Симптомы

Шевцова ее Заикание

27.07.2018

Психолого-педагогическая диагностика и коррекция заикания — Шевцова Е.Е. — Практическое пособие

Заикающимся незнакомо чувство счастливого взаимопонимания в процессе речевого общения. К специалистам обращаются уставшие, измученные люди, которые не смогли реализовать свои способности, у которых не сложилась личная и профессиональная жизнь. Многие жалуются на отсутствие круга общения, на чувство одиночества, несбывшиеся надежды, неосуществленные желания; хотя это не всегда объективно обосновано, для заикающихся характерна некоторая драматизация жизненных ситуаций.

Преодоление нарушений темпо-ритмической организации речи во многом может помочь заикающемуся обрести уверенность в себе, вернет счастье общения. Но личностные невротические нарушения, особенно у подростков и взрослых, уже имеют глубокие корни, поэтому заикание рецидивирует, возвращается. Лишь умелое использование психотерапевтических и психологических знаний, воспитание правильной мотивационной установки помогут логопеду вырвать заикающегося из «порочной спирали» недуга. В течение долгих лет я переписываюсь, встречаюсь, разговариваю по телефону со многими бывшими пациентами. Общение с ними представляет большой психологический, познавательный, профессиональный интерес. Правильно выбранная интонация, отзывчивость, слово поддержки — вот что нужно каждому, особенно в минуты душевных и физических страданий, промахов, неудач, невезения.

Среди обратившихся за помощью в отделение логоневрозов были люди разного возраста и рода занятий. Школьники, студенты, военнослужащие, рабочие, сельские жители, врачи, юристы, журналисты, актеры, архитекторы, художники, инженеры, домашние хозяйки, священники, ученые. Сотни характеров, бесконечное число специальностей, хитросплетение человеческих судеб — и одна общая проблема: ЗАИКАНИЕ. А значит, ранимость, уязвимость, истонченное, болезненное восприятие многих жизненных ситуаций, психологическая незащищенность.

Логопед, который помогает заикающимся детям, подросткам, взрослым преодолевать речевые трудности, должен быть одновременно и психотерапевтом. Способность к сопереживанию, пониманию, гибкость, пластичность эмоций, чуткость, отзывчивость, чувство такта, разумная требовательность, широкая эрудиция, доброта, человеческая глубина, увлеченность творческим процессом преодоления — вот та личностная палитра, которая необходима любому специалисту, приближающемуся к проблеме заикания.

После курса интенсивной логотерапии практически 90% заикающихся добиваются положительных результатов, которые, к сожалению, оказываются неустойчивыми. Работа в аудитории, даже длительная, и несколько функциональных тренировок не способствуют автоматизации навыков плавной и слитной речи, пока присутствует тревога за конечный результат. Для того чтобы навык слитной, плавной речи был автоматизирован, необходимо в течение долгого времени «сопровождать» пациента в сложных эмоционально и социально значимых ситуациях, помогать ему в преодолении психологических барьеров, страха речевого общения. Заикающийся должен знать, что он всегда может получить помощь и поддержку у специалиста в любой сложной ситуации. Значимость речевого общения для заикающихся чрезвычайно высока, отсюда тревожное состояние перед любым речевым актом. Ему подчас не хватает веры в свои силы и настойчивости в преодолении проблем; любая мелкая неудача повергает его в состояние дисфории или депрессии. Протянуть пациенту руку помощи, научить его подчинять разуму, воле свое физическое и эмоциональное состояние — вот главная задача специалиста.

С уверенностью можно сказать, что выработка образа спокойного, уверенного в себе человека со свободной пластикой, грациозными движениями, способностью к зрительному контакту, умением управлять мышечным тонусом, голосом, правильно ритмически и интонационно оформить речевое высказывание всё это поможет повышению эффективности лечения заикания. И еще: в работе с заикающимися подростками и взрослыми, а также с их родными специалист должен быть честным до конца: нельзя обещать мгновенного полного избавления от заикания, но не рекомендуется создавать и отрицательную установку (как делают некоторые специалисты) — говорить, что заикание неустранимо и т.п. С первых занятий речь пациента благодаря использованию специальных приемов свободна от заикания.

