Специалисты

Богдашиной о Аутизм

19.05.2018

На этот вопрос очень трудно ответить. Со времен первого описания аутизма Каннером появились многочисленные теории, пытающиеся объяснить этиологию аутизма, однако, до сих пор причина (или причины) появления аутизма не известны.

Единственное, что точно известно, это то, что психогенная теория происхождения аутизма (так называемая теория «холодной матери»), утверждающая, что аутизм вызывается холодной, враждебной окружающей ребенка обстановкой, популярная в 1950-60-х годах, абсолютно неверна. Бруно Беттелхейм, американский психиатр, автор книги «Пустая башня: Детский аутизм и рождение собственной личности» (1967) настаивал на том, что единственное лечение аутизма состоит в том, чтобы удалить детей от их родителей. Психогенная теория не объясняет, почему другие дети в семье развиваются нормально; более того, как показали исследования этих семей, родители аутичных детей любят своих детей не меньше, чем другие родители. Эта теория и вытекающий из нее способ лечения являлись, таким образом, двойным оскорблением родителей.

Родители должны остерегаться тех специалистов, которые пытаются обвинить родителей в возникновении аутизма у их детей. Такие специалисты придерживаются устаревшей, и даже вредной, точки зрения на этиологию аутизма, и приносят еще больше страданий семьям, которые и так уже на грани отчаяния (Sullivan, 1987). К сожалению, в Украине многие специалисты придерживаются этой теории.

В настоящее время наиболее правомерной считается биологическая теория, которая рассматривает аутизм как результат поражения или дисфункции центральной нервной системы (ЦНС) (DeMeyer, 1985; Anderson, Hoshino, 1987), которое вызывает аномальное развитие мозга, хотя вопрос о характере и причине (или причинах) мозгового расстройства вызывает противоречивые мнения. Органические нарушения мозга могут быть вызваны одним или несколькими биологическими факторами такими как генетическая патология, пред-, пери- и постнатальное поражение ЦНС, вирусные инфекции, структурные или функциональные расстройства мозга, патологическая биохимия мозга и некоторые другие.

За последнее время было опубликовано несколько очень информативных статей, содержащих обзор последних исследований в области этиологии аутизма и анализирующих достижения и ограниченность различных подходов к этой проблеме (Gillberg, 1990; Cook, 1990; Naroyan et al., 1993; Bailey et al., 1996).

Далее представлены основные направления исследований этиологии аутизма

Генетические факторы

В настоящее время не вызывает сомнений тот факт, что некоторые случаи аутизма вызваны генетической патологией.

Согласно исследованиям, конкордантность по аутизму у монозиготных близнецов значительно выше, чем у дизиготных близнецов. Так, Фолщтейн и Раттер (1977 а, б) отмечают конкордантность по аутизму 36% у монозиготных близнецов при 0% у дизиготных. Стеффенбург и коллеги (1989) установили конкордантность в 91% у монозиготных при 0% у дизиготных близнецов. Фриман (1991) сообщает о конкордантности в 99% у монозиготных при 25% у дизиготных близнецов. Эти данные показывают, что аутизм может вызываться генетической патологией.

Еще одно доказательство генетической патологии — это конкордантность по аутизму 2% у сестер и братьев ребенка с аутизмом (Smalley et al., 1988), что в 50 раз выше, чем в общей популяции (Bower, 1981). Некоторые исследователи отмечают даже более высокие показатели — 2,9% случаев аутизма и 2,9% случаев атипического аутизма у братьев и сестер, по сравнению с 0% случаев синдрома Дауна в контрольной группе (Bolton et al., 1994). Некоторые исследователи сообщают о 3% конкордантности аутизма и 4% конкордантности по нарушению развития социальности у братьев и сестер ребенка с аутизмом (Piven et al., 1990 а). Другие исследователи отмечают 5,3% конкордантность по ПНР у братьев и сестер, по сравнению с 0% в контрольной группе. Джордже и др. (1991) пришли к выводу, что риск появления еще одного аутиста в семье составляет 3,7%, если первый ребенок с аутизмом мальчик, и 7% — если девочка. Можно заключать, что конкордантность по аутизму среди братьев и сестер составляет от 3% до 7%. Кроме того, возможно, что около 10-15% братьев и сестер с аутизмом проявляют другие отклонения в развитии (Baron-Cohen, Bolton, 1993).Ha основании этих данных можно заключить, что около 10% случаев аутизма могут быть объяснены генетической патологией (Freeman, 1992).

