Расстройства

Вопросы на тему депрессия

24.07.2018

Презентация на тему: Великая депрессия

Великая депрессия. XX век Новейшая история

План урока. 1.Начало Великой депрессии. 2.Социальные последствия депрессии. 3. «Новый курс» Ф.Рузвельта. 4.Значение реформ Рузвельта. 5.Усиление роли государства в экономике.

Задание на урок. Что привело к «Великому кризису»? Какие меры способствовали выходу из него?

1.Начало Великой депрессии. Кризис в Нью-Йорке. В октябре 1929 г. рухнул финансовый рынок США.Закрылось 5 тыс. банков, вкладчики по теряли 10-и тыс.$.Вслед за США кризис пора зил Европу.Промышленное производство упало в 2-5 раз.Начался Великий кризис. Его причины крылись в нерегулируемости эко-номики Запада.Банки активно занимались биржевыми спекуляциями и не вкладывали капиталы в реальное производство.

1.Начало Великой депрессии. Ф.Белл- «Король Шампанского» торгует яблоками. Мировой рынок сбыта оказался перенасы-щен товарами, а по-купательная спосо-бность населения была низкой.Биржи этих тенденций не учитывали и занима лись спекуляцией ценных бумаг. Разрыв между произ-водством и потреб-лением и привел к кризису. В 1933 г. в США банки не рабо-тали,люди не могли покупать товары, свободных капита-лов не было.

2.Социальные последствия депрессии. Агентство помощи безработным. Уровень жизни миллионов людей упал.Фер-меры продав товар не могли рассчитаться с долгами.Горожане не могли покупать про-довольствие.В США расцвела мафия,полу-чавшая прибыли от нелегального производ ства и продажи алкоголя. Рабочие,безработные,разорившиеся предпри нимателиначали борьбу за свои права.Бо-льшое влияние получили коммунисты и фашисты.

2.Социальные последствия депрессии. Бесплатная раздача супа безработным. Они требовали изменения экономической сис темы.Фермеры блокировали дороги.В 1932-33 г. страну охватили «Марши голодных». Во время одного из них во главе колонн шли ветераны 1 мировой воны.Они блоки-ровали Белый дом и президент Гувер от-дал приказ разгромить безработных. Это только обострило ситуацию в стране.

3. «Новый курс» Ф.Рузвельта. Ф.Д.Рузвельт. Выход из ситуации был или в установлении диктатуры,или в огра-ничении свободного предпринимательства В 1932 г. президентом США стал Ф.Рузвельт предложивший вто-рой вариант. Его «Новый курс» преду сматривал банкротст-во несостоятельных банков,страхование вкладов,государственное регулирование. В 17 отраслях вводи-лись Администрации и правила «честной конкуренции».

3. «Новый курс» Ф.Рузвельта. «Дейли миррор» о «Новом курсе». Вводились единые це-ны,распределялся ры нок сбыта,ограничива лся рабочий день,вво дилась минимальная зарплата. В сельском хозяйстве излишние посевные площади сокраща-лись. Был отменен «сухой за- кон».В 1935 г. были подписаны коллектив ные договоры между предпринимателями и профсоюзами. Паде-ние производства пос тепенно прекратилось но подъем не насту-пил.

4.Значение реформ Рузвельта. Плотина в долине Теннесси. «Новый курс» обеспечил Рузвельту поддержку всего населения. Про-тив выступили монопо листы. В 1936г.Верхов-ный суд США даже от-менил ряд законов. Но на выборах 1936 г. Руз-вельт вновь одержал победу. Он смог под-нять уровень жизни, ра сширил рынки, норма-лизовал отношения с СССР.В ходе реформ капиталистическое об-щество изменилось.

4.Значение реформ Рузвельта. Ф.Рузвельт и Г.Уоллес на Выборах 1940 г. Капитализм был ограничен и подчинился го-сударству.Запад вступил в стадию индуст-риального общества.Были расширены пра-ва профсоюзов.Но монополизм экономики только усилился.В итоге сложился государ-ственно-монополистический капитализм.Го-сударство ограничивало монополии и про-водило сильную социальную политику.

5.Усиление роли государства в экономике. Инфляция в Германии. Банкноты в 50 млрд и 500 млн марок. Государственное регули рование ранее прово-дилось в СССР в го-ды НЭПа и оно стало образцом для стран Запада.В 1933 г. по пу-ти регулирования по-шли Италия и Герма-ния, но они свернули на путь тоталитариз-ма.Демократический вариант был осущес-твлен в Швеции и Да-нии.Во Франции пра-вительство «Народно го фронта» провело реформы в духе «Но-вого курса».

5.Усиление роли государства в экономике. Ласаро Карденас Президент Мексики В Великобритании 2-ы к власти приходили лейбористы,но прео-долеть трудности они не смогли и в сер. 30-х гг.к власти возврати лись консерваторы. Демократические вари-анты реформ прошли и в Латинской Амери-ке.В 1934-40 гг в Мек-сике Л.Карденас наци-онализировал нефтя-ную промышленность железные дороги и передал часть земли крестьянам.

ppt4web.ru

Вопросы-ответы на тему Uber

Периодически водители задают различные вопросы о работе в Убер. Понятно, что я — партнер, и поэтому должен делать всё, чтобы помочь и обучить. Иногда вопросов поступает столько, что от них уже не знаешь, куда деться)) Десяток диалогов, открытых в мессенджерах, — это обычное явление. Сегодня пришел прямо целый список вопросов. Они все — от одного и того же водителя. Что ж, он обстоятельно подошел к поездкам и это похвально. Из ответов на эти вопросы и получился очередной материал. Думаю, он будет полезен многим. Даже опытные водители смогут найти что-то новое.

  1. Что реально делать с клиентами, которые едут за город? Статью читал.
  2. Как можно временно отключать функцию поиска след заказа?
  3. Подключаете ли к уклону?
  4. Не запрещенно правилами, когда пиковый коефициент, специально использовать функцию в направлении? Не в Борисполь.
  5. Когда (максимально детально) больше всего клиентов?
  6. Как быстро обновляются коефициенты?
  7. Если указывать в направлении, в размере какого радиуса к цели оно ищет заказ?

Итак, ответы. Не поленитесь прочесть.

Вопрос: Что реально делать с клиентами, которые едут за город? Статью читал.

Ответ: Реально — примите за правило не ехать за город, если коэффициент меньше 2.0. В 90% случаев вы ничего не заработаете. Отменяйте/завершайте поездку, просите компенсацию за подачу. Это в рамках правил и это выгоднее, чем потерять полтора-два часа за 50 грн.

Ответ: Отключить функцию поиска следующего заказа пока еще можно, если после принятия поездки зайти в меню этой поездки и установить селектор в поле «Не принимать следующие заказы». Но в Харькове вчера была проблема — не получалось. Там открытые поездки — возможно, из-за этого.

Ответ: К Уклону подключает только Уклон. Все детали — у них.

Ответ: Убер в данное время ограничивает функцию поездок в заданном направлении во время жуткого пекла (высоких коэффициентов). Но не всегда и не везде. Нужно пробовать. Срабатывает с 3-5 раза.

Ответ: Вопрос не только в «когда», но и в «где, откуда и куда». Более-менее детально я объяснял вот здесь: Нюансы работы в Убер: где искать пассажиров

Ответ: Примерно раз в 30 секунд — 2минуты на карте водителя. Но не это является определяющим. Вы можете получить заказ из зоны 2.5, где еще полминуты назад было 1.6. Дело в том, что при заказе поездки за пассажиром текущий коэффициент закрепляется минуты на две. Если он начал заказ в тот момент, когда коэффициент еще был 1.6, то заказ и уйдет вам с таким коэффициентом. Если же он заказывает дольше двух минут, то стоимость может поменяться на актуальную. Таким образом, из зоны 2.5 иногда можно получить заказ с 1.6. Или вовсе без коэффициента.

Ответ: Насколько я понимаю, вопрос об использовании функции «Поездка в направлении». Я не знаю точных цифр. И сомневаюсь, что кто-либо знает. На практике бывает как совпадение дом в дом, так и отклонение от цели километров на 5-6.

Как-то так. Надеюсь, каждый смог найти для себя что-то новое в этих вопросах/ответах. Если возникли дополнительные вопросы — задавайте. Постараюсь ответить.

uber-forum.com

депрессия у беременных

Популярные статьи на тему: депрессия у беременных

В настоящее время для лечения АГ у беременных достаточно широко применяют ?-адреноблокаторы, хотя еще недавно довольно часто высказывались опасения, что они, снижая маточно-плацентарный кровоток, задерживают рост плода.

Перед назначением антигипертензивных препаратов следует рассмотреть возможность немедикаментозных вмешательств по снижению АД.

тематический номер: ПЕДИАТРИЯ, АКУШЕРСТВО, ГИНЕКОЛОГИЯ Термин «репродуктивная психиатрия» относится к здоровью женщин, которые могут испытывать эмоциональные нарушения в связи с различными этапами репродуктивного цикла. В.

Депрессивное состояние можно описать как ощущение печали, горечи, несчастья, отсутствие радости и потерю интереса к жизни.

Депрессия является одной из наиболее актуальных проблем современной медицины. В глобальной структуре бремени заболевания (смерть + инвалидизация) большие депрессивные расстройства (БДР) на сегодняшний день занимают четвертое место среди всех патологий, а.

Дефицит йода – актуальная проблема для каждого третьего жителя планеты. Сколько же нужно потреблять йода? А если вы – будущая мама? Узнайте, как влияет йододефицит на беременных и какое количество йода рекомендуется употреблять во время беременности.

Тематика конференции основывалась на наиболее актуальных и нерешенных вопросах дерматовенерологии и косметологии, а доклады участников отвечали современным научно-практическим требованиям.

О вредности чрезмерного потребления сахара хорошо известно, этой проблеме посвящена обширная научная и научно-популярная литература.

Синдром раздраженного кишечника (СРК) – функциональное заболевание, которое встречается у 10-45% населения земного шара. Такой большой разброс цифр обусловлен зачастую качеством диагностики и вообще уровнем медицинской помощи в стране, особенностями.

Вопросы и ответы по: депрессия у беременных

Новости на тему: депрессия у беременных

Склонность к депрессиям, стресс, отсутствие социальной поддержки и нежелательность беременности – вот основные факторы, которые, по оценкам способствуют повышению риска развития депрессии у беременных женщин. Своевременная диагностика этих симптомов способна снизить вред, угрожающий как матери, так и ребёнку.

Беременность сопровождается серьезной гормональной перестройкой организма – иногда такие перемены приводят к появлению симптомов депрессии. Но беременным надо помнить о потенциальном вреде приема антидепрессантов для здоровья будущего младенца.

Американские ученые пришли к выводу, что в качестве альтернативного метода лечения депрессии у беременных женщин целесообразно применять акупунктуру. Как известно, предродовой депрессией страдает около 14% беременных женщин, при этом многие из них отказываются от медикаментозного лечения, опасаясь навредить здоровью своего будущего ребенка.

У мужчин, готовящихся стать отцами, нередко появляются симптомы депрессии, вызванные тревожным ожиданием предстоящих родов у жены и беспокойством за ребенка. Но психологическое состояние мужа может отрицательно сказаться на протекании беременности.

Течение беременности нередко сопровождается появлением депрессии. Но многие будущие матери отказываются от ее лечения, опасаясь нанести вред здоровью ребенка. Ученые из Швеции считают, что прием антидепрессантов определенного класса безопасен.

«Каноническое» объяснение причин постнатальной депрессии сводится к эндокринной теории: это достаточно тяжелое психическое расстройство развивается в результате гормональных изменений в организме беременной. Но ученые из Австралии с этим не согласны.

Будущим матерям следует быть острожными с приемом любых лекарств, поскольку они могут навредить плоду, организм которого очень чувствителен к посторонним веществам. А прием антидепрессантов беременными повышает риск развития у ребенка тревожности.

Многие роженицы отказываются от эпидуральной анестезии, ошибочно полагая, что она может нанести вред их здоровью или здоровью младенца. Между тем, такое обезболивание не только безопасно, но и заметно снижает риск развития постнатальной депрессии.

Период беременности связан со значительной гормональной перестройкой организма, что сказывается на его общем состоянии, включая психику. Растет число беременных, принимающих антидепрессанты – между тем занятия йогой эффективны не менее чем лекарства.

www.health-ua.org

Затяжные и хронические эндогенные депрессии (вопросы психопатологии, клиники и нозологическая оценка) тема диссертации и автореферата по ВАК 14.00.18, кандидат медицинских наук Дикая, Татьяна Ивановна

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Дикая, Татьяна Ивановна

Глава 1. Обзор литературы.

Глава 2. Характеристика материала и методы исследования.

Глава 3. Особенности психопатологии и динамики длительных эндогенных депрессий .

3.1. Особенности психопатологии и динамики затяжных эндогенных депрессий.

3.2. Особенности психопатологии и динамики хронических эндогенных депрессий.

Глава 4. Клинические особенности и течение заболеваний, протекающих с формированием длительных многолетних эндогенных депрессий.

4.1. Клинические особенности и течение заболеваний, протекающих с формированием затяжных эндогенных депрессий.

4.2 Клинические особенности и течение заболеваний, протекающих с формированием хронических эндогенных депрессий.

Глава 5. Клинико — патогенетические закономерности формирования длительных многолетних эндогенных депрессий. Вопросы диагностики и прогноза.

Глава 6. Принципы и методология терапии длительных эндогенных депрессий.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Затяжные и хронические эндогенные депрессии (вопросы психопатологии, клиники и нозологическая оценка)»

Проблема существования длительных многолетних депрессивных состояний не является новой: описания « хронических меланхолий, длящихся более 16 месяцев» встречаются в работе психиатров уже в 70 — х годах XIX века. Ещё основоположник учения об аффективных психозах Е. Kraepelin (1904) указывал на возможность развития своеобразного « депрессивного дефекта», под которым понимал состояния, «которые никогда не кончаются, возникают после длительных депрессий , сопровождаются утомительным течением болезни со многими флюктуациями, а в тяжёлых случаях — экзацербациями в виде приступов». Однако и в настоящее время длительные многолетние депрессии , «являющиеся своего рода вызовом психиатрии » (J. Scott, 1988), остаются объектом непрекращающихся дискуссий, а их исследование — одной из наиболее актуальных проблем современной отечественной и зарубежной психиатрии. Значительный интерес исследователей к этой проблеме возникает не только благодаря их широкой распространённости среди депрессивных состояний — 30 — 35% по прогнозам на 2001 год (R.S. Kessler и соавт ., 1994; Robins, Kulbok, 1995) и высокому уровню психосоциальных нарушений у больных, страдающих длительными эндогенными депрессиями, но и обуславливается сложностью и нерешённостью многих спорных вопросов, связанных с их клинико — психопатологической неоднородностью, систематикой и нозологической оценкой этих состояний.

С развитием психофармакологии и появлением широкого круга антидепрессантов обнаружился ряд больных, у которых несмотря на лечение сохранялась депрессивная симптоматика в течение многих лет: 20% случаев депрессивный эпизод продолжался 2 года или больше (Н.

