность с полным молчанием (мутизм) может сочетаться либо с крайним на­пряжением всех мышц (ригидный ступор) или с повышен­ным пластическим тонусом — восковой гибкостью (ката­лептический ступор): руки, ноги, голова застывают надолго в той позе, которую им кто-нибудь придал, порой в самой неудобной и неестественной. В со­стоянии ступора больные не едят, могут сопротивляться кормлению, и питание осуществляется через зонд. Мочатся и испражняются под себя. Сознание во время ступора может полностью сохраняться, и в последующем, когда ступор проходит, больные подробно рассказывают обо всем проис­ходившем вокруг.

Онейроидная кататония встречается до настоящего времени. Обездвиженность сочетается со сновидными пережи­ваниями, о которых больные рассказывают лишь впослед­ствии, но при этом выясняется, что лишь отдельные события доходили до больного, а обстановка вокруг воспринималась в соответствии с грезоподобными фантазиями (другие боль­ные принимались за инопланетян, сама больница — за какой-то лагерь и т.д.). Содержание онейроидных пережи­ваний нередко черпается из фантастических романов, де­тективных фильмов или из бытующих рассказов об ужасных происшествиях. На лице выражения страха и экстаза сме­няют друг друга.

studfiles.net

Патопсихологические синдромы и их роль в клинической диагностике

Синдром — патогенетически обусловленная общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами.

Психопатологические (клинические) синдромы по своим особенностям существенно отличаются от патопсихологических. Различие это обусловлено не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются. А. Р. Лурия и Ю. Ф. Поляков различают следующие уровни системы иерархии мозговых процессов:

— патобиологический, характеризующийся нарушениями морфологической структуры тканей мозга, протекания в них биохимических процессов и т.п.;

— физиологический, заключающийся в изменении течения физиологических процессов;

— пато- и нейропсихологический, для которого характерно нарушение протекания психических процессов и связанных с ними свойств психики;

— психопатологический, проявляющийся клиническими синдромами и симптомами психической патологии.

Ю. Ф. Поляков указывает, что если клинические (психопатологические) исследования обнаруживают закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то патопсихологические исследования должны дать ответ на вопрос: как нарушено протекание (структура) самих психических процессов, приводящих к этим проявлениям.

Первую попытку выделения обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И. А. Кудрявцев (1982). В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные о личности испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические симптокомплексы (синдромы):

— шизофренический или диссоциативный;

— симптокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов.

Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптокомплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти "ядро" патопсихологического синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического синдрома — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парцехиальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, для психогенного — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические симптокомплексы в известной мере обнаруживают сходство с таким используемым в клинической практике понятием, как органический психосиндром. Это как бы синдром обобщающего значения, характеристика которых более близка к нозологической, их выделение знаменует стадию предварительной диагностики заболевания. Это обстоятельство, а также связь такого рода синдромов с определенными кругами психических заболеваний дают основания обозначить их как регистр-синдромы. В. М. Блейхер, И. В. Крук и С. Н. Боков дополняют перечень регистр-синдромов, выделив в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр-синдромы, а в рамках психогенного — психотический и невротический. В круге эндогенных психозов можно говорить, по крайней мере, о двух регистр-синдромах — шизофренном и аффективно-эндогенном.

Таким образом, патопсихолог может оперировать в своих диагностических заключениях следующим набором регистр-синдромов.

2. Аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствует маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).

4. Экзогенно-органический (в клинике ему соответствует экзогенно-органические поражения головного мозга — церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т.д.).

5. Эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге).

6. Личностно-аномальный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции).

7. Психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы).

8. Психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

studme.org

Патопсихологические синдромы шизофрении

По предмету Клиническая психология

1. Понятие и виды патопсихологическог­ о синдрома

2. Патопсихологическая­ диагностика. Составляющие патопсихологическог­ о синдрома

3. Нарушения операциональной стороны мышления

3.1 Снижение уровня обобщения

3.2 Искажение процесса обобщения

3.3 Вывод по нарушениям

Список использованной литературы

особенности аффективного реагирования, мотивации, системы отношений больного — это мотивационный компонент деятельности

проводятся анализ отношения к факту обследования

как испытуемый реагирует на экспериментатора (заигрывает, пытается произвести впечатление)

анализ отношения к отдельным заданиям (проверка памяти), изменения поведения в процессе эксперимента.

Анализ выполнения задания, отношение к результату (может быть безразлично). Необходимо все фиксировать.

Анализ отношения к оценкам экспериментатора.

Характеристика действий больного при решении познавательной задачи: оценка целенаправленности,­ подконтрольности действий, критичности.

