Расстройства

Ресурсы преодоления стресса это

09.09.2018

8.1. Преодоление стресса как процесс

8.1. Преодоление стресса как процесс

Процесс преодоления стресса определяется наличием индивидуальных возможностей (ресурсов) для его реализации, а также типом используемых стратегий (способов) поведения и действий конкретного человека в стрессогенной ситуации. Эти факторы формируют механизмы психической регуляции преодоления стресса и характеризуют сущность этого процесса.

Проблема психической регуляции функционального состояния человека (психологической напряженности, стресса, утомления, психической готовности, монотонии, десинхроноза и т. д.) является предметом изучения многих отечественных специалистов (Л.Г. Дикая, А.Б. Леонова, В.Л. Марищук, В.И. Медведев, А.О. Прохоров, Л.Д. Чайнова и др.). Исследования механизмов зарождения, развития, проявления и преодоления этих неблагоприятных состояний позволяют обосновать и разработать методы их профилактики и коррекции, основанные на знании особенностей патогенетических процессов, функциональных нарушений.

Существенный вклад в развитие теории и методологии изучения этой проблемы сделаны Л.Г. Дикой, которой разработана системно-деятельностная концепция саморегуляции психофизического состояния человека [74]. Согласно этой концепции психическая саморегуляция рассматривается одновременно как психическая деятельность и как системное свойство субъекта. Представление о деятельностной сущности этого процесса было обосновано и экспериментально подтверждено автором в результате его анализа на основе использования концептуального аппарата теории психологической системы деятельности (В.Д. Шадриков), понятий и положений теории функциональных систем (П.К. Анохин) и теории психической деятельности. Показано, что специфической особенностью саморегуляции состояния как деятельности является то, что активность субъекта в его регуляции в условиях стресса проявляет целенаправленный, произвольный характер и становится деятельностью, имеющей все блоки ее психологической системы (мотив, цель, программа, информационная основа и т. д.).

Следует отметить, что процессы регуляции психических состояний и, в частности, стресса и его преодоления, зависят от уровня несоответствия между субъективным отражением трудной ситуации и ее объективной действительностью, которые проявляются в характере психической активности формирования и преодоления этих состояний. Положение о роли рассогласования объективной действительности и субъективного его преодоления получили развитие в концепции «проблемности» как явления психической деятельности и его влияния на механизмы регуляции функциональных состояний.

В исследованиях Ю.Я. Голикова и А.Н. Костина [60, 61] показано, что усложнение профессиональной деятельности определяет особенности многоуровневых процессов психической регуляции трудового процесса и функциональных состояний, что связано с возникновением разных классов проблемностей, в том числе связанных с развитием стресса. Характер этих проблемностей («проблемные моменты», «проблемные ситуации» и «проблемы») и разные типы психической активности (текущая, ситуативная и долгосрочная) отражаются на специфике процесса психической регуляции состояния стресса и действиях по его преодолению. Авторы отмечают, что развитие стресса сопровождается повышением роли личностных детерминант этого процесса, что приводит к возникновению новых типов проблемностей. В их формировании и преодолении значительную роль начинают играть психологические механизмы регуляции поведения по преодолению стресса и, в частности, выбор и мобилизация стратегий и стилей этого процесса.

Одним из свойств личности, обеспечивающим успешность преодоления стресса, является ее стрессоустойчивость. В работах В.А. Бодрова и А.А. Обознова [38, 167] для изучения психических детерминант стрессоустойчивости человека-оператора использован системно-регулятивный подход, основанный на «вычленении» психических процессов в связи с их непосредственной функцией в регуляции операторской деятельности. В исследованиях психической регуляции деятельности выявлены сходные по составу функциональных звеньев и структуре варианты регуляторной системы [157, 222]. На основании этих работ было проведено теоретико-эмпирическое изучение устойчивости к воздействию стрессора ряда функциональных звеньев, входящих в систему психической регуляции деятельности, а именно: 1) «критерии успешности», «заданные программы» и «образ-прогноз», которые обеспечивают субъективную представленность информации о требуемых результатах и программах их достижения; 2) «предвосхищающие схемы» и «оперативные образы», обеспечивающие субъективную информацию о текущих параметрах управляемого процесса; 3) «концептуальная модель», позволяющая оператору проводить постоянное сличение и синтез в единое динамическое представление двух тенденций – той, которая должна быть в настоящем и будущем, и той, которая фактически имеется; 4) «принятие решения», основанное на выборе из нескольких альтернатив – либо оценки сложной ситуации, либо придания ей меньшего значения, либо выполнения определенных действий и т. д.; 5) «планирование» и «коррекция исполнительных действий», которые обеспечивают функцию текущего запуска, реализации и контроля этих действий.

В результате проведенного исследования установлено, что система психической регуляции, включающая перечисленный выше состав функциональных звеньев, обеспечивает стрессоустойчивость человека-оператора. Есть основание утверждать, что критерии успешности и принятие решения играют ключевую роль в системе психической регуляции стрессоустойчивости оператора. Отсюда следует, что в процессе психической регуляции поведения по преодолению стресса ведущими функциональными блоками являются принятие решения при выборе стратегии преодоления на основе предвосхищающей положительной оценки ее реализации.

Стрессовые ситуации и воздействия развиваются не одномоментно, а на протяжении определенного периода времени – одни длятся лишь несколько мгновений, а другие могут продолжаться в течение ряда месяцев и лет. И преодоление стресса является процессом, который продолжается практически на протяжении всего стрессового события, часто начинаясь даже в предварительной фазе до возникновения «стрессового случая» и продолжается до тех пор, пока не будет достигнуто разрешение возникшей трудной ситуации.

Ряд исследований показал, что, несмотря на возможные проявления индивидуальных, предпочтительных для каждого человека стилей преодоления стресса, в стрессовых ситуациях один и тот же человек может изменять пути (стратегии) преодоления стресса и тем более менять стратегии при воздействии различных стрессоров [286, 319, 324].

Процесс преодоления стресса следует рассматривать с нескольких позиций. Во-первых, внимание необходимо уделять личным и социальным ресурсам, которыми располагает человек для преодоления стрессовых условий. Личные ресурсы отражают восприятие собственных способностей и эффективности в преодолении стресса, умение решать различные жизненные, социальные, трудовые проблемы, а также чувства оптимизма, уверенности в себе, решительности и т. д. Социальные ресурсы включают социальные связи, которые могут обеспечить практическую и эмоциональную поддержку и помощь в стрессовой ситуации. Во-вторых, преодоление стресса чаще всего понимают как проявление специфических когнитивных и поведенческих стратегий, которые использует субъект для управления стрессовыми условиями и своими эмоциональными реакциями. В-третьих, стили преодоления стресса рассматриваются как адекватные и постоянные для конкретного человека способы поведения в процессе преодоления определенной стрессовой ситуации или при воздействии разных стрессоров. Однако можно предположить, что данное положение нуждается в уточнении – стили преодоления стресса отличаются от личностных (например, когнитивных) стилей, которые являются достаточно устойчивой характеристикой личности, в то время как стили преодоления скорее следует рассматривать как индивидуально-своеобразные способы действий по преодолению стресса при определенных стрессорных обстоятельствах, которые могут изменяться в зависимости от требований ситуации [286].

