Специалисты

Характеристика ребенка с умственной отсталостью пример

24.06.2018

4. Характеристика детей с умственной отсталостью.

1. Недоразвитие познавательных процессов.

Дети с умственной отсталостью меньше, чем их нормально развивающиеся сверстники, испытывают потребность в познании.

Известный исследователь Сеген говорил: олигофрен ничего не знает, не может и не хочет.

Их опыт крайне беден. Они имеют неполное, иногда искаженное представление об окружающей действительности. Новый материал усваивается только после многочисленных повторений.

2. Восприятие часто страдает из-за снижения слуха, зрения, недоразвития речи. Но и в случае сохранности анализаторов нарушена обобщенность восприятия.

Восприятие характеризуется замедленным темпом – требуется больше времени, чтобы воспринять картинку, текст. Из-за умственного недоразвития с трудом выделяют главное, не понимают внутренних связей между частями, персонажами.

Восприятие недостаточно дифференцировано. При обучении это проявляется в том, что учащиеся часто путают графически сходные буквы, цифры, предметы, сходные по звучанию звуки, слова и т.п.

Характерна узость объема восприятия. Умственно отсталые дети выхватывают отдельные части в обозреваемом объекте, в прослушанном тексте, не видя и не слыша иногда важный для общего понимания материал.

Нарушена избирательность восприятия. Восприятие недостаточно активно; пассивность восприятия заключается в том, что дети не умеют вглядываться, не умеют самостоятельно рассматривать картинку, им требуется постоянное понуждение. Поэтому снижается возможность дальнейшего понимания материала. Восприятием умственно отсталого ребенка необходимо управлять; в учебной деятельности это приводит к тому, что дети без стимулирующих вопросов педагога не могут выполнить доступное их пониманию задание.

Умственно отсталые дети испытывают трудности восприятия пространства и времени, что мешает ориентироваться в окружающем:

-Часто даже в 8-9 лет не различают правую и левую стороны, не могут найти свой класс, туалет, столовую в школе;

-ошибаются при определении времени на часах, дней недели, времен года.

-Дети плохо распознают отношения событий во времени и пространстве; понятия «раньше», «позже», «правее», «левее» улавливаются ими с трудом.

Умственно отсталые дети значительно позже своих нормально развивающихся сверстников начинают различать цвета; особую трудность представляет различение оттенков цвета.

3. Мышление. Мыслительные процессы тугоподвижны и инертны.

Абстрактное мышление не развивается вообще, дети остаются на уровне конкретных понятий. Понятия чаще обобщают несущественные признаки предметов и явлений. Большие трудности представляет понимание отвлеченных связей, не основывающихся на непосредственном восприятии, а также последовательности событий.

Дети не понимают причинно-следственных связей между предметами и явлениями, им доступно понимание связей между явлениями, основанное на наглядном опыте.

Слабость логического мышления проявляется в низком уровне развития обобщения и сравнения предметов и явлений по существенным признакам, в невозможности понимания переносного смысла пословиц и метафор, в неумении оперировать родовыми и видовыми понятиями.

Все мыслительные операции недостаточно сформированы и имеют своеобразные черты:

Анализ проводят бессистемно, пропускают ряд важных свойств, вычленяя лишь наиболее заметные части, затрудняются определить связи между частями предмета.

Из-за несовершенства анализа затруднен синтез предметов. Выделяя в них отдельные части, дети не устанавливают связи между ними, а, следовательно, затрудняются составить представление о предмете в целом.

Не умея выделить главное в предметах и явлениях, проводят сравнение по несущественным признакам, а часто – по несоотносимым. Затрудняются устанавливать различия в сходных предметах и общее – в отличающихся.

Н-р, сравнивая ручку и карандаш, говорят: «Похожи тем, что длинные, и еще у них кожа одинаковая».

