Симптомы

Депрессия 30 годов в америке

20.07.2018

Великая депрессия 30-х годов в капиталистическом мире. Фашизм и нарастание угрозы Второй мировой войны

Мировой экономический кризис 1929 — 1933 гг. прервал послевоенную стабилизацию государственно-монополистического капитализма и развитие экономики капиталистических государств. Он стал водоразделом в новейшей истории. Монополистический капитализм оказался несовместимым с функционированием либеральной системы самонастраивающейся («свободной») рыночной экономики. Выход из кризиса потребовал новых форм экономического регулирования и вызвал резкое обострение всех империалистических противоречий.

Мировой экономический кризис1929 — 1933 гг

В октябре 1929 г. в Нью-Йорке произошел биржевой крах; эпицентром кризиса стали США — самая развитая страна современного капитализма. Волны кризиса быстро распространились на весь мир. Мировой экономический кризис длился 4 года (по 1933 г.), а в некоторых странах и более — до 1935 — 1936 гг. По глубине падения промышленного производства, продолжительности и разрушительным последствиям кризис не имел себе равных в истории капитализма. Он пронизал не только промышленность (спад на 40 %), но и сельское хозяйство (спад 33 %), до основания потряс торговлю (спад 70 %), внес глубокое расстройство в финансовую систему, вторгся в политическую структуру власти.

Капиталистическая экономика в целом была отброшена на десятилетия назад, а в Германии и Англии — на конец XIX в. На мировом капиталистическом рынке разразилась жестокая торговая война: 76 стран повысили таможенные тарифы, ввели систему квот, ограничили выдачу валюты на покупку заграничных товаров, перешли к прямому запрещению импорта. Нарушение нормального обращения золота при торговых сделках вызвало валютную войну. Валюта 56 государств обесценилась. США и Англия отказались от золотого стандарта, что еще более усугубило неус­тойчивость цен и вызвало новую волну инфляции.

В Европе и Америке появились огромные кладбища машин и оборудования, образовались мертвые зоны фабрик и заводов, сносились домны, затоплялись рудники, заросли бурьяном рельсовые пути, замерла портовая жизнь, опустевшие морские суда безжизненно качались на волнах. Сжигались посевы, вырубались сады, забивался в массовом количестве скот, тонны молока выливались в реки, бразильский кофе выбрасывался в море или пускался на дорожное покрытие. Обнищание народов дошло до крайности. Армия безработных достигла цифры 30 млн. Материальный ущерб, нанесенный кризисом, был сравним с потерями от Первой мировой войны.

В капиталистических странах шел усиленный теоретический и практический поиск методов борьбы с кризисом. Магистральным направлением стало усиление государственного регулирования экономики и социально-экономических отношений. Государственное регулирование показало свою эффективность в Советском Союзе, и его опыт был частично использован западными странами для выхода из кризиса.

Теоретическое обоснование государственного регулирования капиталистического рынка дано в работе английского экономиста Джона Кейнса (1883 — 1946) «Общая теория занятости, процента и денег». Как утверждает американский экономист К. Ф. Флекснер, кейнсианская теория и ее претворение в практику положили конец свободно-рыночному капитализму, на смену которому в странах Запада пришли разные формы смешанной экономики, сочетавшие капитализм с элементами социализма.

Наиболее показателен в этом отношении «Новый курс» президента США Ф. Рузвельта. Первым шагом нового президента стало укрепление банковской системы. Правительственные займы давались только крепким, крупным банкам. Важнейшим элементом «Нового курса» стал закон о восстановлении промышленности. Он вводил систему государственного регулирования в промышленное производство. Ассоциация предпринимателей выработала «кодексы честной конкуренции», которые после их утверждения президентом становились законом. Всего было принято 750 кодексов во всех отраслях промышленности.

Предпринимателям предписывалось фиксировать минимальный уровень зарплаты и максимальную продолжительность рабочей недели. Провозглашалось право рабочих на создание профсоюзов и заключение коллективных договоров. Это было крупным завоеванием рабочего класса. Предусматривались меры помощи безработным. Конгресс создал Администрацию общественных работ во главе с министром внутренних дел Г. Икесом, которая на зимние месяцы предоставила безработным временное занятие. Для борьбы с безработицей весной 1933 г. ввели трудовые лагеря для безработной молодежи. Всего на общественных работах в том году было задействовано около 3 млн человек (25 % безработных). На эти цели в течение нескольких лет ассигновано почти 10 млрд долл. Средства получены за счет увеличения налогов с предпринимателей, расширения внутреннего рынка и подъема покупательной способности населения. За все эти меры социальной направленности некоторые называли Рузвельта «красным президентом».

«Новый курс» способствовал выходу из кризиса и «снял» крайне тяжелую ситуацию в США. Спад производства прекратился, однако депрессия затянулась до 1935 г. На следующий год наметилось некоторое оживление, но в 1938 г. произошло новое падение цен на биржах, война прервала начавшийся спад.

В Европе выход из кризиса приобрел несколько иной характер. При общем принципе повышения активности государства, его участия в регулировании экономики и социально-политических процессах наметилось два пути. Один — буржуазно-реформистский. Англия, Франция, Бельгия, Голландия, опираясь на эксплуата­цию колоний, оживляли экономику, применяя кейнсианские методы развития внутреннего рынка путем роста покупательной способности населения. В Скандинавских странах буржуазный рефор­мизм соединялся с социал-демократическим реформизмом. Социал-демократические рабочие партии, пришедшие к власти, видели в этом свой эволюционный путь к социализму.

Другие методы использовали политические круги государств, где к власти пришли фашисты. Они предусматривали жесткое государственно-монополистическое регулирование экономики с применением крайних репрессивных мер против трудящихся и их общественных организаций. Этот путь сочетался с милитаризацией экономики, гонкой вооружений и усилением подготовки к войне. Бедствия экономического кризиса популяризовали фашизм как форму «сильной власти», способной вывести страну из экономических трудностей. В Германии фашизм паразитировал на национальной и социалистической идеях (национал-социалистическая партия Гитлера). Раскол рабочего движения между социал-демократами и коммунистами облегчил победу Гитлера на выборах в 1933 г. Круг фашистских стран расширялся. В его орбиту втягивались малые страны Центральной и Юго-Восточной Европы, Прибалтика, Финляндия. В Японии, где кризис был особенно острым, устанавливается диктатура милитаристских кругов.