Хотя до настоящего времени не существует общепринятого способа классификации процессов преодоления, большинство исследователей используют один или два основных концептуальных подхода для классификации процессов преодоления.

Один подход подчеркивает направленность преодоления, а именно, ориентацию на человека или на характер деятельности в ответ на воздействующий стрессор. Человек может подойти к проблеме вплотную и предпринять активные усилия для ее решения и/или может попытаться уйти от проблемы и сосредоточиться только на преодолении вызванных ею эмоций.

Другой подход выделяет важность используемого метода преодоления, а именно, какая сфера привлекается первично – когнитивная или поведенческая.

C. Aldwin [233] сравнила два этих подхода, чтобы создать интегрированную систему (концепцию) процессов преодоления. Она учла индивидуальную ориентацию на стрессор и дифференцировала преодоление на избегающую и детализирующую стратегии. Каждая из этих двух стратегий разделена на категории, которые отражают когнитивное или поведенческое преодоление. Соответственно можно предложить четыре базовых типа процессов преодоления: детализирующий-когнитивный, детализирующий-поведенческий, избегающий-когнитивный и избегающий-поведенческий.

Когнитивное детализирующее преодоление – это процессы логического анализа и позитивной переоценки ситуации и своей реакции. Такое преодоление включает фокусировку внимания и восприятия каждого аспекта ситуации, извлечение и использование информации соответствующего прошлого опыта, мысленную репетицию альтернативных действий и их вероятных последствий и принятие существующей ситуации с ее реструктуризацией с целью выявления позитивных обстоятельств и форм адекватного поведения. Поведенческое детализирующее преодоление заключается в поиске руководства и поддержки в осуществлении конкретных действий, чтобы справиться с ситуацией или ее последствиями.

Когнитивное избегающее преодоление состоит из реакций, направленных на снижение или отрицание серьезности кризиса и его последствий, а также на принятие ситуации, как она есть и решение о том, что существующие обстоятельства не могут быть другими. Поведенческое избегающее преодоление представляет собой поиск альтернативных источников удовлетворения – попытки заместить «проигрыш» в данной ситуации активным увлечением другой деятельностью. Этот тип процесса преодоления может проявляться открытым выражением ярости и отчаяния, а также поведением, в некоторых случаях снижающим напряжение (излишняя увлеченность едой, употребление транквилизаторов и других лекарств, различные импульсивные действия).

В одной из своих ранних работ N. Haan [339] определила преодоление стресса как усилия человека, направленные на сохранение реальности. Такое определение является недостаточно конкретным: неясно, имеются ли в виду только осознанные усилия или также и неосознанные, существуют ли «положительные» и «отрицательные» способы (стратегии) преодоления стресса, оценивается ли эффективность преодоления только по его результату или также по его процессу?

A. Stone и J. Neale [475] высказали положение о том, что преодоление стресса обеспечивается только осознанными усилиями по удовлетворению стрессогенных требований, то есть они исключили возможность неосознанных и подсознательных процессов по преодолению. Однако имеется большое количество данных о том, что психодинамические защитные механизмы, некоторые из которых являются неосознанными, имеют важное значение для преодоления эмоционального конфликта и личностной травмы.

Ранние модели адаптации были основаны на представлении о бессознательных и/или обусловленных реакциях на стрессоры. С точки зрения бихевиоризма люди автоматически реагируют на воздействия внешней среды, а согласно концепции психоанализа они задействуют подсознательно механизмы защиты на средовые или внутриличностные требования. Одна из характерных особенностей трансактной парадигмы процесса преодоления – смена отношения к человеку, как пассивно реагирующему на окружающую среду, на представление о нем, как активно взаимодействующему с ней. Сам термин «стратегия преодоления» подразумевает мышление, рациональное принятие решения.

Эта познавательная перспектива критиковалась некоторыми клиницистами, отстаивающими рациональность процесса преодоления. По их мнению, многие реакции на стресс происходят автоматически, без сознательного контроля [396]. Например, женщина, отрицающая, что ее сын стал жертвой несчастного случая, бессознательно не признает случившееся, более того, она отрицает действительность в попытке сохранить психическое здоровье. Наша первая эмоциональная реакция может быть автоматической, и в большинстве обстоятельств многие индивидуальные стратегии не являются ни рациональными, ни даже обдуманными.

Известно, что защитные механизмы запускаются неосознанно, поэтому оценивать их следует по косвенным признакам. Эти оценки делаются, например, по данным детальных клинических интервью. Главный недостаток таких подходов – фокусирование внимания на эмоциональной регуляции и пренебрежение активными действиями по решению проблемы. Кроме того, внутренняя надежность данных интервью о стратегиях и механизмах защиты оказалась низкой, хотя G. Vaillant [488] разработал более современную систему оценки, где они кажутся более надежными и сложными.

Если преодоление было бы бессознательным процессом, это вызвало бы спорность использования самоотчета как метода его изучения. Однако можно предположить, что бессознательные механизмы применяются только меньшинством лиц в каждодневных стрессовых ситуациях. Это основано на обработке C. Aldwin [233] данных более чем 1000 интервью мужчин и женщин всех возрастов. Установлено немного примеров, когда респонденты применяли только один способ преодоления или не использовали никакого. В данных 100 интервью о самом сильном стрессе было только два или три случая указания использование механизмов защиты, когда подозревалось, что испытуемый ничего не применял. Во втором исследовании респондентов просили вспомнить проблему, случившуюся на прошлой неделе, и ввели новый способ выявления отрицания. В этом изучении более чем 1000 людей в возрасте от 45 до 90 лет просили оценить силу стрессора по 7-балльной шкале (где 7 – наиболее сложная проблема из всех когда-либо встречавшихся), затем отдельно спрашивали об обычно используемых стратегиях решения проблем и отдельно о стратегиях совладания с эмоциями. Если человек оценивал стрессогенность проблемы как 4 и больше балла, но на вопрос о механизмах совладения с эмоциями говорил, что эмоций не испытывал, то такой случай оценивался как отрицание. Например, респондент называл проблемой заботу о больной жене; оценил важность проблемы на 5, указывая, что это действительно проблемно для него. Однако на вопрос об эмоциях он ответил: «О таких вещах я не думаю». На вопрос, какими способами управления эмоциями он пользовался, ответил: «Не использовал ни одного». Поэтому было сделано заключение, что он отрицает проблему. При применении такого критерия наличие отрицания было зафиксировано только у 1 % людей, а 15 % сообщили о применении метода подавления или о том, что они «об этом стараются не думать».

Почему отрицание встречается так редко? Автор подозревает, что это произошло по нескольким причинам. Прежде всего, данное исследование было посвящено изучению недавно произошедшего какого-либо эпизода главным образом незначительного характера, а отрицание, скорее всего, применяется в более стрессогенных ситуациях. Во-вторых, преодоление – это процесс, в котором начальной реакцией на стрессор может стать бессознательная активация, а через какое-то время большинство людей оценивают ситуацию осознанно и более реалистично.

В более трудной ситуации редко можно идентифицировать механизмы защиты, потому что они действуют длительное время, и человек не осознает наличие проблемы. Самоотчеты о стрессе обладают большим процентом ложных сообщений – многие из тех, кто сообщает в анкете, что не испытывает никакого стресса, в интервью указывает на наличие проблем. Большинство людей, отрицавших наличие проблем в самоотчете, строго говоря, не использовали механизм отрицания. Это была скорее бессознательная когнитивная переоценка. Для некоторых, если проблема уже решена, она не считается настоящей проблемой.