Кроме того, аутизм также встречается в сочетании с другими генетическими нарушениями, поскольку они обнаруживаются у детей с аутизмом и их родственников значительно чаще, чем в общей популяции. К этим генетическим нарушениям относятся: ломкая («фрагильная») Х-хромосома, склероз бугров головного мозга, фенилкетонурия, нейрофиброматоз (болезнь фон Реклингаусена), гипомеланоз Ито, синдром Ретта и некоторые другие.

Согласно первым сообщениям, синдром ломкой Х-хромосомы встречается у 5-16% детей с аутизмом (Gillberg, Wohlstrom, 1985; Brown et al., 1986; Bolton, Rutter, 1990). Однако, более поздние исследования предоставляют более низкие показатели — около 2,5%. Сейчас не вызывает сомнений тот факт, что, несмотря на то, что люди с ломкой Х-хромосомой и могут проявлять типичные симптомы аутизма, модель их социальных и коммуникативных аномалий принимает иную форму (Hagerman, 1990). Исследования показали, что специфические особенности когнитивной сферы, связанные с социальной дефицитарностью, характерной для синдрома ломкой Х-хромосомы, могут также отличаться от подобных особенностей, наблюдаемых при аутизме (Mazzocco et al., 1994). На основании этого, некоторые авторы утверждают, что никакой специфической связи между аутизмом и ломкой Х-хромосомой не существует (EinfeldetaL, 1989). С другой стороны, конкордантность по аутизму у людей с синдромом ломкой Х-хромосомы в 2,5% выше, чем в общей популяции (Bailey et al., I996).

Разные авторы приводят различные данные встречаемости склероза бугров головного мозга у людей с аутизмом: от 3% (Bailey et al., 1992) до 9% (Gillberg et. al., 1994). По-видимому, аутизм встречается у людей со склерозом бугров головного мозга в том случае, если у них не нарушен интеллект и нет эпилепсии. Бейли и др. (1996) считают, что аутизм у людей со склерозом бугров головного мозга скорее всего возникает вследствие поражения мозга, а не дефектного гена, вызывающего склероз бугров головного мозга.

Имеется ряд других врожденных аномалий, которые могут встречаться в сочетании с аутизмом, такие как синдром Мебиуса, синдром Корнелия де Ланге, синдром Вильямса, синдром Лоренса-Муда-Биедла (синдром Биедла-Бардета), мукополисахаридоз, синдром Коффина-Сириса, синдром Дауна, синдром скотопической чувствительности (синдром Ирлен), синдром Нунана, амавроз (полная слепота) Лебера и некоторые другие.

По данным К. Гилберга и М. Коулман (1996) более 1/4 аутичных детей страдают кроме аутизма другими нарушениями, перечисленными выше. Некоторые нарушения (такие как детский церебральный паралич или синдром Дауна) довольно редко встречаются в сочетании с аутизмом, в то время как другие (такие как склероз бугров головного мозга)несут больший риск проявления аутизма.

Аутизм и умственная отсталость (олигофрения)

Каннер считал, что все аутичные дети имеют неповрежденный интеллект. Однако, многочисленные исследования показали, что 3/4 аутичных детей проявляют умственную отсталость (Rutter, 1979). При этом уровень вербального и невербального интеллекта при аутизме может быть довольно различен (Bailey et al., 1996).

Многочисленные исследования показывают, что от 10% до 18% детей с аутизмом страдают инфантильными спазмами (синдромом Веста) в первые месяцы жизни (обычно с 6 по 18 месяцы). Исследования опровергает возможную связь эпилепсии с умственной отсталостью при аутизме: 16% аутичных детей без нарушения интеллекта проявляют синдром Веста (Rijkonen, Amnell, 1981), в то время как в контрольной группе умственно отсталых детей с аутизмом этот показатель значительно ниже — 4% (Gillberg, 1984 б).