Pincus, 2001), а у 17% больных депрессия продолжалась в течение всей жизни (R. Kessler, 1994). Одновременно выявилась клиническая неоднородность длительных депрессий, в связи с чем встал вопрос о необходимости их клинико — психопатологического разделения на « затяжные » и « хронические » депрессии. Описывая психопатологически сходные состояния, исследователи давали им различные названия, изначально отражавшие мнение о том, что не всегда неадекватная терапия антидепрессантами способствует хронификации депрессий: «хронические дистимические депрессии, бедные симптомами» (G. Huber, 1966), « неизлечимые депрессии » (К. Achte, 1974), а также « терапевтически — резистентные депрессии» (К. Achte, Е. Kruger, М. Nitzache, J. Kuhn et al., 1988). Последние терминологически и по существу не отграничиваются многими авторами от « неизлечимых депрессий » и по настоящее время. Вместе с тем, существует точка зрения, что «не все терапевтически — резистентные депрессии обязательно становятся хроническими, поскольку болезнь может привести к спонтанному выздоровлению » (J. Scott, 1988).

Со временем стали появляться термины, отражающие временные и клинико — психопатологические признаки длительных депрессий: « необратимые депрессии » (N. Е. Lehman, 1969), « протрагированные депресии» (W. Schulte, 1969), «характерологическая дисфория (D.N.Klein, 1980)», « двойные депрессии »( М. В. Keller, R. W. Shapiro, 1982), « затяжные депрессии ». Многие психиатры считают, что затяжные и хронические депрессии являются « сплавом » аффективных и личностных расстройств (Н.П. Панюшкина, Б.А. Целибеев, 1980; Э.Б. Дубницкая , 2000). Обилие терминов, применяемых ко всякому случаю длительно текущей депрессии, несомненно связано с разночтениями в оценке этих состояний, что приводит, в свою очередь, к смешению понятий затяжных, хронических и терапевтически — резистентных депрессий. Кроме того, далеко не все психиатры склонны разделять понятия затяжной» и « хронической » депрессий (LL. Judd, 1997). Остаётся нерешённым вопрос о временном критерии, отражающем длительность течения тех и других состояний и его определяющем значении для оценки характера депрессии. В настоящее время временной диапазон отнесения к затяжным депрессиям варьирует от 2,5 — 3 месяцев до 1 — 1,5 лет. В соответствии с критериями DSM — IV — TR (2000) о хроническом течении депрессивного расстройства можно говорить только в том случае, когда симптомы заболевания сохраняются на протяжении 2-х и более лет. Если исходить из того, что под термином « хроничность » большинство исследователей подразумевают необратимость процесса, проявляющуюся в стереотипизации, застывании проявлений клинической картины депрессии и нарастании черт монотонности (A.JI. Пчелина, 1979; Н. П. Панюшкина , 1980; А.А. Пуховский, 1992), то случаи депрессий с отсутствием таковых признаков в картине болезни , а также с возможностью излечения или спонтанного выздоровления предполагается относить к депрессиям с « затяжным » течением. Некоторые авторы считают, что хроническому течению депрессий сопутствует повторность рецидивов , наличие резидуальной симптоматики в ремиссии , дебют расстройств в детском и пожилом возрасте, коморбидность с неаффективными психическими расстройствами , а также неадекватная терапия: несвоевременное начало лечения или его преждевременная отмена, использование недостаточных для купирования этого расстройства доз антидепрессантов (А.Б. Смулевич , 2002; S. G. Kornsten, 2002; L.P. Riso, R.K. Miyatake, М.Е. Thase, 2002). Однако остаётся неясным, типичны ли все вышеперечисленные признаки только для клинических случаев с хроническим течением заболевания или же некоторые из них характерны и для затяжных депрессий. Поскольку в настоящее время в качестве основного критерия разграничения понятий затяжных и хронических депрессий предлагается временной фактор, возникает другой вопрос, всякая ли депрессия, продолжающаяся более 2 лет, является хроническим заболеванием и нельзя ли предположить возможность курабельности или же, напротив, хронификации депрессивного состояния на более раннем по времени его этапе.

Несмотря на то, что в последнее десятилетие проблеме длительно текущих депрессий клиницисты уделяют всё большее внимание, по -прежнему нет единства взглядов в отношении психопатологических критериев затяжных и хронических депрессий. В современной литературе освещаются в основном вопросы клинического ведения, лечения пациентов, эпидемиологии затяжных депрессий, выступающих как социальное бремя для общества, подсчитываются экономические потери, связанные с утратой трудоспособности больных. Сохраняет актуальность тема « несовершенства » существующей классификации хронических депрессивных расстройств, в результате чего « диагностические критерии их продолжают оставаться предметом дискуссий» (S. G. Kornsten, 2002). Ранее отечественными психиатрами впервые была прелдожена типология длительно текущих депрессий (A.JL, Пчелина, 1979; Н.П. Панюшкина , 1980; А.А. Пуховский, 1992), исходящая из особенностей их клинической картины и динамики, однако клиническая сущность длительных депрессий, их прогноз и систематика не получили окончательного освещения и нуждаются в уточнении.

Всё перечисленное обусловило необходимость проведения настоящего исследования.

Пели и задачи исследования.

Целью настоящей работы явилось проведение клинико психопатологической дифференциации длительных многолетних депрессий для определения прогноза этих состояний, их нозологической оценки и места в современной систематике эндогенных заболеваний. Соответственно в работе решаются следующие задачи: исследование особенностей психопатологической структуры и динамики длительных эндогенных депрессий и проведение их типологической дифференциации на затяжные и хронические;

— изучение клинических особенностей заболеваний, протекающих с формированием затяжных и хронических депрессий, выявление наиболее значимых клинических показателей прогноза этих состояний; разработка дифференциально — диагностических критериев разграничения и условий формирования затяжных и хронических депрессий; определение критериев нозологической заболеваний с картиной затяжных и депрессий; обоснование наиболее адекватных подходов терапии затяжных и хронических эндогенных депрессий.

Для решения поставленных задач в настоящем исследовании впервые применяется новый методологический подход, соединяющий психопатологический анализ длительных многолетних эндогенных депрессий с использованием динамического принципа их исследования. На основе психопатологического анализа структуры длительных депрессий и динамики формирования этих состояний в работе впервые представлена типология депрессивных расстройств и соответствующих ей синдромальных депрессивных картин; проводится анализ соотношения отдельных компонентов депрессивной триады, степень устойчивости их проявлений в картине и динамике длительной депрессии; проанализированы уровень и глубина недепрессивных оценки хронических к выбору психопатологических расстройств, наличие и степень их феноменологически родственной связи с депрессивным аффектом. По этим основным параметрам впервые проведена клинико-психопатологическая дифференциация длительных эндогенных депрессий на затяжные и хронические. Впервые в психиатрии представлена клиническая дефиниция затяжных и хронических депрессий, впервые показаны различия между затяжными и хроническими депрессиями, которые заключаются не только в терминологии их названий, но и в психопатологическом содержании и клинической сущности этих состояний.

Впервые описаны виды динамики, выражением которых выступают отдельные типы длительных депрессий — в виде растянутой во времени фазы с картиной затяжной депрессии и в виде хронической депрессии как протрагированного приступа с признаками прогредиентности. В работе впервые приведены диагностические и прогностические аспекты длительных многолетних эндогенных депрессий, доказана их разная нозологическая принадлежность. В диссертации впервые показана разная курабельность длительных депрессий и определён дифференцированный выбор наиболее оптимальных методов психофармакотерапии затяжных и хронических депрессий.

Практическая значимость работы.

Типологическая дифференциация длительных многолетних эндогенных депрессий на затяжные и хронические позволила разработать дифференциально -диагностические критерии их разграничения и прогностической оценки. В работе впервые проанализированы виды динамики длительных многолетних депрессий по мере их формирования, включая особенности динамики социально — трудовых показателей, от начальных проявлений до завершения (или выхода в ремиссию ) каждого из типов длительных депрессий. Впервые определены диагностические критерии нозологической оценки заболеваний с картиной затяжных и хронических депрессий и научно обоснованы наиболее адекватные дифференцированные подходы к выбору методов психофармакотерапии затяжных и хронических эндогенных депрессий. Результаты исследования значительно расширяют возможности терапии, а также клинического и социального прогноза длительных эндогенных депрессий.

Заключение диссертации по теме «Психиатрия», Дикая, Татьяна Ивановна

1. Длительные многолетние депрессии (не менее 2 лет) эндогенные депрессии являются нозологически неспецифичными и обнаруживают психопатологическую и клиническую неоднородность.

2. Типологическая дифференциация длительных многолетних эндогенных депрессий, проведённая с учётом различий психопатологических проявлений и их динамики, позволила подразделить их на затяжные и хронические депрессии, различающиеся не только терминологическим обозначением, но и клинической сущностью.

3. Затяжные депрессии определяются как протрагированные психопатологические состояния, ограниченные во времени последующим наступлением спонтанных или терапевтических ремиссий высокого качества с полной обратимостью депрессивных расстройств и восстановлением доболезненного уровня качества жизни.

3.1. Психопатологическая картина затяжных депрессивных состояний формируется по типу близких к классической циркулярной депрессии синдромов, с относительно гармоничным сочетанием составляющих депрессивную триаду компонентов, с изменчивостью синдромальных картин и исчерпывается аффективными (структурно « простыми ») и аффективно — невротическими (структурно полиморфными) расстройствами с преобладанием явлений « позитивной эффективности ».

3.2. Динамика затяжной депрессии характеризуется последовательной сменой этапа начальных проявлений, этапа развёрнутой депрессии с неоднократной сменой синдромальных картин без их усложнения и этапа относительного быстрого или растянутого во времени выхода из депрессии с возвращением больных к прежнему доболезненному статусу.

3.3. Затяжные депрессии длятся от 2 до 8 лет (в среднем 2,8 лет), но особенности их динамики с выходом в ремиссию с полным восстановлением доболезненных личностных свойств без признаков негативных изменений и сохранением (или повышением) уровня социально — трудовой адаптации позволяют рассматривать затяжную депрессию в рамках растянутого во времени фазового состояния.

4. Хроническая депрессия является длительно текущим психопатологическим образованием, динамика которой имеет непрерывный характер и перемежается лишь терапевтическими ремиссиями низкого качества с остаточной продуктивной, в том числе и депрессивной симптоматикой, и сопровождается снижением уровня социально — трудовой адаптации больных и ухудшением качества их жизни.

4.1. Психопатологическая картина хронических депрессий характеризуются выраженной атипией проявлений депрессивного синдрома по отношению к классической депрессии, диссоциацией признаков депрессивной триады и синдромальным полиморфизмом депрессивных нарушений с усложнением психопатологическими расстройствами более глубокого уровня ( обсессивными , деперсонализационными, сенесто — ипохондрическими, психопатоподобными , бредовыми) с доминированием явлений « негативной аффективности ».

4.2. Хронические депрессии протекают без спонтанных ремиссий на всём своём протяжении, картина депрессии перемежается смешанными состояниями и гипоманиакальными « окнами » и при общих тенденциях к постепенному усложнению психопатологических проявлений и выявлению негативных личностных изменений обнаруживают 3 варианта их динамики: динамически — инертный, динамически — лабильный (по типу волнообразного течения и « двойной » депрессии М. В. Keller’a) и динамики «с непрерывным усложнением расстройств ».

4.3. Длительность хронических депрессий варьирует от 2 до 25 лет (в среднем составляет 9,2 года). Динамика хронической депрессии определяется на всём протяжении признаками нарастающей прогредиенгности с тенденцией к непрерывному (континуальному) развитию расстройств, основой которых, однако, остаётся депрессивная симптоматика, что в совокупности позволяет рассматривать хронические депрессии как вид динамики в рамках затяжных многолетних приступов .

5. Клинико — патогенетическая неоднородность двух типов длительных эндогенных депрессий, затяжных и хронических, соответствует различиям в нозологической квалификации заболеваний, в картине которых они развиваются: затяжные депрессии правомерно рассматривать как пролонгированные во времени фазы в рамках эндогенного аффективного заболевания с фазовой динамикой ( циклотимии ); хронические депрессии формируются в картине смешанной, фазно — приступной динамики эндогенного прогредиентного заболевания шизофренического круга как протрагированный приступ, основу которого составляют аффективные ( депрессивные ) расстройства.

5.1. Различия в нозологической оценке заболеваний, протекающих с формированием затяжных и хронических депрессий, подтверждаются не только разной клинической характеристикой этих случаев на доманифестном этапе, этапе первых манифестных проявлений заболевания и этапе формирования длительных депрессий, но и позволяют определить разные условия их формирования в картине заболеваний, обнаруживая различия в характеристиках преморбидных (доманифестных) свойств личности, характере протекания возрастных кризов , степени участия экзогенных факторов в манифестации длительных депрессий и заболевания в целом, подтверждающие их нозологическое разграничение.

5.2. Характер наследственной отягощённости эндогенной аффективной патологией и шизофренией с накоплением случаев этих заболеваний в семьях больных с затяжными и хроническими депрессиями по сравнению с общепопуляционными показателями в населении свидетельствуют, с одной стороны, о генетической связи обоих типов длительных депрессий с заболеваниями аффективного круга, а с другой — наряду с другими патогенетическими и клиническими параметрами подтверждают установленную различную нозологическую квалификацию эндогенных заболеваний, в рамках которых они развиваются.

6. Эффективность психофармакотерапии длительных эндогенных депрессий определяется особенностями психопатологии и динамики типологических вариантов этих состояний, которые обуславливают разную степень курабельности затяжных и хронических депрессий.

7. При качественно различных методах психофармакотерапии ( монотерапии антидепрессантами, комбинации антидепрессантов с транквилизаторами , малыми нейролептиками и/или сочетании антидепрессантов с большими нейролептиками антипсихотического действия) по — разному реализуется их антидепрессивная активность при лечении затяжных и хронических депрессий, обусловливая различия в терапевтическом эффекте в целом и определяя выбор предпочтительных видов курсовой терапии .

7.1. При затяжных депрессиях все применяемые методы психофармакотерапии показали разной степени положительный терапевтический эффект, который почти в половине случаев заканчивался полным выходом из депрессивного состояния. Предпочтительным перед другими методами при затяжных депрессиях был метод комбинированной терапии антидепрессантами с нейролептиками — антипсихотиками, который обеспечивал во всех случаях оптимальный лечебный эффект.

7.2. При лечении хронических депрессий полного выхода из состояния не наблюдалось вообще, а 15,4% использованных курсов психофармакотерапии, были полностью неэффективны, особенно при монотерапии антидепрессантами. Для достижения даже « неполного » терапевтического эффекта при выборе методов лечения хронических депрессий требуется обязательное присоединение к антидепрессантам препаратов нейролептического ряда, главным образом, антипсихотического действия.

7.3. При лечении длительных эндогенных депрессий правомерно на всех этапах их лечения как в стационаре , так и в амбулаторных условиях в ремиссии , основную психофармакотерапию сочетать с методами рациональной психотерапии, с помощью которой возможно улучшить социальную адаптацию больных, достичь положительного отношения больных к необходимости врачебного наблюдения и лечения, а также снизить риск возможных конфликтных отношений в семье и с окружающими.

