Симптомы

Может ли от прививки быть аутизм

16.04.2018

Вызывают ли прививки аутизм?

Оплошность научного журнала

The Lancet — один из самых солидных медицинских журналов. Его авторитет сделал свое дело, когда здесь вышла статья доктора Эндрю Уэйкфилда и соавторов. Они связали аутизм и воспаление в кишечнике у детей с введением MMR, вакцины против кори, краснухи и свинки. СМИ поспешили предупредить общество, что прививки могут быть опасны для психического здоровья детей. У родителей появился новый повод для беспокойства, а борцы с вакцинацией лишний раз убедились в своей правоте.

Последствия не заставили себя ждать. По всему миру родители стали чаще отказываться делать прививки новорожденным. Вскоре в США были зарегистрированы вспышки кори, в Северной Ирландии такая вспышка привела к гибели трех человек. В Англии и Уэльсе число подтвержденных случаев кори возросло с 56 в 1998 году до 1000 в 2007.

Только тогда ученые усомнились в выводах, сделанных Уэйкфилдом. Во-первых, в его исследовании принимали участие всего 12 детей — это маленькая выборка. Во-вторых, прямая причинно-следственная связь между прививкой и аутизмом так и не была доказана.

Ученого обвинили в нарушении принципов медицинской этики и сотрудничестве с адвокатами родителей, которые пытались отсудить деньги у производителя вакцины. Через несколько лет руководство The Lancet официально признало исследование Уэйкфилда мошенническим и сняло статью с публикации. 10 из 12 соавторов Уэйкфилда отказались от статьи, да и сам ученый признался, что нарушил принципы исследования.

Но отголоски от взрыва этой информационной бомбы слышны до сих пор. Для антипрививочников это еще одно пугало, которое помогает отговорить родителей от вакцинации. И не только родителей: автор этой статьи слышал высказывания о вреде прививок даже от врачей в поликлиниках.

Недавние исследования

После скандала, который вызвала статья в The Lancet, ученые обратились к проверке гипотезы о том, что вакцины действительно могут влиять на психическое развитие ребенка. Исследования проводили в нескольких странах. Доказательства того, что иммунизация повышает риск аутизма, так и не были найдены.

В 2002 году доктор Ульман с коллегами исследовали образцы кишечника 91 ребенка с различными отклонениями, в том числе аутическими расстройствами, и 70 здоровых детей. В кишечнике 75 детей с отклонениями обнаружили вирус кори. Но ученые не учли, получали дети прежде противокоревую вакцину или нет. Невозможно проверить, откуда в кишечнике взялись вирусы — то ли из вакцины, то ли заражение произошло раньше. Высока вероятность ложноположительных и ложноотрицательных результатов — из-за погрешностей в анализе вирусы могли быть «найдены» там, где их нет, и наоборот.

Весной 2015 года ученые наблюдали почти за 100 000 детей. У 2000 из них были старшие братья или сестры с аутизмом. И снова исследователи не выявили никакой связи между прививками и возникновением расстройства. Среди невакцинированных детей аутизм развивался так же часто, как и среди вакцинированных, причем в том же возрасте. MMR не повышала риск заболевания даже у детей, у которых были братья или сестры с аутизмом.

Так прививать или не прививать детей?

Среди причин, вызывающих аутизм, ученые называют генетические и факторы окружающей среды, а не вакцины. В России прививка против кори, краснухи и свинки входит в Национальный календарь профилактических прививок и проводится в возрасте 12 месяцев. Аутизм проявляется как раз в этом возрасте — но это еще ничего не доказывает. Если два явления происходят в одно и то же время, одно из них не обязательно вызывает другое.

А вот если представить, что рядом с вашим невакцинированным ребенком окажется человек, зараженный корью, — это уже реальные, а не надуманные риски. Последствия такого контакта могут быть весьма серьезными.

autisminfo.mail.ru

Аутизм и прививки — это преступление!

Конечно, вопрос о прививках непростой.

Тут сталкиваются здравый смысл, изменившиеся проимвопоказания к прививам, нарастание аллегизации детей и миллиарды долларов транснациональных корпораций, зарабатывающих на вакцинах «от свиного», «птичьего» и других напастей, которые таки не состоялись.

В моей детской психологической практике время от времени встречаются дети с аутизмом (РДА). Письмо меня зацепило. Я просто физически чувствую и понимаю всю боль автора этого крика души. Что-то надо делать с противопоказаниями к прививкам у детей.

В моей диссертации был проведён эксперимент на кроликах (слава Богу, на кроликах!). У кроликов мы вызывали аллергическую реакцию и затем вводили «абсолютно безвредную и безобидную» вакцину БЦЖ (BCG)»!! В результате, мы в 100% получили доказанный туберкулёз. И … 100% бедных животных погибло на фоне лечения!

Угадайте, почему эти результаты так и не были опубликованы?

Кандидат медицинских наук, доцент Владимир П?гач (Москва).

Я полностью отвечаю за эту информацию юридически. (Конечно, немного страшно это утверждать, но всё это доказуемо любым другим исследователем в любой другой стране).

5 лет назад мы переехали в Канаду с полной уверенностью в том, что здесь о нас наших будущих детях позаботятся намного лучше, чем там, где мы жили раньше. Сейчас я могу сказать, что именно эта моя вера в канадскую заботу о людях и стала причиной серьезной, неизлечимой болезни моего ребенка. Мое письмо к вам о той опасности, от которой уже пострадал мой ребенок, и которая сейчас нависла над детьми СНГ.

Мой сын родился здесь, в Канаде. 2.5 года назад, когда ему исполнилось 2 года, ему был поставлен диагноз «регрессивный глобальный аутизм». Это страшное заболевание, не оставляющее родителям никаких надежд на выздоровление ребенка. Детей с таким диагнозом приходится потом сдавать в интернат, потому что они становятся просто опасны для окружающих.

После того, как ребенку был поставлен этот диагноз, я прожила еще год с верой в здешнюю медицину и ее возможности помочь моему ребенку. Но ситуация становилась все хуже и хуже, ребенок взрослел, при этом его развитие двигалось назад, а не вперед. Когда же местные специалисты попросту сказали, что помочь мне ничто не может, и я должна смириться с ситуацией, я начала изучать проблему аутизма самостоятельно.