Другие не считают хронический, продолжающийся стресс «проблемой», если в течение указанного периода времени не случалось обострений. C. Aldwin приводит пример, согласно которому в экспериментальных интервью двое из ответивших на анкету сообщили, что их жизнь была «абсолютно замечательной, без проблем», но в интервью сказали, что фактически взяли на себя все заботы по уходу за больной женой. Эти люди были активной поддержкой – и эмоциональной, и действенной – для их жен, делая всю домашнюю работу, следя за процедурами лечения, разговаривая с врачами и т. д. Они могли бы сообщить в интервью об их боли, страданиях и о том, как волнуются за будущее и дать информацию о своих стратегиях совладания с эмоциями. Однако состояние здоровья их жен было стабильно на прошлой неделе, так что они не считали, что имеют проблемы. Ясно, эти люди не находились в состоянии отрицания. Они видели сущность проблемы, активно боролись с ней и с болезнью своих жен, с собственными эмоциональными реакциями. Все же окружающим они сказали бы, и очевидно честно, что их жизнь нормальная, без проблем. Скорее всего они частично дистанцировались от проблемы, чем отрицали ее. Эти люди сумели отделить общественное мнение от их собственного мнения. Определяя себя как не имеющих проблем, они использовали общественное мнение о себе для регуляции образа «Я» (и вероятно, своих эмоций). Эта стратегия может приводить к сокрытию существования проблем, и когда респонденты не сообщают о проблемах, исследователь не может оценивать их стратегии.

psy.wikireading.ru

Понятие стрессовых ситуаций и ресурсов преодоления их

Проблематика стресса, травмы, экстремальных и просто трудных жизненных ситуаций, а также возможных видов реакций на эти ситуации и их психологических последствий становится все более обширным полем исследований, и по мере роста числа исследований все острее становится проблема соотношения и разведения между собой ключевых понятий, описывающих сами ситуации, их восприятие и переживание, ресурсы противодействия им и преодоления их. Все более популярное понятие стратегии совладания (копинга) не становится одновременно более четким и исследователи испытывают растущие сомнения, решая вопросы о классификации изучаемых ими переменных[1].

Ресурсы индивида образуют реальный потенциал для совладания со стрессовыми ситуациями. Ресурсы — это жизненные ценности. Они могут быть осязаемыми и символическими, материальными и моральными. Они часто становятся объектами обмена между людьми: деньги, товары, услуги, информация, имущество, статус, любовь и т.п.[2]

Заметим, что успешность управления стрессорами напрямую зависит от характера и степени наличных и доступных ресурсов. Известно, что моральное состояние (например, оптимизм) и энергичность (запас жизненных сил) влияют на стойкость, а вера в свою результативность — на настойчивость при решении трудных жизненных проблем. Наличие же материальных средств (денег) открывает доступ к информационным, юридическим, медицинским и другим формам профессиональной помощи. Впрочем, доступность ресурсов в социальной структуре различна. Ибо в обществе неравномерно распределяются не только материальные блага, но и уважение, престиж, власть. Вот почему люди с низким экономическим статусом чаще чувствуют бессилие перед лицом стрессовых обстоятельств, нежели представители обеспеченных слоев общества. Установлено также, что люди, обладающие небольшими ресурсами, чаще выбирают стратегию избегания по сравнению с теми, кто не испытывает в них недостатка.

Изучая структуру личностных ресурсов, следует отметить, что стартовой точкой анализа выступает в данном контексте ситуация, возникшая помимо желания субъекта и обычно вопреки ему, которая предъявляет к субъекту определенные требования, вынуждая его затрачивать дополнительные ресурсы на ее преодоление либо приспособление к ней. Необходимость такой траты ресурсов может приобретать затяжной характер, а результаты этих затрат не всегда бывают успешными, то есть не всегда позволяют избежать неблагоприятных для субъекта изменений в его жизни.

В литературе широко распространены такие понятия как трудные жизненные ситуации, критические ситуации, стрессовые ситуации, экстремальные ситуации. Встречаются и более индивидуальные термины, такие как эксквизитные ситуации, трансординарные ситуации[3]. Выбор термина очевидно зависит от основания, по которому данная группа ситуаций выделяется из остальных. В терминологии в той или иной степени смешиваются несколько признаков таких ситуаций:

Рисунок 1 – Признаки стрессовых ситуаций

Понятие «стрессовая ситуация» как раз подчеркивает повышенные требования, предъявляемые к функционированию индивида.

Под понятием «ресурсы» мы будем понимать те индивидуальные особенности, в зависимости от которых задачи мобилизации, адаптации к стрессовой ситуации, ее преодоления и предотвращения неблагоприятных последствий решаются легче или, напротив, труднее. При этом различаются специфические, узконаправленные ресурсы, имеющие значение лишь для определенного класса стрессовых ситуаций, и универсальные метаресурсы, обладание которыми дает выигрыш в самых разнообразных стрессовых ситуациях.

Можно различать три их наиболее глобальных класса ресурсов совладания со стрессовыми ситуациями[4]:

Рисунок 2 – Основные классы ресурсов совладания со стрессовыми ситуациями

В свою очередь, в числе психологических ресурсов можно выделить следующие их разновидности[5]:

Разновидности психологических ресурсов совладания со стрессовыми ситуациями

Ресурсы устойчивости образуют наиболее надежную защиту от неблагоприятных обстоятельств жизни; с другой стороны, они во многом блокируют использование более гибких ресурсов саморегуляции.

Ресурсы саморегуляции в ситуации стресса тем самым во многом компенсируют дефицит ресурсов устойчивости даже в наиболее экстремальных жизненных обстоятельствах. Эта группа ресурсов, в отличие от остальных, основана во многом на переструктурировании системных связей во взаимодействиях с миром, и благодаря этому способна превращать в достоинства даже то, что на первый взгляд выглядит очевидным минусом, например, отчаяние, пессимизм и недоверие, травму и другие жизненные обстоятельства, резко ограничивающие возможности субъекта. Это мобилизует его на изменение структуры и компенсаторное повышение качества саморегуляции своей жизнедеятельности; так, у определенной категории лиц с ограниченными возможностями здоровья травма парадоксальным образом оказывается ресурсом роста[6]; известно, что ситуации клинической смерти и других околосмертных переживаний, сталкивающих человека с осознанием реальности собственной смерти, приводят к повышению чувства ответственности за свою жизнь и, как следствие, повышение ее качества[7].

Ситуации, предъявляющие к людям требования, которые превышают их обычный адаптивный потенциал, описываются в разных терминах: жизненные трудности, критические ситуации, негативные жизненные события, стрессовые жизненные события, травматические события, нежелательные события, жизненные кризисы, экономическая депривация, бедствия, катастрофы.

Понятие стресс обозначает комплекс ответных реакций человека при столкновении с ситуацией, подвергающей опасности его благополучие.