Логопед подобен режиссеру, кропотливо работающему вместе с актером над созданием образа. Для активной мобилизации потенциальных резервов характера и личности специалисту необходимо добиться от пациента переоценки ценностей, снятия зажимов, преодоление психологических барьеров.

Долгие годы занимались и занимаются с заикающимися подростками и взрослыми наши замечательные специалисты: В.М. Шкловский, Л.З. Андронова (Арутюнян), Ю.Б. Некрасова, Б.З. Драпкин, В.И. Селиверстов, Е.Ф. Рау, Е.В. Оганесян, Г.А. Волкова, И.А. Поварова; уникальный творческий коллектив ЦПРиН: Л.Г. Бондарева, В.И. Исагулиев, П.И. Исагулиев и многие другие. Все они — незаурядные, яркие, талантливые люди, Мастера своего дела. Молодым специалистам хочется пожелать приобрести уверенность в своих профессиональных возможностях и творческого воплощения знаний и умений в процессе работы с заикающимися детьми, подростками и взрослыми.

  1. Клиническая картина заикания
  2. Нарушения темпа и ритма речи
  3. Речевые судороги и их локализация
  4. Фазы развития заикания

Методы преодоления заикания

Психолого-педагогическая диагностика заикания

Коррекционная психолого-педагогическая работа при заикании

  • Система комплексной психолого-педагогической работы по преодолению заикания у школьников
  • Задачи и методы логопедической работы в группе
  • Дыхательная гимнастика (автоматизация навыков нижнереберного дыхания)
  • Артикуляционно-мимическая гимнастика
  • Голосовая разминка
  • Логоритмические упражнения
  • Формирование темпо-ритмической организации речи
  • Задачи и методы психолого-педагогической работы в группе поддерживающей терапии
  • Содержание коррекционной педагогической работы
  • Первый этап (Занятия 1 — 10)
  • Второй этап (Занятия 11 — 14)
  • Третий этап (Занятия 15 — 30)
  • Четвертый этап (Занятия 31 — 45)
  • Приложения

    www.booksmed.com

    Выстрелить государству в висок. Лилия Шевцова – о западне

    Стремление тех, кто обладает властью, сохранить ее естественно даже в развитых демократиях. Для персоналистских правлений продление власти в бесконечность – проблема не привычки либо амбиций их лидеров, а гарантия их жизни. Но порой воспроизводство личной власти оборачивается разрушительными последствиями не только для объекта властвования, но и для системы государственного управления.

    Во имя переутверждения Владимира Путина на посту президента Кремль вынужден подрывать основные принципы жизнедеятельности российского государства. Правящая корпорация, подчинившая себе самодержавие, пытается выжить, усиливая его деградацию и провоцируя хаос и беспредел. Возможно, мы видим признак отчаяния кремлевской команды, исчерпавшей прежние аргументы, либо, напротив, ее самоуверенность (все обойдется!) или ее неадекватность и неспособность просчитать последствия своих действий. Как бы то ни было, Кремль демонтирует три принципа, которые гарантируют функционирование государства: легитимность власти; баланс сил в отношениях России с окружающим миром; принцип соблюдения правил и договоренностей внутри страны и вне ее.

    Конечно, Кремль понимает необходимость легитимации со стороны общества, то есть признание власти народом и готовность ей подчиняться. Ведь в противном случае придется править через репрессии и непонятно, в какой степени общество с этим согласится. Но все дело в том, что легитимация власти через плебисцит при отсутствии выбора недолговечна – особенно для страны, которая перестала быть герметичной, для страны, которая начинает глухо бурчать. Поэтому Владимиру Путину пришлось искать дополнительный источник поддержки, выталкивая Россию в военное время – создавая миф о внешней угрозе и предлагая себя стране в качестве Лидера-Защитника Родины. Сам этот факт свидетельствует о том, что легитимация путинского лидерства через образ "собирателя русских земель" и использование аннексии Крыма в качестве мобилизующей идеи исчерпывает себя.