Указания на существование длительных многолетних депрессий и их описания встречаются в работах психиатров ещё донозологического периода (Н. Maudsley, 1883; E.Regis, 1887). Однако, несмотря на значительный и со временем возрастающий интерес к этой проблеме многих исследователей на протяжении уже нескольких десятилетий, она остаётся до настоящего времени одной их наиболее актуальных в современной психиатрии . Детальное изучение их клинико психопатологических особенностей было представленно в ряде работ отечественных психиатров, часть из которых выполнялась на кафедре психиатрии Центрального института усовершенствования врачей (A.JI. Пчелина, 1980; А.А. Пуховский , 1992). Однако до настоящего времени отсутствуют общепринятое клиническое определение этих состояний, сохраняются противоречия в оценке их психопатологических критериев, особенностей динамики, прогноза и данных, касающихся клинических особенностей заболеваний, протекающих с формированием в их картине длительных депрессий. Нерешённым остаётся вопрос нозологической оценки этих заболеваний, а также клинико — психопатологической неоднородности этих многолетних депрессий, предопределившей необходимость их типологического разграничения.

Задачами настоящей работы являлись: исследование особенностей психопатологической структуры и динамики длительных эндогенных депрессий и проведение их типологической дифференциации на затяжные и хронические; изучение клинических особенностей заболеваний, протекающих с формированием затяжных и хронических депрессий, выявление наиболее значимых клинических показателей прогноза этих состояний; разработка дифференциально — диагностических критериев разграничения и условий формирования затяжных и хронических депрессий; определение критериев нозологической оценки заболеваний с картиной затяжных и хронических депрессий; обоснование наиболее адекватных подходов к выбору терапии затяжных и хронических эндогенных депрессий.

В соответствии с задачами исследования было обследовано 60 больных (46 женщин и 14 мужчин ) с длительными эндогенными депрессиями, основным критерием выделения которых явилась продолжительность депрессивного состояния не менее 2 лет.

В момент обследования 57 больных находились на стационарном лечении в общих (38 человек) и санаторных (19 человек) отделениях ГКПБ № 1 имени Н.А. Алексеева (главный врач — профессор, доктор медицинских наук В.Н. Козырев ). Трое больных, ранее стационировавшихся в ГКПБ № 1 были обследованы амбулаторно.

Работа выполнялась клинико — психопатологическим методом исследования.

В случаях, где это представлялось возможным, проводилось катамнестическое исследование больных с целью уточнения особенностей дальнейшей динамики длительной депрессии и течения заболевания в целом. Длительность катамнеза составляла от 6 месяцев до 5 лет, при этом у 18 больных — его продолжительность не превышала 1 года, у 9 больных — составила от 1 до 3 лет, у 6 больных — до 5 лет. Статистическая достоверность полученных результатов определялась с использованием критерия Стьюдента и методом Фишера.

Анализ психопатологической структуры длительных депрессий и их динамики у исследуемых больных позволил выявить их неоднородность, которая прежде всего касалась качества соотношения компонентов, составляющих классическую депрессивную триаду, особенностей собственно тимического компонента и его типичности по отношению к классической циркулярной депрессии, психопатологической структуры и глубины проявлений коморбидных расстройств, присутствующих в картине депрессий, и соответствия динамики длительной депрессии законам динамического развития типичных циркулярных депрессии. Эти данные послужили основанием для типологического разделения исследуемых длительных депрессий у ооследуемых оольных на два типа затяжные депрессии ^у 16 оольных; и хронические депрессии (у 37 человек).

Психопатологическая картина затяжных эндогенных депрессии, несмотря на некоторую атипию признаков, в целом, соответствовала картине классической’ эндогенной Депрессии с относительно гармоничным сочетанием составляющих депрессивную триаду компонентов и исчерпывалась проявлениями аффективного и аффективно — неврозоподобного уровня расстройств. При этом на клиническом уровне в качестве доминирующих проявлении затяжных депрессии выступали витальный аффект в виде тоски и тревоги, признаки идеомоторного торможения, патологический циркадный ритм настроения, а также идеи малоценности, самообвинения, ипохондрические идеи и суицидальные мысли. Эти признаки свидетельствовали о преобладании в картине затяжных депрессий явлений так называемой « позитивной эффективности » (А.Б. Смулевич , 199/).

На основании особенностей психопатологической структуры затяжных депрессий были выделены две их подгруппы : простые затяжные депрессии (10 больных) и полиморфные затяжные депрессии (13 больных).

Психопатологическая картина « простой » затяжной депрессии на всём протяжении определялась только лишь депрессивным аффектом и исчерпывалась депрессивной триадой эндогенной депрессии. У больных этой подгруппы психические расстройства были наиболее приближены к проявлениям классической эндогенной депрессии и протекали по типу тоскливых , тревожных или (реже) адинамических депрессий. Их психопатологическая картина отличалась относительной простотой синдромальной структуры и относительным её постоянством в динамике депрессивных расстройств на протяжении депрессии. Отличительной особенностью « простых » затяжных депрессий являлось возникновение в картине одного типа депрессии психопатологических проявлений, характерных для типологически иной, также простой по своей структуре, картины депрессии. Эти нарушения были всегда непродолжительными во времени, но проявлялись по — разному: в одних случаях были рудиментарными, в других — выступали в завершённом виде и на некоторое время как — бы полностью « вытесняли » основную симптоматику состояния.

Психопатологическая картина полиморфной затяжной депрессии отличалась более сложной структурой, многообразием синдромальных депрессивных проявлений и непостоянством определяющих её расстройств. Их отличительной чертой являлось также обязательное наличие в их структуре коморбидных расстройств неврозоподобного уровня и (или) деперсонализационных нарушений, феноменологически родственных депрессивному аффекту. У больных этой подгруппы на протяжении одной длительной депрессии можно было регистрировать смену различных депрессивных синдромов без какой — либо чёткой последовательности или закономерности.

Во 2 -ой подгруппе больных депрессивные состояния на начальном этапе, так же как и в 1 — ой подгруппе, можно было квалифицировать как адинамические (доминирующие), тоскливые или тревожные. Однако, в отличие от депрессивных состояний, наблюдаемых у пациентов 1-ой подгруппы, в части случаев уже с момента манифестации в структуре полиморфной затяжной депрессии присутствовали обсессивные расстройства, деперсонализационные нарушения, сенестопатии и (или) ипохондрическая симптоматика с фиксацией на болезненных переживаниях. В других наблюдениях усложнение депрессии за счёт присоединения указанных расстройств происходило спустя 3-9 месяцев от её начала. Кроме того, у некоторых больных на высоте тревожного аффекта наблюдались отрывочные несистематизированные идеи отношения, которые также имели тесную связь с депрессивным аффектом и со снижением его экспрессивности быстро подвергались редукции.

Обсессивная симптоматика в структуре затяжных полиморфных депрессивных состояний в превалирующем большинстве случаев проявлялась фобиями, навязчивыми опасениями, воспоминаниями и представлениями, степень выраженности которых находилась в прямой связи с аффектом и его тяжестью . У некоторых больных имели место эпизоды по типу панических атак с массивными соматовегетативными и конверсионными проявлениями. В других случаях отмечались фобии ипохондрического содержания.

Сенестопатические нарушения, наблюдающиеся в картине полиморфных затяжных депрессий, носили элементарный характер, проявляясь в виде парестезий , ощущений « покалывания », « онемения » и « жжения » в различных частях тела и также как и обсессии , обнаруживали тесную связь в своих проявлениях с выраженностью аффекта.

Деперсонализационные расстройства в структуре затяжных полиморфных депрессий проявлялись в двух вариантах: в виде острых соматопсихических и аллопсихических деперсонализационных состояний, возникающих лишь на «пике» тревоги и носивших кратковременный характер, без тенденции к дальнейшему развитию, или были представлены нерезко выраженными анестетическими расстройствами, представленными преимущественно проявлениями аутопсихической деперсонализации, находились в тесной взаимосвязи с тоскливым аффектом, отличались нестойкостью и полностью подвергались редукции по мере значительного снижения глубины депрессии.

У половины больных этой подгруппы на протяжении полиморфной затяжной депрессии наблюдались кратковременные смешанные аффективные состояния и эпизоды атипичных гипоманий, приближающихся к состояниям, обозначенным как « мания без мании » с длительностью от 7 до 12 дней.

Несмотря на протрагированный характер течения, затяжные депрессии, как « простые », так и полиморфные, в своей динамике приближались к типичным эндогенным циркулярным депрессиям, и характеризовались в своём развитии последовательной сменой этапов начальных проявлений депрессии, развёрнутых проявлений депрессии со стационарным уровнем расстройств и выходом из депрессии с формированием полноценных ремиссий хорошего качества. То есть главной особенностью динамики затяжных депрессий была их полная обратимость, с возвращением прежней способности радоваться к больным и сохранением прежнего жизненного тонуса . Во всех случаях у больных по миновании затяжной депрессии регистрировалась сохранность доманифестной личностной структуры, без появления каких — либо « новых », несвойственных им ранее личностных черт, что позволило расценивать динамику данных депрессивных состояний как фазовую, растянутую во времени.

Динамика затяжных депрессий у части больных характеризовалась относительно быстрой редукций депрессивной симптоматики на фоне активной терапии в условиях стационара . Так, к моменту окончания госпитализации этих больных (в среднем, спустя 4-6 месяцев от начала стационирования ), уже можно было говорить о практически полном обратном развитии депрессии. Для других больных был характерен растянутый во времени период выхода из депрессии, с сохраняющейся после госпитализации на протяжении не менее полугода субдепрессивной симптоматики.

Длительность затяжных депрессий варьировала от 2 до 8 лет, при этом средняя длительность затяжной депрессии составляла 2,8 лет.

Психопатологическая картина хронических эндогенных депрессий в отличие от затяжных депрессий носила более сложный и полиморфный, а следовательно и более атипичный по отношению к классической циркулярной депрессии характер, с развитием в ряде случаев симптоматики, выходящей за рамки аффективно -неврозоподобного уровня и относящейся к проявлениям бредового регистра. Для них были характерными: диссоциация в проявлениях депрессивной триады в виде сочетания сниженного фона настроения с недостаточно выраженной степенью идеомоторного торможения, а в ряде случаев — и монотонной многоречивостью, что сближало их со смешанными аффективными состояниями; доминирование в картине депрессии проявлений негативной аффективности в виде выступающих в большинстве случаев на первый план анестетических переживаний, деперсонализационных проявлений, апатии и чувства ангедонии при прослеживающейся тенденции к блёклости и тусклости самого депрессивного аффекта с неярко выраженными идеями самообвинения и атипией суицидальных мыслей, которые носили обсессивный характер; превалирующий высокий удельный вес в картине состояния коморбидных расстройств, их выраженный психопатологический полиморфизм и сложная структура, а также тенденция к постепенной утрате их чёткой взаимосвязи со степенью выраженности аффекта; несоответствие между красочностью и насыщенностью аффективных жалоб депрессивного содержания и внешне равнодушным и монотонно — спокойным обликом больных.

Хронические депрессии обнаруживали выраженное типологическое разнообразие, проявляющееся не только в многообразии психопатологических картин и их сочетаний у одного и того же больного , но и в различных вариантах их динамики. Значительный полиморфизм аффективных расстройств депрессивного полюса, частая смена акцентов на выраженности отдельных компонентах депрессии, а также усложнение её картины проявлениями иных психопатологических регистров, включая бредовой уровень расстройств, создавало определённые сложности отнесения их к описанным ранее традиционным типам депрессивных состояний, в связи с чем типологическое деление их было достаточно условным и отражало лишь основные типологические особенности депрессивного состояния, которые определяли её картину с самого начала и особенности которой, являясь доминирующими и определяющими её типологическую структуру, сохранялись как постоянные в период всего многолетнего течения депрессии. С учётом характера доминирующих проявлений было выделено 4 типа хронических депрессий: меланхолический, апато — адинамический, депрессивно — ипохондрический и депрессивно — деперсонализационный. Все типы хронических депрессий были по своим проявлениям полиморфными, так как в их структуре, помимо основного депрессивного аффекта, характерного для какждого типа, обязательно присутствовала симптоматика , характерная для психопатологически иного типа.

Коморбидные расстройства в картине хронических депрессий в отличие от затяжных депрессий отличались большей структурной сложностью и атипичным характером. Так, сенестопатии у больных этой группы изначально носили причудливый и вычурный характер и в ряде случаев имели некоторую предметно — пространственную локализацию . Обсессивно — неврозоподобные расстройства оформлялись в сложные по структуре ритульно — обсессивные проявления.

Динамика хронических депрессий отличалась выраженной атипией по отношению к классической циркулярной эндогенной депрессии, и характеризовалась, несмотря на применение в лечении больных активных психофармакотерапевтических мероприятий, многолетним безремиссионным течением этих состояний, обнаруживающих по мере своего течения признаки прогредиентности , которые проявлялись в нарастающем полиморфизме расстройств в картине хронических депрессий с постоянным их видоизменением и усложнением.

Длительность хронических депрессий варьировала от 2 до 25 лет. Средняя длительность хронической депрессии на момент обследования больных составила 9,2 года.

В исследуемых случаях можно было говорить о трёх вариантах динамики хронических депрессий: динамически — инертной, динамически — лабильной и близкой к непрерывному (континуальному) течению с последующим усложнением картины депрессивных синдромов в динамике хронической депрессии.

Динамически — инертный вариант хронической депрессии характеризовался фактическим однообразием и сохранением как психопатологической структуры депрессии, так и интенсивности её проявлений на протяжении всей хронической депрессии и регистрировать незначительные её изменения представлялось лишь в рамках суточных колебаний настроения.

Динамически — лабильный вариант хронической депрессии характеризовался наибольшим многообразием своих проявлений и протекал в двух разновидностях: в виде волнообразной динамики и по типу так называемой « двойной депрессии », описанной М. В. Keller (1982). Для хронических депрессий с волнообразной динамикой было характерным течение с аутохтонно — или ситуационно — обусловленными колебаниями интенсивности проявлений хронической депрессии, но без изменения её структуры. В других случаях динамически — лабильного варианта хронической депрессии на фоне психопатологической картины одного из типов хронической депрессии наблюдалось развитие ограниченных во времени депрессий иной структуры, условно обозначенных нами как « вторые » депрессии. Психопатологическая структура « вторых » депрессий была различной. Так, в одних случаях их проявления были простыми и не выходили за аффективно — неврозоподобный уровень, в других — были представлены более сложными депрессивными состояниями — меланхолическими депрессииями с бредовыми идеями самообвинения, тревожно — ипохондрическими депрессиями с ипохондрическим бредом, а также в более редких случаях — в виде транзиторных , неразвёрнутых эпизодов депрессивно — параноидного состояния с чувственным бредом осуждения и преследования.

Для большинства больных с динамически — лабильным вариантом динамики хронической депрессии спустя 2 — 5 лет от её манифестации было характерным аутохтонное возникновение особых эпизодов гипоманиакального состояния (так называемые « гипоманиакальные окна») с длительностью от нескольких секунд до 3 дней, которые воспринимались больными как « естественные », с ощущением полного избавления от болезни .