В процессе преодоления стрессовых ситуаций индивид, в нашем случае студент, использует различные ресурсы. Ресурсы — это все то, что человек использует, чтобы удовлетворить требования среды. Обычно различают два крупных класса ресурсов: личностные и средовые. Иногда их называют психологическими и социальными ресурсами. Личностные ресурсы включают навыки и способности индивида, а средовые — отражают доступность инструментальной, моральной и эмоциональной помощи со стороны социальной сетки. Более детальная классификация не только идентифицирует конкретные ресурсы, но и зачастую указывает на их источники. Поэтому выделяют культурные, политические и институциональные ресурсы.

lektsii.org

Что полезно знать о ресурсах преодоления стресса

Ресурсные концепции стресса и преодоления выгорания

Как следует из ресурсных концепций стресса, потеря ресурсов – это первичный механизм, ведущий к стрессовым реакциям. Стресс, согласно подобным представлениям, возникает в ситуациях:

представляющих угрозу потери ресурсов; фактической потери ресурсов;

отсутствия адекватного возмещения истраченных ресурсов, когда вложение личных ресурсов для достижения желаемого значительно превышает получаемый результат. Например, временные затраты или физические усилия для достижения какой-нибудь значимой цели значительно больше, чем приобретение, скажем, материального достатка, статуса или уважения.

В то же самое время, когда утрачивается какой-либо один ресурс, другие призваны ограничить инструментальное, психологическое и социальное воздействие разворачивающихся событий.

Согласно ресурсной концепции стресса, личностные, поведенческие и социальные переменные, отрицательно связанные с показателями выгорания, обозначаются как ресурсы, которые при определенных условиях обусловливают стойкость к развитию данного синдрома.

Стрессоустойчивость в широком понимании – это способность противодействовать воздействию стрессоров, либо активно преобразовывая ситуацию, в которой они проявляются, либо приспосабливаясь к ней. Под ресурсами стрессоустойчивости личности понимаются индивидуальные свойства и способности, обусловливающие психологическую устойчивость в стрессогенных ситуациях.

Для повышения стрессоустойчивости важным оказывается накопление («консервация») ресурсов, даже если стресс еще не проявил себя. Такая стратегия представляет некоторый антиципаторный копинг. Во многих случаях он служит ключом для понимания ответных стресс-реакций и стратегий преодолевающего поведения. К сожалению, подобный копинг плохо изложен в специальной психологической литературе.

В соответствии с теорией консервации ресурсов люди стремятся получить, сохранить

и защитить то, что ценно для них, и стараются использовать свои ресурсы наилучшим способом. Человеку также необходимо инвестировать (вкладывать) ресурсы, чтобы защититься от их потери, и стремиться восстановить потерянные ресурсы и приобрести новые.

Ресурсы и их классификация

Понятие психологических ресурсов определено пока недостаточно, чему виной – разного рода обстоятельства. Сам термин ресурс (ressourse) заимствован из французского языка и буквально означает «вспомогательное (техническое, энергетическое, информационное) средство». В случае с социальной и биологической жизнедеятельностью к ресурсам причисляют технические, денежные средства, природные и социальные ценности, запасы, возможности, источники средств и доходов. 96

96 Большой энциклопедический словарь. СПб., 1998. С. 1013.

Е. Старченкова, Н. Водопьянова. «Синдром выгорания»

О человеческих ресурсах обычно говорят, когда подразумевают человеческий потенциал в социуме, организации, государстве и др. Например, в организации – это все ее работники, которые вносят свой вклад в ее деятельность: занятые как полный, так и неполный рабочий день; постоянные и временные; работающие как и в центральном офисе организации, так и в ее филиалах или на дому.

Термин человеческие ресурсы отражает представление о том, что люди – это важный ресурс организации, который наряду с другими (материальными, финансовыми, информационными и т. д.) во многом определяет ее конкурентоспособность.

К наиболее изученным в настоящее время личностным ресурсам преодоления стресса относятся:

активная мотивация преодоления, отношение к стрессам как к возможности приобрести личный опыт и возможности личностного роста;

сила «Я-концепции», самоуважение, самооценка, собственная значимость, «самодостаточность»;

активная жизненная установка: чем активнее отношение к жизни, тем больше психологическая устойчивость в стрессовых ситуациях;

позитивность и рациональность мышления; эмоционально-волевые качества;

физические ресурсы (состояние здоровья и отношение к нему как ценности). Информационные и инструментальные ресурсы – это способность:

контролировать ситуацию (степень ее воздействия на человека оценивается адекватно);

использовать методы или способы достижения желаемых целей (мастерство, способность, успешность);

к адаптации, интерактивные техники изменения себя и окружающей ситуации, информационная активность и деятельность по преобразованию ситуации взаимодействия личности и стресс-ситуации;

к когнитивной структуризации и осмыслению ситуации.

Материальные ресурсы связаны:

с высоким уровнем материального дохода и материальных условий, позволяющих восстанавливать первичные физиологические потребности;

с безопасностью жизни;

со стабильностью оплаты труда; с хорошими «гигиеническими» факторами труда и жизнедеятельности (Куликов,

Личностные и социальные ресурсы преодоления выгорания

Г. Селье предложил различать два вида адаптационных ресурсов человеческого организма при стрессе – поверхностную и глубокую адаптационную энергию. Поверхностные ресурсы организма активизируются в стрессовой ситуации «по первому требованию», они достаточно легко восстанавливаются, например после отдыха, полноценного сна и питания, психофизической релаксации и др. Если происходит восстановление психоэнергетических (адаптационных) ресурсов, то организм не попадает в состояние предболезни.

Согласно гипотезе Г. Селье, поверхностная адаптационная энергия восполняется за счет глубокой, которая мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Активизация глубокой адаптационной энергии начинается тогда, когда человек долго находится в стрессогенной ситуации и когда израсходованы «поверх-

ностные энергетические ресурсы». Истощение глубоких ресурсов необратимо и ведет к старению и гибели организма (Селье, 1979).

Э. Фромм выделил три психологических ресурса, помогающих человеку в преодолении трудных жизненных ситуаций.

1. Надежда – психологическая категория, способствующая жизни и росту. «Надеяться

– значит в каждый момент времени быть готовым к тому, что еще не появилось на свет, и, несмотря ни на что, не отчаиваться, если на том или ином участке жизненного пути это

рождение не произошло». 97

2. Рациональная вера – убежденность в том, что существует огромное число реальных возможностей и нужно вовремя обнаружить эти возможности. Вера – рациональная интерпретация настоящего.

3. Душевная сила – мужество. «Душевная сила – способность сопротивляться попыткам подвергнуть опасности надежду и веру и разрушить их путем превращения в „голый“ оптимизм или в иррациональную веру». Спиноза под душевной силой понимал способность

сказать «нет» тогда, когда весь мир хочет услышать «да». 98 Б. Г. Ананьев (1980) отмечал, что толерантность личности к стрессам и выносли-

вость по отношению к факторам, вызывающим фрустрацию, зависит от наличия поддержки, моральной помощи, соучастия, сочувствия других людей, солидарности группы. Распад социальных связей влечет за собой ломку интраиндивидуальной структуры личности, возникновение острых внутренних кризисов, дезорганизующих поведение. Социальная поддержка в группе, работающей в условиях стресса, не снижая уровня напряженности, может способствовать «переводу» его неблагоприятных проявлений в благоприятные, т. е. «переводу» дистресса в эвстресс.