Результаты этих поисков меня просто шокировали:

— аутизма не существовало вообще всего 60 лет назад, именно тогда в детских вакцинах начали использовать тимеросал (ртутное соединение, используемое в качестве консерванта);

— существует множество исследований, показывающих четкую взаимосвязь между

вакцинами, содержащими тимеросал, и уровнем аутизма в данной стране, отдельно взятом штате или просто в выбранной группе людей;

— уровень аутизма падает в десятки раз в течении нескольких лет в тех странах, которые перестают использовать вакцины с тимеросалом хотя бы для детей до 3-х лет — это тот возраст, когда отравление тяжелыми металлами может привести к развитию аутизма; позднее это просто будут уже другие проблемы, но они все равно будут;

— существует уже довольно большой процент успешно вылеченных (до 90%) аутистов с помощью специальной терапии, позволяющей очистить организм от

тяжелых металлов (у аутистов всегда находят высокое содержание ртути в организме). Успех терапии тем выше, чем раньше начато это лечение;

— все эти исследования и вся эта информация об опасности вакцин, не доходит до нас только потому, что фармацевтические компании прилагают громадные усилия к этому. Они зарабатывают деньги на вакцинах с тимеросалом.

Когда я только столкнулась с этим потоком информации, с одной стороны мне не

верилось, что наши канадские врачи используют такие опасные вакцины для детей. С другой стороны, мне ничего больше не оставалось, как поверить в нее и попробовать помочь ребенку — от него же все равно отказались, сказав, что ситуация безнадежна. Я нашла материалы о том, что «Autism Research Institute» , организация, которая почти 40 лет занимается проблемой аутизма, несколько лет назад начала проводить конференции для врачей и исследователей, где обсуждаются результаты исследований в этой области и результаты применения этих исследований. В результате ими был разработан DAN! (Defeat Autism Now) протокол, по которому уже сегодня можно проводить лечение детей больных аутизмом. Врачи, подписавшие этот протокол, есть уже во всем мире. Но их практически нет ни в одной стране СНГ (я знаю только об одном таком враче на сегодняшний день). Принципы, положенные в основу этого лечения сводятся к следующему — убрать от ребенка все вредное, дать ему полезное, и он сам восстановится. Основная часть лечения, без которой невозможно полное восстановление ребенка — вывод ртути из организма. Той самой, которая осела у него в тканях после вакцинации. Аутизм развивается не всегда, потому что часть детей может вывести ртуть из организма полностью или частично, а часть не может. Дети из последней категории становятся аутистами, если это отравление произошло до 3-х лет. Исследования показывают, что в последние годы увеличилось число детей, которые развивались нормально до какого-то возраста, а потом теряли навыки и регрессировали.

Именно это и произошло с моим ребенком, он регрессировал в возрасте 2-х лет. Сейчас ему 4.5 года, он не говорит, не имеет навыков самообслуживания, его развитие соответствует возрасту 1.5 годичного ребенка. В течении последних полутора лет и до настоящего момента наша жизнь превратилась в постоянную борьбу за ребенка. Мы неплохо продвинулись вперед, ребенок больше не регрессирует, он развивается, но до окончательной победы нам еще очень далеко. Но я до сих пор не знаю, удастся ли нам вылечить ребенка до конца и

сколько времени и средств на это уйдет.

Поверьте мне, намного проще не допустить эту проблему, чем ее потом решать, даже если уже известно, чем она вызвана и как с ней можно бороться. На сегодняшний день статистика по заболеваемости аутизмом уже приблизилась в Соединенных Штатах к 1 случаю на 160 детей, а в некоторых штатах это 1 случай на 130 детей. Число диагностируемых детей растет год от года, хотя еще 10 лет назад это было довольно редко встречающееся заболевание 3-4 случая на 10000 детей. Статистика по Канаде лучше — 1 случай аутизма на 500 детей. Ситуация в Штатах намного хуже ситуации в Канаде, потому что там в первые часы жизни делается вакцинация против гепатила В. Используемая при этом вакцина содержит громадное количество ртути. Но полтора года назад эта вакцина вошла в план обязательной вакцинации и в Канаде. Мне уже страшно смотреть на местных малышей сейчас и видеть все те признаки, которые я наблюдала в этом возрасте у своего ребенка. Эти дети все еще не диагностированы; вы увидите как изменятся данные по Канаде в ближайшие год-два из-за начала использования этой страшной вакцины для всех (раньше мы за нее платили дополнительно, поэтому делали ее далеко не все). Большинство родителей этих детей, как и я когда-то, верят, что это всего лишь возрастные проблемы. Но это не так, аутизм не исчезает сам по себе.

Почему я обращаюсь сейчас именно к жителям стран СНГ в первую очередь. Потому что именно они оказались в самом ужасном положении, какое только можно себе представить. Эти страны совершенно не подготовлены к эпидемии аутизма. Чем хороши используемые в СНГ вакцины? Прежде всего, они очень дешевы и могут дольше храниться. Но вспомните, вы видели аутистов, когда вы росли? Я уверена, что почти никто из вас, как и я раньше, даже не слышал раньше об этой проблеме. А в Канаде и Штатах о ней знает каждый.

Теперь немного цифр. Чтобы вырастить аутичного ребенка, наше правительство

тратит около $3 млн.; при этом все равно только 5% аутистов затем способны самостоятельно жить и работать. Все остальные до конца дней остаются в специальных интернатах, в случае такого диагноза, как у нас, или же на попечении родителей, в случае более легкой формы аутизма. Часто как минимум один из родителей такого ребенка не может работать, потому что он требует постоянного надзора. Кроме того, более 50% этих детей умственно отсталые. Но даже дети с высоким IQ для развития интеллекта требуют специальной формы обучения. Обучение аутистов — эта специальная терапия АВА, проводящаяся по индивидуальным программам, которая обходится примерно в $30 000 в год, у нас эта программа финансируется правительством провинции. Этим детям требуется помощь и других специалистов: специалиста по развитию речи, специалиста по развитию моторики и т.д. Этих специалистов нам в Канаде, как и в Штатах тоже оплачивает правительственная программа.