Несколько исследований показали, что эпилепсия развивается у 1/5 — 1/3 людей с аутизмом (Rutter, 1970; Gillberg, Steffenburg, 1987; Olsson et al., 1988; Volkmar, Nelson, 1990; Goode et al., 1994). Кроме того, эпилепсия у людей с аутизмом, в отличие от людей с умственной отсталостью, проявляется гораздо позже — в подростковом или юношеском возрасте (Goulden et al., 1991). Некоторые авторы полагают, что проявления эпилептических припадков в юношеском возрасте являются результатом скрытого, прогрессирующего патологического процесса в мозге людей с аутизмом, который в некоторых случаях протекает скрытно и проявляется только через несколько лет (Cuervo, 1996)

Первоначально считалось, что эпилепсия проявляется у умственно отсталых людей чаще, чем у тех, у кого интеллект не поврежден (Bartak, Rutter, 1976). Однако, последующие исследования показали, что риск появления эпилепсии не зависит от уровня интеллекта (Goode et al., 1994).

Связь аутизма и эпилепсия указывает на присутствие явной органической мозговой дисфункции и подтверждает биологическую причину аутизма (Aarons, Gittens, 1993). Некоторые авторы утверждают, что существует генетическая предрасположенность к эпилепсии и изменению в корковом пороге возбудимости, и приходят к выводу, что целый ряд разнообразных болезней (врожденных или же вызванных органическими, метаболическими изменениями или изменениями в структуре мозга и т.д.) могут вызвать симптоматику эпилепсии, что и наблюдается в случаях с аутизмом (Cuervo, 1996).

Аутизм также ассоциируется с хромосомными аномалиями. Отмечается присутствие аутизма у 5% людей с хромосомными аномалиями, в дополнение к ломкой Х-хромосоме (Gillberg, Coleman, 1992). Специфические хромосомные патологии, связанные с аутизмом, могут помочь определить возможное местоположение гена (генов), патология которых может вызывать аутизм, но они пока не известны. Исследователи высказывают предположение, что существуют от 3 до 5 генов, дефект которых может вызвать аутизм. В настоящее время рассматривают вероятную связь между аутизмом и хромосомами 15, 21, 7 и 16.

Так, есть предположение о том, что дефектный ген или гены на хромосоме 15 играют определенную роль при аутизме (Gillberg et al., 1991; Bakeretal., 1994, Bundeyetal., 1994; Hotopf, Bolton, 1995). Ряд исследований показывают, что дети с хромосомной патологией проявляют также эпилепсию, проблемы моторики и некоторые малые аномалии развития, такие как готическое небо, дисплазия ушных раковин, аномалии века. Исследователи также отмечают, что утраты частей хромосомы 15 приводят еще к двум нарушениям — синдрому Ангельмана и синдрому Прадера-Вилли, которые вызывают олигофрению.

Еще одно исследование дефектных генов указывает на хромосому 21 — место мутации гена, которая вызывает амиотрофический латеральный склероз, ассоциирующийся с аутизмом (Goodman, 1994).

Отмечается также вероятность нахождения дефектного гена (генов), вызывающих аутизм, на хромосомах 7 и 16, тогда как на Х-хромосоме подобного не наблюдается (Engeland, 1998).

Некоторые исследователи связывают другой генетический дефект — мутацию, вызывающую дефицитарность в ферменте АДСЛ, — с некоторыми случаями аутизма, однако, отмечается, что мутации в гене АДСЛ очень редки при аутизме ( Fon et al., 1995).

Подводя итоги, мы можем констатировать, что генетические патологии играют значительную роль, а возможно, и большую, чем другие причины, в этиологии аутизма хотя и не могут объяснить все случаи аутизма.

kz1.fatwords.org

Лучшие фильмы про аутистов

Люди, страдающие таким сложным заболеванием, как аутизм имеют свой особый мир, недоступный обычному человеку. Им нелегко приходится в социуме, но реальные примеры из жизни показывают, какую отчаянную борьбу они могут вести сами с собой и насколько бывают сильными и мужественными в отстаивании своих прав.

В топ-10 вошли фильмы про аутистов, которые считаются лучшими по выданным результатам кинопоиска.

Главный герой фильма «Бен Икс» — юноша-аутист, пытающийся приспособиться к жизни в социуме. Но все его старания заканчиваются провалом — одноклассники смеются и издеваются над ним регулярно. Молодой человек с головой уходит в виртуальный мир, пристрастившись к компьютерной игре, где ему нет равных в мастерстве. Постепенно реальный и выдуманный мир тесно переплетаются в сознании Бена и ему уже сложно отличить действительность от вымысла.