Социальная поддержка может быть:

институционной, исходящей от государственных структур; корпоративной, связанной с профессиональной, трудовой структурой (административ-

ная, профсоюзная поддержка); межличностной, исходящей от отдельных людей (семьи, друзей, знакомых).

Разновидностью социальной поддержки служит социально-психологическая поддержка: эмоциональная, информационная, инструментальная или функциональная. Это определенный буфер между стрессом и его негативными последствиями, смягчающий влияние последних для здоровья.

Социальная поддержка – внешний ресурс, представляющий собой весьма специфическую переменную, которая зависит от готовности личности обратиться за помощью. Способность обратиться за внешней поддержкой и принять ее – внутренний ресурс личности, который во многом обусловлен социально-психологической активностью индивидуума, формированием вокруг себя персональной «сети поддержки» и готовностью обрести ее в трудные периоды жизни.

Итак, социальная поддержка – важный ресурс сохранения психологической устойчивости личности в стрессовых ситуациях. Многие а вторы отмечают, что положительное социальное окружение (семья, друзья, коллеги) выступает одним из существенных факторов стрессоустойчивости личности. Соответственно его возможно рассматривать также в качестве социально-психологического ресурса преодоления стресса.

Еще один ресурс устойчивости к стрессам – психологическая компетентность индивида, уровень его психологической грамотности и культуры. Вместе с социальным опытом она определяет конкретные формы адаптивных процессов в стрессовых ситуациях.

97 Фромм Э. Революция надежды. СПб., 1999. С. 21.

98 Фромм Э. Революция надежды. СПб., 1999. С. 29.

X. Шредер (Schroder, 1984) выделил пять групп личностных переменных, ответственных за реакции на стресс:

1) когнитивные структуры;

2) представление о себе (самоотношение);

3) поведенческие модели (программы);

4) мотивационные структуры;

5) опыт межличностного поведения.

Все они содержат ресурсы жизненной стойкости.

Модели и стратегии преодолевающего поведения как ресурс стрессоустойчивости

Особую категорию ресурсов стрессоустойчивости представляют характер и способы преодоления стресс-ситуаций – стратегии и модели преодолевающего поведения. Они обусловлены жизненной позицией, активностью личности, потребностями в самореализации своего потенциала и способностей. Понятие coping, coping behavior используется для описания типичных способов поведения человека в различных стрессогенных ситуациях. Оно происходит от англ. cope (преодолевать, справляться).

В рамках когнитивно-поведенческого подхода преодоление (копинг) рассматривается как совокупность когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления стресса, или как стабилизирующий фактор, который может помочь людям поддерживать психосоциальную адаптацию в такое напряженное время (Lazarus, Folkman, 1984).

Концептуализация процессов преодоления занимает центральное место в современных теориях психологического стресса. Однако пока нет однозначного понимания многих механизмов такого преодоления. Например, необходимо более полное знание о том, как оно соот н осится с факторами стрессустойчивости или как ситуационные (средовые) факторы опосредуют его роль в процессе действия стресса.

Психологическое предназначение преодоления состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации, т. е. овладеть ими, ослабить их или смягчить и тем самым купировать стрессовое воздействие.

Как указывает в своей работе Б. Г. Нартова-Бочавер (Нартова-Бочавер, 1997), понятие преодоления охватывает широкий спектр человеческой активности, включающей все виды взаимодействия субъекта с внутренними и внешними задачами, при этом большое значение имеют дополнительные (характеризующие задачу и психологические особенности субъекта) условия.

В настоящее время выделяются три подхода к проблеме преодоления. Первый рассматривает его с точки зрения динамики эго как один из способов психологической защиты, ослабляющий напряжение. Согласно второму подходу, преодоление описывается терминами теории черт личности и воспринимается как относительно постоянная предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом. В рамках третьего, наиболее распространенного подхода преодоление понимается как динамический процесс, специфика которого определяется не только ситуацией, но и степенью столкновения субъекта с внешним миром, стрессовым событием.

Классификации типов ресурсов преодоления

Большинство классификаций копинг-ресурсов построено вокруг двух предложенных Р. С. Лазарусом и С. Фолкманом (Lazarus, Folk-man, 1984) модусов психологического пре-

одоления: проблемно-ориентированного (усилия направляются на решение возникшей проблемы); эмоционально-ориентированного (изменение собственных установок относительно ситуации).

Обе стратегии представляют собой усилия справиться с требованиями проблемы или ситуации. В первом случае мобилизуются ресурсы поведения для изменения проблемы, вызвавшей дистресс. Во втором – ресурсы концентрируются для регулирования пережива-

ний стресса (Lazarus, Folkman, 1984).

Усилия, направленные на регулирование эмоционального отклика (реакции) на ситуацию стресса, принимают различные формы. По мнению Р. С. Лазаруса и С. Фолкмана, это могут быть стратегии, направленные на уменьшение эмоционального дистресса (например, дистанцирование), когнитивное изменение события (ориентация на его положительные аспекты), намеренное усиление дистресса, чтобы мобилизоваться для действия, и др.

Виталияно (Vitaliano) выделяет проблемно-ориентированное и эмоционально-ориен- тированное преодоление (самообвинение, избегание, предпочитаемое истолкование).

Другие исследователи (Medvedova, 1997) подчеркивают, что, несмотря на терминологические различия, можно говорить о двух основных моделях мобилизации копинг-уси- лий: тех, что ориентированы на цель, и направленных на процесс. Первые представляют усилия по изменению или «пересиливанию» тех факторов среды, которые воспринимаются как стрессовые: это усилия по преодолению или регулированию собственных неприятных эмоций, возникающих в связи со стрессовым эпизодом. Примером могут служить когни- тивно-оценочная модель Лазаруса и Фолкмана, сфокусированная на проблемно-эмоцио- нальных аспектах, и модель преодоления Зейтлина, нацеленная на себя или на среду.

Модели, ориентированные на процесс, – это поиск встречи со стрессором или избегание их.

По степени овладения ситуацией выделяются активные и пассивные стратегии преодоления. К первым относятся: активно-когнитивный копинг (оценка ситуации), активноповеденческий копинг (вмешательство в ситуацию, избегание). 99

С помощью факторного анализа П. Торнтон были выделены 8 подвидов стратегий преодоления (Форманюк, 1994).

I. Активные стратегии

1. Проблемно-сфокусированные стратегии: планомерное решение проблемы; путь конфронтации.

2. Эмоционально-сфокусированные стратегии: дистанцирование масштаба проблемной ситуации; принятие ответственности на себя; отыскание положительного в происходящем.

II. Пассивная стратегия: эскапизм, избегание.

Л. И. Анцыферова (1994) выделяет в качестве путей совладания с жизненными трудностями стратегии приспособления (изменение своих характеристик и отношения к ситуации) и преобразующие.

К вспомогательным приемам самосохранения в ситуациях трудностей и несчастий относятся техники борьбы с эмоциональными нарушениями, вызванными неустранимыми, с точки зрения субъекта, негативными событиями. Например, уход и бегство из трудной ситуации, которые могут осуществляться не только в практической деятельности, но и чисто психологически – как внутреннее отчуждение или подавление мыслей об этой ситуации.