Теперь посмотрите, что происходит сегодня. Сейчас в США и других странах полным ходом идет кампания за полное запрещение вакцин, содержащих ртутный консервант. Статьи об этом печатают уже на первых полосах самых известных печатных изданий, многие люди требуют от своих врачей использования чистых от тимеросала вакцин. Они уже есть в Северной Америке, только нужно поставить доктора в известность о том, что вы не хотите травить вашего ребенка тимеросалом. Но фармацевтические компании не хотят сдаваться и платить бешеные штрафы, поэтому они до сих пор официально не признают свою вину в трагедии миллионов детей — аутистов. Более того, они хотят успеть продать уже выпущенный товар. Именно поэтому они не признают опасности присутствия ртути в детских вакцинах, хотя уже доказано что тимеросал не прошел нужных испытаний, когда начиналось его использование 60 лет назад в детских вакцинах. Им все равно, сколько еще детей от него пострадает, им важно не упустить свою прибыль. Один из их последних маневров — сбывать вакцины с тимеросалом в страны, где такие вакцины пока не запрещены. Мне сейчас пишут люди с Украины и России об этом — вакцинация обязательна, но вакцин без тимеросала найти там уже невозможно! Они все с ртутью! Проверьте вакцины, которыми колют ваших детей, вы увидите, что тимеросал сейчас везде.

Исследования показывают, что 3 укола с этим консервантом, сделанные до 3-х лет приводят к тому, что аутизм у таких детей развивается в 27 раз чаще, чем у других детей. Здесь речь идет о детях, получивших менее 3- вакцинаций. Практически не известны случаи аутизма среди невакцинированных детей, хотя потенциально возможны и другие источники получения критической дозы ртути: амальгамовые пломбы у мамы и в результате питания мамы в беременность морской рыбой.

Есть еще одна огромная проблема в странах СНГ — невозможность там провести терапию очистки ребенка от тяжелых металлов, т.н. терапию хелатирования. Даже если отвлечься от проблемы аутизма и от того, что эта терапия — единственный реальный шанс вылечить такого ребенка, при современной экологической ситуации, просто немыслимо, что нигде в СНГ такая терапия не проводится!

Основная причина написания этого письма — развернувшаяся сейчас в России агитационная кампания за вакцинацию детей против гриппа. Оставляю на совести

тех, кто лжет вам, доказывая эффективность такой вакцинации, но не поленитесь, посмотрите состав вакцины: ВСЕ ВАКЦИНЫ ОТ ГРИППА СОДЕРЖАТ ТИМЕРОСАЛ! Если еще можно где-то найти в мире чистые детские вакцины, то вакцин от гриппа без тимеросала просто не существует! И когда я говорю об опасности этого яда для маленьких детей, это не означает, что для других он безопасен.

Посмотрите на список проблем, которые вы или ваши дети могут получить благодаря этой очень сомнительной защите:

Отравление тяжелыми металлами и проблемы, связанные с ним

В заключении хочу дать ссылку на раздел моего сайта, посвященному аутизму

Вы найдете там много полезной информации от ранней симптоматики этой проблемы до протоколов хелатирования детей и методик их обучения. Вот ссылки на материалы, изучение которых я бы рекомендовала каждому из вас:

Что такое аутизм? — общее описание проблемы и ранняя симптоматика аутизма.

Отравление тяжелыми металлами и проблемы, связанные с ним — сравнение симптомов аутизма и отравления ртутью; поведенческие структурные и функциональные аномалии, ассоциирующиеся с различными токсичными тяжелыми

Оценочная шкала раннего детского аутизма — это основной тест, который проводят при диагностировании детей с подозрением на диагноз аутизм в Северной Америке

Для тех, кто хочет разобраться в этой проблеме досконально и родителей детей — аутистов, очень рекомендую изучить документ с описанием последней инициативы от Autism Research Institute, напечатанный в 2005 году. — Виды лечения при отравлении ртутью и другими тяжелыми металлами аутизма и родственных ему расстройств: согласованная позиция.

Небольшие отрывки оттуда :

«В течение последних нескольких лет увеличивалось число научных и клинических свидетельств того, что большая часть детей с аутизмом пострадала от отравления ртутью и другими тяжелыми металлами».

«Существует огромная разница в восприимчивости к ртути у разных людей — наследственность, возраст, пол и состояние здоровья — все это влияет на восприимчивость. У взрослых известно 78-fold вариантов, а у новорожденных этих вариантов может быть до 10,000 fold. Метаболизм и процессы выделения также широко варьируются. В опытах с животными стало ясно, что новорожденные не выводят ртуть, пока находятся на грудном вскармливании, молочная диета повышает всасывание металлов в желудочно-кишечном тракте. Для выведения тяжелых металлов необходимо определенное количество желчи, а у новорожденных зачастую этого недостаточно. Кишечная флора также играет определенную роль в выводе ртути из организма, таким образом, использование антибиотиков снижает способность организма к выводу ртути. Стресс и болезни — факторы, понижающие уровень глутатиона, что в свою очередь ведет к снижению способности организма выводить тяжелые металлы».

«Три главных источника заражения ртутью для детей в США это: содержание ртути в морской рыбе, которую ест мать, материнские пломбы и детские вакцины. Тимеросал — это консервант, используемый в производстве многих лекарств, включая вакцины для новорожденных и препараты иммуноглобулина, содержащие 49.6% этилена ртути (ethyl mercury). История применения тимеросала в вакцинах достаточно запутанная. Впервые его начали использовать в конце 1930-х годов, и как только количество прививок для новорожденных возросло, возросло и число детей, привитых вакциной с тимеросалом. . Как часть текущего обзора биологических продуктов FDA объявила в 1999 году, что новорожденные, получившие сложную прививку с ртути — содержащим консервантом, могли получить уровень ртути в крови, превышающий федеральные нормы безопасности. В 1999 году Американская Ассоциация Педиатров (ААР) рекомендовала прекратить использование тимеросала в детских вакцинах, в 2001 FDA попросила (а не потребовала) производителей вакцин исключить тимеросал из детских вакцин. На сегодняшний день тимеросал исключен из состава большинства детских вакцин, но все-таки не из всех».