Жутко громко и запредельно близк

«Жутко громко и запредельно близко» — фильм про одиннадцатилетнего мальчика Оскара, страдающего аутизмом в легкой форме. Болезнь носит название синдром Аспергера, при котором можно вести полноценное существование в социуме. Люди, страдающие этим синдромом зачастую не могут понять некоторых человеческих эмоций. История начинается с того, что Оскар теряет отца, который погибает во время совершенного террористического акта в Нью-Йорке. Спустя год после гибели мальчик натыкается на послания, оставленные погибшим родителем. Он начинает собственное расследование, которое должно привести к разгадке случившейся трагедии.

«Адам» — история молодого человека, страдающего аутизмом. Главный герой фильма предпочитает общению с людьми исследование космоса. В душе он все же мечтает встретить любимого человека, который смог бы понимать его с полуслова. И судьба посылает Адаму родную душу в лице девушки по имени Бет.

«Нелл» — художественная драма про девушку, страдающую аутизмом. Главная героиня фильма Нелл с детства никого не знала, кроме сестры-близнеца и матери. Жили они в глуши, далеко от цивилизации. Из-за проблем с речью у матери Нелл научилась разговаривать на языке непонятном обычному человеку. Девушку случайно обнаруживают. Помочь адаптироваться в незнакомом ей мире пытается врач, нашедший ее. Но Нелл представляет особый интерес для науки, поэтому ее хотят использовать для изучения в лабораторных условиях. Между заступником и учеными вспыхивает настоящий конфликт.

«Рай океана» — фильм про мальчика-аутиста по имени Дафо. Ему 21 год и главной его опорой в жизни является отец, который трепетно заботится о нем. Но судьба складывается так, что родитель узнает о неизлечимой болезни, постигшей его. Врачи ставят неутешительные прогнозы: мужчине осталось всего два месяца. Переживая за будущее сына, он спешит приучить его к самостоятельной жизни, так как о Дафо некому будет позаботиться. Но успеет ли герой осуществить это за столь короткий срок, отпущенный ему?

Что гложет Гилберта Грейпа?

«Что гложет Гилберта Грейпа?» — американская драма Питера Хеджеса. Роль главного героя Гилберта Грейпа сыграл Джонни Депп, вторым главным лицом картины стал Леонардо ДиКаприо, исполнивший роль Арни, страдающего аутизмом. После смерти отца все заботы об опеки семьи переходят на плечи Гилберта. На его попечительстве оказывается больная мать и слабоумный брат, который по прогнозам врачей скоро умрет. Рутина затягивает молодого человека в свой омут, и он не видит никаких перспектив на будущее, так как его прямой долг — заботиться о больных родственниках. Но все меняется в одночасье, когда герой случайно знакомится с девушкой Беки, попавшей в его городок.

«Темпл Грандин» — художественная картина, снятая на реальных событиях про женщину-аутистку, которая доказала всему миру, что эта болезнь не приговор. С детства Темпл вела отчаянную борьбу за нормальное существование в социуме. Ее нередко посещали приступы паники, которые не давали ей спокойно жить. Однажды, посетив ферму тети, она обнаружила там специальное устройство, помогающее успокоиться животным, испытывающим тревогу. Будучи в юном возрасте, Темпл поняла, чему готова посвятить свою жизнь. Она стала ведущим американским ученым, разработав скотобойни, в которых животных не подвергали лишним мучениям и пыткам. Клэр Дейнс, сыгравшая роль Темпл, стала обладателем «Золотого глобуса» за лучшую женскую роль.

Следующий фильм про аутиста «Я — Сэм» расскажет историю Сэма Доусона, психическое развитие которого находится на уровне семилетнего ребенка. Подружка главного героя рожает от него ребенка, которого оставляет на его попечение. Несмотря на нелегкую ситуацию, Сэму удается при помощи знакомых растить дочь по имени Люси. У девочки нет никаких отклонений в психическом развитии, она растет здоровым, полноценным ребенком. В семилетнем возрасте Люси начинает опережать отца по развитию и это замечают окружающие. Сэма решают лишить самого дорого, что у него есть — его дочери, так как социум решает, что он не сможет дальше позаботиться о девочке самостоятельно. Для отстаивания прав в суде защитником мужчины становится адвокат Рита Уильямс, у которой не все гладко в собственной семье. С ведением непростого дела, она сама получит несколько жизненных уроков.