    Плебисцитарно-милитаристская легитимация правления Владимира Путина может иметь два последствия. Во-первых, сохранение власти через манипуляцию избирательным процессом (причем не впервые) дискредитирует выборный механизм формирования власти. Не нужно большого воображения, чтобы сделать вывод, какой иной путь остается обществу для смены власти, когда станет невмоготу.

    Во-вторых, выживание политического режима через перевод страны на военную колею противоречит потребностям государства, заинтересованного в интеграции в мировую систему не только ради потребностей экономики, но и для удержания за Россией статуса державности. Как можно быть державой без диалога с ведущими мировыми игроками? Да, президент уже пару лет пытался "не обострять", предлагая Западу вернуться к докрымскому статус-кво, что, однако, требовало от либеральных демократий принятия кремлевских правил игры. Как признался сам Путин, Кремль не услышали. А ведь столько раз приходилось проглатывать унижение – и наращиванием санкций, и допинговым скандалом, и антироссийской консолидацией США, и уничтожением российских наемников в Сирии.

    Приближавшиеся выборы требовали от Путина предложить России убедительные обоснования для сохранения власти: или победа в столкновении с Западом, или "защита Родины". Коль скоро Запад не пожелал согласиться с российским видением миропорядка и даже сделать вид, что ищет компромисс, Кремлю пришлось выбирать второй сценарий. Путин был вынужден надеть маску Терминатора и шокировать мир своим "ракетным манифестом", видимо, надеясь, что слабонервная западная элита вернется к игре в поддавки. Но неужели в Москве верят, что Запад согласится спасать репутацию Кремля за счет потери собственной? Превращение России в "осажденную крепость" неизбежно будет иметь краткосрочный эффект. Элита, интегрированная в западную жизнь, вряд ли сочтет соблазнительным предложение пожить за крепостным рвом. Сомнительно, что общество готово к реальному самопожертвованию во имя новой войны с Западом. Между тем, легитимация, накачанная милитаризмом и ненавистью к окружающему миру, вмиг рассыпается, когда люди сталкиваются с неспособностью власти защитить их жизни и жизни их детей. Не НАТО и не западные происки, а события в Волоколамске и трагедия в Кемерове стали ударом по новому президентству, демонстрируя цинизм и бесчеловечность российской власти.

    Еще одно новшество – отказ от принципа баланса сил в мировой политике. Если следовать этому принципу, то силовой и экономический потенциал России не дает ей право на роль великой державы и равноправного члена мирового "концерта". Не будучи готовой к понижению статуса, российская власть заменила принцип баланса сил на готовность к эскалации рисков и шантажу угрозой бить окна с целью получения нужного результата. Эта тактика может приносить кратковременные успехи (как в Сирии), но грозит оглушительным стратегическим поражением. Вряд ли когда-либо в новое время Россия оказывалась в изоляции, подобной сегодняшней, когда от нее шарахались бы даже верные союзники. Еще недавно сверхлояльный Нурсултан Назарбаев поехал налаживать диалог в Вашингтон – нашел время! А Александр Лукашенко давно смотрит в Европу и сотрудничает с Киевом. Как претендовать на роль центра притяжения, если разваливается собственная галактика?