При варианте динамики, обозначенном как « динамика с непрерывным усложнением расстройств » (или как «динамически прогредиентный »), картина многолетней хронической депрессии, протекавшей по типу « двойной депрессии », сменялась типологически иной картиной депрессивного состояния с последовательным усложнением синдромов « второй » депрессии, от чисто аффективных до депрессивно — бредовых. При этом в части случаев картину депрессии определяла стойкая бредовая фабула ипохондрического содержания, в других наблюдениях речь шла о сложной деперсонализационной депрессии со стойкими проявлениями синдрома Кандинского. Депрессивно — бредовая симптоматика принимала стойкий характер и как — бы « застывала » на одном уровне в течение ряда лет. В этих состояниях, несмотря на сохранение депрессивной основы симптоматики, со временем можно было отметить тенденцию как — бы к « угнетению », « стиранию » собственно депрессивного аффекта при сохранении бредовых расстройств почти на прежнем уровне и всё более возрастающий удельный вес апатического компонента « второй » депрессии, который становился более значимым, включал в себя и всё более выраженные абулические расстройства.

У части больных с хроническими депрессиями , в независимости от варианта её динамики, со временем, в периоды снижения глубины депрессии, в состоянии можно было наблюдать появление истерической симптоматики при отсутствии у них истерических черт в доманифестном личностном складе.

Независимо от варианта динамики, картина хронической депрессии со временем (спустя 3,5-8 лет от её начала) приобретала выраженные черты монотонности, однообразия в проявлениях, сопровождалась утратой аффективной насыщенности переживаний у больных, постепенным формированием у них особого депрессивного мировоззрения и характеризовалась « застыванием » картины депрессивного состояния в целом. При этом сквозь монотонный депрессивный аффект « проглядывали » приобретённые больными за период течения хронической депрессии (или утрированные в случае их наличия до манифестации длительной депрессии) проявления симптоматики негативного круга, которая выражалась по — разному: у всех больных наблюдалось сужение круга интересов, у большинства из них имело место прогрессирующее снижение « энергетического потенциала » (которое сочеталось с ярко выраженной истерической симптоматикой ), у других — на первый план выступали проявления эмоциональной дефицитарности, с нарастающей холодностью по отношению к близким. У некоторых больных можно было регистрировать радикальную смену личностного склада, присущего им в доманифестном периоде хронической депрессии, на иной его тип.

Психопатологические особенности динамики хронических депрессий, смена у больных личностного полюса и постепенное формирование изменений личности, несвойственных чисто депрессивным состояниям и несущие в себе « негативную » окрашенность как самих аффективных расстройств, так и формирующихся личностных проявлений, позволяют говорить о прогредиентном типе динамики расстройств в виде многолетних протрагированных приступов.

Изучение течения заболеваний, в структуре которых формировались затяжные и хронические депрессии, позволило выявить существенные в них различия на всех его этапах.

Проявления доманифестного периода болезни у больных из группы затяжных депрессий характеризовались некоторым своеобразием их преморбидных личностных свойств, позволяющих рассматривать этих больных в рамках акцентуированных личностей (преимущественно — по тревожно — мнительному типу), относительно благоприятным протеканием детских и пубертатного кризов, исчерпывающихся лишь некоторой акцентуацией возрастных психологических свойств, присущих в норме, с развитием рудиментарных расстройств невротического круга и наличием колебаний аффективного фона чаще в виде неглубоких субдепрессий и гипоманий с типичной картиной, а психопатологические состояния отличались неглубоким уровнем расстройств аффективно — неврозоподобного круга и носили непостоянный характер с эпизодическим возникновением.

У 73% больных с хроническими депрессиями доманифестные личностные особенности, характеризующиеся мозаичным шизоидным или гипертимным складом, изначально сочетались с признаками отчётливой эмоциональной дефицитарности, ригидности психических функций, что позволяло квалифицировать их как близкие к псевдопсихопатическим личностным аномалиям. В целом, доманифестные проявления у больных этой группы носили « психопатологичный » характер, который выражался в атипии психопатологических проявлений возрастных кризов, в полиморфизме психопатологической картины нажитой реактивной лабильности, в формировании у 16,2% больных особого мировоззрения, в наличии у 13,5% больных подспудных личностных сдвигов с усилением или появлением вновь эмоциональной дефицитарности и ригидности психических функций. Все эти особенности можно было рассматривать как субклинические проявления латентной прогредиентности заболевания уже на доманифестном его этапе.

Возраст манифестации заболевания у большинства больных обеих групп приходился на возрастной интервал от 25 до 35 лет, но в группе хронических депрессий наблюдалось большее количество больных с манифестом заболевания в пубертатном и юношеском возрасте (от 13 до 24 лет).

У всех больных из группы затяжных депрессий манифестные депрессивные состояния имели эндореактивную структуру и всегда возникали на фоне значимых стрессовых ситуаций, в то время как у больных из группы хронических депрессий манифестным депрессиям была свойственна как эндореактивная (54%), так и эндогенная картина (16,2%), с развитием последних вне видимой связи с внешними вредностями .

В отличие от больных из группы затяжных депрессий, у которых заболевание манифестировало исключительно депрессивными (65,2%) и гипоманиакальными (17,4%) состояниями, соответствующими критериям аффективной фазы по МКБ — 10, у 13,5% больных из группы хронических депрессий первые, протекавшие с депрессивным аффектом манифестные состояния квалифицировались как аффективно — бредовые приступы, по миновании которых у больных выявлялась негативная симптоматика в виде утраты многих черт, свойственных преморбидной личности, потери прежней активности или же появления признаков эмоционального обеднения.

Сопоставление картин первых манифестных депрессивных состояний фазового характера у больных обеих групп выявило более тяжёлый, атипичный и полиморфный характер их проявлений в группе больных с хроническими депрессиями по сравнению с простыми в своей структуре манифестными депрессиями, наблюдающимися в течение заболевания у больных из группы затяжных депрессий, а также обнаружило тенденцию первых манифестных фазных депрессий у больных обеих групп к затягиванию их течения, которая в большей мере прослеживалась в группе больных с хроническими депрессиями (в 26,7% и 34,6% случаях соответственно).

Процент случаев с манифестацией заболевания в виде маниакальных состояний у больных обеих групп был невысоким, и по отношению к суммарному количеству больных обеих групп составил 11,6%. При этом, в группе больных с затяжными депрессиями заболевание манифестировало маниями в 2,1 раза чаще по сравнению с группой хронических депрессий (17,4% и 8,1%)

Манифестные маниакальные фазы у больных с затяжными депрессиями были представлены в виде незавершённого маниакального синдрома и выступали в форме простых по своей структуре продуктивных гипоманий циклотимического уровня, тем не менее отличающихся затяжным течением, в то время как в группе больных с хроническими депрессиями они проявлялись в виде завершённого классического маниакального синдромокомплекса .

Дальнейшее течение заболевания после первой его манифестации до формирования длительной многолетней эндогенной депрессии у больных обеих групп было принципиально разным: у больных в группе затяжных депрессий оно носило исключительно фазовый характер с аффективной и аффективно — неврозоподобной картиной состояний, а в группе хронических депрессий у 73, 5% больных оно определялось фазовым характером, а у 26,5% больных носило фазово — приступный характер, для которого было характерным перемежение без всякой закономерности аффективных фаз с более тяжёлыми и сложными по своим психопатологическим проявлениям состояниями, которые квалифицировались как аффективно — бредовые приступы .

Последующие после первой манифестной фазы депрессивные и гипоманиакальные состояния в течение заболевания у больных из группы затяжных депрессий в превалирующем большинстве случаев отличались структурной простотой. В то время как у больных из группы хронических депрессий на этом этапе заболевания преобладали атипичные аффективные фазы (62,3%) с высоким удельным весом неврозоподобных расстройств и наличием истерической симптоматики.

Частота фазо — и приступообразования за описываемый период заболевания, приходящаяся на каждого больного, была в обеих группах различной. Тогда как в среднем на 1 больного с затяжной депрессией на этом этапе заболевания приходилось 2,3 фазы, на 1 больного с хронической депрессией приходилось по 4,1 (фазы/приступа). При этом в среднем фазовых состояний у 1 больного в группе хронических депрессий наблюдалось 3,7, а приступов — 1,4. Таким образом, хронической депрессии предшествовало почти в 2 раза большее количество фаз (приступов) по сравнению с числом фаз, наблюдающихся у больных 1-ой группы до развития затяжной депрессии.

Соотношение моно — и биполярного типов течения заболевания в обеих группах было практически равным, но биполярный тип у больных той и другой группы имел выраженную тенденцию к преобладанию расстройств депрессивного полюса. Особенно эта тенденция прослеживалась в группе больных с хроническими депрессиями , где соотношение субдепрессий/депрессий к гипоманиям/маниям было равно 3 : 1, в группе больных с затяжными депрессиями оно составило 2,4 : 1.

Ремиссии, наблюдающиеся в течение заболевания у больных с затяжными депрессиями характеризовались большей продолжительностью и отличались более высоким качеством по сравнению с ремиссиями у больных с хроническими депрессиями. Так, первая ремиссия у больных с затяжными депрессиями в среднем длилась 6,5 лет, в то время как у больных с хроническими депрессиями она продолжалась 5,1 год. В последующем течении заболевания у больных обеих групп прослеживалась тенденция к укорочению ремиссий, однако в группе больных с хроническими депрессиями разница между продолжительностью первой и повторной ремиссий была намного большей. Так, в среднем, повторная ремиссия у больных с затяжными депрессиями сократилась до 5,8 лет, у больных из группы хронических депрессий её длительность уменьшилась почти в 2 раза и составила в среднем 2,6 лет.

Значительная разница качества ремиссий у больных обеих групп подтверждается сопоставлением данных, отражающих динамику уровня социально — трудовой адаптации к моменту манифестации собственно многолетней эндогенной депрессии. Так, у всех без исключения больных из группы затяжных депрессий ремиссии отличались хорошим качеством и не оказывали влияния на ухудшение социального статуса пациентов. В то время как у 26,5% больных из группы хронических депрессий к моменту её манифестации уже выявлялась негативная симптоматика, проявляющаяся либо в виде признаков « снижения энергетического потенциала », личностной астенизации , либо в виде признаков нарастающего эмоционального обеднения. Однако даже при хорошем качестве первых после манифестации заболевания ремиссий, наблюдающихся у 74,6% больных этой группы, почти у 32,4% из них наблюдалось некоторое заострение преморбидных сензитивно — шизоидных и истерических черт, которое хотя и не повлияло в значительной степени на уровень их социально — трудовой адаптации, но в ряде случаев приводило к неблагополучию в сфере межличностных отношений. Все эти личностные изменения не могли негативно не отразиться на профессиональном уровне больных: 29,4% больных из группы хронических депрессий к моменту многолетней депрессии работали со снижением прежней профессиональной квалификации. 2,9% больных были переведены на инвалидность .

Проведённый сравнительный анализ динамики уровня социально — трудовой адаптации больных обеих групп на момент отдалённого катамнеза по сравнению с моментом перед началом затяжной и хронической депрессии подтверждает вышеуказанные различия в динамике и исходах затяжных и хронических депрессий. Так, в группе больных с затяжными депрессиями после выписки из стационара по их окончании, наблюдается высокий процент лиц, работающих без снижения квалификации или с её повышением (69,6%), малое количество лиц, понизивших свой профессиональный уровень и крайне незначительное количество пациентов, переведённых на инвалидность. В свою очередь, крайне низкие показатели уровня социально — трудовой адаптации больных из группы хронических депрессий на момент отдалённого катамнеза, проявляющиеся в большом количестве лиц, работающих со снижением профессиональной квалификации и вовсе прекративших работу(59,4%), а также большой процент инвалидизации (45,9%) в сочетании с абсолютным отсутствием лиц, сохранивших свой профессиональный уровень, свидетельствуют о крайне неблагоприятном и тяжёлом характере динамики хронической депрессии и могут отражать как сохраняющуюся на протяжении многих лет, несмотря на адекватную терапию , депрессивную симптоматику, так и косвенно указывать на развитие у больных расстройств негативного круга.

Таким образом, с учётом вышеописанных психопатологических особенностей картины затяжной депрессии и её динамики, близких по своим проявлениям к классической циркулярной депрессии, с учётом личностных особенностей больных на уровне акцентуации, относительно благоприятного протекания возрастных кризов, исключительно фазового характера заболевания на всём его протяжении с близкими к типичным циркулярным аффективным состояниям депрессиями/субдепрессиями и маниями/гипоманиями, наличия полноценных ремиссий хорошего качества, отсутствия приобретённых личностных изменений на всех этапах болезни и высоких показателей социально — трудового уровня позволяют рассматривать затяжные депрессии как протрагированные аффективные фазы в рамках циркулярных эндогенных заболеваний, текущих по типу циклотимии или маниакально — депрессивного психоза , по типу монополярного или биполярного с преобладанием депрессий.

Вышеописанные психопатологические особенности картины хронической депрессии с преобладанием признаков негативной аффективности с углублением в ряде случаев тяжести депрессии до бредового уровня, атипичная её динамика, нехарактерная для классической циркулярной депрессии, преморбидные личностные аномалии, психопатологический характер проявления возрастных кризов с наличием « характерологических » сдвигов в пубертате , фазово — приступный характер течения заболевания в целом, атипия фазовых аффективных расстройств, негативные личностные изменения, отсутствия выхода в ремиссию и крайне низкие показатели социально — трудовой адаптации больных свидетельствуют о прогностически неблагоприятном течении заболевания с формированием хронических эндогенных депрессий и не позволяют рассматривать их в рамках чисто аффективных циркулярных заболеваний. Все вышеперечисленные особенности течения заболеваний с развитием хронических депрессий скорее указывают на близость их к прогредиентным заболеваниям шизофренического круга, а саму хроническую депрессию позволяют рассматривать в качестве аффективного или аффективно — бредового приступа , растянутого во времени.

С целью установления дополнительных патогенетических факторов, влияющих на особенности течения заболевания в группах больных с формированием длительных эндогенных депрессий, был проанализирован характер наследственной отягощённости по такому показателю, как частота эндогенных заболеваний аффективного круга ( циклотимия , маниакально — депрессивный психоз), частота реактивных депрессий и частота случаев шизофрении среди родственников I и II степени родства, в исследование вошли лишь предки больных ( пробандов ) -родители (120 человек) и бабки/деды(240 человек). Сопоставление семейного фона и данных о наследственной отягощённости психопатологическими нарушениями в семьях больных обеих групп позволило говорить об отчётливой тенденции к накоплению в семьях пробандов большего, чем в общей популяции, числа лиц с эндогенными заболеваниями шизофренического и аффективного круга. При этом в семьях пробандов с затяжными депрессиями в семейном фоне обнаруживалось явное преобладание аффективной патологии (особенно с учётом случаев реактивной депрессии) по сравнению с семьями больных хроническими депрессиями, где более явно представлена наследственная отягощённость случаями шизофренических заболеваний. То есть обнаруживается генетическая связь обоих видов длительных депрессий как с аффективной патологией , так и с шизофренией. Эти данные, с одной стороны, указывают на участие наследственных факторов в патогенезе заболеваний с формированием в их динамике длительных депрессий и подтверждают их установленные на клиническом уровне психопатологические и нозологические различия, наряду с другими, указанными выше, патогенетическими параметрами. С другой стороны, значительная наследственная отягощённость аффективными заболеваниями при обоих типах длительных депрессий, как затяжных, так и хронических, указывает на значительное участие в их патогенезе и фазо — и приступоообразовании аффективного радикала психопатологических расстройств, что подтверждает в совокупности с другими параметрами правомерность отнесения как затяжных, так и хронических депрессий в основе своей к аффективным психопатологическим образованиям.