Демократические силы и общественные организации в фашистских странах разгромлены, профсоюзы разогнаны, общественное мнение подавлено. Укоренились диктаторские режимы с неограниченной властью фюрера — главы партии и государства, опирающегося на финансовую олигархию и крупный промышленный капитал.

Фашизм и нарастание угрозы. Второй мировой войны

Фашизм — это социально-политическое явление XX в. Он представляет собой наиболее реакционную форму государственно-монополистического капитализма, устанавливаемую в целях утверждения полного господства крупного капитала внутри страны и для вооруженной борьбы за покорение других народов. Идейная основа фашизма — сочетание злобного антикоммунизма с крайним шовинизмом, расизмом. Нация провозглашалась высшей расой, предназначенной господствовать над «неполноценными народами» путем захватнических войн с последующими «мерами сокращения численности».покоренных народов (геноцид). Основная социальная опора фашизма — мелкий собственник, лавочник, мелкая городская и сельская буржуазия, деклассированные элементы общества.

Утверждение фашизма в Германии стало началом открытой подготовки к войне. Мировой экономический кризис усилил все противоречия империализма. Одним из путей разрешения этих противоречий стала война. Первыми вступают на этот путь страны, где установился фашистский режим, — Германия, Италия и Япония. С начала 30-х гг. образуются два очага мировой войны: на Дальнем Востоке — Япония начинает агрессию против Китая; в Европе — Германия военной силой расширяет свою территорию, перекраивая границы, установленные Версальским договором, Италия ведет захватническую войну в Эфиопии, в Испании фашисты развертывают гражданскую войну. Япония и Германия декларируют свои агрессивные устремления против СССР, что встречает поддержку в реакционных кругах стран «западной демократии», рассчитывающих разрешить империалистические противоречия за счет Советского Союза, ликвидировав первое социалистическое государство. Однако фашистские государства вынашивают планы завоевания мирового господства, что ведет к неминуемому столкновению с блоком западных держав. Угроза мировой войны все более усиливается, хрупкое равновесие, установившееся после Первой мировой войны, нарушается, мир втягивается во Вторую мировую войну.

Нарастанию угрозы войны со стороны фашистской Германии Советский Союз противопоставлял создание системы коллективной безопасности в Европе. Усилиями советской дипломатии достигнуты в 1935 г. договоры о взаимной помощи между СССР и Францией, а также СССР и Чехословакией. В них предусматривалось, что в случае нападения какого-либо государства на одну из договаривающихся сторон другая должна будет оказать ей всестороннюю помощь, в том числе и военную. Причем оговаривалось, что СССР обязан будет оказать помощь Чехословакии только в том случае, если Франция согласится сделать то же самое. Заключение этих договоров было значительным достижением внешнеполитической деятельности Советского Союза, оно стало первой успешной попыткой создания системы коллективной безопасности в Европе, прообразом антигит­леровской коалиции. Однако политическому сближению СССР и западных государств мешали взаимное недоверие и подозрительность. Идеологический фактор во внешней политике западных стран не позволил консолидировать все антифашистские силы на пути разрастания Второй мировой войны.

В 1936 г. Германия и Италия заключают соглашение, названное «ось Берлин — Рим». Затем создается «Антикоминтерновский пакт» — военно-политический союз Германии и Японии, якобы имеющий лишь идеологическую направленность. Через год к пакту присоединяется Италия. Так сложилась коалиция агрессивных фашистских государств.

Резко возросшая в результате пятилеток военно-экономическая мощь СССР и его внешнеполитическая активность, расширение демократического движения в европейских странах, приход к власти народных фронтов во Франции, Испании, Чили в 1936 — 1938 гг. вызвали ответную реакцию в империалистических кругах западных держав, усилили реакционные тенденции в их политике. Правительства Англии, Франции, США стали рассматривать сильную Германию как «бастион» против усиливающегося «большевизма». Стратегической линией внешней политики этих стран стало «умиротворение» агрессоров уступками и «канализация агрессии» против СССР. Этим воспользовался в первую очередь Гитлер.

Разрастание масштабов военных действий, гонка вооружений в империалистических государствах создают непосредственную угрозу безопасности СССР. Усиление уфозы новой интервенции стало одной из главных причин, определивших смену политического курса в советском руководстве на ускоренное проведение социально-экономических преобразований.

histerl.ru

Великая депрессия 30-х годов в США

Подготовил учащийся 10А класса Савченко Никита

Город Асбест 2012

Вели?кая депре?ссия — мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 году и продолжавшийся до 1939 года. Однако мир выходил из депрессии вплоть до 1945 года. Поэтому 1930-е годы в целом считаются периодом Великой депрессии.

ВВП США в 1910-60 гг, годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

Безработица в США в 1910-60 гг, годы Великой депрессии (1929—1939) выделены

мультипликативный эффект ударил даже по растущим отраслям.

Монетари?зм— кризис вызвала денежная политика ФРС.

Маркси?зм — очередной кризис перепроизводства, присущий капитализму.

Биржевой пузырь; инвестиции в производство сверх реальной необходимости.

Стремительный прирост населения; большое количество детей в семье было характерным для прежнего аграрного способа производства (в среднем 3-5 детей на семью), однако в связи с прогрессом медицины и временным повышением уровня жизни серьёзно сократилась естественная убыль из-за болезней.

Одним из факторов, подстегнувших наступление Великой депрессии, называют принятие Закона Смута-Хоули в 1930 году, вводившим высокие таможенные пошлины на импортные товары. Пытаясь таким образом защитить внутреннего производителя, правительство протекционистскими мерами повысило цены на дешёвый импорт. Это в свою очередь снизило и без того неважную покупательную способность населения, а также вынудило другие страны применить контрмеры, навредившие американским экспортёрам. Лишь в середине 30-х годов после вступления в силу Закона о соглашениях о взаимной торговле, существенно снизившего таможенные пошлины, международная торговля начала восстанавливаться, оказывая позитивное влияние на мировую экономику.