Тип операциональной оснащенности: особенности процесса обобщения, изменение избирательности познавательной активности (операции синтеза, сравнения)

Характеристика динамического процессуального аспекта деятельности: то есть как деятельность меняется во времени (для больного свойственно неравномерность работоспособности при заболевании сосудов головного мозга).

Для дифференциальной диагностики: психолог должен уделять наибольшее внимание тем симптомам, которые с наибольшей надежностью позволяют дифференцировать патопсихологические­ синдромы различных заболеваний. То есть если возникла ситуация: нужно отдифференцировать шизофрению или психопатию. Нужно знать, в чем отличия? Психопатия менее серьезно по сравнению с шизофренией.

Симптом — это единичное нарушение, которое проявляется в различных сферах: в поведении, эмоциональном реагировании, познавательной деятельности больного.

Патопсихологический­ синдром не является непосредственно данным. Для его выделения необходимо структурировать и интерпретировать получаемый в ходе исследования материал. При этом важно помнить, что характер нарушений не является специфичным для того или иного заболевания или формы его течения. Он является лишь типичным для них.

Эти нарушения должны оцениваться в комплексе с данными целостного психологического исследования. Сложность заключается в суждении, почему больной то или иное делает. Любой патопсихологический­ эксперимент включает в себя наблюдение за больным, его поведением, беседу с ним, анализ истории жизни, течение заболевания.

Говоря о различной степени обобщенности патопсихологических­ синдромов, следует выделять синдромы многозначные, опирающиеся на более сложные, долифакторные, нарушения психической деятельности. Первую попытку выделения таких обобщенных патопсихологических­ синдромов предпринял И. А. Кудрявцев, в 1982г. В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатриче­ ской практике с помощью комплекса патопсихологических­ методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные об испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические­ симптомокомплексы (синдромы): шизофренический или диссоциативный, органический, олигофренический, психопатический и симптомокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов. Например, для шизофренического симптомокомплекса наиболее патогномоничными являются симптомы распада мыслительных процессов, диссоциации личностно-мотивацио­ нной и операционно-процесс­ уальной сфер мышления, что проявляется в нецеленаправленност­ и мыслительной деятельности, эмоционально-выхоло­ щенном резонерстве, ригидном схематизме, символике, искажении обобщения с разноплановым подходом к выделению ведущих признаков, в актуализации латентных признаков предметов и явлений, в феномене патологического волисемантизма и т. д. Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптомокомплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти “ядро” патопсихологическог­ о синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парциальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, при психогенном — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические­ синдромы различаются в диагностическом и прогностическом отношениях. Так, наиболее диагностически и нозологически информативными оказываются шизофренический и органический симптомокомплексы, наименее — психопатический. И, наоборот, наиболее выраженная тенденция к транзиторности и обратимости присуща симптомокомплексу психогенной дезорганизации умственной деятельности, наименьшая — шизофреническому. Это наблюдение автора становится понятным при соотнесении выделенных им патопсихологических­ симптомокомплексов с кругами психических заболеваний, схема которых была разработана А. В. Снежневским (1960) в рамках концепции о нозологической специфичности психопатологических­ расстройств.

Россолимо предложил количественный метод изучения психики. Метод Россолимо позволил ввести эксперимент в клинику. Эксперимент стал активно применяться в психиатрии. Любой патопсихологический­ эксперимент должен быть направлен на выяснение структуры патопсихологическог­ о синдрома.

Представления о патопсихологическом­ синдроме позволяет прогнозировать появление наиболее типичных для данного заболевания расстройств. Соответственно прогнозу реализовать определенную стратегию и тактику эксперимента. Т.е. подбирается стиль проведения эксперимента, подбор гипотез для проверки материала испытуемого. Не нужно быть предвзятым.

Для синдромального подхода в психиатрии, как и в медицине, важно определение существенных особенностей нарушения психической деятельности, что обеспечивает полноту анализа и обоснованность выводов исследователя.

psilab.beon.ru

ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ;

Как и в психиатрии, в патопсихологии под синдромом понимают патогенетически обусловленную общность симптомов, признаков психических расстройств, внутренне взаимообусловленных, взаимосвязанных. В этом заключается большая диагностическая значимость синдромов по сравнению с симптомами. В диагностическом мышлении врача правильная квалификация синдрома является подступом к определению нозологической принадлежности заболевания. Известно, однако, что выделяемые психиатрами клинические синдромы далеко не одинаковы по своей нозологической специфичности, последняя зависит от круга болезней, при которых предпочтительно наблюдается тот или иной синдром, и от степени сложности синдрома, отражающей присущие ему патогенетические и патокинетические механизмы.