    Наконец, еще одно изобретение кремлевских стратегов – требование признать за Кремлем право свободно интерпретировать правила и договоренности как внутри страны, так и на международной сцене. Впрочем, внутри страны мы давно живем в дарвиновском мире, когда правила отброшены, а обязательства (в том числе со стороны государства) стали анахронизмом: нет ни гарантий собственности, ни гарантий свободы, ни гарантий безопасности. Вот и во внешней политике Кремль решил играть роль анархиста, уничтожая табу и заявляя о своем понимании, что такое суверенитет, территориальная целостность, невмешательство, демократия, заодно претендуя на новую интерпретацию международных договоров. Не найдя иных обоснований для сохранения власти, Кремль предлагает аксиому: чем бесстрашнее ты разрушаешь правила и устрашаешь мир, тем выше твоя легитимация! Использование Кремлем ядерной страшилки говорит о том, что его ресурс убеждения и иных средств мирной аргументации почти исчерпан.

    Непонятно, однако, вот что: неужели правящая корпорация надеется, что элита и общество согласятся играть с Западом в "русскую рулетку"? Либо полагает, что Запад отступит и примет протянутую Путиным руку? Пока реальность говорит, что Кремль ошибся, надеясь на слабохарактерность западных демократий. Стратегия устрашения оказалась эффективным средством оживления угасшего тонуса Запада и его консолидации на антироссийской основе. Пусть западная машина разворачивается медленно, но она уже ощетинилась. .Массовая высылка российских дипломатов из западных стран в знак солидарности с Великобританией, обвиняющей Москву в «газовой атаке» на своей территории, — предупреждение о том, что терпение западных столиц исчерпано. Надеяться, что Запад согласится играть с Москвой в игру, которая будет подпитывать самолюбие ее лидера и одновременно подкармливать российскую клептократию? Какая наивность!

    Путинская корпорация загнала себя в западню. Кремль не только вступил в конфликт с самой развитой цивилизацией и с частью российского общества, требующей перемен. Кремль начал подрывать механизм выживания государственной системы, который позволял российскому классу рантье выживать за счет его интеграции на Западе, одновременно обеспечивая России финансовый и технологический ресурс. Нужно было очень постараться, чтобы сделать невозможным – и перемены, и статус-кво!

    www.svoboda.org

    Лилия Шевцова: Прокаженные

    Создается впечатление, что у американской администрации неожиданно возник синдром "расщепленного" сознания. В прошлом году Вашингтон отметал все попытки Кремля замириться. Известно о двух планах восстановления дружбы с США, предложенных Москвой. В марте 2017 года Кремль пытался соблазнить Белый дом феерической программой создания "оси" Москва – Вашингтон, которая предполагала "особые консультации" по вопросам войны в Афганистане, ситуации в Украине (конечно, без участия украинцев), иранской ядерной сделке и денуклеаризации Корейского полуострова. Американские силовики приглашались за стол с российскими партнерами обсуждать вопросы "взаимного интереса". Москва была готова к новой эре в отношениях с США и, видимо, в Кремле были обескуражены, когда Вашингтон отверг эту инициативу. Ну, а как Дональд Трамп мог ее поддержать? Особенно после того, как стало очевидно российское хулиганство в ходе американских выборов. Пойди Трамп на обсуждение кремлевских идей – он бы точно угодил под обвинение в государственной измене.

    Мобильное приложение Радио Свобода.

    И вот в момент, когда Кремль ожидает новой пощечины, Вашингтон согласился на возобновление диалога с Москвой. Во времена Барака Обамы высшим американским военным было запрещено встречаться с российскими визави. Так, генерал Филип Бридлав, в бытность командующим вооруженными силами НАТО, не имел права общаться с русскими. А вот сменивший его на этом посту генерал Кертис Скапарротти в январе встретился с начальником российского Генерального штаба генералом Валерием Герасимовым. Владислав Сурков и Курт Волкер продолжат искать выход из конфликта в Донбассе. Томас Шеннон, третий человек в Государственном департаменте, будет обсуждать вопросы ракетных вооружений с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым.