Значительная распространенность в семьях больных хроническими депрессиями лиц с шизофреническими заболеваниями по сравнению с общепопуляционными данными и показателями в семейном фоне больных затяжными депрессиями указывает на патогенетические особенности их формирования и согласуется с клиническими данными об иной, чем при затяжных депрессиях, оценке психопатологических проявлений и динамики хронических депрессий, а также их места в нозологической систематике эндогенных психических заболеваний.

Полученные в исследовании данные об особенностях патогенеза , клинико — психопатологической картины и нозологической оценки длительных эндогенных депрессий — затяжных и хронических, оказались практически важными для выбора адекватных методов терапии этих состояний. Анализ опыта лечения больных обеих групп обнаружил различную реакцию больных с затяжными и хроническими депрессиями на применение одних и тех же психофармакотерапевтичеких методов, что также косвенно указывало на различную патогенетическую и клиническую сущность этих состояний.

Так, при анализе 173 терапевтических курсов, применявшихся в лечении больных обеих групп (50 из них применялись в лечении больных с затяжными депрессиями, 123 — с хроническими депрессиями) было установлено, что эффективность антидепрессивной монотерапии отличалась хорошими показателями у больных из группы затяжных депрессий по сравнению с малой её результативностью в группе больных с хроническими депрессиями. Так, большинство монотерапевтических антидепрессивных курсов, применяющихся в лечении больных с затяжными депрессиями, характеризовались умеренной степенью эффективности и приводили хотя и к неполному, но очевидному улучшению состояния больных, а 15,7% курсов монотерапии ТЦА обнаружили значительно высокую степень терапевтической эффективности с полной редукцией у больных в ответ на неё депрессивной симптоматики. В то же время 65% курсов ТЦА и 60% курсов монотерапии СПОЗС, использующихся в лечении больных с хроническими депрессиями, характеризовались абсолютным отсутствием какого — то ни было терапевтического отклика, а остальные приводили лишь к незначительному улучшению состояния этих больных.

Показатели эффективности лечения у больных обеих групп значительно возрастали при присоединении к атидепрессантам транквилизаторов и малых нейролептиков: в группе больных с затяжными депрессиями в 2 раза увеличивалось количество больных со значительным улучшением психического состояния вплоть до полного нивелирования депрессивной симптоматики. В группе же больных с хроническими депрессиями, в целом, количество больных с положительным терапевтическим ответом возрастало также в 2 раза, однако, эффект от терапии у них всегда был неполным (главным образом незначительным) и позволял говорить лишь об уменьшении глубины депрессивных проявлений и меньшей выраженности коморбидных расстройств при сохранении у больных монотонного депрессивного фона.

Наиболее эффективным в лечении больных обеих групп являлся вариант комбинированной психофармакотерапии, представленный сочетанием антидепрессантов и нейролептиков с выраженным антипсихотическим действием, который применялся у части больных с затяжными депрессиями и исключительно у всех больных с хроническими депрессиями. Так, все 100% терапевтических курсов с подобным сочетанием препаратов , применяемых в лечении части больных с затяжными депрессиями, сопровождались выраженным положительным терапевтическим ответом (« хорошим ») и приводили к формированию стойких ремиссий хорошего качества. 98,4% терапевтических курсов с указанным сочетанием препаратов, использующихся в лечении больных с хроническими депрессиями, также приводили к уменьшению выраженности у больных депрессивной симптоматики, но оценивались лишь как « курсы с неполной эффективностью » (включая « умеренный » и « незначительный » эффект), хотя по сравнению с другими вариантами психофармакологических курсов они оказывались наиболее результативными в этой группе больных и характеризовались увеличением доли « умеренного » эффекта в градации « неполный эффект ».

Тогда как у больных из группы затяжных депрессий депрессивная симптоматика редуцировалась либо на этапе антидепрессивной монотерапии (у 15,7 % больных) либо на этапе комбинированной терапии (у 84,3% больных), у больных с хронической депрессией, несмотря на применение тех же психофармакотерапевтических методов, включающих методы интенсивного использования антидепрессантов с разным механизмом действия ( перорального и внутривенно — капельного), с вариациями величин их доз и применении разнообразных путей их введения у одного и того же больного, активное использование нейролептиков уже на начальном этапе лечения, а также в части случаев (16,2 %) — применение « обрывающих » методов терапии, представлялось возможным наблюдать лишь уменьшение интенсивности депрессивной симптоматики и редукцию или уменьшение степени выраженности коморбидных расстройств при сохранении постоянного монотонного депрессивного фона с преобладанием у большинства больных расстройств апато — адинамического круга, перемежающихся с отдельными тревожными и истерическими проявлениями, а у 5,4% больных — регистрировать абсолютное отсутствие какого — либо отклика на проводимую терапию.

В целом, анализ опыта лечения обследованных больных с длительными эндогенными депрессиями показал необходимость соблюдения ряда принципов терапии этих состояний, среди которых основными являются: зависимость выбора конкретного антидепрессанта и метода лечения от оценки психопатологической структуры и особенностей динамики длительной депрессии; необходимость проведения комплексной психофармакотерапии путём комбинирования антидепрессантов с психотропными препаратами других классов; предпочтительность — в случае лечения затяжных депрессий и исключительная необходимость — в случае лечения больных с хроническими депрессиями использования больших с антипсихотическим действием нейролептиков; динамический подход к проведению лечения со сменой активной терапии на поддерживающую; обязательное включение в схему поддерживающей терапии у больных с хроническими депрессиями наряду с антидепрессантами больших нейролептиков в малых суточных дозах; индивидуальная рациональная психотерапия, с постоянным её использованием на всех этапах лечения больных.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Дикая, Татьяна Ивановна, 2005 год

1. Аведисова А.С. Антиастенические препараты как терапия первого выбора при астенических расстройствах . // Русский медицинский журнал. Том 12, №22, 2004 — с. 1290-1292.

2. Аведисова А.С. Подходы к оценке терапии психотропными препаратами. // Психиатрия и психофармакотерапия . Журнал им.П.Б.Ганнушкина, № 4, том 1, 2004, с.3-6.

3. Аведисова А.С. Ремиссия: новая цель терапии и новые методы ее оценки. // Психиатрия и психофармакотерапия. Журнал им.П.Б.Ганнушкина, № 4, том 6, 2004, с.156-158.

4. Авруцкий Г.Я., Недува А.А. // Лечение психически больных. Руководство для врачей. Москва: Медицина , 1988, 529 с.

5. Аксенов В.Г. Ипохондрическое развитие личности в клинике затяжных эндогенных расстройств. // VI съезд невропатологов , психиатров и наркологов. Томск, 1986, с. 103-104.

6. Аксенов В.Г. Клинические проявления затяжной эндогенной депрессии. // Аффективные расстройства ( диагностика , лечение, реабилитация). Л., 1998, с.75-77.

7. Баранов П.А. Особенности формирования деперсонализационных расстройств в тревожно-анестетических депрессиях. // Аффективные и шизоаффективные психозы. Современное состояние проблемы. М., 1998, с.185-186.

8. Баранов П.А. Психопатология анестетических депрессий в клинике приступообразно-прогредиентной шизофрении . Автореф. Дис. . .канд.мед.наук. М., 1989, 24 с.

9. Баранов П.А. Психопатология эндогенных анестетических депрессий . // Журн. Невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1990, т.90, № 4, с.66-71.

10. Ю.Барштейн Е.И., Нуллер Ю.Л. Некоторые клинические особенности затяжных депрессий в позднем возрасте, резистентных к терапии. // Терапевтическая резистентность при шизофрении и аффективных психозах . Сб. статей. JL, 1975, с.39-44.

11. П.Бобров А.Е. О структуре затяжных непсихотических депрессивных синдромов. // VII Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров . Тез. докл. Т.З, М., 1981, с.450-451.

12. Бондарь В.В. Клинические особенности и типологическое деление резистентных к терапии эндогенных депрессий. // Журн. Невропатологии и психиатрии им.С.С.Корскова. 1992, т.92, № 1, с.84-88.

13. Ванеева М.А., Полищук Ю.И. Терапевтическая динамика при разных вариантах затяжных эндогенных депрессий в процессе разгрузочно-диетической терапии. Сб. научн. Тр. / Моск.НИИ психиатрии. М.: Моск. НИИ психиатрии, 1985. с.54-58.

14. М.Вельтищев Д.Ю. Соотношение эндогенных и ситуационных факторов в психопатологической картине и динамике первично развивающихся затяжных депрессивных состояний. Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. М., 1988, 171 с.

15. Вертоградова О.П. Возможные подходы к типологии депрессий. // Сб. « Депрессия (психопатология, патогенез)». М., 1980, с.9-15.

16. Вертоградова О.П. Тревожно-фобические расстройства и депрессия. // Тревога и обсессии . Под ред. А.Б.Смулевича. М., 1998, с.113-130.

17. Вертоградова О.П., Войцех В.Ф., Волошин В.М., Дементьева Н.Ф., Краснов В.Н., Матвеев А.В., Саленко Б.Б., Синицын В.Н., Суворов А.К. // К психопатологической структуре депрессий. Депрессия ( психопатология , патогенез). М., 1980, с.16-23.

18. Вертоградова О.П., Волошин В.М. Анализ структуры депрессивной триады как диагностического и прогностического признака. // Журнал невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. М., 1983, Том LXXXIII, выпуск 8, с.1189-1194.

19. Викторовский П.А. Хроническая меланхолия. Судебно-психиатрический анализ. // Арх. Психиатр ., невролог и судебной психопатол. , 1886, т.8, №№ 1-2, с.72-99.

20. Вовин Р.Я. Затяжные эндогенные депрессии ( клиника и терапия). Методические рекомендации. JL, 1982, 20 с.

21. Вовин Р.Я., Аксенова И.О. Затяжные депрессивные состояния. // JL: Медицина, 1982, 192 с.

22. Вовин Р.Я., Аксенова И.О., Свердлов JI.C. Затяжные эндогенные депрессии (клиника и терапия). Методические рекомендации. JL, 1982, 20 с.

23. Вовин Р.Я., Мазо Г.Э., Иванов М.В. Особенности терапевтической динамики у больных эндогенной депрессией при лечении серотонинергическими антидепрессантами. // Социальная и клиническая психиатрия. М., 2003, № 1, с.87-92.

24. Войцех В.Ф. К вопросу о соотношении терапевтической тактики и структуры депрессий. // Психопатологические и патогенетические аспекты прогноза и терапии депрессий. Сб. научн. тр. / Моск. НИИ психиатрии. М.: Моск. НИИ психиатрии, 1985, с .17-21.

25. Войцех В.Ф. Прогноз при депрессиях. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора мед.наук. JL, 1990, 45 с.

26. Галачьян А.Г. О неблагоприятном исходе при МДП. // Труды психиатр, клиники 1 Моск. мед. института, 1928, вып.Ш , с. 140-159.

27. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. // Издательство « Медицина » М., 1964, 290 с.

28. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика.- М.: Кооперативное издательство « Север », 1933, с.75, 106.

29. Ганнушкин П.Б., Суханов С.А. К учению о меланхолии. // Журн . невропатол. и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1902, т.2, № 6, с.1170-1187.

30. Гиляровский В.А. Психиатрия. // 3-е издание М.: Медгиз , 1938, 774с.

31. Григорьева Е.А., Савельев JI.H., Дьяконов A.JI. Применение димексида для преодоления терапевтической резистентности у больных с затяжными депрессиями . // Социальная и клиническая психиатрия. 1997, № 7, с.93-97.

32. Гризингер В. Душевные болезни (для врачей и учащихся). Пер. с немецкого. / Под ред. Акад. Ф.В.Овсянникова /. — Санкт-Петербург, 1881. -558 с.

33. Гусева О.В. Депрессивные состояния на поздних этапах приступов шизофрении (клинико-психопатологическое исследование): Автореф. дис. . канд мед.наук. JL, 1989, 24 с.

34. Дмитриев А.С. Затяжные депрессии при МДП и приступообразной шизофрении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук. Л., 1991, 45 с.

35. Днепровская С.В. Восстановительное лечение больных затяжными депрессиями. // Журн. невропатол . и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1973, т.73, № 9, с.568-575.

36. Днепровская С.В. Групповая психотерапия больных затяжными депрессиями. // Восстановительная терапия психически больных. Л., 1977, с.80-80.

37. Днепровская С.В., Кашкаров В.И. Клиническое обоснование групповой психотерапии при затяжных депрессиях . // Вопросы психотерапии. М., 1977, с. 186-189.

38. Дубницкая Э.Б. К вопросу адекватной терапии затяжных реактивных депрессий // Психиатрия и психофармакотерапия. 2000, т.2, № 4, с. 102104.

39. Елисеев Ю.И. К клинической динамике реактивной депрессии / По данным катамнестических наблюдений /. // Журн. невропатол. и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1966, т.66, №№ 10-12, с.1841-1848.

40. Иванов М.В., Кузьмин A.M. Негативные нарушения при больших аффективных расстройствах: перспективы терапии. // « Психиатрия и психофармакотерапия », 2003, т.5, № 2, с.52-53.

41. Ильина Н.А. К психопатологической дифференциации анестетических депрессий. // Аффективные и шизоаффективные психозы . Современное состояние проблемы. М., 1998, с.195-196.

42. Кашкаров В.И. Постприступные развития личности при аффективных и шизоаффективных психозах. // Восстановительная терапия психически больных . Л., 1977, с. 154-164.

43. Ковалевский П.И. Психиатрия. Том П, Специальная психиатрия. М.: Изд. журн. «Архив психиатрии, неврологии и судебной психопатологии», 1890, с.25.

44. Концевой В.А., Сударева JI.O. К проблеме нозологической диагностики депрессий позднего возраста. // Сравнительно-возрастные аспекты нервных и психических заболевания. Свердловск, 1982, с.27-28.

45. Концевой В.А., Яковлева О.Б. Актуальные аспекты проблемы депрессий позднего возраста. // XII съезд психиатров России. М., 1995, с.436-437.

46. Корсаков С.С. Курс психиатрии. T.l, М., 1901, 343 с.

47. Краснов В.Н. Болезненная психическая анестезия в структуре депрессий. // Журн. невропатол. и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1978, т.78, № 12, с. 1835-1840.

48. Краснов В.Н. Дифференциально-диагностическое и прогностическое значение деперсонализации в структуре депрессий. // Депрессия (психопатология, патогенез ). / Под. Ред. О.В.Вертоградовой. Тр. Моск. НИИ психиатрии. М., 1980, с.33-40.