Обычное задание для младших школьников: сравнить 2 сходных предмета по величине, объему, весу – дебильным ребенком не выполняется. Для того, чтобы добиться положительного результата, нужно оба предмета дать ему в руки, приложив их один к другому.

Легче воспринимают сходство предметов, чем их различие в силу слабости дифференцировочного торможения. Прежде всего, усваивают сходные и наиболее конкретные признаки предметов, н-р, их назначение. Чтобы перейти от такого наглядно-действенного обучения к наглядно-образному, оперирующему не самими предметами, а представлениями о них, требуется несколько лет.

Мышление некритично — невозможность самостоятельно оценить свою работу; они часто не замечают своих ошибок. Особенно ярко это проявляется у имбецилов – они не понимают своих неудач, довольны собой, своей работой.

Слабая регулирующая роль мышления: обычно начинают выполнять работу, не дослушав инструкции, не поняв цели задания, без внутреннего плана действия, при слабом самоконтроле. Решая задачу, дети часто подменяют задачу нецеленаправленной манипуляцией исходными данными.

Темп мышления замедлен, отсутствует возможность переноса усвоенного способа действия в новые условия.

Недоразвитие мышления сказывается на развитии других познавательных процессов. Из-за нарушения аналитико-синтетической деятельности мозга в восприятии, внимании, памяти страдают функции обобщения и отвлечения. В эмоционально-волевой сфере это проявляется в недостаточности сложных эмоций и произвольных форм поведения.

4. Память. Дети с умственной отсталостью лучше запоминают внешние, иногда случайные, зрительно воспринимаемые признаки.

Труднее осознаются и запоминаются внутренние логические связи; позже, чем у нормальных детей, формируется произвольное запоминание. Слабость памяти проявляется не столько в трудностях получения и сохранения информации, сколько в трудностях ее воспроизведения, т.к. воспроизведение – процесс, требующий волевой активности и целенаправленности.

Из-за непонимания логики событий воспроизведение носит бессистемный характер. Дети испытывают наибольшие трудности при воспроизведении словесного материала.

Слабо развита опосредованная, смысловая память.

Особенность памяти умственно отсталых детейэпизодическая забывчивость, которая связана с переутомлением нервной системы из-за ее общей слабости.

Чаще, чем у нормальных сверстников, у умственно отсталых наступает состояние охранительного торможения.

Испытывают трудности в воспроизведении образов восприятия – представлений. Представления характеризуются недифференцированностью, фрагментарностью.

5. Воображение отличается фрагментарностью, неточностью, схематичностью из-за бедности жизненного опыта, несовершенства мыслительных операций.

6. Речь. Недостатки развития речи имеют своей физиологической основой нарушение взаимодействия между первой и второй сигнальными системами.

Недостаточное восприятие и понимание речи окружающих связано с медленно развивающимися условными связями в области речеслухового анализатора (долго не различают звуки речи, не дифференцируют слова окружающих). Т.к. развитие речевой моторики, так же как и общей, замедленно, запаздывает развитие артикуляционных движений.

Страдают все стороны речи – фонетическая, лексическая, грамматическая, семантическая.

У умственно отсталых детей широко распространены фонетические нарушения (от 65 до 85%) по причинам общего познавательного недоразвития, недоразвития речевой моторики (параличи, парезы – частичный паралич рук ног, гиперкинезы – непроизвольные движения) и фонематического восприятия (неразличение фонем), аномалий артикуляционного аппарата (неба, губ, зубов).

Активный словарь гораздо меньше пассивного: речь младших школьников состоит в основном из существительных и обиходных глаголов. Имена прилагательные, наречия, союзы встречаются редко.

Отсутствует дифференциация в обозначении сходных предметов: пальто, шубу, плащ называют словом пальто. Это связано с трудностями различения самих предметов.

Медленно усваиваются закономерности языка, речевые обобщения. У многих детей отсутствуют слова обобщающего характера (мебель, посуда, одежда, фрукты, овощи).