    Подписывайтесь на нас в telegram

    Означает ли это, что Вашингтон готов начать новую "перезагрузку"? Нет, не означает. Возобновление диалога с Москвой не мешает прокурору Ричарду Мюллеру добиваться допроса президента Трампа, чтобы выяснить причину его симпатии к президенту Путину. В свою очередь Трамп вынужден по настоянию своего кабинета одобрить отправку в Украину летального оружия. Функционеры Демократической партии, опубликовав доклад "Путинская асимметрическая атака на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности в США", открыто говорят, что сдерживание России – их стратегическая задача.

    Меняются настроения в Европе. Один из самых влиятельных комиссаров Европейского союза Гюнтер Эттингер доказывает, что не совершил ничего предосудительного, когда общался с германским бизнесменом Клаусом Манголдом, лоббистом российских интересов, и ничего не ляпнул в ходе своих встреч с представителями "Газпрома" в 2012–2014 годах. Короче, Эттингер должен оправдываться по поводу своих контактов с теми, кто контачит с Москвой! Это и есть новая реальность. Брюссельские бюрократы, которые всегда были готовы дружить с Россией, беспокоятся теперь о том, чтобы их не заподозрили в связях с русскими.

    Дело не в западной реакции на репрессивный характер российской власти. Китай не менее авторитарная страна, но китайцев на Западе ценят и привечают. Недаром французский президент Эммануэль Макрон, размышляющий о новом векторе для Европы, отправился в Китай с предложением сотрудничества. Дело в поведении России на международной сцене, в российском гопничестве и неадекватности. Но, пожалуй, окончательно вывело из себя западный истеблишмент кремлевское вранье и равнодушие к тому, как это вранье воспринимается (на Западе тоже врут, но не так демонстративно и за вранье расплачиваются).

    А ведь какие были времена! Сотрудничество западной и российской элит приносило дивиденды обеим сторонам. Но сегодня оказалось, что западным партнерам за это удовольствие приходится расплачиваться. Недавно Deutsche Bank вынужден был выплатить финансовым регуляторам в Нью-Йорке штраф в 425 миллионов долларов за то, что помогал своим российским клиентам отмыть 10 миллиардов. Чуть раньше в коррупционные скандалы вляпывались компании Siemens и Daimler AG, которые выплачивали штрафы американским контролерам за подкуп российских чиновников!

    После долгого раскачивания западное сообщество начинает искать ответ на вызов, которым для него стала Россия. Восприняв западную мягкотелость за норму и попытавшись раскачать либеральные демократии изнутри, Кремль спровоцировал неизбежный ответ. "Коллективный Запад" формирует новые правила игры с Россией, которые грозят разрушить столь успешную модель выживания самодержавия. Нет, России не грозит ни изоляция со стороны Запада, ни жесткая конфронтация. Запад не собирается загонять Кремль в угол. У Запада нет стремления обваливать российский режим: зачем эта головная боль? Для Кремля все гораздо хуже: лишая Россию модернизационного и финансового ресурса, Запад оставляет России один сценарий – загнивание.

    Но вряд ли российская элита, которую не заботит деградация страны, может вздохнуть с облегчением. Вместо закона в России российская элита получит закон в западном сообществе. Но здесь возникает вопрос: как западные политические институты воспользуются уязвимостью российского правящего класса, поставив его перед угрозой превратить в объект перманентного расследования? Ведь Запад вовсе не обязан заботиться о национальных интересах России, коль скоро ее элита стала антинациональной. Какие обязательства будут брать на себя представители российского правящего класса, припертые к стенке западным правосудием? Да, они останутся лояльными Путину, уверены многие. Ой ли? В любом случае формируется внешний фактор прессинга, который окажет влияние и на российскую политическую сцену, и на степень лояльности политического класса к Кремлю.

    Лилия Шевцова – политический эксперт

    Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не соответствовать точке зрения редакции

    Лилия Шевцова: «Вопрос лишь в том, согласятся ли элита и народ безропотно вернуться в военное время, куда их сталкивает власть»

    19.03.2018 | The New Times

    NT : Почему миллионы россиян вновь проголосовали за Путина?