49. Краснов В.Н. Закономерности динамики депрессий: клинические , патогенетические и терапевтические аспекты. // Депрессии и коморбидные расстройства. М., 1997, с.80-97.

50. Краснов В.Н. К вопросу о структуре и динамике затяжных эндогенных депрессий. // Материалы IV советско-финляндского симпозиума по проблеме депрессий. Сб.статей / Под ред. Г.В.Морозова. М., 1988, с. 165173.

51. Михайлова Н.М. Клинические особенности аффективных психозов промежуточных между МДП и приступообразной шизофренией. // Журн. невропатол. и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1974, т.74, № 1, с.105-111.

52. Морозова М.А. Клинические особенности эндогенных аффективных психозов с преобладанием маниакальных состояний. // Ж.невропатол. и психиатр. им.С.С.Корсакова, 1989, № 4, с.82-87.

53. Мосолов С.Н (под редакцией). Новые достижения в терапии психическими заболеваниями. Сборник статей. М.: ЗАО « издательство БИНОМ », 2002, 624 с.

54. Мосолов С.Н. Клиническое применение современных антидепрессантов . // Медицинское информационное агентство. Санкт-Петербург, 1995, 566 с.

55. Мосолов С.Н. Основы психофармакотерапии. Изд. Дом « Восток ». М., 1996, 288 с.

56. Недува А.А. Дифференциация терапевтической резистентности при эндогенных психозах и некоторые клинические закономерности ее формирования. //Вопросы психофармакотерапии . М., 1984, с.109-116.

57. Нуллер Ю.Л. Депрессия и деперсонализация: проблема коморбидности . // Депрессия и коморбидные расстройства /под ред. Проф. А.Б.Смулевича/ -М., 1997, с.103-112.

58. Нуллер Ю.Л., Михаленко И.Н. Аффективные психозы. // Л.: Медицина, 1988, 264 с.

59. Осипов В.П. Курс общего учения о душевных болезнях . — РСФСР, Государственное издательство. Берлин, 1923, 738 с.

60. Пантелеева Г.П. Аффективные заболевания. В кн. « Руководство по психиатрии » под ред. А.С.Тиганова. М.: « Медицина », 1999, с.555-599.

61. Пантелеева Г.П. Место аффективных и шизоаффективных психозов в современной систематике эндогенных заболеваний. // Аффективные и шизоаффективные психозы. Современное состояние и проблемы. — М., 1998, с.68-77.

62. Пантелеева Г.П. Место психофармакотерапии в учении А.В.Снежневского о психи-ческих заболеваниях. // Научно-практический журнал « Психиатрия », № 4, М., 2004, с.19-26.

63. Пантелеева Г.П. Основные этапы оптимизации фармакотерапии эндогенных депрессий. // Психиатрия и психофармакотерапия, № 5, 2001, с.158-162.

64. Панюшкина Н.П. О гипотимном развитии личности // Тез. Доклады 3 Всероссийского съезда невропатологов и психиатров. — М., 1974, т.2, с.115-117.

65. Панюшкина Н.П. Хронические депрессивные состояния (клиника, лечение, реабилитация ). Автореф. дис. .канд.мед.наук. М., 1980, 25 с.

66. Панюшкина Н.П., Целибеев Б.А. О гипотимном развитии личности. // Тез.докл. Ш Всероссийского съезда невропатологов и психиатром . Т.2, М., 1974, с.115-117.

67. Пападопулос Т.Ф. Острые эндогенные психозы (психопатология и систематика. //М., Медицина, 1975, 192 с.

68. Пападопулос Т.Ф., Шахматова-Павлова И.В. Маниакально-депрессивный психоз . // Руководство по психиатрии. Т.1. / Под ред. А.С.Снежневского. -М.: Медицина, 1983, с.417-456.

69. Пуховский А.А. Хронические депрессии (психопатология, клиника, терапия): Автореф. дис. . канд. мед. наук — М., 1992, 25 с.

70. Пчелина A.JI. Затяжные эндогенные депрессии, вопросы психопатологии , клиники и терапии. Автореф. дис. .канд.мед.наук. М., 1979, 24 с.

71. Пчелина A.JI. Психопатология затяжных эндогенных ждепрессий. // Журнал невропатологии и психиатрии, № 12, 1979, с. 1708-1712.

72. Ротштейн В.Г., Богдан М.Н., Долгов С.А. Эпидемиология депрессий. // Депрессия и коморбидные расстройства /под ред. А.Б.Смулевича/ М., 1997, с.138-164.

73. Рохлина M.JI. Некоторые особенности течения и клиники маниакально-депрессивного психоза в позднем возрасте. // Журнал невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. Том 65, вып.4, 1965, с.567-574.

74. Саленко Б.Б. О феноменологии депрессивного аффекта. // Депрессия (психопатология, патогенез). М., 1980, с.47-51.

75. Сапсай С.А. Депрессии при циклотимии, особенности клиники, современные методы лечения. Автореф. дис. .канд.мед.наук.- М., 1990, 24 с.

76. Сербский В.П. Руководство к изучению душевных болезней . Студенческая Мед. Издательская комиссия, 1906, 568 с.

77. Смулевич А.Б. Депрессии в общей медицине . // Москва: Медицинское информационное агентство, 2001, 256 с.

78. Смулевич А.Б. Лечение резистентных затяжных эндогенных депрессий. // Психиатрия и психофармакотерапия, № 4, 2002, с.128-132.

79. Смулевич А.Б., Дубницкая Э.Б., Тхостов А.Ш., Зеленина Е.В., Андрющенко А.В., Иванов С.В. Психопатология депрессий (к построениютипологической модели). // Депрессия и коморбидные расстройства /под ред. Проф. А.Б.Смулевича/ М., 1997, с.28-53.

80. Смулевич А.Б., Морозова М.А. Эффекты тимолептиков в аспекте новой клинической систематики депрессивного синдрома. // Журнал неврологии и психиатрии им.С.С.Корсакова, 1997, том 97, № 7, с.22-25.

81. Тиганов А.С. Аффективные расстройства и синдромообразование . // Аффективные и шизоаффективные психозы. Современное состояние проблемы. М., 1998, с.78-81.

82. Тиганов А.С. Эндогенные депрессии: вопросы классификации и систематики. // Депрессия и коморбидные расстройства /под ред. Проф. А.Б.Смулевича/ М., 1997, с. 12-26.

83. Тиганов А.С., Пчелина A.JI. Затяжные эндогенные депрессии. // Материалы IV советско-финляндского симпозиума по проблеме депрессий. Сб. статей / Под ред. Г.В.Морозова. М., 1983, с.19-26.

84. Хвиливицкий Т.Я. Формы депрессивных состояний, их психопатологическая динамика и особенности лечения. // Журн. невропатол. и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1972, т.72, № 4, с.554-568.

85. Хиршфельд П.М.А. «Депрессия: хроническое пожизненное заболевание» // WPA бюллетень по депрессии, 2000, т.4, № 19, с.7-10 (WPA Bulletin on Depression. Vol.4, N 19, 2000).

86. Цукарзи Э.Э. Клиника и терапия затяжных депрессивных и депрессивно-бредовых состояний у больных шизоаффективным психозом (рекуррентной шизофренией). Автореф.канд.дисс. М., 1996,20 с.

87. Шейдер Р. Психиатрия. // М.: Издательский дом « Практика », 1998, 485 с.

88. Шибанова Н.И. Клинические особенности депрессий с неблагоприятным типом течения в позднем возрасте. / Сравнительное исследование при психозах различной нозологии . / Автореф. дис. . канд.мед.наук. М., 1974, 23 с.

89. Шибанова Н.И. О некоторых клинических особенностях течения затяжных депрессивных состояний в позднем возрасте. // Актуальные вопросы психиатрии в трудах молодых ученых. М.: Моск. НИИ психиатрии, 1972, с.37-38.

90. Шмуклер А.Б. Социальное функционирование и качество жизни психически больных. // Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук. М., 1999, 432 с.

91. Штернберг Э.Я. Современные вопросы клиники и лечения депрессивных состояний. // Клин. Мед., 1969, т.47, № 9. с.20-25.

92. Штернберг Э.Я., Рохлина M.JI. О некоторых клинических особенностях депрессий позднего возраста. // Депрессии. Вопросы клиники, психопатологии, терапии. / Под ред. Штернберга Э.Я., СмулевЙча А.Б. -М.-Базель, 1970, C.4J-52.

93. Штернберг Э.Я., Шумский Н.Г. О некоторых формах депрессий старческого возраста. // Журнал невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1959, т. LIX, выпуск 11, с.12-91-1298.

94. Achte К. Incurable depressions. // Pharmakopsychiat. NeuroPsychopharmakol. 1974. — Jg.7. — H.3. — S. 169-177. .

95. Achte K. Psychopathology of Depression. // Recent Advances in Depression. (Ed. by C.N. Stefanis).- Oxford, Pergamon Press, 1983. P. 27-34.

96. Adler L. Chronische Suizidalitat bei chronischer «double» Depression. // Krankenhauspsychiatrie. Georg Thieme Verlag Stuttgard- New York, 2001, 12 Sonderheft; s. 42-45.

97. Agosti V. Residual symptoms and social functioning over six-months in recovered outpatients with chronic depression. // J Affect Disord 1999 Jan-Mar; 52(1-3): 251-5.

98. Akiskal H.S. (1994) Dysthymic and cyclothymic depressions: therapeutic considerations. // J Clin Psychiatry 55 (Suppl 4): 46-52.

99. Akiskal H.S. The relationship of personality to affective disorders. A critical review // Arch. Gen. Psychiatry. 1983. — Vol. 40. — P. 801-810

100. Akiskal H.S. A proposed clinical approach to chronic and «resistant» depressions: Evaluation and treatment. // J. Clin. Psychiatry. 1985. — Vol. 46. -N. 10.-Sect. 2.-P. 32-37.

101. Akiskal H.S. Chronic depression. // Bulletin of Meninger Clinic. 1991. -Vol. 55.-N. 2.-P. 156-171.

102. Akiskal H.S. Dysthymic Disorder: Psychopathology of Proposed Chronic Depressive Subtypes. // Am. J. Psychiatry. 1983. — Vol. 140. — N. 1. — P. 1120.

103. Akiskal H.S. Factors associated with incomplete recovery in primary depressive illness. // J. Clin. Psychiatry. 1982. — Vol. 43. — P. 266-271.

104. Akiskal H.S. The Interface of Chronic Depression with Personality and Anxiety Disorders. // Psychopharmacology Bulletin. 1984. — Vol. 20. — N. 3.-P. 393-398.

105. Akiskal H.S., Cassano G.B. (1997) (eds) Dysthymia and the Spectrum of Chronic Depressions. // Guilford Press, New York.

106. Albrecht H. «Maligne» Zyklothymien im Jugendalten. // Problematik, Therapie und Rehabilitation der chronischen endogenen Psychosen. Stuttgart: Enke, 1967. S. 241-256.

107. Angst J., Dobler-Mikola A. The Zurich study. VI. A continuum from depression and anxiety disorders? Eur Arch Psychiat Neurol Sci 1985; 235: 179-186.

108. Angst J., Ernst C. (1993) Current concepts of the classification of affective disorders. // Int Clin Psychopharmacol 8: 211-215.

109. Angst J., Frey R. Die Prognose endogener Depressionen jenseits des 40. Lebensjahres. //Nervenarzt. 1977. — Jg. 48. — H. 11. — S. 571-574.

110. Angst J., Hochstrasser B. (1994) Recurrent brief depression: the Zurich Study. // J Clin Psychiatry 55 (Suppl): 3-9.

111. Angst J., Merikangas K. (1997) The depressive spectrum: diagnostic classification and course. // J Affect Disord 45: 31-39.

112. Angst J., Perris C. Zur Nosologie endogener Depression // Arch Psychiat Nervenarzt -1968; Bd. 210. S. 210-373.

113. Angst J., Sellaro R., Merikangas K.R. (2000) Depressive spectrum diagnoses. // Compr Psychiatry 41 (Suppl 1): 39-47.

114. Arnold O.H., K. Kryspin-Exner. Zur Frage der Beeinflussung der Verlaufes des manisch-depressiven Krankheitsgeschehens durch Antidepressiva. // Wien. med. Wschr. 1965. — Bd. 115. — S. 929-933.

115. Astrup C., Fossum A., Holmboe R. A follow-up study of 270 patients with acute affective psychoses. // Acta Psychiat. Scand. — 1959. — Vol. 35 (Suppl.) -P. 1-65.

116. Ayd F.J.Jr. Long-term Treatment of Chronic Depression: 15-year Experience with Doxepin HC1. // J. Clin. Psychiat. 1984. — Vol. 45. — N. 3. -Sect. 2.-P. 39-45.

117. Baldwin R.C., Jolley D.J. The Prognosis of Depression in Old Age.//Br. J. Psychiat. 1986. — Vol. 149. -P. 574-583.

118. Benazzi F. Chronic depression subtypes: a 257 case study. // Depress Anxiety 1999; 10(2): 81-4.

119. Benazzi F. Chronic depression: a case series of 203 outpatients treated at a private practice. // J. Psychiatry Neurosci 1998 Jan; 23(1): 51-5.

120. Berndt E.R., Koran L.M., Finkelstein S.N., Gelenberg A.J., Kornstein S.G., Miller I.M., Thase M.E., Trapp G.A., Keller M.B. Lost human capital from early-onset chronic depression.//Am J Psychiatry 2000 Jun; 157(6): 940-7.

121. Berner P., Kryspin-Exner K., Poeldinger W. Therapy Possibilities for Therapy-Resistant Depression. // Pharmakopsychiat. — 1974. — Vol. 7. — P. 189-193.

122. Bielski R.J. Subtypes of Depression Diagnosis and Medical Management // West J. Med. — 1977. — Vol. 126. — N. 5. — P. 347-352.

123. Black D.W., Goldstein R.B., Nasrallah A., Winokur G. // The Prediction of Recovery using a Multivariate Model in 1471 Depressed Inpatients. // Eur. Arch. Psychiat. Clin. Neurosci. 1991. — Vol. 241. — P. 41-45.

124. Bleuler E. Руководство по психиатрии. Берлин: Издательство т-ва « врач », 1920 с. 542.

125. Bleuler М. Endocrinologische Psychiatrie. — Stuttg., Thieme, 1954.

126. Boteva К., J. Liberman. Reconsidering the classification of schizophrenia and manic-depressive illness a critical analysis and new conceptual model // World J. Biol. Psychiatry. 2003. Vol. 4, № 2, P. 81-92.

127. Bronisch F.W. Die psychischen Storungen des alteren Menschen. — Stuttg., Enke, 1962.-171S.

128. Burger-Prinz H. Probleme der phasischen Psychosen. // Probleme der pshaischen Psychosen. — Stuttg., Enke, 1961.

129. Cameron P.M. Psychodynamic Psychotherapy for the Depressive Syndrome. // Psychiat. J. Univ. Ottawa. 1989. — Vol. 14. — N. 2. — P. 397-402.