В младшей школе они используют незначительное количество слов, которые обозначают признаки предметов: цвета – красный, синий, зеленый, желтый; величины – большой, маленький; вкуса – сладкий, горький.

Дети испытывают трудности звуко-буквенного анализа и синтеза, следовательно, наблюдаются различные расстройства письма, трудности овладения техникой чтения.

Снижена потребность в речевом общении.

7. Внимание характеризуется малой устойчивостью, трудностями распределения, замедленной переключаемостью.

В основном недоразвито произвольное внимание, хотя страдает и непроизвольное внимание. Это связано с тем, что умственно отсталые дети при возникновении трудностей не пытаются их преодолеть, а, как правило, бросают работу. Если работа интересна и посильна, она поддерживает внимание детей, не требуя от них большого напряжения.

Слабость произвольного внимания проявляется и в том, что в процессе обучения отмечается частая смена объектов внимания. Дети не могут сосредоточиться на каком-то одном объекте или виде деятельности.

8. Эмоционально-волевая сфера.

Эмоции недоразвиты: нет оттенков переживаний.

Эмоции неустойчивы: состояние радости без особых причин сменяется печалью, смех слезами.

Переживания неглубокие, поверхностные.

У некоторых детей эмоциональные реакции неадекватны источнику. Имеют место случаи то повышенной эмоциональной возбудимости, причем как со знаком «+», так и со знаком «-» (эйфория «+» – повышенное настроение, довольства, которое не соответствует реальности; дисфория «-» – раздражительность, озлобленность со склонностью к агрессии), то выраженного эмоционального спада (апатия).

Для умственно отсталых детей актуальны лишь непосредственные переживания, они часто не могут оценить возможные последствия тех или иных событий и поступков.

Для эмоций, так же как и для мышления, характерна инертность и недостаточная переключаемость.

Волевая сфера характеризуется слабостью собственных намерений, побуждений, большой внушаемостью. В работе умственно отсталые предпочитают легкий путь, не требующий волевых усилий.

В деятельности часто наблюдается подражание, импульсивные поступки, неумение подавлять непосредственные влечения.

Отсутствует самостоятельность, целеустремленность, инициативность. Из-за непосильности требований у некоторых детей развивается негативизм, упрямство.

studfiles.net

Психолого-педагогическая характеристика детей с умственной отсталостью.

Психическая неполноценность проявляется у детей с дебильнсстью гораздо позднее, как правило, в нача­ле школьного обучения. Их интеллект сохраннее, чем у детей с имбецильностью или идиотией. В свя­зи с этим они способны к обучению и получают обра­зование в специальных образовательных учреждени­ях. В процессе целенаправленных занятий у них увеличивается запас знаний, навыков, развивается фразовая речь. Дети с диагнозом «олигофрения в сте­пени дебильности» способны к большему продвиже­нию в развитии, чем имбецилы и идиоты, они облада­ют большими возможностями в отношении овладения некоторыми видами трудовой деятельности. У боль­шинства таких детей не отмечается каких-либо ярко выраженных дефектов в физическом развитии. Поэто­му людям без специального образования они могут показаться вполне полноценными детьми, хотя это впечатление обманчиво. Центральное место в карти­не дефекта занимает неполноценность познаватель­ной деятельности. Больше всего страдают психиче­ские функции, составляющие основу интеллекта. Это способность к анализу, синтезу, логическому обоб­щению, классификации, абстракции. Эти особенности делают невозможным усвоение программы средней школы.

Средняя степень выраженности умственной отста­лости получила название имбецильность (от лат. -«тот, кто не может обойтись без поддержки и посто­ронней помощи»). Для мышления этой категории детей характерны косность и тугоподвижность: Логические процессы у большинства имбецилов протекают на очень низком уровне, особенно страдает абстрак­тное мышление. Более успешно имбецилы выполня­ют задания на обобщение, устанавливают признаки различия между представленными предметами. В не­которых ситуациях им доступен практический синтез, внимание у большинства очень неустойчиво, им труд­но концентрировать внимание на одном объекте. Про­цессы памяти тоже снижены. Только некоторые из них овладевают грамотой и счетом на самом элементар­ном уровне, а прочитанное они в состоянии воспроиз­вести только с помощью вопросов. В процессе обучения имбецилы предпочитают делать то, что им дается быстро и легко, они инертны ко всему новому. Речевое развитие, как правило, у таких детей на низ­ком уровне.