«Тимеросал как ртутный консервант (состоящий на 50% из ртути) до недавнего времени постоянно использовался в большинстве детских вакцин. Вот некоторые примеры содержания тимеросала в вакцинах — Гепатит В (12.5 mcg), ), DTaP (25 mcg), HiB (25 mcg), and PCV (25 mcg). Прививка Гепатит В делается при рождении, и считается, что при весе ребенка 3.4 кг. (7.5 фунтов), «безопасный уровень наличия ртути по нормам EPA — 0.34 мг; таким образом при

введении вакцины Гепатита В превышается рекомендованный «безопасный» уровень в 36 раз; дети с меньшим весом подвергаются большему риску, потому что вакцины — это такой редкий тип лекарств, доза которых не зависит от возраста

или веса (одна и та же доза обычно дается и взрослому, и недоношенному младенцу). Если ребенок получил полный перечень прививок в 1990-х годах, значит он получил примерно 237.5 mcg ртути в первые 15 месяцев жизни.»

«. исследования Бернардена и др. показывают, что симптомы, описанные в литературе об аутизме, точно такие же, как симптомы, описанные в литературе о токсичности ртути, и наоборот. Поэтому очень возможно, что дети, пострадавшие от отравления ртутью, в дальнейшем будут диагностированы как «аутисты», что зачастую является просто констатацией факта, что они имеют проблемы общения/поведения/социальной адаптации, причины которых неизвестны. Отравление ртутью скорее всего становится причиной многих случаев возникновения «аутизма».

«. младенцы имеют ограниченную способность выводить ртуть, а у детей с аутизмом эта способность еще ниже, в силу низкого уровня глутатиона и активного использования оральных антибиотиков. Более того, антибиотики повышают ядовитость ртути. «

«Многие DAN врачи утверждают, что проведение долгосрочных мероприятий по детоксикации у детей-аутистов приводит к высокому уровню выведения токсичных металлов, содержание которых в организме заметно снижается после нескольких месяцев терапии. Из организма выводятся часто несколько видов тяжелых металлов, поэтому не надо забывать, что время выведения разных металлов не одно и то же. Долгосрочная терапия по детоксикации в результате приводит к различного рода улучшениям, а если это проводится с маленькими детьми, то самый главный результат заключается в снятии диагноза аутизм.

На своем форуме я отвечаю на вопросы, связанные с биомедицинскими и учебными терапиями для аутистов. Я хочу чтобы все люди, дети которых уже пострадали от вакцинации, знали — аутизм не генетическое заболевание, ваши дети просто были отравлены, следовательно, ваших детей можно вылечить!

Если у вас возникли вопросы лично ко мне после прочтения этого письма, вы можете написать мне на мэйл.

Если же у вас есть вопросы тематике вакцинации, вы можете задать их на специализированном форуме автора книги «Беспощадная иммунизация» Александра Котка: http://www.1796kotok.com/forum/

Я очень надеюсь, что благодаря этому письму хотя бы несколько детей смогут избежать этой страшной болезни. Профилактика аутизма очень проста — всего лишь не травите детей ртутью. Здоровья вам и вашим детям.

С уважением, Elina Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

www.rusmontessori.ru

Споры о прививках – одно из самых популярных развлечений на родительских форумах. Пожалуй, нет другой области медицины, которая была бы настолько же окутана мифами, легендами, передергиваниями и манипуляциями. Какие аргументы чаще всего приводят противники прививок, и стоит ли относиться к ним серьезно?

1. Заслуги преувеличены?

Аргумент: В течение всего XX века распространенность инфекций резко снижалась, это верно. Но дело не в вакцинации. Просто одновременно с ней людям стали доступны полноценное питание, чистая вода, медицинская помощь.

Ответ: Конечно, все эти факторы повлияли на снижение заболеваемости. Тем не менее, именно прививки сыграли решающую роль. История XX века, к сожалению, предоставила нам несколько возможностей в этом убедиться.

Вакцинация против коклюша была введена в Японии в 1947, и охватила большинство жителей к 1950 году. В это время смертность от заболевания составляла 147,6 случаев на каждые 100 000 человек. К 1972 году этот показатель снизился до 0,2 случаев смерти на 100 000 человек. К сожалению, в 1974-75 годах двое младенцев в Японии погибли из-за тяжелых побочных реакций на прививку. Правительство на несколько месяцев ввело мораторий на вакцинацию, а затем порекомендовало прививать детей старше двух лет, а не в три месяца, как до трагедии. Люди все равно избегали вакцинации (их можно понять!), и прививался только каждый десятый ребенок. В результате уровень смертности от коклюша начал быстро расти, и в 1979 году составлял 11,3 случая на 100 000 человек. Ситуация нормализовалась только в 1982 году, когда в практику была введена новая, намного более безопасная вакцина, и люди снова согласились делать прививки.

Еще один яркий пример — дифтерия на постсоветском пространстве. С середины 1980-х в Советском Союзе начало снижаться число как вакцинированных детей, так и ревакцинированных подростков и взрослых. С одной стороны, государство, увлеченное перестройкой, ослабило в этот период контроль за системой здравоохранения. С другой стороны, гласность привела к появлению литературы, немыслимой прежде, в том числе и публикаций о том, что прививки-то, оказывается, можно не делать.

А в 1990 году началась эпидемия дифтерии. Она бушевала до 1997 года, распространилась по всей России, Украине, Белоруссии, затронула Эстонию, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Киргизию. По данным Московского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Габрического, общее число заболевших превысило 115 000 человек, и по меньшей мере 3000 из них умерли.

Разумеется, можно возразить, что дело не только в отказе от прививок, но и в общем ухудшении уровня жизни в 1990-х. Этот фактор, безусловно, сыграл роль, однако интересно отметить, что первая вспышка дифтерии была зарегистрирована в Москве: в 1990 году в городе и области заболел 541 человек, и именно тогда инфекция начала распространяться дальше по СНГ. Нашу столицу при всем желании трудно назвать самым голодающим городом России — зато это важный оплот свободомыслия, город, с готовностью реагирующий на новые модные идеи. Например, такие, как отказ от вакцинации.

Аргумент: Прививки надо делать, если вокруг неблагоприятная эпидемиологическая ситуация. Но никто же не болеет! Зачем давать своему ребенку ненужный препарат?

Ответ: Эта логика до какой-то степени применима к инфекциям, которые передаются от человека к человеку. Действительно, вакцинация никогда не достигает стопроцентного охвата (есть люди, которым та или иная прививка не рекомендуются по медицинским показаниям, и есть определенная вероятность того, что после прививки не сформируется устойчивый иммунитет). Для того, чтобы остановить распространение болезни, обычно достаточно, чтобы невосприимчивыми к ней были хотя бы 90% населения. Забавно, что если вы отказываетесь делать ребенку прививки именно потому, что в вашей стране и так вакцинированы все остальные дети, то вам очень невыгодно распространять свои убеждения. Напротив, для того, чтобы обеспечить безопасность своего ребенка, вам необходимо как можно активнее убеждать всех окружающих, что прививки делать обязательно нужно.