Первая мировая война также послужила одной из причин великой депрессии— американская экономика была сначала «накачана» военными заказами правительства, которые после окончания Первой Мировой резко сократились, что привело к рецессии в ВПК страны и смежных секторах экономики.

Маржинальные займы. Суть займа проста— можно приобрести акции компаний, внеся всего 10% от их стоимости. Например: акции стоимостью 1000 долларов можно приобрести за 100 долларов. Этот тип ссуды был популярен в 20-е годы, потому что все играли на рынке акций. Но в этом займе есть одна хитрость. Брокер в любой момент может потребовать уплаты долга и его нужно вернуть в течение 24 часов. Это называется маржевое требование и обычно оно вызывает продажу акций, купленных в кредит. 24 октября 1929 нью-йоркские брокеры, которые выдавали маржевые займы, стали массово требовать уплаты по ним. Все начали избавляться от акций, чтобы избежать уплаты по маржевым займам. Необходимость оплаты по маржевым требованиям вызвала нехватку средств в банках по сходным причинам (т.к. активы банков были вложены в ценные бумаги и банки были вынуждены срочно продавать их) и привело к краху шестнадцати тысяч банков, что позволило международным банкирам не только скупить банки конкурентов, но и за сущие копейки скупить крупные американские компании. Когда общество было полностью разорено, банкиры Федерального резерва США решили отменить золотой стандарт США. С этой целью они решили собрать оставшееся в США золото. Так под предлогом борьбы с последствиями депрессии была проведена конфискация золота у населения США

Уровень промышленного производства был отброшен к уровню начала XX века, то есть на 30 лет назад;

в индустриально-развитых странах с рыночной экономикой насчитывалось около 30млн безработных;

ухудшилось положение фермеров, мелких торговцев, представителей среднего класса. Многие оказались за чертой бедности

возросло количество сторонников как коммунистических, так и правоэкстремистских (фашистских) партий (например, в Германии пришла к власти Национал-социалистическая немецкая рабочая партия).

Кризис в отдельных странах

Толпы перед зданием биржи на Уолл-стрит

изымались с депозитов и переводились в наличную форму. Выжившие банки, в свою очередь, избегали выдачи новых кредитов, предпочитая хранить деньги в максимально ликвидной форме. Таким образом, банковский мультипликатор резко снизился и кредитно-депозитная эмиссия банков была фактически парализована. Желание и банков, и населения держать деньги в наличном виде, несомненно, резко усилило рецессию.

В январе 1932 года Конгресс США создал Финансовую корпорацию реконструкции (RFC). Эта организация была призвана оказывать финансовую помощь железным дорогам, финансовым институтам и бизнес-корпорациям. В июле её роль была расширена для оказания помощи сельскому хозяйству и финансирования государственных и местных общественных работ.

odtdocs.ru

Великая Депрессия в США 1929-1933 годов

Великая депрессия (англ. Great Depression) —продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира.

Официально закончился в 1940 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис. Этот кризис затронул практически все развитые страны Запада. В двадцатые годы нынешнего столетия США переживали бурный экономический рост. Политики, бизнесмены и экономисты заговорили о Новой Эре, которую будут характеризовать дальнейший рост благосостояния, полная занятость и процветание нации. Каждому открывался путь к богатству: надо только инвестировать сбережения в акции индустриальных корпораций, которые на глазах изменяли американское общество.

Президент Кулидж, покидая свой пост, писал в прощальном послании конгрессу 4 декабря 1928 года:

«Страна может с удовлетворением взирать на настоящее и с оптимизмом на будущее».

Надо сказать, что находились все же редкие влиятельные бизнесмены, предупреждавшие посреди всеобщей эйфории о последствиях, к которым может привести спекулятивный «бычий рынок». Например, Чарльз Меррилл, совладелец известнейшей инвестиционной компании Merrill, Lynch & Co., 31 марта 1928 года разослал своим клиентам письма, в которых советовал сбрасывать акции, пользуясь их высокими ценами. Однако большинство клиентов совет Меррилла проигнорировали. В конце 1928 года Меррилл предложил оптимисту Кулиджу, покидавшему президентский пост, стать его партнером при условии, что тот выступит против неистовой спекуляции на фондовых биржах. Кулидж отверг предложение Меррилла, и последний, весьма обеспокоившись тем, что его настроений не разделяет никто из серьезных коллег, даже обратился к психиатру. Тот нашел Меррилла совершенно здоровым, и Чарльз, к мнению которого не прислушивался никто, решил обезопасить хотя бы собственную компанию. Он предложил своему партнеру продать значительную часть пакета акций, находившихся в их личном владении, поскольку «финансовое небо заволакивало тучами». Меррилл не ошибся в своих прогнозах. Финансовый небосклон окончательно затянуло грозовыми облаками, и в октябре 1929 года грянул гром.

Прелюдия к краху

День 24 октября 1929 года вошел в историю США как «черный четверг». На Нью-йоркской фондовой бирже разразилась паника, приведшая к катастрофическому падению курса акций. Произошел невиданный за всю историю торгов их сброс. За день акций было продано 12 894 650 штук. В середине дня в штаб-квартире J.P.Morgan собрались на экстренное совещание пятеро крупнейших американских финансистов, представлявших National City Bank, Chase National Bank, Guaranty Trust Company, Bankers Trust Company и J.P.Morgan. Проанализировав положение на бирже, банкиры пришли к выводу, что «многие котировки на бирже не отражают истинной ситуации» и причин для паники нет.

Заявление финансистов немного успокоило держателей акций крупнейших корпораций, и к концу дня многие котировки поднялись вновь, правда, так и не достигнув прежнего уровня. Президент Гувер, обратившись на следующий день к американскому народу, сказал, что «экономика страны покоится на прочном фундаменте» и паника на бирже спровоцирована «техническими причинами». Однако уже через четыре дня страна рухнула в пропасть.