Дебильность – умственная отсталость в такой степени, когда ребенок может обучаться по специальным коррекционным образовательным программам во вспомогательной школе, овладевать несложными рабочими профессиями.

Имбицильность – («имбиз» — не может существовать без помощи) ребенок может овладевать речью и усваивать несложные навыки самообслуживания и обслуживающего труда. У детей с И. наблюдаются глубокие дефекты восприятия, памяти, мышления, коммуникативной функции речи, моторики и эмоционально- волевой сферы. Определенная часть детей с И. может овладеть простейшими навыками чтения, письма, счета. После специального обучения они могут работать в специально организованных мастерских.

Идиотия — («идиос» — существует сам по себе) самая глубокая степень умственной отсталости. Детям, страдающим И., недоступно осмысление окружающего мира, речь развивается крайне медленно или не развивается вообще. Для таких детей характерно нарушение моторики, координации движений, ориентировки в пространстве. Часто тяжесть нарушений такова, что дети ведут лежачий образ жизни. У детей, страдающих И., крайне трудно формируются элементарные навыки самообслуживания.

Психолого-педагогическая характеристика детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Для детей с ДЦП характерны специфические откло­нения в психическом развитии. Механизм этих нару­шений довольно сложен и определяется временем, степенью и локализацией мозгового поражения.

Специфической особенностью познавательной дея­тельности детей с ДЦП является неравномерный, дисгармонический характер нарушений отдельных психических функций. У них наблюдаются повышен­ная утомляемость, истощаемость всех психических процессов, а также сниженный запас знаний и пред­ставлений об окружающем мире и самом себе. Это обусловлено следующими причинами: вынужденной изоляцией, ограничением контактов ребенка со сверст­никами и взрослыми, затруднением в познании окру­жающего мира в процессе предметно-практической деятельности.

По состоянию интеллекта дети с ДЦП представля­ют разнородную группу, одни имеют нормальный или близкий к нормальному интеллект, у других наблюда­ется задержка психического развития, у третьих -умственная отсталость. Дети без отклонений в позна­вательной сфере встречаются крайне редко. Основным нарушением познавательной деятельности является задержка психического развития, связанная с орга­ническим поражением мозга и условиями жизни. При ЗПР в результате адекватной коррекционно-педагогической работе дети в умственном развитии часто догоняют сверстников. В случае умственной от­сталости нарушения психических функций чаще все­го носят тотальный характер. Тяжелая степень умственной отсталости преобладает при двойной гемип-легии и атонически-астатической формах ДЦП.

Для детей с ДЦП характерны и разнообразные рас­стройства эмоционально-волевой сферы. Это про­является в колебаниях настроения и сочетается с инертностью эмоциональных реакций. Нарушения поведения встречаются довольно часто и проявля­ются в виде двигательной расторможенности, агрес­сии, реакции протеста по отношению к окружающим. У некоторых детей можно наблюдать состояние пол­ного безразличия, равнодушного, безучастного от­ношения к окружающим.

Нарушения личности при ДЦП связаны с действи­ем биологических, психологических и социальных факторов. Осознание собственной неполноценности существенно влияет на социальную позицию ребен­ка. Достаточное интеллектуальное развитие детей часто сочетается с отсутствием уверенности в себе, сниженной критичности, внушаемости. Личностная незрелость проявляется в наивности суждений, не­достаточной ориентированности 8 бытовых и практи­ческих вопросах. Трудность социальной адаптации способствует формированию робости, застенчиво­сти, неумению постоять за свои интересы, выражает­ся в чувствительности, обидчивости, замкнутости.