Однако есть и инфекции, которыми мы заражаемся не от других людей, а из природных источников. Например, возбудители столбняка содержатся в почве, и когда человек протыкает ногу ржавым гвоздем, совершенно неважно, вакцинированы ли окружающие — главное, чтобы был вакцинирован он сам.

Аргумент: От прививок бывают осложнения, а болезнь, может быть, еще и не наступит, зачем же подвергать ребенка риску?

Прививки для взрослых

Прививка от рака

Да, как и любой лекарственный препарат, вакцина может вызвать побочные эффекты. Тем не менее, эксперты единодушны: абсолютно все используемые вакцины принципиально менее опасны, чем те болезни, от которых они защищают. Например, вакцина от кори, краснухи и паротита (MMR) может вызвать повышение температуры (у 1 человека из 6), сыпь (1 из 20), временное увеличение лимфоузлов (у 1 из 75) — все это можно рассматривать как признаки активной работы иммунной системы в ответ на введение антигенов. Более серьезные проблемы — это судороги, вызванные повышением температуры (1 из 3000), временная боль в суставах (встречается у взрослых с вероятностью 1 к 4), временное снижение уровня тромбоцитов (1 из 30 000). Помимо этого, зарегистрированы также отдельные случаи глухоты и нарушений работы головного мозга, но их частота — менее 1 случая на 1 000 000 вакцинаций, и поэтому врачи не могут с уверенностью утверждать, что эти явления как-то связаны. Все это звучит не очень оптимистично, до тех пор, пока мы не сравним риски вакцинации с рисками заболевания корью. В 1 из 20 случаев корь приводит к тяжелой пневмонии, а в 1 из 1000 — к энцефалиту, который может вызвать глухоту или нарушения умственного развития. При качественном современном лечении от кори умирают 3 ребенка из 1000 заболевших, а если помощь по каким-то причинам не была оказана вовремя — до 28 детей из 100.

Антипрививочное движение: как это работает?

Парадокс прививок в том, что, чем лучше они работают для защиты общества в целом, тем меньше становятся нужны отдельно взятому ребенку.

Представим себе вымышленную болезнь Икс. Допустим, в нашем городе живет 100 000 человек, из них болезнью Икс каждый год заболевает 10 000 человек, и 1000 от нее умирает. Врачи разработали эффективную прививку от болезни Икс. Она полностью страхует от заболевания, но, к сожалению, один человек из 10 000 после нее покрывается уродливыми корочками.

В первый год врачи вакцинировали половину населения. Теперь болезнью Икс заболели только 5000 человек, и 500 умерли. Из вакцинированных никто не заболел и не умер, зато пятеро покрылись корочками. Жители города считают, что это вполне приемлемая жертва и поддерживают дальнейшую вакцинацию. В последующие годы прививки против болезни Иск были сделаны всему населению. Теперь в городе нет больше никого, кто бы заболел и умер от Икс, но зато есть 10 человек, покрывшихся корочками.

Эти люди активно выступают по телевизору, рассказывая, как они несчастны из-за корочек. Родители задумываются и перестают делать прививки малышам — благо они уже давно перестали сталкиваться с людьми, болевшими Икс. В городе появляется 20 000 детей, не имеющих иммунитета против Икс. До поры до времени с ними все хорошо. Но однажды в город поступает партия колбасы, зараженной бактериями-возбудителями Икс. 200 непривитых детей, которые поели колбасы, заболевают сами и заражают еще 800 непривитых сверстников. Каждый десятый заболевший ребенок умирает. После этих 100 смертей родители спохватываются и снова начинают делать всем детям прививки — еще лет на пять их энтузиазма хватит, а потом они снова услышат о корочках и опять перестанут водить детей к врачам.

Большинство осложнений после вакцинации связаны с тем, что прививка была сделана без учета противопоказаний. Важно, чтобы вакцинацию проводил опытный врач, располагающий полной информацией о состоянии здоровья ребенка. Обязательно скажите врачу, если ребенок плохо перенес предыдущую прививку, расскажите об аллергических реакциях, которые бывали у ребенка, о серьезных заболеваниях и медицинских вмешательствах за последние несколько месяцев.

Абсолютные противопоказания к вакцинации — это тяжелая реакция на предыдущее введение той же самой вакцины, а также иммунодефицитные состояния (в этом случае введение живых вакцин опасно, а инактивированных — не опасно, но малоэффективно).

Относительные противопоказания — это любые острые заболевания (включая ОРВИ с высокой температурой) или обострение хронических заболеваний. Как правило, необходимо выждать 2-4 недели после нормализации состояния здоровья, и только потом делать прививку. В случае легкого заболевания (например, насморка без температуры) решение о прививке принимает врач после осмотра ребенка.

Если у ребенка диабет — план вакцинации необходимо дополнительно обсудить с эндокринологом, если почечная недостаточность — с нефрологом, если ребенок родился недоношенным — с неонатологом, и так далее.

4. Так что же с аутизмом?

Аргумент: Хорошо известно, что вакцинация может вызвать аутизм, на эту тему даже были научные исследования!

Ответ: Разговоры о связи между прививками и аутизмом начались в 1998 году, когда врач Эндрю Вэйкфилд действительно опубликовал в престижном медицинском журнале Lancet статью, описывающую 12 детей с кишечными расстройствами и регрессией интеллектуального развития. Он утверждал, что, по словам родителей, в 8 случаях из 12 первые симптомы нарушения поведения возникли через несколько дней после вакцинации против кори, краснухи и паротита, и предполагал, что развившиеся нарушения – в том числе симптомы аутизма – были реакцией на прививку.

Статья приобрела большую известность как в профессиональном сообществе, так и среди широкой публики. Ученые начали исследовать вопрос, чтобы подтвердить или опровергнуть выводы Вэйкфилда, а если они будут подтверждены — установить причины, по которым прививка может быть связана с аутизмом. Публика же, не дожидаясь исследований, начала отказываться от вакцинации.