130. Cardot H., Rouillon F. The long-term course of depression (epidemiology and clinical aspects) Article in French. // Encephale 1995 Mar; 21 Spec No 2:51-9.

131. Cassano G.B., Maggini C., Longo E. Les depressions chroniques. // L’Encephale. 1979. — V. 5. — Fasc. 5 (suppl.) — P 449-458.

132. Cassano G.B., Musetti L., Perugi G. et al. A proposed new approach to the clinical subclassification of depressive illness. // Pharmacopsychiat. 1988. — Vol. 21.-P. 19-23.

133. Ciompi L., Lai G.P. Depression et vieillesse. Etudes catamnestiques sur le vieillissement et la mortalite de 555 anciens patients depressifs. Ed. H. Huber, Berne et Stuttg., 1969. — 119p.

134. Coppen A. (2000) Lithium in unipolar depression and the prevention of suicide. // J Clin Psychiatry 61 (Suppl 9): 52-56.

135. Coryell W., Scheftner W., Keller M., Endicott J., Maser J., Klerman G.L. The enduring psychosocial consequences of mania and depression. Am J Psychiatry 1993 May; 150 (5): 720.

136. Davis J.M., Janicak P.G., Hogan D.M. (1999) Mood stabilizers in the prevention of recurrent affective disorders: a meta-analysis. // Acta Psychiatr Scand 100: 406-417.

137. Desjarlais R., Eisenberg L., Good B. et al. World mental Health: problems and priorities in low-income countries. — New York: Oxford university press. — 1995.

138. Digo R. Melancolie. Etude clinique. // Encyclopedie Medico-Chirurgicale. — Paris, 1955. -2.37210A-10.

139. Dreyfiiss. Die Melancholie, ein Zustandsbild des manisch-depressiven Irreseins, 1907.

140. Duggan C.F., Lee A.S., Murray R.M. Does Personality Predict Long-Term Outcome in Depression? // Br. J. Psychiat. 1990. — Vol. 157. — P. 19-24.

141. Dunner D.L. Acute and maintenance treatment of chronic depression. // J Clin Psychiatry 2001; 62 Suppl 6:10-6.

142. Ernst K. Neurotische und endogene Reisualzustande. // Arch. Neurol. Psychiat. Bd. 203. — 1962. — S. 61-84.

143. Ey H. Etudes psychiatriques. — Vol. 3. — Paris, 1955.

144. Fava G.A., Rafanelli C., Grandi S., Conti S., Belluardo P. (1998) Prevention of recurrent depression with cognitive behavioral therapy: preliminary findings. // Arch Gen Psychiatry 55: 816-820.

145. Friedman R.A., Kocsis J.H. Pharmacotherapy for chronic depression. // Psychiatr Clin North Am 1996 Mar; 19(1): 121-32.

146. Ginestet D. Limites d efficacite et de tolerance des medicaments antidepresseurs // Encephale. 1975 — № 1 — P. 203-210.

147. Glatzel J. Zur Psychopathologie chronischer spatzyklothymer Depressionen. // H. Kranz, K. Heinrich (Hrsg.) — Chronische endogene Psychosen. — Stuttg., GTV, 1973.-S. 12-16.

148. Glatzel J., Lungershausen E. Zur Frage der Residualsydrome nach thymoleptisch-behandelten zyklothymen Depressionen. // Arch. Psychiat. Nervenkr. 1968. — Bd. 210. — S. 437-446.

149. Goodwin F.K., Jamison K.R. Manic-depressive illness. — Oxford University Press. New York, Oxford, 1990 — P. 938.

150. Guensberger E., Pleischer J. Zur Psychologie und zur nosologischen Stellung der chronischen Depression. // Schweiz. Arch. Neurol. Neurochir. Psychiat.-1972.-V. 110.-N. 1-2.-S. 109-119.

151. Hamilton M. The clinical distinction between anxiety and depression // The borderline between anxiety and depression. Medidact; Lendsen, Netherland, 1988-P. 11-21.

152. Hecht H., von Zerssen D., Wittchen H. Anxiety and depression in a community sample: The influence of comorbidity on social functioning // J. affect. Disord. 1990 — V. 18 — P. 1387-1440.

153. Heimann H. Therapy-resistant depressions. Symptoms and Syndromes. // Pharmakopsychiat. Neuro-Psychopharmacol. 1974. — Jg. 7. — H. 3. — S. 139144.

154. Heindl A., Wolfersdorf M. «Chronische Depression» — Versuch einer Begriffsbestimmung. // Krankenhauspsychiatrie, 2001, 12, s. 62-63.

155. Helmchen H. Symptomatology of therapy-resistant depressions // Phamakopsychiat. Neuropsychopharmacol. 1974 — № 7 — H. 3 — P. 145-155.

156. Helmchen H. Therapy resistance in depression // Problems of psychiatry in general practice. Gastpar M., Kielholz P. (Eds.) — 1991 — P. 97-106.

157. Hirschfeld R.M.A. Chronic depression: clues to refining management approaches. // X World Congress of psychiatry. Symposium «Chronic Depression in 2000 AD: Will it Survive Treatment?» Abstracts CNS discovery by pfizer. Madrid, Spain, 1996, p. 4-5.

158. Hirschfeld R.M. A. Guidelines for the long-term treatment of depression. // J. Clin. Psychiatry. 1994; 55 (suppl. 12): 61-69.

159. Hirschfeld R.M.A., Klerman G.L., Andreasen N.C. et al. Psycho-social predictors of chronicity in depressed patients. // Br. J. Psychiat. — 1986. — Vol. 148.-P. 648-654.

160. Hofmann G. Behandlung der chronischen Depression. // Activ. nerv. super. 1966. — V. 8. — N. 4. — S. 396-398.

161. Hofmann G., Bolen H. Therapieversuche bei chronischen Verlaufsformen des manisch-depressiven Krankheitsgeschehens. // Arzneimittel-Forsch. — 1969. -Bd. 19.-S. 455-459.

162. Huber G. Reine Defektsyndrome und Basisstadien endogener Psychosen. // Fortschr. Neurol. Psychiat. 1966. — Bd. 34. — S. 409-415.

163. Huber G., Glatzel J., Lungershausen E. Residualsyndrome bei Zyklothymien. // Fortschr. Med. 1970. — Bd. 88. — S. 281-287.

164. Huber G., Glatzel J., Lungershausen E. Uber zyklothyme Residualsyndrome. // Melancholie in Forschung Klinik und Behandlung. Stuttgrart; GTV, 1969. -S. 42-46.

165. Huhn A., Poppe R. Moglichkeiten und Grenzen der Lithiumtherapie bei chronisch residivierendem («malignem») Verlauf der Zyklothymie. // Chronische endogene Psychosen. Stuttg.: GTV, 1973. — S. 31-40.

166. Janzarik W. Die Wirkungsebene der Pharmakotherapie im Aufbau depressiver Syndrome. // Arzneimittel-Forschung. — 1964. — Bd. 14. — S. 493-496.

167. Janzarik W. Dynamische Grundkonstellationen in endogenen Psychosen. — Berlin: Springer, 1959.

168. Jefferson J.W., Greist J.H., Ackerman D.L., Carrol J.A. (2000) Lithium Encyclopedia for Clinical Practice (Second Edition). American Psychiatric Press Inc, Washington D.C.

169. Judd L.L. The clinical course of unipolar major depressive disorders. // Arch Gen Psychiatry. 1977. № 54. P. 989-991.

170. Judd L.L., Akiskal H.S. (2000) Delineating the longitudinal structure of depressive illness: beyond clinical subtypes and duration thresholds. // Pharmacopsychiatry 33: 3-7.

171. Judd L.L., Paulus M.P., Wells K.B., Rapaport M.H. (1996) Socioeconomic burden of subsyndromal depressive symptoms and major depression in a sample of the general population. // Am J Psychiatry 153: 1411-1417.

172. Kaufman L. Chronic^ et famille. // Schweiz. Arch. Neurol. Psychiat. — 1980.-V. 126.-N. 2.-P. 321-326.

173. Keitner G.I., Ryan C.E., Miller I.W., Norman W.H. Recovery and major depression: factors associated with twelve-month outcome // Am J Psychiatry 1992 Jan; 149 (1): 93-9.

174. Keller M.B., Klein D.N., Hirschfeld R.M., Kocsis J.H. et al. Results of the DSM-IV mood disorders field trial. //Am J. Psychiatry. 1995. № 152. P. 843849.

175. Keller M.B., Klerman G.L., Lavori P.W. et al. Long-term outcome of episodes of major depression: Clinical and public health significance. // JAMA. 1984. — V. 252. — P. 788-792.

176. Keller M.B., Lavori P. W., Mueller T.L., et al. Time to recovery, chronicity, and levels of psychopathology in major depression: a 5-year prospective follow-up of 431 subjects. // Arch Gen Psychiatry. 1992: 49 p. 809-816.

177. Keller M.B., Lavori P.W. Double Depression, Major Depression, and Dysthymia: Distinct Entities or Different Phases of a Single Disorder? // Psychopharmacol. Bull. 1984. — V. 20. — N. 3. — P. 399-402.

178. Keller M.B., Lavori P.W., Endicott J. et al. «Double-depression»: Two-year follow-up // Am. J. Psychiat. 1983 — Vol. 140 — P. 689-694.

179. Keller M.B., Shapiro R.W. «Double depression»: superior position of acute depressive episodes on chronic depressive disorders. // Am J. Psychiat. 1982. Vol. 139. P. 438-442.

180. Keller M.B., Shapiro R.W., Lavori P.W. et al. Relapse in major disorder: analysis with life table // Arch. Gen. Psychiatry. 1982 — Vol. 39 — P. 91-915.

181. Kerr T.A. Prediction of outcome in anxiety states and depressive illness. // Br. J. Psychiat. 1974. — Vol. 124. — P. 125-133.

182. Kessler R.C., McGonagle K.A., Zhao S., Nelson C.B., Hughes M., Eshleman S., Wittchen H.U., Kendler K.S. (1994) Lifetime and 12-month prevalence of DSM-III-R psychiatric disorders in the United States. // Arch Gen Psychiatry 51: 8-19.

183. Kielholz P. Chronische endogene Depressionen. // Chronische endogene Psychosen. Stuttg.: GTV, 1973. — S. 5-7.

184. Kielholz P., Terzani S., Gastpar M. Treatment for Therapy Resistant Depressions. // Int. Pharmacopsychiat. 1979. — V. 14. — N. 2. — P. 94-100.

185. Kihlstrom L.C. Managed care and medication compliance: implications for chronic depression. // J Behav Health Serv Res 1998 Nov; 25(4): 367-76.

186. Kinkelin M. Verlauf und Prognose des Manisch-depressiven Irreseins. // Schweiz. Arch. Neurol. Psychiat. 1953. — Bd. 73. — S. 100-146.

187. Klages W. Zur Struktur der chronischen endogenen Depressionen. // Problematik, Therapie und Rehabilitation der chronischen endogenen Psychosen. Stuttg.: Enke, 1967. — S. 256-263.

188. Kleiner J., Altshuler L., Hendrick V., Hershman J.M. (1999) Lithium-induced subclinical hypothyroidism: review of the literature and guidelines for treatment. // J Clin Psychiatry 60: 249-255.

189. Kocsis J.H. New strategies for treating chronic depression. // J Clin Psychiatry 2000; 61 Suppl 11:42-5.

190. Kocsis J.H., Frances A.J., Voss C. et al. Imipramine treatment for chronic depression. // Arch. Gen. Psychiat. 1988. — V. 45. N. 3. — P. 253-257.

191. Kocsis J.H., Friedman R.A., Markowitz J.C., Leon A.C., Miller N.L., Gniwesch L., Parides M. Maintenance therapy for chronic depression. A controlled clinical trial of desipramine. // Arch Gen Psychiatry 1996 Sep; 53(9): 769-74; discussion 775-6.

192. Kornsten S.G. Chronic depression in women. // J Clin Psychiatry. 2002. July. 63 (7)6. P. 602-609.

193. Kraepelin E. Introductory Lectures on Clinical Psychiatry. (1904). // Manic-depressive illness. History of a syndrome. — New York: International University Press, 1977. P. 9-32.

194. Kraines S.H. Therapy of the chronic depressions. // Dis. nerv. Syst. — 1967. -V. 28.-N. 9.-P. 577-582.

195. Kriiger E., Nitzache M., Kuhn J. et al. Uberlegungen zur sogenannten «chronischen» bzw. «therapieresistenteQ» Depression. // Psychiatr. Neurol, med. Psychol. 1988.-Bd. 40.-N. 9. — S. 523-531.

196. Kiihner Chr., Veiel H.O.F. Bedeutung chronischer Verlaufe bei depressiven Erkrankungen. // H. Helmchen, H. Hippius (Hrsg.): Psychiatrie fur die Praxis 7. 1988. — S. 163-167.

197. Kupfer D.J. (1993) Management of recurrent depression. // J Clin Psychiatry 54 (Suppl 2): 29-33.

198. Kupfer D.J., Fank E., Perel J.M. et al. Five-year outcome for maintenance therapies in recurrent depression // Arch. Gen. Psychiatry. 1992. — Vol. 49 — P. 769-773.

199. Kupfer D.J., Frank E., Perel J.M., Cornes C., Mallinger A.G., Thase M.E., McEachran A.B., Grochocinski V.J. (1992) Five-year outcome for maintenance therapies in recurrent depression. // Arch Gen Psychiatry 49: 769-773.

200. Kupfer D.J., Spiker D.G. Refractory depression: Prediction of non-response by clinical indicators. // J. Clin. Psychiat. 1981. — V. 42. — P. 307-312.

201. Laignel-Lavastine M., Barbe A., Delmas A. La Pratique Psychiatrique. -Paris, 1929.

202. Lara M.E., Klein D.N. Psychosocial processes underlying the maintenance and persistence of depression: , implications for understanding chronic depression. // Clin Psychol Rev 1999 Aug; 19(5): 553-70.

203. Lauter H. Phasenuberdauernder Personlichkeitswandel und persistierende Symptome bei der endogenen Depression. // H. Hippius, H. Selbach (Hrsg.): Das depressive Syndrom. — Munchen: Urban & Schwarzenberg, 1969. S. 127-132.

204. Laux G. Chronifizierte Depressionen. Stuttg.: Enke, 1986. — 142S.

205. Lehman H. Depression. Somatic treatment methods, complications, failures // Depression/ Clinical, biological and psychological perspectives / Usding G. (Ed.), N.Y., 1977 P. 235-270.

206. Lehmann H.E. Therapy-resistant depressions. — A clinical classification. // Pharmakopsychiat. Neuro-Psychopharmakol. 1974. -Jg. 7. -H. 3. — S. 156-163.

207. Leonard B.E. Biochemical aspects of therapy-resistant depression. // Br. J. Psychiat. 1988. — Vol. 152. — P. 453-459.

208. Leongard K. Aufteilung der endogenen Psychosen. Berlin. 1957.

209. Leonhard K. Aufteilung den endogenen Psychosen und ihre differenzierte Atiologie. Berlin: Akad. — Verl., 1986. — 6 Aufl. — 366 S.