Во вторник 29 октября 1929 года за первые три минуты торгов на рынок были выброшены 650 тыс. акций U.S. Steel. За день до этого они котировались по $186 за штуку. Через три минуты после начала торгов никто не хотел покупать их и по $179. Следом за U.S. Steel «посыпались» Westinghouse, General Motors, Paramount, Fox, Warner Bros. Попытки крупнейших банкиров остановить падение котировок ни к чему не привели. К концу дня на бирже было сброшено 16 383 700 акций. Потери 880 эмитентов, чьи акции котировались на Нью-йоркской фондовой бирже, составили почти $9 млрд. Эта цифра в два раза превысила количество денег, находившихся в то время в обращении. Америка, самая богатая страна мира, расплачивалась за яростные дуэли между «быками» и «медведями», за излишнюю увлеченность схемами быстрого обогащения, основанными на биржевых манипуляциях, за спекуляцию ценными бумагами весьма сомнительного качества и за ошибки бизнесменов и политиков.

В стране началась Великая депрессия. Совокупная стоимость акций, котировавшихся на Нью-йоркской фондовой бирже 1 сентября, равнялась почти $90 млрд. К июлю 1932 года эта цифра составила примерно $16 млрд. Держатели акций потеряли $74 млрд. Последняя сумма в три раза превысила расходы страны на первую мировую войну. Национальный доход Америки с $87,8 млрд. в 1929 году снизился до $40,2 млрд. в 1933 г. Потерпели крах более 135 тыс. торговых, промышленных и финансовых компаний. Не было ни одного общественного института, который бы не пережил в годы депрессии коллапс. Крах банковской системы В 1931 году он призвал банки организоваться в «Национальную кредитную корпорацию» — своеобразный фонд взаимопомощи, который бы помогал банкам, испытывающим наибольшие трудности.

В 1932 году «Национальная кредитная корпорация» была преобразована в «Реконструктивную финансовую корпорацию», в которой уже участвовало государство. Корпорация, обладавшая капиталом в $3,5 млрд., ссужала государственные деньги банкам, испытывающим трудности. Это помогло лишь замедлить скорость развала банковской системы, на протяжении 1932 года ежедневно разорялись по 40 банков. Каждый день превращались в пыль $2 млн., размещенных на банковских депозитах. К концу года в банковской системе наступил коллапс. 14 февраля 1933 года закрылись все банки в Детройте, а еще через три недели по всей стране были объявлены банковские каникулы.В среднем в период с 1921 по 1929 год ежегодно прогорали 627 банков, имевших на депозитах примерно $169 млн.

Но эти банкротства были в порядке вещей, поскольку разорялись в основном не выдерживавшие конкуренции мелкие банки (в среднем на депозитах в каждом из этих банков размещалось не более $270 тыс. долларов). За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. На депозитах в них было размещено $3 263 049 000. Акции разорившихся банков не просто упали до нулевой отметки. Многие банки, потеряв все инвестированные активы, должны были отвечать по долгам перед вкладчиками и держателями акций. Между тем охваченное паникой население бросилось изымать свои деньги из уцелевших банков, чтобы зашить их в матрасы. Количество денег в обращении выросло с $454 млн. в 1929 году до $5699 млн. в конце 1932 года. Население прятало в кубышках полтора миллиардов долларов. Президент Гувер попытался остановить этот процесс.

Уже через несколько месяцев после коллапса рынка акций безработица стала принимать угрожающие масштабы. К марту 1930 года без работы остались более 4 млн. человек. Через год эта цифра увеличилась вдвое. Весной 1932 года число безработных достигло отметки 12,5 млн. человек (10% от всего населения). Пик пришелся на начало 1933 года, когда безработных в Америке было 16 млн. человек. Примерно 17% трудоспособного населения США осталось без средств к существованию. Положение усугублялось тем, что у администрации Гувера не было федеральной программы борьбы с безработицей. Гувер полагал, что проблемы безработных должны решать власти штатов и городские муниципалитеты. Однако практически все промышленные города превратились в банкротов, так что оставшимся без работы людям приходилось уповать на благотворительные фонды и пожертвования частных лиц. Однако этих средств катастрофически не хватало, и в третью зиму депрессии разразился голод.

Только летом 1932 года Гувер предпринял попытку решить проблему безработицы на федеральном уровне. Согласно принятому в 1932 году чрезвычайному закону по борьбе с безработицей «Реконструктивная финансовая корпорация» должна была ссудить штатам на борьбу с безработицей $300 млн. Однако «не целевое» использование денег привело к тому, что на выплату пособий по безработице «корпорация» выделила штатам лишь $30 млн. Зато кредит в размере $90 млн. был выдан Central Republic Bank и Trust Company of Chicago. В результате к концу 1932 года федеральная программа помощи безработным потерпела фиаско.

На этом фоне люди, которым удалось сохранить работу, выглядели счастливчиками. Первые месяцы депрессии не отразились на структуре выплат заработной платы. Лишь когда были исчерпаны сбережения оставшихся без работы людей, началось медленное, но верное ее снижение. Поначалу необходимость жесткого урезания зарплаты ставилась под сомнение, поскольку считалось, что сохранение высоких заработков обеспечит существование рынка промышленных товаров.

Однако усилий работавших людей было недостаточно для того, чтобы поддержать потребительский рынок на прежнем уровне, поскольку с него практически ушли миллионы разорившихся фермеров и инвесторов. Высокая зарплата уже не могла гарантировать ее обладателю процветание. Товарный рынок стремительно оскудевал. Практически все свои деньги работающее население тратило на пропитание. В надежде хоть как-то улучшить условия сбыта товаров на внутреннем рынке правительство в июне 1930 года провело через конгресс закон, воздвигнувший таможенные барьеры для импорта. В ответ торговые партнеры США немедленно повысили свои ввозные тарифы, затруднив реализацию американских товаров на иностранных рынках. Разруха Великая депрессия изменила социальный облик Америки. Если рабочие, жившие «от зарплаты до зарплаты», лишались только своих заработков, то средний класс потерял помимо работы и все сбережения. Средние американцы стремительно нищали, переходя в разряд люмпенов.