    Лилия Шевцова : Вовсе не потому, что все из них одобряют деятельность Владимира Путина на посту президента и жаждут его бесконечного правления. «Путинское большинство» голосовало за Путина и потому, что привыкло участвовать в ритуале, сохранившемся с советских времен. И потому, что оно не видело альтернатив. И потому, что вынуждено подчиниться давлению власти и работодателей. И потому, что опасается хаоса и безвластия гораздо больше, чем деградации самой власти. Между тем эта власть понимает, насколько уязвима легитимизация нового президентства Путина через плебисцит. Иначе зачем бы лидеру искать ее подкрепления через возврат к милитаризму и превращать Россию в «осажденную крепость»?

    NT : Чего ждать от нового срока Путина, учитывая последние события в Великобритании и ядерные угрозы США?

    Вряд ли путинский Кремль вернется к миролюбию — это было бы потерей лица. Впрочем, и Запад вряд ли поверит в искренность кремлевского перевоплощения… Ирония в том, что, пытаясь удержать контроль за страной через создание угрозы извне, Кремль подрывает механизм выживания самодержавной системы через использование западных ресурсов. Разрушается и модель существования российского класса рантье через его интеграцию «в Запад». Вряд ли российское население готово к жизни в ситуации новой холодной войны. Вопрос лишь в том, согласятся ли элита и народ безропотно вернуться в военное время, куда их сталкивает нынешняя власть.

    «Ирония в том, что, пытаясь удержать контроль за страной через создание угрозы извне, Кремль подрывает механизм выживания самодержавной системы через использование западных ресурсов. Разрушается и модель существования российского класса рантье через его интеграцию «в Запад»

    NT : Может ли Путин пойти на реформы?

    Категорически нет! Это было бы для Путина политическим самоубийством. Любая реальная реформа — это открытие окон, свобода СМИ, конкуренция и борьба за власть. Нынешний режим может существовать только в закрытом и безвоздушном пространстве. Приходится констатировать и старую истину: невозможность реформ сверху порождает неизбежность попыток перемен снизу. Революция всегда была следствием ситуации кипящего чайника с закрытой крышкой.

    NT : Следует ли ожидать новой волны закручивания гаек после Чемпионата мира по футболу, который пройдет летом в России?

    Закручивание гаек не останавливается с 2000 года. Пусть и с разной скоростью и в разных масштабах этот процесс не останавливался. Такова логика выживания единоличной власти при сокращающихся ресурсах и стремлении к бесконечности. Но в тоталитаризм Россия уж точно не свалится. Для этого не хватает Идеи и Сакральности лидерства. Правда, нынешний авторитарный режим, который при своем бессилии стремится к всевластию, гораздо опаснее. Ибо его средством выживания становится разрушение табу и правил.

    newtimes.ru

    Лилия Шевцова: «Прокаженная» Россия

    Создается впечатление, что у американской администрации неожиданно возник синдром "расщепленного" сознания.

    В прошлом году Вашингтон отметал все попытки Кремля замириться. Известно о двух планах восстановления дружбы с США, предложенных Москвой. В марте 2017 года Кремль пытался соблазнить Белый дом феерической программой создания "оси" Москва – Вашингтон, которая предполагала "особые консультации" по вопросам войны в Афганистане, ситуации в Украине (конечно, без участия украинцев), иранской ядерной сделке и денуклеаризации Корейского полуострова. Американские силовики приглашались за стол с российскими партнерами обсуждать вопросы "взаимного интереса". Москва была готова к новой эре в отношениях с США и, видимо, в Кремле были обескуражены, когда Вашингтон отверг эту инициативу. Ну, а как Дональд Трамп мог ее поддержать? Особенно после того, как стало очевидно российское хулиганство в ходе американских выборов. Пойди Трамп на обсуждение кремлевских идей – он бы точно угодил под обвинение в государственной измене.