Ученым не удалось однозначно подтвердить результаты Вэйкфилда. Некоторые исследования показывали, что слабая связь между вакцинацией и аутизмом может существовать, другие демонстрировали, что связи нет. В 2014 году врачи из Сиднейского университета опубликовали мета-анализ: обобщили результаты исследований, в которых участвовали в общей сложности 1,3 миллиона детей. Они пришли к выводу, что симптомы аутизма одинаково часто (точнее, одинаково редко) появляются и у вакцинированных, и у невакцинированных детей. Параллельно начали выясняться интересные подробности и про исходную статью. Вэйкфилда уличили в том, что он получал деньги от адвокатской конторы, которая собиралась судиться с производителем вакцин. Диагностические процедуры, которым Вэйкфилд подвергал исследуемых детей, не были необходимыми для их лечения и не были одобрены этической комиссией университета, где он работал. Но главное – родители участников исследования, найденные и опрошенные медицинским журналистом Брайаном Диером, один за другим отказывались от слов, которые приписывал им Вэйкфилд. В частности, они сообщали, что симптомы аутизма у их детей проявлялись еще до прививки – или после, но не через несколько дней, а через полгода. В 2010 году Lancet опубликовал официальное опровержение статьи Вэйкфилда, а Главный медицинский совет Великобритании лишил его права заниматься врачебной деятельностью.

Но ложечки нашлись, а осадок остался: люди были напуганы. Если в 1998 году прививку от кори, краснухи и паротита своевременно получили 91,5% британских детей, то в 2004 году эта цифра снизилась до 79,9%. Последствия не заставили себя долго ждать: в 2006 году в Великобритании произошла вспышка кори. Было зарегистрировано 465 случаев болезни, подтвержденных лабораторными методами (в 1998 году их было 42). Несмотря на лечение, один ребенок умер, некоторые получили тяжелые осложнения. С тех пор в развитых странах было зарегистрировано еще несколько вспышек кори — тоже с человеческими жертвами.

Опубликовано: 6 апреля 2016 г.

Журнальный заголовок: «Вызывают ли прививки аутизм?»

zdr.ru

Аутизм не может быть от стресса или прививки

От стресса и прививки аутизм не возникает

– Кто может поставить диагноз “аутизм”?

В России этим занимаются психиатры. А в других странах занимаются те, кто это умеет делать – педиатр, клинический психолог или психиатр, если он имеет подготовку в диагностике нарушения развития. У нас же учат только психиатров заниматься диагностикой нарушения развития у детей.

– Если аутизм – не болезнь, тогда это следствие чего-то?

– Мы точно знаем, что это не из-за воспитания, не из-за того, что ребенок слишком рано начал играть с гаджетами. Это не проблема стресса или страхов.

– А как же известная история, что мама с папой уехали в отпуск, ребенка с бабушкой оставили, и ребенок потом замолчал?

– Миллион этих историй. Это не про аутизм.

– А что это было? Аутизм всегда был, и именно в это время проявился?

– Каждый конкретный случай надо рассматривать отдельно. Надо еще смотреть, если ли там аутизм или нет. Что значит, говорил? Мне всегда интересно, а что до этого было? «Он у нас мог маму назвать мамой». Человеку 2,5 года. В 2,5 года дети предложения строят! Похоже, что тут именно в этот момент обратили внимание на задержку речи, а не то, что ребенок перестал говорить.

– То есть аутизм не может быть спровоцирован какой-то болезнью или стрессом?

– Нет. Обычно можно проследить те или иные аутистические симптомы с 10-11-13 месяцев. Чаще всего, когда говорят про «спровоцирован», то просто появилось то, что раньше не было заметно. Или стало очевидно, что ребенок не развивается – двигался-двигался, дошел до какого-то плато и встал.

– О прививках научное сообщество уже давно перестало спорить: вакцины не вызывают аутизма, не вызывают нарушения развития.

Когда ты не знаешь причину, ты начинаешь ее искать. Обычно люди очень плохо оценивают риски от бездействия. Не привить – это бездействие. Привить – это действие, а люди склонны всегда винить себя за действие, а не за бездействие.

– Можете назвать наиболее яркие симптомы аутизма?

– Самый классический симптом аутизма – это реакция на имя. Имя – это не просто слово, это приглашение в общение. Когда дети в 10 месяцев начинают поворачивать голову, когда их зовут, единственная причина, почему они начинают это делать, в том, что им дико интересно, что родители хотят им показать, сказать. Их инстинктивно влечет к взаимодействию с родителями.

Суть аутизма – это когда взрослый зовет, а ребенок голову не поворачивает.

Не потому что ему не интересно, а потому что он не привык обращать на это внимание, потому что нет у него мотивации на то, чтобы это изучать.

Аутизм – не болезнь и не одаренность

– Что вас особенно удивляет в людях с аутизмом?

– Знаете, меня в последнее время в связи с аутизмом удивляет только одно – насколько важно для развития людей эффективное социальное взаимодействие. Когда я вижу людей с аутизмом, я вижу искаженное, замедленное и малоэффективное развитие, огромнейшее количество дефицита, недоумения, неспособности решать свои жизненные потребности. Я диву даюсь, насколько люди без нарушений развития сложно устроены благодаря этому социальному взаимодействию, которое у них эффективно. Вот, что меня поражает.

Казалось бы, что такое социальное взаимодействие? Это, оказывается, важнейшая вещь, которая имеет на нас глубочайшее влияние, на всю нашу жизнь. Это удивительно, как много человек значит для другого человека.

Вот пример, чем отличается работа мозга обычного человека и аутиста.

В ролике видны светящиеся точки, которые двигаются в определенном порядке, но наш мозг устроен так, что замечает в движении этих точек какой-то паттерн и даже угадывает из него, что, например, человек подпрыгивает или забирается куда-то. Наш мозг умеет очень хорошо находить такого рода закономерности и последовательности в окружающем мире. Это как люди видят всевозможные образы в облаках.

У нашего мозга не просто получается это делать очень хорошо, он еще и очень любит это делать, он любит находить в мире социальное, его исследовать, задумываться о нем, изучать, разглядывать. Наш мозг очень-очень социальный.

Аутизм – нарушение этого процесса, когда социальный мир интересует человека меньше, увлекает меньше. Если у ребенка это происходит с самого раннего возраста, то те навыки, которые у него должны получиться в процессе взаимодействия, формируются гораздо позже и медленнее.