К концу третьего года Великой депрессии средний класс оказался на грани исчезновения. Вчерашние «белые воротнички» торговали с лотков яблоками и чистили обувь. Люди, которые были не в состоянии платить за жилье, сколачивали в предместьях городов хибары. Бездомные почитали за благо попасть хотя бы на сутки в тюрьму за бродяжничество, чтобы получить кров и похлебку. На шесть тысяч рабочих мест на стройках СССР претендовали 100 тыс. американцев. Многие из тех, кто получил работа в стране социализма, собирались покинуть родину навсегда. Даже наиболее обеспеченным американцам пришлось перейти на режим жесточайшей экономии. Повсюду отключали электричество, Конрад Хилтон закрывал целые этажи в своих отелях и отключал телефоны в номерах, чтобы сэкономить на них по 15 центов в месяц. Компания Bethleem Steel, уволив 6000 работников, выселила их из домов которые сама и строила, и затем сровняла эти дома с землей, чтобы не платить налоги на недвижимость.

Людей, оставшихся без хлеба пытались радовать зрелищами. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер призы вал владельцев кинотеатров «показывать картины, которые поддержат дух американцев и возродят в ни надежду». Однако взбодрить голодный народ, который не видел впереди просвета, было уже невозможно. К концу 1932 года в США стал всерьез опасаться революции. Последнюю надежду американцы возлагали на грядущие президентские выборы. Президент Гувер выдвинул свою кандидатуру на второй срок, но люди, уставшие, по выражению Harper's, «наблюдать беспомощными попытками администрации изменить ситуацию к лучшему и выслушивать очередные оптимистические заверения отдали свои голоса кандидату от Демократической партии Франклин Рузвельту».

Первостепенное значение придавалось восстановлению банковской системы. Сначала Рузвельт попытался смягчить ситуацию чисто психологически. Он попытался убедить народ, что после «каникул» будут вновь открыты только надежные банки, хотя таковых в США практически не оставалось. Рузвельт заявил, что за банками отныне будет стоять правительство, хотя никаких конкретных гарантий американцам дано не было. Как бы там ни было, но изъятие денег из банков, которые открылись после окончания «каникул» 16 марта, и связанная с этим паника пошли на убыль.

Новый президент понимал, что и бежать социального бунта, который окончательно добьет страну, можно лишь в том случае, если резко изменить ситуацию к лучшему уже в первые несколько месяцев. Разработанный новой администрацией комплекс экстренных мер по оздоровлению экономики получил название «Новый курс». Администрация Рузвельта, получив передышку, немедленно принялась за осуществление своей программы возрождения банковской системы.

В июне 1933 года была создана «Федеральная корпорация страхования вкладов» (FDIC). В нее были обязаны войти все банки — участники Федеральной резервной системы. Остальным банкам членство в FDIC рекомендовалось. Фонд FDIC, сформированный за счет взносов банков — участников корпорации, позволял полностью застраховать небольшие депозиты и частично крупные вклады. Вторым шагом стала покупка «Реконструкционной финансовой корпорацией» контрольного пакета акций некоторых банков. Таким образом, в банках было размещено $1265 млн. Принципиально важным было то обстоятельство, что банкам для получения федеральной помощи не нужно было отдавать в залог свои активы. В результате удалось существенно поправить ситуацию. Если в 1933 году обанкротились 179 банков со $146 млн. на депозитах (в 1931 году такова была статистика банкротств за месяц), то в 1935 г. эти показатели снизились соответственно до $34 и 10 млн.

Второй по важности задачей администрация Рузвельта считала скорейшее восстановление промышленности и сельского хозяйства. Для этого в 1933 году были приняты два чрезвычайно жестких закона. Закон о восстановлении промышленности предусматривал введение в различных ее отраслях так называемых кодексов честной конкуренции, которые фиксировали цены на продукцию, уровень производства, распределяли рынки сбыта.

По сути, это был до известной степени отход от принципов рыночной экономики, но закон позволил администрации Рузвельта выполнить главную задачу — поддержать крупнейшие монополии за счет мелких и средних предпринимателей. Закон о регулировании сельского хозяйства позволял повысить цены на сельскохозяйственные продукты. Схема повышения цен была достаточно проста: фермерам выдавали компенсацию за сокращение посевных площадей и поголовья скота. Однако окончательно сбалансировать рынок без стабильного доллара было невозможно.

Борьба за доллар Президент Гувер в годы депрессии не шел ни на какие компромиссы, жестко привязав доллар к золотому стандарту. С 1929 по 1932 год золото свободно покупалось и продавалось по цене $20,67 за тройскую унцию. Даже в самые черные дни кризиса не ставилась под сомнение конвертируемость доллара в золото. Рузвельт во время предвыборной кампании и в первые дни президентства намеревался продолжить валютную политику Гувера, но уже в апреле 1933 года резко переменил курс, запретив экспорт золота. Этот шаг не только резко обесценил доллар, но и способствовал его дальнейшему падению. Падение доллара вызвало серьезное беспокойство среди деловых кругов во всем мире, но администрация Рузвельта хладнокровно посоветовала, например, участникам Всемирной экономической конференции — обратить внимание на более важные вопросы, чем стабилизация доллара.

Казавшееся неподконтрольным падение доллара было остановлено в конце января 1934 года благодаря хитроумному плану увеличения закупок золота по все возрастающим ценам. В феврале 1934 года доллар был стабилизирован на отметке 59% от прежнего курса.

Выход из кризиса

Одним из первых законов, принятых новым конгрессом 12 мая 1933 года, был федеральный чрезвычайный закон по борьбе с безработицей. Основные расходы в отличие от первых лет депрессии теперь несло государственное казначейство. Причем средства, выделяемые казначейством, не ссужались, как при Гувере, а выдавались в виде грантов. С мая по декабрь распределением средств (денежных пособий безработным и социальных выплат) занималась специально созданная федеральная администрация по борьбе с безработицей. Такие же администрации были созданы и в каждом штате. В мае 1933 года безработным было выдано по $15,15 на семью.

К январю размеры этих выплат составили уже $30,45. Федеральная администрация по борьбе с безработицей функционировала до декабря 1935 года, когда ее сменила Works Progress Administration. На цену прямым выплатам пришла новая схема помощи безработным. Отныне каждый человек обеспечивался работой со стандартной заработной платой — от $19 для неквалифицированных рабочих в сельскохозяйственных районах юго-востока до $94 для профессиональных рабочих на северо-востоке и на западе. Количество безработных в результате принятых мер сократилось до 10 млн. человек. Жесткие меры, предложенные администрацией Рузвельта, назвать сугубо рыночными было никак нельзя.