Отмечается некоторая зависимость между формой ДЦП и характерологическими особенностями детей. Дети со спастической диплегией склонны к страхам, робки, пассивны, глубоко переживают свой физиче­ский дефект, а дети с гиперкинетической формой ДЦП более активны, эмоциональны, общительны, чаще недостаточно критичны к своему заболеванию или переоценивают свои возможности.

Психолого-педагогическая характеристика детей с комбинированными нарушениями.

Под понятием «сложный дефект» подразумевается сочетание двух или более психофизических наруше­ний у одного и того же ребенка. Общей закономерно­стью для такой категории детей является сильная отягощенность условий раннего развития ребенка. Результатом наличия двух или более первичных де­фектов является жесточайшее обеднение контакта ребенка с окружающим его миром. Это в свою оче­редь приводит к нарушению развития как отдельных психических функций, так и общей задержке психи­ческого развития. В ряде случаев положение усугуб­ляется плохим материальным положением семьи или асоциальной среды, которое никак не способствует развитию познавательной деятельности ребенка с комплексным дефектом. И даже если в дальнейшем такой ребенок попадает в необходимую для него спе­цифическую среду, направленную на активную стиму­ляцию его психического развития, его так называе­мая стартовая позиция оказывается значительно хуже, чем у других категорий аномальных детей. Поэтому для категории детей со сложным дефектом крайне необходимой становится компенсация аномалий раз­вития, которая приобретает всеобъемлющий харак­тер.

Как отмечают исследователи, психическое разви­тие детей при двойном или тройном дефекте не явля­ется суммой особенностей психического развития при каждом нарушении, а образует новую сложную структуру нарушений и требует особого подхода. Ха­рактерным для этой категории детей является резкое уменьшение возможности компенсации имеющихся , дефектов вследствие сложных нарушений. Так, на­пример, при глухоте восприятие ребенком окружаю­щего мира идет зрительное и тактильно-кинестети­ческое восприятие, при слепоте — через слуховое и осязательное восприятие, а при слепоглухоте все эти пути компенсации невозможны. Поэтому специа­листам, работающим с этими категориями детей, при­ходится искать какой-либо другой альтернативный компенсационный путь.

Основной задачей психолого-педагогического со­провождения развития ребенка с комплексным дефек­том является решение вопроса изоляции его от окру­жающего мира. Способствовать решению этой задачи будет поиск путей компенсации сложного дефекта. Решающим фактором развития дефектологи считают включение ребенка 8 процесс образования, его куль­турное и социальное развитие, освоение предметно-материального мира. Центральное место в этом про­цессе занимает овладение ребенком языком. Зачастую возможности умственного развития ребенка со слож­ным сенсорным дефектом признают ограниченными, хотя разрешение этой проблемы зависит от состоя­ния специальной педагогики как науки в целом. Ко­нечно, в процессе развития высших психических функ­ций ребенка затрагивается вопрос и о степени сохранности интеллекта. Как уже было сказано выше, умственная отсталость может являться одним из ком­понентов сложного дефекта. В этом случае возмож­ность компенсаторного развития резко снижается, однако никогда не равняется нулю. В настоящий момент утверждается новая прогрессивная точка зре­ния, касающаяся развития детей с сенсорными нару­шениями, имеющими еще и олигофрению в степени дебильности.

Периоды эволюционного развития специальной педагогики.

Исследование эволюции отношения государства и общества к лицам с отклонениями в развитии от античных времен до наших дней позволило выделить переломные моменты, разграничивающие пять периодов эволюции. Периодизация охватывает временной отрезок в два с половиной тысячелетия —путь общества от ненависти и агрессии до терпимости, партнерства и интеграции лиц с отклонениями в развитии.

Первый период эволюции: от агрессии и нетерпимости к осознанию

необходимости призрения инвалидов.