Это не тест, это иллюстрация того, как работает мозг. Аутисты могут угадывать все эти движения и в них хорошо разбираться, но они делают это как-то по-другому, не так, как люди без аутизма. Они плохо умеют находить и отличать социальные сигналы в окружающем мире.

– Есть такое понятие «нарушение развития». Это врожденная проблема, когда ребенку трудно приобретать различные умения. Аутизм – это нарушение развития, это не болезнь. ДЦП тоже можно отнести к нарушениям развития, и умственную отсталость. Расстройство развития речи и языка и синдром дефицита внимания и гиперактивность – это нарушения развития.

При аутизме нарушается развитие социально-коммуникативной сферы. Неверно рассуждать про аутизм не с позиции нарушения развития, а с позиции болезни или какой-то особенной одаренности .

– Но ведь один из видов аутизма – синдром Аспергера – это именно одаренность, разве нет ?

– Я придерживаюсь позиции и готов это обосновать, что нет разных видов аутизма, просто одна и та же проблема по-разному проявляется у разных людей.

Деление на отдельные виды аутизма – типичный, синдром Аспергера, синдром Каннера, детский аутизм и так далее, уже устаревшее. В европейской классификации это еще есть, в американской уже нет. Это деление плохое, потому что там очень размытые, нечеткие границы. Например, если взять критерии синдрома Аспергера, которые есть сейчас, то дети, которых описал Ганс Аспергер, не получили бы этот диагноз, а получили бы диагноз детский аутизм.

Лучше говорить – расстройство аутистического спектра. Можно уточнить про выраженность симптомов – с большой выраженностью, с малой выраженностью, средней выраженностью или с нарушением интеллекта, или, например, с савант-навыками. Это не значит, что это какая-то особенная форма аутизма, это обычное расстройство аутистического спектра плюс савант-навык.

Не смотрят в глаза, не понимают юмор – мифы об аутизме

– Говорят, аутисты не смотрят в глаза.

– Это не так. Есть те, которые смотрят, есть те, которые не смотрят. Всем трудно дается социальное взаимодействие. У некоторых аутистов такой взгляд – он прям пялится. И это проявление той же самой проблемы нарушения социального взаимодействия, но с обратной стороны.

– Отсутствия чувства юмора у аутистов – это тоже миф?

– Это как часть дефицита социальной и эмоциональной взаимности. Это проблема правильного реагирования на социальное взаимодействие, с другой стороны, это одна из частей социальной слабости, потому что юмор – это социальная вещь, он понятен только в контексте взаимодействия с другими людьми. Но при этом, конечно, есть люди с аутизмом с прекрасным чувством юмора.

– Аутист без нарушения интеллекта способен так сориентироваться и адаптироваться, чтобы во взрослом возрасте почти не отличаться от нормы?

– Да, ему было бы проще в своей жизни, в своих коммуникациях с другими людьми, он много чего сделал бы, но человеком с аутизмом не перестал бы быть.

– Это что значит – он всегда с людьми будет общаться через усилие?

– Один вариант, да. Или не через усилие, но неуклюже – перебивать, не смотреть на других людей во время беседы, не очень понимать шутки; или хорошо это делать с одним человеком, но очень теряться в общении с компанией.

– Он все-таки может с кем-то сблизиться?

– Да, конечно. Тут очень большое разнообразие. Смотрели сериал «Теория большого взрыва»? Создатели отрицают, что главный герой – человеком с аутизмом, но ведет он себя как человеком с аутизмом. Там интересно показано, что он выстраивает отношения с людьми не так, как обычно. И в сериале половина шуток связана с тем, что герой социально неуклюжий и не очень понимает сарказма. Он пытается на протяжении всего сериала понять, что такое сарказм. При этом он очень любящий и заботливый человек.

Кадр из сериала “Теория большого взрыва”

Ребенок с аутизмом живет не в своем, а в нашем мире

– Ребенок с аутизмом живет в каком-то своем мире – может, ему там комфортно, почему его надо выводить в обычный мир?

– Нет, он не живет в своем мире. Он живет в нашем мире, в котором есть его папа и мама, есть его игрушки, есть дети, которые его окружают. В этом мире есть детские садики, школы и так далее. Аутизм – это не когда ты живешь в своем мире. Это когда ты живешь в этом мире, но не умеешь с ним взаимодействовать.

– То есть, ему надо помогать?

– Конечно, когда у ребенка не формируются навыки, которые будут ему позволять с этим миром взаимодействовать. В частности, самый банальный навык – это речь. Когда ребенок хочет что-то объяснить, рассказать, попросить, в конце концов, шоколадку или сделать потише звук, то если у него аутизм, ему будет сложнее это сделать. Из-за этого он начинает орать, бить себя по голове или убегать.

Люди с аутизмом производят впечатление, что они живут в своем мире, но это в первую очередь, потому что они не умеют жить во внешнем мире. Им не хватает навыков, чтобы вступать в контакты. Их мир, на самом деле, точно такой же, как у обычных людей.

– Если родители быстро включились, все поняли, нашли прекрасных специалистов, у них есть достаточно возможностей, для того чтобы все это реализовать, то насколько возможно довести ребенка до нормы?

– Будет развитие, это происходит у 9 из 10, с одной стороны. С другой стороны, мы не знаем окончательной точки этого развития. У некоторых оно никогда не останавливается и движется очень активно. Некоторые медленно-медленно подходят к своему потолку и двигаться дальше не могут.

– Заранее это понять совершенно невозможно?

– В два, в три, в четыре года никак.

– Пубертат здесь как влияет? Всегда бывают осложнения в этом возрасте?

– Не обязательно. Пубертат – это просто один из жизненных кризисов, один из важных периодов, серьезный и интенсивный. Как у любого кризиса, у него есть хорошие стороны и плохие. У кого-то это связано с замечательными улучшениями в развитии организованности и внимательности, с прорывами в социальных навыках, потому что когда появляется желание подружиться с девочкой, мальчик начинает мыться и следить за своим внешним видом. У некоторых могут возникать проблемы эмоциональной регуляции.

– Какие могут быть последствия, если ребенка с аутизмом не развивать?

– Это правильнее всего понять с точки зрения человеческих терминов, нежели медицинских. Очень тяжело жить, когда ты 30-летний мужик с навыками коммуникации 1,5-летнего, с желаниями 17-летнего, с силой 20-летнего и с навыками быта, как у 4-летнего. Ты заперт сам в себе, и ты не можешь объясняться с другими.