И хотя они позволили смягчить бремя депрессии, верховный суд счел в 1935 году, что они ограничивают свободу конкуренции, и признал антиконституционными закон о восстановлении промышленности и закон о регулировании сельского хозяйства. Экономика страны вновь стала в полном смысле рыночной. И на нее обрушилось новое испытание — «депрессия внутри депрессии», длившаяся до 1938 года. Лишь к 1940 году США вышли по основным экономическим показателям на уровень 1929 года, но даже в это время уровень безработицы составлял 14% (7,5 млн. человек). Социальные раны заживали дольше.

Америки практически исчез, и для его возрождения понадобилось практически 20 лет. В 1940 году каждый одиннадцатый американец был уверен, что на Нью-йоркской бирже торгуют мясом. Лишь после окончательного возрождения среднего класса рыночные институты были восстановлены в полном объеме.

Автор: Шалва Куртишвили. Журнал "Компания” №32,1998

goldyard.club

Депрессия 30 годов в америке

Великая депрессия (англ. Great Depression) — продолжительный экономический кризис в мировой экономике, начавшийся в США в 1929 году, а затем и в других странах мира. Официально закончился в 1940 году, но реально экономика США стала восстанавливаться после Второй мировой войны. Определение Великая Депрессия обычно употребляется именно по отношению к США, к остальным странам применяется определение мировой экономический кризис. Этот кризис затронул практически все развитые страны Запада.

В двадцатые годы нынешнего столетия США переживали бурный экономический рост. Политики, бизнесмены и экономисты заговорили о Новой Эре, которую будут характеризовать дальнейший рост благосостояния, полная занятость и процветание нации. Каждому открывался путь к богатству: надо только инвестировать сбережения в акции индустриальных корпораций, которые на глазах изменяли американское общество. Президент Кулидж, покидая свой пост, писал в прощальном послании конгрессу 4 декабря 1928 года:

«Страна может с удовлетворением взирать на настоящее и с оптимизмом на будущее».

Надо сказать, что находились все же редкие влиятельные бизнесмены, предупреждавшие посреди всеобщей эйфории о последствиях, к которым может привести спекулятивный «бычий рынок». Например, Чарльз Меррилл, совладелец известнейшей инвестиционной компании Merrill, Lynch & Co., 31 марта 1928 года разослал своим клиентам письма, в которых советовал сбрасывать акции, пользуясь их высокими ценами. Однако большинство клиентов совет Меррилла проигнорировали. В конце 1928 года Меррилл предложил оптимисту Кулиджу, покидавшему президентский пост, стать его партнером при условии, что тот выступит против неистовой спекуляции на фондовых биржах. Кулидж отверг предложение Меррилла, и последний, весьма обеспокоившись тем, что его настроений не разделяет никто из серьезных коллег, даже обратился к психиатру. Тот нашел Меррилла совершенно здоровым, и Чарльз, к мнению которого не прислушивался никто, решил обезопасить хотя бы собственную компанию. Он предложил своему партнеру продать значительную часть пакета акций, находившихся в их личном владении, поскольку «финансовое небо заволакивало тучами». Меррилл не ошибся в своих прогнозах. Финансовый небосклон окончательно затянуло грозовыми облаками, и в октябре 1929 года грянул гром.

День 24 октября 1929 года вошел в историю США как «черный четверг». На Нью-йоркской фондовой бирже разразилась паника, приведшая к катастрофическому падению курса акций. Произошел невиданный за всю историю торгов их сброс. За день акций было продано 12 894 650 штук. В середине дня в штаб-квартире J.P.Morgan собрались на экстренное совещание пятеро крупнейших американских финансистов, представлявших National City Bank, Chase National Bank, Guaranty Trust Company, Bankers Trust Company и J.P.Morgan. Проанализировав положение на бирже, банкиры пришли к выводу, что «многие котировки на бирже не отражают истинной ситуации» и причин для паники нет. Заявление финансистов немного успокоило держателей акций крупнейших корпораций, и к концу дня многие котировки поднялись вновь, правда, так и не достигнув прежнего уровня. Президент Гувер, обратившись на следующий день к американскому народу, сказал, что «экономика страны покоится на прочном фундаменте» и паника на бирже спровоцирована «техническими причинами». Однако уже через четыре дня страна рухнула в пропасть. Во вторник 29 октября 1929 года за первые три минуты торгов на рынок были выброшены 650 тыс. акций U.S. Steel.

За день до этого они котировались по $186 за штуку. Через три минуты после начала торгов никто не хотел покупать их и по $179. Следом за U.S. Steel «посыпались» Westinghouse, General Motors , Paramount, Fox, Warner Bros. Попытки крупнейших банкиров остановить падение котировок ни к чему не привели. К концу дня на бирже было сброшено 16 383 700 акций. Потери 880 эмитентов, чьи акции котировались на Нью-йоркской фондовой бирже, составили почти $9 млрд. Эта цифра в два раза превысила количество денег, находившихся в то время в обращении. Америка, самая богатая страна мира, расплачивалась за яростные дуэли между «быками» и «медведями», за излишнюю увлеченность схемами быстрого обогащения, основанными на биржевых манипуляциях, за спекуляцию ценными бумагами весьма сомнительного качества и за ошибки бизнесменов и политиков. В стране началась Великая депрессия. Совокупная стоимость акций, котировавшихся на Нью-йоркской фондовой бирже 1 сентября, равнялась почти $90 млрд. К июлю 1932 года эта цифра составила примерно $16 млрд. Держатели акций потеряли $74 млрд. Последняя сумма в три раза превысила расходы страны на первую мировую войну. Национальный доход Америки с $87,8 млрд. в 1929 году снизился до $40,2 млрд. в 1933 г. Потерпели крах более 135 тыс. торговых, промышленных и финансовых компаний. Не было ни одного общественного института, который бы не пережил в годы депрессии коллапс.