99 Billings A. G., Moos R. H. Coping, stress and social reources among adults with unipoiar depression // Jornal of Personality and Social Psychology. 1984. № 46.

studfiles.net

Ресурсы преодоления стресса

Человечество всегда боялось стрессов, используя для защиты от них ритуалы, амулеты, приметы, заговоры, молитвы, веру в Светлые силы. Все это говорит о том, что человеку всегда хотелось чувствовать себя более защищенным от воздействия неожиданных стрессоров.

Наблюдая за поведением людей в ситуациях стресса, мы видим, что одни легче реагируют на стресс и быстрее восстанавливаются после него, а другие чувствуют себя подавленными и больными, пережив схо­жие ситуации. Можно предположить, что, столкнувшись со стрессом, люди обладали различными ресурсами преодоления. Понятие «пси­хологический ресурс» определено в психологии пока недостаточно.

Р. Лазарус считает, что копинг-поведение является результатом взаимодействия копинг-стратегий и копинг-ресурсов (личностных и средовых) [Lazarus, 1986]. Решающее значение в процессе прео­доления стрессов современные ученые отводят роли именно лич­ностных ресурсов. К ресурсам личности Н. Е. Водопьянова [2005J относит знания, умения, навыки, способности, опыт, модели кон­структивного поведения, дающие возможность человеку быть более адаптивным и стрессоустойчивым.

Использование понятия «ресурс» более традиционно для моде­лей антивыгорания (например, теория консервации ресурсов), чем для теорий стресса. В последнее время ресурсные концепции стрес­са и выгорания завоевывают все большее признание. Это связано с тем, что, используя в повседневной жизни наши ресурсы, мы повы­шаем свою стрессоустойчивость.

Информационная модель стрессоустойчивости, выделяет напри­мер, несколько видов ресурсов.

Когнитивное преодоление — использование позитивного мышле­ния для анализа причин стресса и поиска способов его преодоления, поиск и оценка ресурсов, которые могут быть использованы для прео­доления стресса. Когнитивные последствия стресса — нарушения кон­центрации внимания, расстройства запоминания, ошибки мышления.

Эмоциональное преодоление — осознание и принятие своих чувств и эмоций, овладение социально приемлемыми формами проявления чувств, контроль динамики переживания, устранение застреваний на переживании ситуации и др. Типичными эмоциональными стрессовыми реакциями являются переживания страха, печали, тревоги, беспомощности или гнева.

Поведенческое (деятельностное) преодоление — коррекция стра­тегий, планов и задач деятельности, изменение поведения или дея­тельности. Поведенческие стрессовые реакции — агрессия, бегство, дезорганизация.

Социально-психологическое преодоление — коррекция жизнен­ных ценностей, изменение ролевого поведения, межличностных от­ношений [Куликов, 1995, 2000].

Мы можем использовать ресурсы в момент стресса или «кон­сервировать» их, то есть укреплять свои ресурсы задолго до того, как окажемся в стрессовой ситуации (помогать друзьям, заниматься спортом, вкладывать деньги в собственное обучение и здоровье).

Многие авторы отмечают, что положительное социальное окру­жение (семья, друзья, коллеги) также может быть одним из важней­ших факторов сохранения стрессоустойчивости личности. В связи с этим социальное окружение может рассматриваться как социально-психологический ресурс преодоления стресса [Никифоров, 2002]. Б. Г. Ананьев писал о том, что на психологическую устойчивость личности влияет наличие моральной поддержки и сочувствия со стороны других людей [Ананьев, 1980].

С. Файимеи предложил модель взаимосвязи стресса и под­держки. Каждый человек не только нуждается в системе поддержки, но и несет ответственность за нее. Психологи [Глейтман и др., 2001] от­мечают, что люди, которые получают поддержку от социального окру­жения (друзей, членов семьи), переживают любой стресс с меньшими потерями. Лица, состоящие в полноценном браке и других социальных взаимоотношениях, обладают большей сопротивляемостью болезням по сравнению с теми, кто разведен и одинок. Специалисты, имеющие хотя бы одного друга среди коллег, также менее подвержены стрессу [Fontana, 1995]. Развитию заболевания после эмоционального стресса способствует состояние беспомощности, когда человек чувствует себя одиноким, никому не нужным, считают Г. Енджел и А. Шмале [цит. по: Исаев, 2006]. Именно поэтому социальная поддержка может рас­сматриваться как механизм, снижающий отрицательные последствия стресса. Актуальные житейские обстоятельства, социальная среда вли­яют на подверженность человека стрессу: конфликт между постоянно изменяющимися требованиями социального окружения и возможно­стями индивида удовлетворять их может спровоцировать заболевание.

Социальная поддержка может идти от государственных струк­тур (институционная), по месту работы — от администрации или профсоюзов (корпоративная поддержка), через межличностные от­ношения и неформальные группы (друзья, семья, знакомые). Можно выделить три вида социальной поддержки:

  1. материальная (например, деньги или машина напрокат);
  2. эмоциональная (например, любовь или забота);
  3. информационная (нужная информация или своевременный со­вет).

Социальная поддержка помогает предотвратить развитие дистрес­са (члены семьи и друзья могут вовремя заметить, что наши ресурсы истощаются, и предупредить: «Не делай этого!», «На этой работе у тебя одни стрессы — подумай, может лучше ее поменять?») и смяг­чить переживание негативных последствий стресса. Многочисленные исследования выявили, что люди, имеющие социальную поддержку, меньше подвержены депрессии, лучше учатся, у них ниже уровень хо­лестерина в крови. Исследования показали также, что женщины более склонны искать поддержку у других женщин. Однако не менее важно обучать и мужчин искать и принимать поддержку.

Ресурсы стрессоустойчивости личности

В психологической литературе существует достаточно много классификаций ресурсов [Фромм, 1999; Куликов, 1995; Хобфолл, 1993; Водопьянова, 2005]. Например, Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старенкова [2005] включают в понятие ресурсы личности умения и навыки, знания и опыт, модели конструктивного поведения, актуализированные способности, которые дают возможность человеку быть более адаптивным и стрессоустойчивым, успешным и удовлетворенным качеством своей жизни. Большинство авторов выделяют внутренние (личностные) и внешние ресурсы.

Данная классификация может использоваться тренером и как методологическая основа для разработки программы антистрессо­вого тренинга. Любой из приведенных в таблице ресурсов может стать предметом для обсуждения в группе тренинга.

5psy.ru

Страницы будущей книги. ПРОБЛЕМА ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССА. ЧАСТЬ 2. ПРОЦЕССЫ И РЕСУРСЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ СТРЕССА

Автор: В. А. БОДРОВ

Заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор медицинских наук, профессор, зав. лабораторией инженерной психологии и эргономики Института психологии РАН

Процесс преодоления стресса рассматривается с позиций системно-деятельностного и трансактного подходов к оценке ситуации и личных ресурсов, выбору стратегий поведения и контролю за ним. Приводятся классификации процессов преодоления и данные по проблеме осознанного и неосознанного развития этих процессов. Определяется понятие "ресурсы" человека, анализируются ресурсные модели стресса, особенности развития и распределения ресурсов, их виды и специфика влияния на процесс преодоления стресса. Обсуждаются роль трудовой деятельности как ресурса преодоления и способы снижения стресса на рабочем месте.

Ключевые слова: стресс, преодоление стресса, классификация процессов преодоления, осознанность/неосознанность процесса преодоления, ресурсная модель, личные и социальные ресурсы.

ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРЕССА КАК ПРОЦЕСС

Процесс преодоления стресса определяется используемыми для его реализации индивидуальными возможностями (ресурсами), а также стратегиями поведения и способами действий в стрессогенной ситуации. Эти факторы формируют механизмы психической регуляции преодоления стресса и характеризуют сущность данного процесса.

Проблема психической регуляции функционального состояния человека (психологической напряженности, стресса, утомления, монотонии, десинхроноза и т.д.) является предметом изучения многих отечественных специалистов (Л. Г. Дикой, А. Б. Леоновой, В. Л. Марищука, В. И. Медведева, А. О. Прохорова, Л. Д. Чайновой и др.). Исследования механизмов зарождения, развития, проявления и преодоления этих неблагоприятных состояний позволяют обосновать и разработать методы их профилактики и коррекции, основанные на знании особенностей патогенетических процессов, функциональных нарушений.

Существенный вклад в развитие теории и методологии изучения этой проблемы сделан Л. Г. Дикой [9, 10]. Согласно разработанной ею системно-деятельностной концепции саморегуляции психофизиологического состояния человека, психическая саморегуляция рассматривается одновременно и как психическая деятельность, и как системное свойство субъекта. Представление о деятельностной сущности этого процесса было обосновано и экспериментально подтверждено на основе использования концептуального аппарата теорий психологической системы деятельности (В. Д. Шадриков), функциональных систем (П. К. Анохин) и психической деятельности. Показано, что специфическая особенность саморегуляции заключается в том, что активность субъекта при регуляции функционального состояния в условиях стресса носит целенаправленный, произвольный характер и становится деятельностью, включающей в себя все ее психологические блоки (мотив, цель, программу, информационную основу и т.д.).

Следует отметить, что на процессы регуляции психических состояний и их преодоления, включая и стресс, влияет степень несоответствия между субъективным восприятием трудной ситуации и ее объективной сложностью. Положение о роли этого рассогласования получило развитие в концепции проблемности как явления психической деятельности, влияющего на механизмы регуляции функциональных состояний.

В исследованиях Ю. Я. Голикова и А. Н. Костина [6 — 8] показано, что усложнение профессиональной деятельности определяет особенности многоуровневых процессов психической регуляции трудового процесса и функциональных состояний. Это приводит к возникновению разных типов проблемности, в том числе связанных с развитием стресса. Содержание этих феноменов ("проблемные моменты", "проблемные ситуации" и "проблемы") и разные формы психической активности (текущая, ситуативная и долгосрочная) отражаются на специфике процесса психической регуляции стресса и действий по его преодолению. Авторы отмечают, что развитие стресса сопровождается повышением роли личностных детерминант, что приводит к возникно-

вению новых типов проблемностей. В их формировании значительную роль начинают играть психологические механизмы регуляции процесса преодоления стресса и, в частности, выбор и мобилизация соответствующих стратегий и стилей поведения.

Одним из свойств личности, обеспечивающим успешность преодоления стресса, является ее стрессоустойчивость. В работах В. А. Бодрова и А. А. Обознова [5, 18] для изучения психических детерминант стрессоустойчивости человека-оператора использован системно-регулятивный подход, основанный на "вычленении" психических процессов в связи с их непосредственной функцией в регуляции операторской деятельности. В исследованиях психической регуляции деятельности выявлены сходные по структуре и составу функциональных звеньев варианты регуляторной системы [14, 16, 21]. На основании этих работ было проведено теоретико-эмпирическое изучение устойчивости к воздействию стрессора ряда функциональных звеньев, входящих в систему психической регуляции деятельности, а именно: 1) "критериев успешности", "заданных программ" и "образов-прогнозов", которые обеспечивают субъективную представленность информации о требуемых результатах и программах их достижения; 2) "предвосхищающих схем" и "оперативных образов", обеспечивающих субъективную информацию о текущих параметрах управляемого процесса; 3) "концептуальной модели", позволяющей оператору проводить постоянное сличение и синтез в единое динамическое представление двух тенденций — той, которая должна быть в настоящем и будущем, и той, которая имеется фактически; 4) "принятия решения", основанного на выборе из нескольких альтернатив — либо оценки сложной ситуации, либо придания ей меньшего значения, либо выполнения определенных действий и т.д.; 5) "планирования" и "коррекции исполнительных действий", которые обеспечивают функцию текущего запуска, реализации и контроля этих действий.

В результате проведенного исследования установлено, что система психической регуляции, включающая перечисленный выше состав функциональных звеньев, обеспечивает стрессоустойчивость человека-оператора. Есть основание утверждать, что критерии успешности и принятия решения играют ключевую роль в системе психической регуляции стрессоустойчивости оператора. Отсюда следует, что в процессе психической регуляции поведения по преодолению стресса ведущими функциональными блоками являются принятие решения при выборе стратегии преодоления на основе предвосхищающей положительной оценки ее реализации.

Преодоление стресса является процессом формирования и реализации когнитивных и поведенческих действий, усилий, а также защитно-приспособительных эмоциональных реакций, направленных на реализацию внешних и внутренних требований среды. Этот процесс включает: 1) мотивационно-целевую направленность на преодоление стресса в конкретных условиях; 2) оценку ситуации и собственных ресурсов человека на основе восприятия и сопоставления информации о них, подготовку и принятие решений об использовании адекватных стратегий поведения; 3) включение механизмов эмоционально-волевой регуляции особенностей проявления выбранной стратегии; 4) мобилизацию энергетических ресурсов для достижения выбранной формы поведения по преодолению; 5) реализацию конкретных действий по преодолению; 6) оценку достигнутого результата и при необходимости — в случае недостаточного эффекта (прогнозируемого или реального) использованных усилий или ограниченных личных возможностей (ресурсов) — когнитивную переоценку стрессогенного события. Таким образом, процесс преодоления стресса представляет собой последовательную смену компонентов психологической системы деятельности по оценке (переоценке) стрессогенной ситуации и ресурсов конкретного человека, а также по выбору и реализации адекватной стратегии поведения и действий в условиях развития стресса. Между этими компонентами имеется тесная связь, характеризующая закономерно следующие друг за другом стадии развития процесса преодоления стресса.

Стрессовые ситуации и их воздействия на человека развиваются в течение определенного отрезка времени: одни длятся лишь несколько мгновений, другие могут сохраняться несколько месяцев и лет. Преодоление стресса является процессом, который разворачивается практически на протяжении всего стрессового события, часто начинаясь даже до возникновения "стрессового случая" и продолжаясь после завершения трудной ситуации.

Процесс преодоления стресса следует рассматривать с учетом нескольких положений. Во-первых, его течение определяется особенностями личных и социальных ресурсов конкретного человека, которыми тот располагает для преодоления стрессовых условий. Во-вторых, этот процесс зависит от проявления специфических когнитивных и поведенческих стратегий, которые использует человек для управления стрессовыми условиями и своими эмоциональными реакциями. В-третьих, существуют индивидуально-своеобразные способы преодоления стресса — адекватные и постоянные для данного человека приемы поведения в определенной стрессовой ситуации или при воздействии разных стрессоров.