Меня зовут Кхан

«Меня зовут Кхан» — история молодого человека по имени Ризван, страдающего синдромом Аспергера. Это одна из лучших картин про аутистов. Главный герой покидает свою родину — Индию и перебирается жить к брату в Сан-Франциско. Там он встречает девушку Мадриду, в которую влюбляется. Родственники против отношений больного Ризвана и Мадриды, но вопреки всему молодые люди женятся и живут счастливо. Трагедия 11 сентября 2001 года, понесшая гибель нескольких тысяч человек, становится главной причиной, по которой в семейных отношения возникает трещина. Мусульмане становятся притесненными и ненавистными в чужой стране. Мадрида покидает мужа. Ризван не понимает в чем его вина и отправляется на поиски любимой супруги, чтобы ее вернуть.

«Человек дождя» — фильм про аутизм и не только, получивший высокие оценки как от кинокритиков, так и зрителей. В списке «Кинопоиска» в топ-250 лучших художественных картин лента заняла 74 место. Через год после выхода, в 1989 году фильм был удостоен «Оскара». Лауреатом престижной премии стал и Дастин Хоффман, сыгравший роль брата-аутиста. У Чарли умирает отец. Он уверен, что все наследство перейдет к нему в руки, как к единственному ближайшему родственнику. Но выясняется, что сыну достается лишь старый автомобиль покойного. Герой узнает про существование брата по имени Раймонд, который болен аутизмом и находится в лечебнице. Чарли не намерен мириться с несправедливостью, совершенной отцом, и собирается любым способом завоевать наследство. Он еще не знал, что приобретет нечто большее, чем деньги, решившись на похищение больного родственника. В голове Чарли идет переосмысление человеческих ценностей, и он впервые в жизни понимает, что материальные блага — не самое главное.

top10a.ru

«Прививки вызывают аутизм» Ася Казанцева разоблачает мифы в книге «В интернете кто-то неправ!»

В феврале издательство Corpus выпускает книгу научного журналиста Аси Казанцевой, лауреата премии «Просветитель» — «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов». Книга выходит при поддержке фонда «Эволюция». В ней автор развенчивает дюжину мифов и объясняет, как научиться анализировать информацию, чтобы разобраться — верно ли то или иное утверждение. «Медуза» публикует фрагмент второй главы книги.

«Прививки вызывают аутизм»

Судя по всему, нет. Этот миф происходит из единственной научной публикации, которая впоследствии была отозвана из журнала, поскольку автор был уличен в подтасовке данных.

Мальчик, известный публике под именем «пациент 11», выглядел вполне здоровым, пока ему не исполнился год и месяц. В этом возрасте начали появляться тревожные симптомы. При попытках говорить ребенок произносил все слоги очень медленно, растягивая звуки. Он демонстрировал стереотипные, многократно повторяющиеся движения рук. Состояние ребенка постепенно ухудшалось, и к полутора годам стало понятно, что речь идет об аутизме.

Другой ребенок, «пациент 2», развивался, как все дети, до года и девяти месяцев. Но потом он начал кричать по ночам и биться головой о кроватку. В дальнейшем у него тоже был диагностирован аутизм.

Оба ребенка в возрасте года и трех месяцев получили прививку от кори, краснухи и паротита. Оба, вместе с еще десятью детьми, стали героями знаменитого исследования Эндрю Уэйкфилда о связи между вакцинацией и аутизмом, опубликованного в 1998 году в известном медицинском журнале The Lancet.

Через несколько лет медицинский журналист Брайан Дир обратил внимание на одну маленькую деталь: в статье Уэйкфилда было указано, что первые признаки аутизма проявились у пациента 11 через неделю после прививки (а не за два месяца до нее), у пациента 2 — через две недели (а не через полгода). Это отчетливо противоречило словам родителей, у которых Дир брал интервью. Мама пациента 2 впоследствии объяснила это расхождение тем, что Дир давил на нее и требовал четкого ответа о времени начала заболевания, словно представитель бульварной прессы, и она растерялась. Папа пациента 11 сказал: «Если в статье Уэйкфилда действительно описан случай моего сына, то это явная фальсификация».