Психопатологические (клинические) синдромы по своим особенностям существенно отличаются от патопсихологических. Можно думать, что различие это обусловлено не столько формой синдрома, его составом, сколько различными уровнями функционирования центральной нервной системы, на которых эти синдромы выделяются. В системе иерархии мозговых процессов различают такие уровни (А. Р. Лурия, 1962, 1964; Ю. Ф. Поляков, 1971, 1977): патобиологический, характеризующийся нарушениями морфологической структуры тканей мозга, протекания в них биохимических процессов и т. п.; физиологический, заключающийся в изменении течения физиологических процессов; пато- и нейропсихологический, для которого характерно нарушение протекания психических процессов и связанных с ними свойств психики; психопатологический, проявляющийся клиническими синдромами и симптомами психической патологии. Так, при психических заболеваниях нарушения морфологического субстрата головного мозга и присущие им изменения протекания биохимических процессов приводят к нарушению физиологических процессов. Выпадают важные звенья функционирования психики, опосредованно нарушается течение психических процессов, прижизненно сформированных на основе физиологических. А это, в свою очередь, приводит к патологии отражения центральной нервной системой больного человека сигналов из окружающей среды. Психопатологический симптом, таким образом, является завершающим этапом сложной патогенетической цепи.

Такое представление об иерархии функционирования психики человека объясняет необходимость мультидисциплинарного подхода к ее изучению. При этом, как указывает Ю. Ф. Поляков (1971), если клинические (психопатологические) исследования обнаруживают закономерности проявлений нарушенных психических процессов, то патопсихологические исследования должны дать ответ на вопрос, как нарушено протекание (структура) самих психических процессов, приводящих к этим проявлениям. Таким образом, если психопатолог констатирует наличие в клинической картине тех или иных симптомов или синдромов психической патологии и специфику их течения, то патопсихолог свое исследование направляет

на раскрытие и анализ определенных компонентов мозговой деятельности, ее звеньев и факторов, выпадение которых является причиной формирования наблюдаемой в клинике симптоматики.

Это различие между психопатологическими и патопсихологичес-кими синдромами вытекает из той разницы между психопатологией и патопсихологией, о которой шла речь выше, и в значительной мере отражает специфику присущих этим двум областям знаний методов — клинико-описательного, которым пользуется психопатология, и экспериментально-психологического, взятого на вооружение патопсихологией.

Клинические синдромы являются опосредованным выражением сложившихся нарушений психической деятельности, тогда как патопсихологические синдромы, относящиеся к более низкому уровню вертикальной иерархии формирования психических функций в норме и патологии, в значительно большей мере отражают непосредственные, присущие этим нарушениям, причинно-следственные взаимоотношения. Сущность психопатологических синдромов не может быть понятна без патопсихологического и патофизиологического анализов лежащих в их основе явлений, и, в свою очередь, изучение патопсихологических синдромов невозможно без четкого клинического отграничения объекта исследования.

Систематика патопсихологических синдромов разработана значительно меньше, чем систематика клинических синдромов, хотя и последняя еще далека от совершенства.

Синдромы в патопсихологии, как и в психиатрии, различаются в значительной мере степенью своей обобщенности. Ранее (1976) мы приводили в качестве типичного примера патопсихологических синдромов выделяемые Б. В. Зейгарник типы расстройств мышления. Действительно, каждый из этих типов характеризуется своей, в значительной мере специфической, структурой, однако, как это явствует из самого принципа систематики, в ней выделяются более обобщенные группы, например, нарушения операционной стороны мышления, нарушения динамики мыслительной деятельности и другие, более конкретные, являющиеся частным проявлением первых, например, лабильность мышления, непоследовательность суждений. Однако между этими двумя видами патопсихологических синдромов нельзя установить такие взаимоотношения, которые соответствовали бы разделению в клинике синдромов на «большие» и «малые». Более того, выделение таких конкретных, «узких» патопсихологических синдромов дает значительно больше необходимой для диагностического процесса информации, чем выделение более общих синдромологических групп, основанное на подчеркнутом и абстрактизированном выделении признаков, общих для нескольких «узких» синдромов.

Поэтому, говоря о различной степени обобщенности патопсихологических синдромов, следует выделять синдромы многозначные, опирающиеся на более сложные, полифакторные, нарушения психической деятельности. Первую попытку выделения таких обобщенных патопсихологических синдромов предпринял И. А. Кудрявцев (1982). В результате исследований, проводившихся в судебно-психиатрической практике с помощью комплекса патопсихологических методик, направленных на изучение различных сторон познавательной деятельности и вместе с тем позволяющих получить ценные данные о личности испытуемых, автор выделил следующие патопсихологические симптомокомплексы (синдромы): шизофренический или диссоциативный, органический, олигофренический, психопатический и симптомокомплекс психогенной дезорганизации, характерный для реактивных психозов.