Крах банковской системы

В среднем в период с 1921 по 1929 год ежегодно прогорали 627 банков, имевших на депозитах примерно $169 млн. Но эти банкротства были в порядке вещей, поскольку разорялись в основном не выдерживавшие конкуренции мелкие банки (в среднем на депозитах в каждом из этих банков размещалось не более $270 тыс. долларов). За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. На депозитах в них было размещено $3 263 049 000. Акции разорившихся банков не просто упали до нулевой отметки. Многие банки, потеряв все инвестированные активы, должны были отвечать по долгам перед вкладчиками и держателями акций. Между тем охваченное паникой население бросилось изымать свои деньги из уцелевших банков, чтобы зашить их в матрасы. Количество денег в обращении выросло с $454 млн. в 1929 году до $5699 млн. в конце 1932 года. Население прятало в кубышках полтора миллиард3 долларов. Президент Гувер попытался остановить этот процесс.

В 1931 году он призвал банки организоваться в «Национальную кредитную корпорацию» — своеобразный фонд взаимопомощи, который бы помогал банкам, испытывающим наибольшие трудности. В 1932 году «Национальная кредитная корпорация» была преобразована в «Реконструктивную финансовую корпорацию», в которой уже участвовало государство. Корпорация, обладавшая капиталом в $3,5 млрд., ссужала государственные деньги банкам, испытывающим трудности. Это помогло лишь замедлить скорость развала банковской системы, на протяжении 1932 года ежедневно разорялись по 40 банков. Каждый день превращались в пыль $2 млн., размещенных на банковских депозитах. К концу года в банковской системе наступил коллапс. 14 февраля 1933 года закрылись все банки в Детройте, а еще через три недели по всей стране были объявлены банковские каникулы.

Уже через несколько месяцев после коллапса рынка акций безработица стала принимать угрожающие масштабы. К марту 1930 года без работы остались более 4 млн. человек. Через год эта цифра увеличилась вдвое. Весной 1932 года число безработных достигло отметки 12,5 млн. человек (10% от всего населения). Пик пришелся на начало 1933 года, когда безработных в Америке было 16 млн. человек. Примерно 17% трудоспособного населения США осталось без средств к существованию. Положение усугублялось тем, что у администрации Гувера не было федеральной программы борьбы с безработицей. Гувер полагал, что проблемы безработных должны решать власти штатов и городские муниципалитеты. Однако практически все промышленные города превратились в банкротов, так что оставшимся без работы людям приходилось уповать на благотворительные фонды и пожертвования частных лиц. Однако этих средств катастрофически не хватало, и в третью зиму депрессии разразился голод. Только летом 1932 года Гувер предпринял попытку решить проблему безработицы на федеральном уровне. Согласно принятому в 1932 году чрезвычайному закону по борьбе с безработицей «Реконструктивная финансовая корпорация» должна была ссудить штатам на борьбу с безработицей $300 млн. Однако «не целевое» использование денег привело к тому, что на выплату пособий по безработице «корпорация» выделила штатам лишь $30 млн. Зато кредит в размере $90 млн. был выдан Central Republic Bank и Trust Company of Chicago. В результате к концу 1932 года федеральная программа помощи безработным потерпела фиаско.

На этом фоне люди, которым удалось сохранить работу, выглядели счастливчиками. Первые месяцы депрессии не отразились на структуре выплат заработной платы. Лишь когда были исчерпаны сбережения оставшихся без работы людей, началось медленное, но верное ее снижение. Поначалу необходимость жесткого урезания зарплаты ставилась под сомнение, поскольку считалось, что сохранение высоких заработков обеспечит существование рынка промышленных товаров. Однако усилий работавших людей было недостаточно для того, чтобы поддержать потребительский рынок на прежнем уровне, поскольку с него практически ушли миллионы разорившихся фермеров и инвесторов. Высокая зарплата уже не могла гарантировать ее обладателю процветание. Товарный рынок стремительно оскудевал. Практически все свои деньги работающее население тратило на пропитание.

Администрация Гувера, стремясь поддержать уровень цен на сельхозпродукты, учредила федеральное фермерское бюро. Получив от государственного казначейства $500 млн., бюро в течение полутора лет скупило свыше 250 млн. тонн пшеницы и около 1,3 млн. кип хлопка, но так и не выполнило своей задачи. Цены на сельскохозяйственную продукцию падали из-за низкой покупательной способности населения, и к 1932 году разорились более 1 млн. ферм.

В надежде хоть как-то улучшить условия сбыта товаров на внутреннем рынке правительство в июне 1930 года провело через конгресс закон, воздвигнувший таможенные барьеры для импорта. В ответ торговые партнеры США немедленно повысили свои ввозные тарифы, затруднив реализацию американских товаров на иностранных рынках.

Великая депрессия изменила социальный облик Америки. Если рабочие, жившие «от зарплаты до зарплаты», лишались только своих заработков, то средний класс потерял помимо работы и все сбережения. Средние американцы стремительно нищали, переходя в разряд люмпенов. К концу третьего года Великой депрессии средний класс оказался на грани исчезновения. Вчерашние «белые воротнички» торговали с лотков яблоками и чистили обувь. Люди, которые были не в состоянии платить за жилье, сколачивали в предместьях городов хибары. Бездомные почитали за благо попасть хотя бы на сутки в тюрьму за бродяжничество, чтобы получить кров и похлебку. На шесть тысяч рабочих мест на стройках СССР претендовали 100 тыс. американцев. Многие из тех, кто получил работа в стране социализма, собирались покинуть родину навсегда.

Даже наиболее обеспеченным американцам пришлось перейти на режим жесточайшей экономии. Повсюду отключали электричество, Конрад Хилтон закрывал целые этажи в своих отелях и отключал телефоны в номерах, чтобы сэкономить на них по 15 центов в месяц. Компания Bethleem Steel, уволив 6000 работников, выселила их из домов которые сама и строила, и затем сровняла эти дома с землей, чтобы не платить налоги на недвижимость.

Людей, оставшихся без хлеба пытались радовать зрелищами. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер призы вал владельцев кинотеатров «показывать картины, которые поддержат дух американцев и возродят в ни надежду». Однако взбодрить голодный народ, который не видел впереди просвета, было уже невозможно. К концу 1932 года в США стал всерьез опасаться революции.