Первым периодом эволюции отношения общества к лицам , имеющие недостатки развития, считается интервал времени с 8 в. До н.э. по 12 в. н.э. Началом этого переиода принято считать время принятия законов Ликурга, дающих право на уничтожение неполноценных людей. В античные времена люди , имеющие отклонения в развитии, считались неполноценными и не имели гражданского статуса. Это распространялось даже на богатые сословия. Изменения в существующем положении вещей пришли с появлением христианства, призывающим общество к милосердию и состраданию. При монастырях стали появляться приюты и больницы, но общество было еще не готово к принятию новых идей, которые противоречили многовековым традициям, изменение существующего положения вещей происходило медленно и трудно. Только в 12 в. в Западной Европе призрение стало не только прерогативой церкви, но и вошло в сферы интересов государства. Была создана система призренческих учреждений, опекаемых церковью и светской властью, этот период считается окончательным этапом первого периода эволюции.

В нашей стране этот период пришелся на более позднее время, началом его принято считать 10 в., т.к. именно в это время появилось христианство на Русси, а окончанием – 17 в., время принятия Петром 1 указов, запрещающих умерщвлять детей, имеющих отклонения в развитии. Таким образом , принятое Русью христианство со своими идеями милосердия и сострадания наложило отпечаток на существующую традицию терпимого отношения к инвалидам. Сострадательное отношение к больным людям не выливалось в совершение каких-либо активных действий в помощи таким людям. Однако в 996 г киевский князь Владимир перенял опыт византийских монастырей – был обрисован круг лиц, имеющих необходимость в призрении, киевские князья передавали часть своих доходов в фонд призрения , и призрение было возложено на церковные структуры. В отличии от опыта зарубежных стран, прошедших долгий путь по изменению отношения к инвалидам, Русь переняла вместе с христианством и систему монастырской благотворительности. Принятые Петром 1 изменения, направленные на европеизацию страны, коснулись и институтов призрения , была признана необходимость государственной помощи людям, имеющим отклонения в развитии.

Второй период эволюции: от осознания необходимости призрения инвалидов к осознанию возможности обучения глухих и слепых детей; от приютов через опыт индивидуального обучения к первым специальным учебным заведениям.

Вторым периодом эволюции отношения к людям с нарушениями развития принято считать временной интервал с 12 по 18 в.. Характеризуется резким изменением отношения к людям с нарушениями развития от осознания необходимости заботы и милосердия по отношению к людям с нарушениями развития до осознания возможности и целесообразности их обучения. Эпохи Возрождения и Реформации характеризуются широким распространением идей гуманизма, развитием образования и книгопечатания и другими факторами приводит к изменению отношения общества к людям с нарушениями развития(в западном обществе). Были предприняты первые попытки обучения детей , имеющих отклонения в сенсорном развитии.

В России начало второго периода эволюции пришлось на времена царствования Петра I. Если в Европе осознание необходимости обучения лиц с отклонениями в развитии происходило долго и трудно, появилось как следствие развития цивилизации под влиянием различных социально-культурных предпосылок, то в России этот процесс получил свое развитие только в результате заимствования западных новшеств. Состояние отечественного образования в России находилось на зачаточном уровне, еще не было принято как необходимость, и, соответственно, не возникло потребности обучения инвалидов

Отношение к людям с нарушениями в развитии остается прежним – сострадательное, милосердное, но стороннее, не приносящее реальной помощи, поэтому в учреждениях специального образования работали главным образом приглашенные специалисты-иностранцы.

Таким образом, в России этот период эволюции начался гораздо позже, чем в Европе, но закончился примерно в то же время и с теми же результатами, хотя и с другой мотивацией.

Соответственно, последующее развитие изменения отношения к инвалидам имеет различные для России и Западной Европы последствия.

Третий период эволюции: от осознания возможности обучения детей с сенсорными нарушениями к признанию права аномольных детей на образование. Становление системы специального образования.