Ты хочешь жить, гулять, ты хочешь поехать к бабушке. Тебе 30 лет, ты бабушку давно не видел, ты ее безумно любишь, но ты не можешь поехать к ней без папы и мамы. Это, конечно, кризис для человека, в итоге это приводит к срывам или депрессиям.

Когда не помогают, тогда человек очень и очень плохо развит, ему очень и очень тяжело. И окружающим вокруг него тоже тяжело.

Фото: Timothy Archibald / timothyarchibald.com

Терапия – не дрессура

– Если ребенок с аутизмом начинает проявлять агрессию, возможно ему помочь?

– Есть технологии, которые могут отучить его от этого и заменить это поведение на правильное, на социально уместное. У моей знакомой – замечательного поведенческого аналитика – есть несколько интересных случаев такого рода поведения.

Например, она работала с молодым человеком с расстройством аутистического спектра, у которого было очень сложное поведение: он не сотрудничал совершенно со взрослыми, наоборот, постоянно стремился к тому, чтобы контролировать и управлять взрослыми, на улице он мог подойти к любому человеку и забраться к нему в личные вещи, карманы и сумки, достать оттуда предметы. Остановить его было почти невозможно. Из-за этого поведения он несколько лет не выходил из дома, квартира была поделена на две части.

В первую очередь специалисты установили над его поведением руководящий контроль, то есть учили сотрудничать, при необходимости в защитных целях, и в соответствии с определенными правилами применяя физическую блокировку. Когда контроль стал лучше, то с мальчиком стали использовать поведенческие договоры, когда за выполнение определенных действий он получал доступ к чему-то очень приятному.

Этим приятным – мотивационным стимулом – для мальчика стали как раз наполненные чем-то сумки, позже ему позволяли проверять карманы у других людей, рвать журналы, изучать определенные брошюры, которые ему нравились.

Все это прятали до тех пор, пока мальчик не выполнит определенных условий, и давали ему награды, когда эти условия были выполнены. Так мальчика учили самоконтролю. Конечно, в начале это было очень сложно и выстраивалось как раз поведенческими специалистами, которые буквально жили с мальчиком в течение недели.

Замечательно в этой истории то, что семья смогла активно включиться в эту работу и ее поддержать, и сейчас молодой человек спокойно выходит на улицу, путешествует с родителями. Это пример использования таких технологий.

– Возникает ассоциация, что ребенка как щенка воспитывают, нужные рефлексы вырабатывают.

– Нет. Все-таки щенков, когда мы их дрессируем, мы учим делать неестественные для них вещи – мы их учим писать в лоток. Какое животное в мире писает в лоток? Никакое. Животные писают на дерево или под куст, куда им удобно, и дальше идут.

Людей мы учим делать то, что они должны делать – это никакая не дрессура, это терапия. Другое дело, что с теми, кому сложно понять, что от них хотят, мы долго работаем. Мы активно их хвалим и поощряем за то, что у них получается. Это обучение тому, чему они должны были сами научиться уже давным-давно.

– И когда такой ребенок начинает обучение, он может даже и не догадываться о том, что с ним что-то не так? И потом, когда у него получается, наверное, ему хорошо?

– Праздник, конечно. Вот тот молодой человек с сумками – он вышел из дома. Раньше из-за того, что он бегал, отнимал сумки, его запирали дома, и он света белого не видел. А тут он идет как человек, со всеми рядом – и возникает огромное чувство собственного достоинства.

Главное и второстепенное

– Есть какие-то аутичные черты, которые бывают у нейротипичного ребенка в довольно явном виде? Родителям надо насторожиться или это обычное явление?

– Там, знаете, какая штука есть? У человека с аутизмом с большой вероятностью есть все проблемы, которые могут быть у людей: тревожность, плохое настроение, проблемы поведения, проблемы учебы, проблемы внимания, повышенная чувствительность, пониженная чувствительность и так далее. Но это не специфичные проблемы, они могут быть абсолютно у любого человека, но с большей вероятностью будут у человека с аутизмом.

Часто люди с аутизмом имеют особенную сенсорную чувствительность – боль не чувствуют, а горячее чувствуют. Но то же самое может быть у человека без аутизма или с другими нейропсихиатрическими диагнозами.

Еще знаете, какая тема бывает? Если мы видим 4-х летнего ребенка с обычным развитием, и он знает алфавит и цифры, мы вообще не удивимся. Ну, молодец, очень хорошо, ну, знает цифры, умничка будет. Мы забудем через 30 минут, что он эти цифры знает. Но если мы увидим ребенка, который не может говорить и при этом знает алфавит и цифры, о, скажем, это круто! Часто эти достижения выглядят глобальными на фоне отсутствия речи.

Та же самая история со звуковой чувствительностью. Если мы видим ребенка, который боится громких звуков и открытого пространства, но он совершенно нормально развит, ходит в детский садик, мы вообще не обратим на это внимание – вот необычно, как интересно. А если мы видим то же самое у человека, который не говорит, не понимает, мы начинаем этому явлению придавать очень много внимания, как будто это что-то важное. На самом деле, важно именно то, что он не говорит, не понимает, что с ним нельзя договориться.

Мне нравится такая метафора: если посередине леса вырубить просеку, то на ней сначала начнут расти деревья, кустарники, трава, но потом вырастут те же самые большие деревья, которые вокруг просеки, и все другие деревца, кустарники, травы погибнут или не разрастутся. Но если вырубить просеку и сделать так, чтобы соседние большие деревья там не вырастали, то там вырастет все, что угодно, и все это будет заметно только потому, что там не выросли эти большие деревья.

То же самое с социальным взаимодействием и коммуникацией. Когда хорошего и эффективного социального взаимодействия нет, коммуникации нет, становится заметно все: хорошая память на цифры, замечательная память на даты рождения, например. Мы никогда не придали бы этому большого значения, если бы человек вел себя обычным образом. Но он себя так не ведет, и мы замечаем эти вещи.

Благотворительный фонд «Православие и мир» помогает проекту «Пространство общения» собрать деньги на аренду помещений и зарплату педагогов. Давайте поможем людям с особенностями развития не потерять такое ценное и уникальное пространство, в котором они могут чувствовать себя комфортно и всегда получить помощь.

www.pravmir.ru