Каждый из этих синдромов включает ряд симптомов. Например, для шизофренического симптомокомплекса наиболее патогномоничными являются симптомы распада мыслительных процессов, диссоциации личностно-мотивационной и операционно-процессуальной сфер мышления, что проявляется в нецеленаправленности мыслительной деятельности, эмоционально-выхолощенном резонерстве, ригидном схематизме, символике, искажении процесса обобщения с разноплановым подходом к выделению ведущих признаков, в

актуализации латентных признаков предметов и явлений, в феномене патологического полисемантизма и т. д. Однако, как указывает И. А. Кудрявцев, не все эти компоненты, симптомы определяются в том или ином симптомокомплексе в обязательном порядке и с обязательной степенью выраженности, важно найти «ядро» патопсихологического синдрома. Для шизофренического синдрома — это нарушения селективности информации, для органического — снижение интеллектуальных процессов и умственной работоспособности, для психопатического — аффективная обусловленность поведения с парциальной некритичностью и завышенным уровнем притязаний, при психогенном — реактивная дезорганизация умственной деятельности.

Выделенные И. А. Кудрявцевым патопсихологические синдромы различаются в диагностическом и прогностическом отношениях. Так, наиболее диагностически и нозологически информативными оказываются шизофренический и органический симптомокомплексы, наименее—психопатический. И, наоборот, наиболее выраженная тенденция к транзиторности и обратимости присуща симптомокомплексу психогенной дезорганизации умственной деятельности, наименьшая — шизофреническому. Это наблюдение автора становится понятным при соотнесении выделенных им патопсихологических симптомокомплексов с кругами психических заболеваний, схема которых была разработана А. В. Снежневским (1960) в рамках концепции о нозологической специфичности психопатологических расстройств.

Выделенные А. И. Кудрявцевым патопсихологические симптомокомплексы в известной мере обнаруживают сходство с таким используемым в клинической практике понятием, как органический психосиндром. Это как бы синдромы обобщающего значения, характеристика которых более близка к нозологической, их выделение знаменует стадию предварительной диагностики заболевания. Это обстоятельство, а также связь такого рода синдромов с определенными кругами психических заболеваний дают основания обозначить их как регистр-синдромы. Кроме того, И. А. Кудрявцев оперирует в своих исследованиях данными, полученными в судебно-психиатрической практике. Наш опыт позволяет нам дополнить перечень регистр-синдромов, выделив в рамках органического экзогенно-органический и эндогенно-органический регистр-синдромы, а в рамках психогенного — психотический и невротический. В круге эндогенных психозов можно говорить, по крайней мере, о двух регистр-синдромах — шизофренном и аффективно-эндогенном. Таким образом, патопсихолог может оперировать в своих диагностических заключениях следующим набором регистр-синдромов:

II — аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный

психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста). I

IV —экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические

поражения головного мозга — церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой

травмы, токсикомании и т. д.);

V — эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические

процессы в головном мозге);

VI — личностно-аномальный (в клинике — акцентуированные и психопатические

личности и обусловленные в значительной мере-аномальной почвой психогенные реакции);

VII —психогенно-психотический (в клинике—реактивные психозы);

VIII —психогенно-невротический (в клинике—неврозы и невротические реакции).

Нозологическая специфичность патопсихологических регистр-синдромов существенно

возрастает в связи с конкретной задачей, поставленной перед патопсихологом. Так, разграничение экзогенно- и эндогенно-органических регистр-синдромов очень важно в дифференциальной диагностике истинной и травматической эпилепсии. Разграничение

органического и олигофренического регистр-синдромов помогает уточнить природу и диагностику состояний, протекающих с интеллектуально-мнестической недостаточностью.

Введение патопсихологических регистр-синдромов в практику патопсихологических исследований в сущности обозначает рубеж диагностически-информативных рекомендаций, заключающихся в данных проведенного патопсихологом исследования. В таком аспекте понятие патопсихологического регистр-синдрома значительно глубже, чем сформулированное В. В. Николаевой, Е. Т. Соколовой и А. С. Спиваковской (1979), понимающими под патопсихологическим синдромом совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. Патопсихологические регистр-синдромы опосредованы клинически, и их использование для интерпретации результатов будет способствовать сближению позиций патопсихолога и психиатра.

studopedia.su