Озадаченный Брайан Дир добился того, чтобы Главный медицинский совет Великобритании запросил медицинскую документацию по всем детям, участвовавшим в исследовании Уэйкфилда. Там действительно обнаружилось множество несостыковок. Уэйкфилд утверждал, что исследованные им дети страдают от регрессивного аутизма (с утратой достигнутых навыков), — но этот диагноз был подтвержден только для одного мальчика. Гипотеза Уэйкфилда заключалась в том, что ослабленный вирус кори, содержащийся в вакцине, расселяется в клетках кишечника и вызывает воспаление, а затем приводит к появлению симптомов аутизма* — но по крайней мере некоторые из детей, у которых действительно были проблемы с кишечником, страдали от них еще до того, как получили прививку от кори. Чтобы обнаружить колит, доктор Уэйкфилд делал многим детям колоноскопию — весьма неприятное вмешательство — без каких-либо внятных медицинских показаний, что вызвало серьезные сомнения в этичности исследования. Ко всему прочему обнаружилось, что пациентов набирали по знакомству, преимущественно среди противников прививок.

* Идея о том, что в аутизме виноват не вирус, а консервант на основе ртути (мертиолят, он же тиомерсал), по-видимому, зародилась независимо от Уэйкфилда. По современным научным представлениям, содержавшиеся в вакцинах дозы консерванта неопасны, в том числе не повышают вероятность развития аутизма, но из сочувствия к обеспокоенной общественности многие производители все равно исключили его из состава вакцин.

В общем, даже если допустить, что исследование Уэйкфилда не было сознательной фальсификацией, очевидно, что работа проведена крайне небрежно и данные, якобы подтверждающие гипотезу Уэйкфилда о связи прививок, кишечных расстройств и аутизма, буквально притянуты за уши. Для чего врачу понадобилось так рисковать своей репутацией? Пока Уэйкфилд еще был на вершине славы и раздавал направо и налево интервью о своих исследованиях, он подчеркивал, что, по его мнению, не следует прививать детей от кори, краснухи и паротита одновременно; необходимо использовать отдельные вакцины. Брайану Диру не составило труда выяснить, что одну такую вакцину от кори Эндрю Уэйкфилд как раз запатентовал — чуть меньше чем за год до того, как обнаружил страшную опасность комплексной вакцины. Существовал и ряд других интересных обстоятельств, типа сговора Уэйкфилда с компанией, которая собиралась судиться с производителями вакцин.

Проанализировав совокупность установленных фактов, редакция журнала The Lancet приняла решение отозвать статью Уэйкфилда (ее и сейчас можно найти в интернете, но каждая страница перечеркнута ярко-красной надписью RETRACTED), а Главный медицинский совет Великобритании лишил Уэйкфилда права заниматься медицинской деятельностью.

Для того чтобы выяснить, вызывает ли обстоятельство Х последствие Y, двенадцати придирчиво отобранных детей совершенно недостаточно. Даже если бы у них у всех действительно, без фальсификаций, после прививки начался аутизм, можно точно так же найти двенадцать детей, у которых он начался после того, как они впервые попробовали кабачок; остались ночевать у бабушки; побывали в «Диснейленде». Важны исследования на больших выборках — и в случае с вакцинацией, как легко догадаться, в них нет недостатка, потому что привитых детей много (и непривитых, к сожалению, тоже).

В Дании у каждого человека есть личный идентификационный номер, типа нашего ИНН, но только к нему привязывается еще и медицинская информация, в том числе данные о прививках и о поставленных диагнозах.

Это обстоятельство позволило проанализировать состояние здоровья всех детей, родившихся в промежутке с 1 января 1991 года до 31 декабря 1998 года, — в общей сложности их было 537 303, из них 440 655 были вакцинированы против кори, краснухи и паротита, а 96 648 по тем или иным причинам прививку не делали. В первой группе аутизм был диагностирован у 269 детей, а во второй группе — у 47. По грубым прикидкам получается, что аутизмом заболевает 0,06% детей в группе привитых и 0,05% в группе непривитых — вообще говоря, это гораздо больше похоже на статистическую погрешность, чем на строгую причинно-следственную связь. Но авторы работы использовали более сложные алгоритмы подсчета, их интересовал такой показатель, как person-years, количество лет, включенных в наблюдение, и, кроме того, они делали поправку на пол детей, их вес при рождении и ряд других факторов, которые, по статистике, могут оказывать влияние на вероятность развития аутизма. При таком подсчете получилось, что шансы заболеть аутизмом для вакцинированного ребенка даже ниже, чем для невакцинированного, — правда, уровень расхождения цифр примерно такой же, статистически недостоверный. К сожалению, опираясь на результаты этого исследования, мы не можем говорить «Вакцинация против кори защищает от аутизма!» — но и антипрививочники не могут говорить, что вакцинация против кори его вызывает*.