    Очевидно, российские стратеги не осознали, насколько американцы были возмущены кремлевскими шалостями, ибо в июле Москва еще раз попробовала примириться, предложив Белому дому пакт "о взаимном невмешательстве". Опять облом: вместо поддержки пакта в Вашингтоне выписали России новые санкции и занялись подготовкой "кремлевского списка", который должен сделать ближайших соратников российского президента нерукопожатными.

    И вот в момент, когда Кремль ожидает новой пощечины, Вашингтон согласился на возобновление диалога с Москвой. Во времена Барака Обамы высшим американским военным было запрещено встречаться с российскими визави. Так, генерал Филип Бридлав, в бытность командующим вооруженными силами НАТО, не имел права общаться с русскими. А вот сменивший его на этом посту генерал Кертис Скапарротти в январе встретился с начальником российского Генерального штаба генералом Валерием Герасимовым. Владислав Сурков и Курт Волкер продолжат искать выход из конфликта на Донбассе. Томас Шеннон, третий человек в Государственном департаменте, будет обсуждать вопросы ракетных вооружений с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым.

    Означает ли это, что Вашингтон готов начать новую "перезагрузку"? Нет, не означает. Возобновление диалога с Москвой не мешает прокурору Ричарду Мюллеру добиваться допроса президента Трампа, чтобы выяснить причину его симпатии к президенту Путину. В свою очередь, Трамп вынужден по настоянию своего кабинета одобрить отправку в Украину летального оружия. Функционеры Демократической партии, опубликовав доклад "Путинская асимметрическая атака на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности в США", открыто говорят, что сдерживание России – их стратегическая задача.

    Меняются настроения в Европе. Один из самых влиятельных комиссаров Европейского союза Гюнтер Эттингер доказывает, что не совершил ничего предосудительного, когда общался с германским бизнесменом Клаусом Манголдом, лоббистом российских интересов, и ничего не ляпнул в ходе своих встреч с представителями "Газпрома" в 2012-2014 годах. Короче, Эттингер должен оправдываться по поводу своих контактов с теми, кто контачит с Москвой! Это и есть новая реальность. Брюссельские бюрократы, которые всегда были готовы дружить с Россией, беспокоятся теперь о том, чтобы их не заподозрили в связях с русскими.

    Европейские политики и чиновники вслед за американцами теперь будут пытаться обезопасить себя от любых подозрений в симпатиях, а тем более партнерстве (упаси, Господи!) с Москвой. Для этого нужно не встречаться с русскими без свидетелей, не говорить им лишнего и не иметь с ними дел. А то придется отчитываться перед следственными органами либо объясняться с журналистами, которые везде ищут "русский след". Россия становится символом неприятностей, которых следует избегать. Иметь отношения с русскими – значит для западного политика гробить свою репутацию.

    Дело не в западной реакции на репрессивный характер российской власти. Китай не менее авторитарная страна, но китайцев на Западе ценят и привечают. Недаром французский президент Эммануэль Макрон, размышляющий о новом векторе для Европы, отправился в Китай с предложением сотрудничества. Дело в поведении России на международной сцене, в российском гопничестве и неадекватности. Но, пожалуй, окончательно вывело из себя западный истеблишмент кремлевское вранье и равнодушие к тому, как это вранье воспринимается (на Западе тоже врут, но не так демонстративно и за вранье расплачиваются).

    Таков итог кремлевской внешней политики. Вместо того чтобы обеспечить себе роль великой державы и члена мирового "Концерта наций", Россия оказалась государством, от которого шарахаются. Но не столько из страха, сколько стремясь избежать гадостей и… из отвращения. Россия стала государством, правящий класс которого оказался в унизительной зависимости от того, какой выбор ему предоставят западные органы, оценивающие его поведение.

    Вспомню Салтыкова-Щедрина: "Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду". Правда, вот непонятное: 72% россиян полагают, что Россия остается "великой державой". Что это – наивность или атрофирование мозгов?

    Лилия Шевцова, политический эксперт

    Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

    ru.krymr.com