210. Leonhard К. Die prapsichotisch Temperamente bei den monopolaren und bipolaren phasischen Psychosen // Psychiat. Neurol. Basel. — 1963. — Bd. 146.-S. 105-115.

211. Leonhard K. Uber monopolare und bipolare endogene Psychosen // Nervenarzt. 1968. — Bd 39, N 3. — S. 104-106.

212. Levine S. The management of resistant depression. // Acta Psychiatr Belg 1986 Mar-Apr; 86 (2): 141-51.

213. Liebowitz M.R., Klein D.P. Hysteroid dysphoria. // Psychiatr. Clin. North. Am. 1979. — Vol. 2. — P. 555-575.

214. Linden M. // Helmchen H., Hippius H. (Hrag.) ChronischKranken Patienten: Krankheitskonzept und Selbstgestimmung. // Psychiatrie fur die Praxis 7. 1988. S. 159-162.

215. Lopez-Ibor Alino J.J. Therapeutic resistant depressions: symptoms, resistance and therapy. // Pharmakopsychiat. Neuro-Psychopharmakol. — 1974. -Jg. 7.-H. 3.-P. 178-187.

216. Lundquist G. Prognosis and course in manic-depressive Psychoses. A follow-up study of 319 first admissions. // Acta Psych. Neurol. Scand. — 1945. — V. 35 (Suppl.). P. 5-96.

217. Mahnkopf A. Besonderheiten im Umgang mit chronisch Depressiven. Die Perspective der Familie und Kosequenzen fur Behandlungsteams. // Krankenhauspsychiatry, 2001, 12, Sonderheftl, s. 46-49.

218. Marneros A., Deister A., Rohde A. «Residual types» in affective, schizoaffective and schizophrenic disorders: a comparison. // International congress on Schizophrenia and Affective Psychoses.: Abstracts book. — Geneva, 1991.-P. 69.

219. Medow W. Eine Gruppe depressiver Psychosen des Riickbildungsalters mit ungiinstiger Prognose (Erstarrende Rtickbildungsdepression). // Arch. Psychiat. Nervenkr. 1922. — Bd. 64. — S. 480-489.

220. Meltzer H.Y. The role of 5-HT2 antagonism in schizophrenia // Current approaches to schizophrenia / I. Kan, M. John (Eds.) Oxford clinical Communications. — 1992. -P 10-16.

221. Michalak E.E., Lam R.W. Breaking the myths: new treatment approaches for chronic depression. // Can J Psychiatry 2002 Sep; 47(7): 635-43.

222. Montgomery S.A., Dufour H., Brion S. et al. The prophylactic efficacy of Fluoxetine in unipolar depression // Brit. J. Psychiat. -1988 -V. 153 P. 69-76.

223. Montgomery S.A., Dunfar G. Paroxetine is better than placebo in relapse prevention and the prophylaxis of recurrent depression // Inter. Clin. Psychopharmacol. -1993 V. 8, № 3 — P. 189-195.

224. Montgomery S.A., Kasper S. Depression: a long-term illness and its treatment. // Int Clin Psychopharmacol 1998 Jul; 13 Suppl 6: S23-6.

225. Moos R.H., Cronkite R.C. Symptom-based predictors of a 10-year chronic course of treated depression. // J Nerv Ment Dis 1999 Jun; 187(6): 360-8.

226. Morrison J., Winokur G., Crowe R., Clancy J. The Iowa 500: the first follow-up. // Arch. Gen. Psychiat. 1973. — V. 29. — P. 678-682.

227. Muller-Hegemann D. Zur klinischen Symptomatik der Depressionen. // Psychiat. Neurol, med. Psychol. 1964. — Jg. 16. -H. 3. — S. 90-100.

228. Murphy E. The Prognosis of Depression in Old Age. // Br. J. Psychiat. -1983.-Vol. 142.-P. 111-119.

229. Murphy G.E., Woodruff R.A., Herfanic M., Super G. Variability of the clinical course of primary affective disorder. // Arch. Gen. Psychiat. 1974. -V. 30. -N. 7.-P. 757-761.

230. Nystrom S. Depressions: Factors related to 10-years prognosis. // Acta psychiat. neurol. Scand. 1979. -V. 60. — P. 225-238.

231. Nystrom S. On Relation Between Clinical Factors and Efficacy of E.C.T. in Depression. // Excerpta Med. 1966. — V. 1. — N. 7.

232. Okasha A. Newsletter to the Internationale thematic Conference «Diagnosis in Psychiatry: Integrating the Sciences». WPA in the collaboration with the Austrian Society of Psychiatrie and Psychotherapy. 19-22 June, Viena, Austria, 2003.

233. Overall I.E. Methodologic Issues in the Epidemiology of Treatment Resistant Depression. // Pharmakopsychiat. 1974. — V. 7. — P. 129-138.

234. Peters U.H., Gliick A. Die ausklingende endogene Depression und das Problem der chronischen Depression. // H. Kranz, K. Heinrich (Hrsg.): Chronische endogene Psychosen. — Stuttg.: GTV, 1973. — S. 7-11.

235. Peters U.H., Gliick A. Die Personlichkeit am Ende der depressiven Phase. Beobachtungen nach Ausklingen endogenen depressiver Phasen. // Nervenarzt. 1973. — Bd. 44.-S. 14-18.

236. Petrilowitsch N. Insuffizienzsyndrome bei abklingenden den schizophrenen und zyklothymen Psychosen. // G. Huber, H. Kranz (Hrsg.): Schizophrenic und Zyklothymie. Stuttg.: GTV, 1969. — S. 114-124.

237. Petrilowitsch N. Psychiatrische Krankheitslehre und psychiatrische Pharmakotherapie. 2 Aufl. — Basel, 1968 — 132 s.

238. Petrilowitsch N., Baer R. Zyklothymie (1964-1969). // Fortschr. Neurol. -Psychiatr. 1970. — Bd. 38. — H. 12. — S. 623-625.

239. Pichot P. A Century of Psychiatry. Paris 1983.

240. Pincus H.A., Pettit A.R. The societal costs of chronic major depression. // J Clin Psychiatry 2001; 62 Suppl 6: 5-9.

241. Pope M.G., McElroy S.L., Nixon R.A. Possible synergism between fluoxetine and lithium in refractory depression. // Am. J. Psychiat. — 1988. — Vol. 145.-N. 10.-P. 1292-1294.

242. Preskorn S.H. Polypharmacy: what is its role in the long-term use of antidepressants? // X World Congress of psychiatry. Symposium «Chronic

243. Depression in 2000 AD: Will it Survive Treatment?» Abstract CNS discovery by pfizer. Madrid, Spain, 1996, p. 14-15.

244. Price L.H., Charney D.S., Heninger G.R. Variability of Response to Lithium Augmentation in Refractory Depression. // Am. J. Psychiat. 1986. — Vol. 143. -N. 11.-P. 1387-1392.

245. Prigent Y. Reflections on the management of dysthymia and chronic depression. [Article in French]. // Ann Med Psychol (Paris) 1994 Mar; 152(3): 183-6.

246. Quitkin F.M. The importance of dosage in prescribing antidepressants. // Br. J. Psychiat. 1985. — Vol. 147. — P. 593-597.

247. Reiger D.A., Narrow W.E., Rae D.S. // Arch. Gen. Psychiatry. 1993 — Vol. 50.-P. 85-94.

248. Rennie T.A.C. Prognosis in manic-depressive psychosis. // Am. J. Psychiat. 142. — Vol. 98. — P. 801-814.

249. Reynolds C.F. 3rd, Alexopoulos G.S., Katz I.R., Lebowitz B.D. Chronic depression in the elderly: approaches for prevention. // Drugs Aging 2001; 18(7): 507-14.

250. Richelson E. Side effects of old and new generation antidepressants: A pharmacologic framework // J. clin. Psychiat. 1991 — V. 9(1), № 5 — P. 13-19.

251. Riso L.P., du Toit P.L., Blandino J.A., Penna S., Dacey S., Duin J.S., Pacoe E.M., Grant M.M., Ulmer C.S. Cognitive aspects of chronic depression. // J Abnorm Psychol 2003 Feb; 112(1): 72-80.

252. Riso L.P., Miyatake R.K., Thase M.E. The search for determinants of chronic depression, a review of six factors. // J. Affective Disorders 2002 July. №70(2). P. 103-115.

253. Rosenthal N., Sack D., Carpenter C. et al. Antidepressant Effects of Light in Seasonal Affective Disorder. // Am. J. Psychiat. 1985. — Vol. 142. — N. 2. -P. 163-170.

254. Rouillon F., Chignon J.M. Psychiatric comorbidity of anxiety disorders in the year 2000: Controversies and perspectives. Proceedings of the meeting held in Paris 9 June 1992 — J. A. Costa-e-Siva (Ed.) — P. 26-34.

255. Rounsaville B.J., Sholomskas D., Prusoff B. A. Chronic mood disorders in depressed outpatients. // J. Affect. Disord. 1980. — V. 2. — P. 73-88.

256. Roy A. Psychosocial factors and chronic depression. // J Nerv Ment Dis 1996 Aug; 184(8): 509-10.

257. Rudas S., Schmitz M., Pichler P., Baumgartner A. Treatment of refractory chronic depression and dysthymia with high-dose thyroxine. // Biol Psychiatry 1999 Jan 15; 45(2): 229-33.

258. Rush A.J., Thase M.E. Strategies and tactics in the treatment of chronic depression. // J Clin Psychiatry 1997; 58 Suppl 13:14-22.

259. Schipkowensky N., Milenkov K. Zur Epidemiologie, Atiologie und Prophylaxe der chronischen Zyklophrenie. // Int. Pharmacopsychiat. 1970. -Bd. 4.-S. 117-153.

260. Schou M. (2000) Suicidal behavior and prophylactic lithium treatment of major mood disorders: a review of reviews. Suicide Life Threat Behav 30: 289293.

261. Schrader G. Chronic depression: state or trait? // J Nerv Ment Dis 1994 Oct; 182(10): 552-5.

262. Schrader G.D. Does anhedonia correlate with depression severity in chronic depression? // Compr Psychiatry 1997 Sep-Oct; 38(5): 260-3.

263. Schulte W. Morbogener Situationswandel. // Wien. Z. Nervenheilk. 1967. -Bd. 25.-S. 429-437.

264. Schulte W. Zum Problem der protrahierten melancholischen Phasen. // Melancholie in Forschung Klinik und Behandlung. Stuttg.: GTV, 1969. — S. 17-21.

265. Schulte W. Zum Problem der protrahierten melancholischen Phasen. // Melancholie in Forschung Klinik und Behandlung. Stuttg. GTV. 1969. S. 1721.

266. Schultze F. Personlichkeitsstruktur bei der hypochondrischen Depression. // Psychiatr. Neuml. med. Psychol. 1968. — Bd. 20. — S. 176-181.

267. Schwarz B. Klinische und katamnestische Untersuchungen zum Problem der chronischen Depression. // Psychiatr. Neurol, med. Psychol. — 1966. Bd. 18. — N. 10.-S. 373-376.

268. Scott J. Chronic Depression. // Br. J. Psychiat. 1988. — Vol. 153. — P. 287297.

269. Scott J. Chronic Depression. // Br. J. Psychiat. 1988. Vol. 153. P. 287-297.

270. Scott J., Barker W.A., Eccleston D. The Newcastle Chronic Depression Study. Patient Characteristics and Factors Associated with Chronicity. // Br. J. Psychiat. 1988. — Vol. 152. — P. 28-33.

271. Spiessl H., Hubner-Liebermann В., Cording C. — Zur Haufigkeit chronischer Depressionen im klinischen Bereich. Ergebnisse der Basisdocumentation. // Krankenhauspsychiatry, 2001, 12, Sonderheftl, s. 56-59.

272. Srtansky E. Das Manisch-depressive Irreisein. Wien, 1911. — 270 S.

273. Taschev Т., Roglev M. Das Schiksal der Melancholiker im fortgeschrittenen Alter. // Arch. Psychiat. Nervenkr. 1973. — Bd. 217. — S. 377-386.

274. Thase M. Cross-over studies in chronic depression: shaping the direction of clinical practice // X World Congress of psychiatry. Symposium «Chronic

275. Depression in 2000 AD: Will it Survive Treatment?» Abstract CNS discovery by pfizer. Madrid, Spain, 1996, p. 6-7.

276. Thies-Flechtner K., Muller-Oerlinghausen В., Seibert W., Walther A., Grell W. (1996) Effect of prophylactic treatment on suicide risk in patients with major affective disorders. Data from a randomized prospective trial. Pharmacopsychiatry 29: 103-107.

277. Tondo L., Jamison K.R., Baldessarini R.J. (1997) Effect of lithium maintenance on suicidal behavior in major mood disorders. Ann N Y Acad Sci 836: 339-351.

278. Toone B.K., Ron M. A study of predictive factors of poor outcome. // Br. J. Psychiat. 1977.-Vol. 131.-P. 587-591.

279. Vondracek V., Plzak M. Zum Problem der Verlaufsaktivitat der maniomelancholischen Psychose (Zyklophrenie). // Schweiz. Arch. Neurol. Neurochir. Psychiat. 1968. — Bd. 102. — S. 245-250.

280. Ward N.Y., Bloom V.L., Friedel R.O. Effectiveness of Tricyclic Antidepressants in Chronic Depression. // J. Clin. Psychiat. 1979. — V. 40. -N. 1.-P. 49-52.

281. Weissman M.M., Leaf P.J. et al. Affective disorders in five United States communities//Psychol. Med. 1988 -V. 18 — P. 141-153.

282. Weissman M.M., Prusoff B.A., Klerman G.L. Personality and the prediction of long term outcome of depression. // Am. J. Psychiat. 1978. — Vol. 135. — P. 797-799.

283. Weitbrecht H. Die chronische Depression. // Wien. Z. Nervenheilk. — 1967. -Jg. 24.-H. 4.-S. 265-281.

284. Wieser St. Uber den Defekt bei phasischen Psychosen. // H. Hippius, H. Selbach (Hrsg.): Das depressive Syndrom. Munchen: Urban & Schwarzenberg, 1969. — S. 133-135.

285. Winokur G. Unipolar Depression. Is it Divisable into Autonomous Subtypes? // Arch. Gen. Psychiat. 1979. — V. 36. — N.1. — P. 47-52.

286. Winokur G. Unipolar depression: Is it divisible into autonomous subtypes? // Arch. Gen. Psychiatry, 1979. Vol. 36, № 1. — P. 45-52.

287. Winokur G., Morrison J. The Iowa 500: follow-up of 225 depressives. // Br. J. Psychiat. 1973. — Vol. 123. — P. 543-548.

288. Woodruff R.A., Guze S.B., Clayton P. Unipolar and bipolar primary affective disorder. // Brit. J. Psychiat. 1971. — Vol. 119. — P. 33-38.

289. WPA бюллетень по депрессии. Facing, understanding, and managing depression 2004 — Vol. 7 — № 26.

290. Yerevanian B.J., Akiskal H.S. «Neurotic», characterological and dysthymic depressions. // Psychiatr. Clin. North. Am. 1979. — V. 2. — P. 595-617.

В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

www.dissercat.com