В современной науке не существует общепринятой классификации процессов преодоления стресса, и большинство исследователей использует для ее решения два основных подхода. Один подход подчеркивает направленность этого процесса — его ориентацию на саму личность или на деятельность в ответ на воздействующий стрессор. Человек может или предпринять активные действия для решения возникшей проблемы, или попытаться уйти от нее и сосредоточиться только на преодолении вызванных ею эмоций. Другой подход делает акцент на используемом способе преодоления, рассматривая, какая сфера психики привлекается первично — когнитивная или поведенческая. К. Олдвин [22] сравнила два этих подхода и попыталась создать интегрированную концепцию процессов преодоления. Она положила в основу этой концепции индивидуальную ориентацию на стрессор и разделила стратегии преодоления на избегающую и детализирующую. Каждая из двух стратегий, в свою очередь, разделены на категории, которые отражают когнитивное и поведенческое преодоление. С учетом этих дифференцирующих категорий автором предложены четыре базовых типа процессов преодоления: детализирующий-когнитивный, детализирующий-поведенческий, избегающий-когнитивный, избегающий-поведенческий.

Когнитивное детализирующее преодоление включает процессы логического анализа и оценки (позитивной переоценки) ситуации и своей реакции. Такое преодоление связано с фокусировкой внимания и восприятия каждого аспекта ситуации, извлечения и использования информации из соответствующего прошлого опыта, мысленной репетицией альтернативных действий и их вероятных последствий и принятия соответствующей информации с целью ее реструктуризации, выявлением позитивных обстоятельств и форм адекватного поведения. Поведенческое детализирующее преодоление заключается в поиске способов осуществления конкретных действий, чтобы справиться с ситуацией и ее последствиями. Когнитивное избегающее преодоление состоит из реакций, направленных на снижение или отрицание серьезности проблемы и ее последствий, а также на принятие ситуации такой, как она есть. Поведенческое избегающее преодоление представляет собой поиск альтернативных источников снижения эффектов стрессогенных воздействий, например, замещающей деятельности. Этот тип преодоления предполагает в некоторых случаях открытое выражение ярости и отчаяния, а также поведение, снижающее напряжение (употребление транквилизаторов, занятие "хобби" и т.д.).

Остается дискуссионным вопрос о том, являются ли процессы преодоления осознаваемыми или неосознаваемыми. Ранние модели адаптации к стрессу были основаны на представлении о бессознательных реакциях на стрессоры. С точки зрения бихевиоризма, люди автоматически, неосознанно реагируют на воздействия внешней среды, а с позиций психоанализа основой этого поведения являются подсознательные механизмы защиты.

Для трансактной парадигмы процесса преодоления стресса характерно представление о человеке не как пассивно реагирующем на окружающую среду, а как активно взаимодействующем с ней. Сам термин "стратегия преодоления" подразумевает осознанный процесс активной оценки ситуации и своих возможностей, рационального принятия решения. А. Стоун и Дж. Ниэйл высказали положение о том, что преодоление стресса обеспечивается осознанными усилиями по удовлетворению стрессогенных требований [43]. Они, однако, отмечают, что имеется большое количество данных, свидетельствующих о том, что психодинамические защитные механизмы, некоторые из которых являются неосознанными, имеют важное значение для преодоления эмоционального конфликта и личностной травмы. Заслуживает внимания также точка зрения на процесс преодоления стресса, высказанная К. Олдвин [22]. Она полагает, что начальной реакцией на стрессор может стать бессознательная активация, а по прошествии некоторого времени большинство людей оценивает ситуацию осознанно и более реалистично.

Процесс преодоления стресса, связанный с мобилизацией личных и социальных ресурсов и использованием тех или иных стратегий поведения, зависит от особенностей влияния на него и таких факторов, как демографические и личностные качества человека, условия внешней среды, жизненные кризисы, значимость ситуации и других, которые определяют выбор и интенсивность проявления эмоционально-когнитивных реакций и поведения по преодолению стресса [27, 28, 37].

РЕСУРСНЫЙ ПОДХОД К РЕГУЛЯЦИИ СТРЕССА

Одно из современных направлений в развитии теории психологического стресса связано с разработкой концепции о роли ресурсов человека в зарождении, проявлении и преодолении этого состояния. П. Вонг отмечает, что ". преодоление стресса является эффективным в той степени, в какой человек располагает и может использовать соответствующие ресурсы и стратегии преодоления" [46, с. 51].

Развитие и реализация ресурсов преодоления стресса служат, пожалуй, основным фактором противодействия ему. Ресурсы являются теми физическими и духовными возможностями человека, мобилизация которых обеспечивает выполне-

ние его программы и способов (стратегий) поведения для предотвращения или купирования стресса.

В понятие "ресурсы" вкладывается различный смысл. Один из вариантов определения этого понятия основан на предположении, что за ним стоит вполне определенное и объективно регистрируемое явление, например, активирующая функция ретикулярной формации, изменение кровотока или процессы метаболизма гликопротеина в мозгу. Другой вариант определения связан с пониманием ресурса как теоретического конструкта, отражающего некоторое идеальное свойство, присущее системе преобразования информации и энергии и характеризующее степень ограниченности и распределяемости средств ее функционирования. Выделение этого свойства создает принципиальную возможность оценивать количественную меру "вовлеченности" различных средств обеспечения данной системы в решаемую задачу (задачи), т.е. определять функциональную загрузку человека. Согласно третьему варианту под ресурсами понимают возможности регуляции функций организма и психики человека.

По нашему мнению, ресурсы регуляции различных форм активности человека (включая трудовую деятельность) — это некоторый функциональный потенциал, обеспечивающий высокий уровень реализации его активности, выполнения трудовых задач, достижения заданных показателей в течение определенного времени. Если рассматривать психическую регуляцию как функциональную систему, то ресурсы регуляции имеются у каждого из выделенных компонентов, образующих эту систему.

Выдвигая идею множественности ресурсов, Д. Навон и Д. Гофер [40] сформулировали ряд постулатов концепции человеческих ресурсов:

1. "человеческая система" в любой момент времени обладает определенными возможностями по преобразованию информации, которые называются ресурсами;

2. деятельность характеризуется не только количеством использованных ресурсов, но и эффективностью их применения;

3. для конкретного человека в определенный момент времени трудовая задача определяется рядом параметров информации (качество и количество стимулов, кодирование, размещение и т.п.) и человека (личностные особенности, профессиональные способности и подготовленность, субъективная сложность и значимость задач и т.п.), соотношение которых обусловливает ресурсную обеспеченность деятельности;

4. функция деятельности характеризуется соотношением качества рабочей информации (как результата сопоставления условий выполнения задачи и возможностей субъекта) и величины ресурсов.

Таким образом, концепция проявления ресурсов основана на том положении, что человек использует все возможности для правильного распределения своих ограниченных ресурсов. Эффективность использования этих ресурсов зависит от параметров, характеризующих как саму задачу (величина нагрузки) или ситуацию (степень угрозы, ответственности и т.д.), так и возможности человека.

Проблема психологического стресса с позиций ресурсного подхода нашла отражение в соответствующей модели, согласно которой стресс возникает в результате реальной или воображаемой потери части ресурсов, включающих поведенческую активность, вегето-соматические, психические и профессиональные возможности, личностные характеристики [29 — 32].

П. Вонг [46] разработал модель ресурсов и их соответствия требованиям эффективного преодоления стресса, схема которой представлена на рисунке.