Последнюю надежду американцы возлагали на грядущие президентские выборы. Президент Гувер выдвинул свою кандидатуру на второй срок, но люди, уставшие, по выражению Harper’s, «наблюдать беспомощными попытками администрации изменить ситуацию к лучшему и выслушивать очередные оптимистические заверения отдали свои голоса кандидату от Демократической партии Франклин Рузвельту».

Новый президент понимал, что и бежать социального бунта, который окончательно добьет страну, можно лишь в том случае, если резко изменить ситуацию к лучшему уже в первые несколько месяцев. Разработанный новой администрацией комплекс экстренных мер по оздоровлению экономики получил название «Новый курс».

Первостепенное значение придавалось восстановлению банковской системы. Сначала Рузвельт попытался смягчить ситуацию чисто психологически. Он попытался убедить народ, что после «каникул» будут вновь открыты только надежные банки, хотя таковых в США практически не оставалось. Рузвельт заявил, что за банками отныне будет стоять правительство, хотя никаких конкретных гарантий американцам дано не было. Как бы там ни было, но изъятие денег из банков, которые открылись после окончания «каникул» 16 марта, и связанная с этим паника пошли на убыль.

Администрация Рузвельта, получив передышку, немедленно принялась за осуществление своей программы возрождения банковской системы. В июне 1933 года была создана «Федеральная корпорация страхования вкладов» (FDIC). В нее были обязаны войти все банки — участники Федеральной резервной системы. Остальным банкам членство в FDIC рекомендовалось. Фонд FDIC, сформированный за счет взносов банков — участников корпорации, позволял полностью застраховать небольшие депозиты и частично крупные вклады. Вторым шагом стала покупка «Реконструкционной финансовой корпорацией» контрольного пакета акций некоторых банков. Таким образом, в банках было размещено $1265 млн. Принципиально важным было то обстоятельство, что банкам для получения федеральной помощи не нужно было отдавать в залог свои активы. В результате удалось существенно поправить ситуацию. Если в 1933 году обанкротились 179 банков со $146 млн. на депозитах (в 1931 году такова была статистика банкротств за месяц), то в 1935 г. эти показатели снизились соответственно до $34 и 10 млн.

Второй по важности задачей администрация Рузвельта считала скорейшее восстановление промышленности и сельского хозяйства. Для этого в 1933 году были приняты два чрезвычайно жестких закона.

Закон о восстановлении промышленности предусматривал введение в различных ее отраслях так называемых кодексов честной конкуренции, которые фиксировали цены на продукцию, уровень производства, распределяли рынки сбыта. По сути, это был до известной степени отход от принципов рыночной экономики, но закон позволил администрации Рузвельта выполнить главную задачу — поддержать крупнейшие монополии за счет мелких и средних предпринимателей. Закон о регулировании сельского хозяйства позволял повысить цены на сельскохозяйственные продукты. Схема повышения цен была достаточно проста: фермерам выдавали компенсацию за сокращение посевных площадей и поголовья скота.

Однако окончательно сбалансировать рынок без стабильного доллара было невозможно.

Президент Гувер в годы депрессии не шел ни на какие компромиссы, жестко привязав доллар к золотому стандарту. С 1929 по 1932 год золото свободно покупалось и продавалось по цене $20,67 за тройскую унцию. Даже в самые черные дни кризиса не ставилась под сомнение конвертируемость доллара в золото.

Рузвельт во время предвыборной кампании и в первые дни президентства намеревался продолжить валютную политику Гувера, но уже в апреле 1933 года резко переменил курс, запретив экспорт золота. Этот шаг не только резко обесценил доллар, но и способствовал его дальнейшему падению. Падение доллара вызвало серьезное беспокойство среди деловых кругов во всем мире, но администрация Рузвельта хладнокровно посоветовала, например, участникам Всемирной экономической конференции — обратить внимание на более важные вопросы, чем стабилизация доллара. Казавшееся неподконтрольным падение доллара было остановлено в конце января 1934 года благодаря хитроумному плану увеличения закупок золота по все возрастающим ценам. В феврале 1934 года доллар был стабилизирован на отметке 59% от прежнего курса.

Обуздание безработицы

Одним из первых законов, принятых новым конгрессом 12 мая 1933 года, был федеральный чрезвычайный закон по борьбе с безработицей. Основные расходы в отличие от первых лет депрессии теперь несло государственное казначейство. Причем средства, выделяемые казначейством, не ссужались, как при Гувере, а выдавались в виде грантов. С мая по декабрь распределением средств (денежных пособий безработным и социальных выплат) занималась специально созданная федеральная администрация по борьбе с безработицей. Такие же администрации были созданы и в каждом штате. В мае 1933 года безработным было выдано по $15,15 на семью. К январю размеры этих выплат составили уже $30,45. Федеральная администрация по борьбе с безработицей функционировала до декабря 1935 года, когда ее сменила Works Progress Administration. На цену прямым выплатам пришла новая схема помощи безработным. Отныне каждый человек обеспечивался работой со стандартной заработной платой — от $19 для неквалифицированных рабочих в сельскохозяйственных районах юго-востока до $94 для профессиональных рабочих на северо-востоке и на западе. Количество безработных в результате принятых мер сократилось до 10 млн. человек.

Жесткие меры, предложенные администрацией Рузвельта, назвать сугубо рыночными было никак нельзя. И хотя они позволили смягчить бремя депрессии, верховный суд счел в 1935 году, что они ограничивают свободу конкуренции, и признал антиконституционными закон о восстановлении промышленности и закон о регулировании сельского хозяйства. Экономика страны вновь стала в полном смысле рыночной. И на нее обрушилось новое испытание — «депрессия внутри депрессии», длившаяся до 1938 года. Лишь к 1940 году США вышли по основным экономическим показателям на уровень 1929 года, но даже в это время уровень безработицы составлял 14% (7,5 млн. человек).

Социальные раны заживали дольше. Средний класс Америки практически исчез, и для его возрождения понадобилось практически 20 лет. В 1940 году каждый одиннадцатый американец был уверен, что на Нью-йоркской бирже торгуют мясом. Лишь после окончательного возрождения среднего класса рыночные институты были восстановлены в полном объеме.

Автор: Шалва Куртишвили. Журнал “Компания” №32,1998.

finapex.ru