* Эти цифры хорошо иллюстрируют, почему важны большие выборки. Как бы мы их ни крутили и ни пересчитывали, у нас не получится вытянуть оттуда статистически достоверное отличие, если его там нет, — ни в одну, ни в другую сторону. А вот если бы мы взяли из всей популяции, например, только 50 привитых, среди которых случайно оказалось бы два человека с аутизмом, и только 50 непривитых, среди которых случайно оказались бы четыре человека с аутизмом, результаты получились бы намного интереснее.

Похожее масштабное исследование с похожими выводами проводилось и в Финляндии, но ссылаться на него я не стала: в работе указано, что она поддержана фармацевтической компанией Merck, а этот факт, естественно, влечет подозрения в необъективности. Да и вообще, по возможности лучше всегда ссылаться не на отдельные исследования, а на метаанализы, обобщающие результаты работы нескольких независимых групп. Очередной большой метаанализ о поисках связи аутизма с вакцинацией против кори, краснухи и паротита был опубликован летом 2014 года. В него были включены пять крупных когортных исследований (при такой методике сравнивают риск развития заболевания в больших группах детей, в данном случае привитых и непривитых) и пять исследований «случай-контроль» (здесь в центре внимания дети, у которых уже развился аутизм, и ученые исследуют, какие прививки им делали и могут ли эти обстоятельства быть связаны). В общей сложности были проанализированы данные по 1 266 327 детям, и авторы с уверенностью утверждают, что никакой связи между вакцинацией и расстройствами аутистического спектра не существует. В конце есть трогательное лирическое отступление: «Я эпидемиолог, и я считаю наши выводы достоверными, — пишет один из авторов. — При этом, как отец троих детей, я понимаю страхи, связанные с вакцинацией. У моих первых двух детей из-за рутинной вакцинации были фебрильные судороги. Но это не стало для меня поводом отказаться от прививания третьего ребенка, я просто более внимательно относился к его состоянию».

Считается, что самые лучшие статьи, обобщающие результаты испытаний лекарственных препаратов, публикует некоммерческая организация Cochrane Collaboration. Устоявшегося варианта транслитерации нет, сосуществуют варианты «Кокран» и «Кохрейн» с многочисленными производными от них. Как бы там ни было, у нее есть научный обзор про вакцину против кори, краснухи и паротита, включающий результаты 64 больших исследований, в которых в общей сложности приняли участие 14 700 000 детей (четырнадцать миллионов, Карл!). В основном работа посвящена оценке эффективности вакцины (получается, что разовая доза страхует от заболевания корью в 95% случаев), но также отмечается, что связь прививки с аутизмом (а еще с астмой, лейкемией, сенной лихорадкой, диабетом 1-го типа, нарушениями походки, болезнью Крона, демиелинизирующими заболеваниями и подверженностью бактериальным и вирусным инфекциям — вот сколько страшилок!) весьма маловероятна. В переводе с вежливого языка науки на человеческий это означает «связь отсутствует», просто серьезные ученые стараются не делать категоричных заявлений.

Ложечки нашлись, а осадок остался

Когда человек пишет научную статью (или даже научно-популярную книжку), которую перед публикацией будут читать серьезные люди, он вынужден быть аккуратным в формулировках, ссылаться на источники, не делать бездоказательных сильных утверждений, все время пересыпать свою речь оборотами типа «вероятно», «не исключено», «можно предположить».

Затем, когда автор, пользуясь дивидендами от своего напечатанного текста, оказывается на пресс-конференции, перед телекамерой, отвечает на вопросы после публичной лекции, — он обычно позволяет себе намного большую степень категоричности. Это в значительной степени непроизвольная реакция: ты и сам лучше помнишь то, что кажется тебе ярким, а перепроверить в режиме прямой речи не можешь; ты понимаешь, что если отвечать совсем корректно, то это история на полчаса, а регламент предполагает две минуты; наконец, сложно не говорить того, чего от тебя явно и откровенно ждут журналисты и аудитория, а они ждут чего-нибудь простого, яркого и восхитительного. Даже если ты не хочешь вводить никого в заблуждение, в устной речи это почти неизбежно. А уж если ты сознательно хочешь ввести общественность в заблуждение — нет ничего проще, чем сделать это во время публичного выступления. Тебе говорят: «Нет научных данных, подтверждающих вашу теорию», а ты отвечаешь: «Таких данных полно, вы просто плохо знакомы с литературой». Если ты делаешь это с достаточно уверенным видом, симпатии публики будут на твоей стороне, а перепроверять никто не станет.

Непосредственно в ланцетовской публикации Уэйкфилд говорит о связи аутизма и вакцинации дословно следующее: «Если существует причинно-следственная связь между описанным нами синдромом и вакцинацией против кори, краснухи и паротита, то можно ожидать повышения частоты синдрома после введения вакцины в Великобритании в 1988 году. Доступные данные не позволяют судить о том, есть ли какие-либо изменения в частоте синдрома или связь с вакцинацией». В последовавших публичных выступлениях это закономерным образом переросло в утверждения о том, что комплексная вакцина вызывает аутизм и ее использование необходимо прекратить.

Не было скорректировано содержание речей Уэйкфилда и после разоблачения — ну, а куда теперь деваться? «В моих исследованиях не было никакого мошенничества, никакой фальсификации, никаких мистификаций», — стоит на своем бывший ученый, пока телеведущий зачитывает длинный-длинный ряд доказательств подлога. Здесь важно, что любой нормальный человек, наделенный способностью к эмпатии, но не погруженный глубоко в тему, при просмотре подобного интервью невольно задумается, а не прав ли Уэйкфилд — иначе с чего бы он выглядел так самоуверенно?

Результаты работы Уэйкфилда не заставили себя ждать. В 1997 году в Англии были привиты против кори, краснухи и паротита 91,5% двухлетних детей. После того как родители начали массово отказываться от вакцинации, этот показатель пополз вниз и достиг 79,9%. Только после 2004 года, когда был опубликован основной массив информации, найденной Брайаном Диром, уровень охвата вакцинацией начал восстанавливаться, но возвращения к исходным показателям удалось достичь только в 2012 году. Сходная картина наблюдалась в других частях Соединенного Королевства — Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. Повлияли идеи Уэйкфилда и на другие страны; на российских антипрививочных сайтах он до сих пор пользуется почетом и уважением.

Снижение уровня вакцинации предсказуемо вызвало повышение заболеваемости корью. Если в 1998 году в Англии и Уэльсе было зарегистрировано 56 лабораторно подтвержденных случаев кори, то в 2006 году их было уже 740, а в 2008-м эта цифра достигла 1370, и британское Агентство по охране здоровья было вынуждено констатировать, что корь снова стала в Соединенном Королевстве эндемичной болезнью (то есть вирус постоянно циркулирует в популяции, а не завозится время от времени больными путешественниками). Уровень заболеваемости остается высоким и сегодня: за годы страха перед вакциной появилось вполне достаточно подросших непривитых детей, чтобы вирус кори мог спокойно передаваться от человека к человеку, не исчезая с острова.

Можно ли сказать, что в триумфальном возвращении кори в Соединенное Королевство и сопредельные страны виноват лично Эндрю Уэйкфилд? Вопрос неоднозначный. Первая после его публикаций вспышка кори, разразившаяся в Дублине в 2000 году и повлекшая гибель трех человек, вполне могла быть не связана с обаянием Уэйкфилда — там и до его выступлений был не слишком высокий уровень вакцинации. Мальчик, погибший от кори в Англии в 2006 году (по сообщению ВОЗ, первая жертва за 14 лет), не был привит от кори не из-за любви его родителей к Уэйкфилду, а по медицинским показаниям (но, разумеется, его шансы столкнуться с корью существенно выросли из-за ее широкого распространения в Великобритании). При вспышке кори в Уэльсе в 2013 году, по данным СМИ, заболевали в основном дети, чья пропущенная плановая вакцинация от кори пришлась на период максимального страха перед прививкой, но все равно нет возможности установить, сколько детей заболели корью именно из-за Уэйкфилда, а сколько не были вакцинированы по каким-то другим причинам. Сам Уэйкфилд, комментируя ситуацию в Уэльсе, винит во всем правительство: вот предоставили бы, говорит, людям хорошую вакцину только против кори (негласно подразумевается: например, такую, как я запатентовал) вместо ужасной комплексной вакцины против кори, краснухи и паротита — глядишь, люди бы тогда прививались и не болели.

www.yaprivit.ru