Начало третьего периода эволюции изменения отношения общества к людям с нарушениями развития приходится на конец ХУ. в., окончание периода – на начало ХХ в. И в России, и в Европе осознание необходимости создания системы образования людей с нарушениями развития возникает вследствие принятия странами законов о всеобщем начальном образовании, тем не менее носит отличающийся идеологический характер.

Развитие специального образования на Западе стало логичным следствием принятия законов о всеобщем образовании. Понимание невозможности одинакового обучения здоровых детей и детей с нарушениями развития привело к тому, что аномальные дети были выделены в отдельную категорию, требующую особых образовательных условий. Обучению подлежат дети с нарушениями слуха и зрения и умственно отсталые дети. Признание права детей с отклонениями на обучение влечет за собой организацию нормативно-правовой базы и выявление источников финансирования. Таким образом, на этом этапе можно говорить о возникновении и становлении специального образования как о результате взаимодействия государственных и негосударственных учреждений образования.

В России начало третьего периода эволюции пришлось на начало Х!Х в., время открытия первых специализированных учреждений для слепых и глухонемых детей. Финансирование этих учреждений производилось за счет благотворительности и не входило в сферу деятельности государства. С отменой крепостного права, развитием благотворительности, принятием законов о всеобщем образовании в России организуется система образовательных учреждений для умственно отсталых детей, детей с нарушениями слуха и зрения.

Однако еще нельзя говорить о развитии специального образования в рамках государства, так как специальное образование не имеет правовой и нормативной базы и не включено в государственную область финансирования.

Четвертый период эволюции : от осознания необходимости специального образования для отдельных категорий детей с откл.в развитии к пониманию необходимости специального образования для всех . нуждающихся в нем . Развитие и дифференциация системы спец.образования.

Четвертым периодом эволюции изменения общественного сознания по отношению к детям с нарушениями развития принято считать временной интервал с начала ХХ в. до 1970-х гг.

Этот период характеризуется повсеместным развитием и дифференцированием системы специального образования, введением новых видов образовательных учреждений для детей с нарушениями развития, расширением возрастных рамок специальной педагогики до дошкольной и послешкольной. Этот процесс развития специальной педагогики дважды прерывался мировыми войнами, и получил продолжение своего развития уже после окончания Второй мировой войны.

Пережив эпоху фашизма, человечество пришло к переосмыслению ценности человеческой жизни в пользу приоритетов личности над приоритетами общества. В контексте этого подхода изменилось и отношение к людям с ограниченными возможностями. Был принят ряд правовых документов, защищающих права человека, в том числе и лиц с нарушениями.

В России этот период носит противоречивый характер, основное противоречие которого заключается в том, что наряду с принятием на себя заботы о дефективных детях государство препятствует расширению системы специальных образовательных учреждений.

С одной стороны, государство ставит перед наукой дефектологией задачу воспитания общественно полезных граждан, что требует создания и расширения сети специальных образовательных учреждений, с другой – обвиняет Народный комитет просвещения в раздувании масштабов проблемы и запрещает дальнейшее расширение специальной образовательной системы, что объясняется существованием государственной установки о снижении показателей благополучия в процессе строительства социализма.

Пятый период эволюции: от равных прав к равным возможностям; от «институциализации» к интеграции.

Пятым периодом эволюции изменения общественного отношения к людям с ограниченными возможностями жизнедеятельности считается отрезок времени с 1970-х гг. по настоящее время. Этот период характеризуется общемировым развитием борьбы против дискриминации по различным признакам – расовым, половым, религиозным и т. д.

Основным направлением специального образования является интеграция человека с ограниченными возможностями здоровья и жизнедеятельности в общество. В то же время на Западе широко распространено существование поселений для людей с глубокими нарушениями развития (например, «кемпхиллские деревни»), создатели этих сообществ считают такую модель организации жизнедеятельности людей с ограниченными возможностями оптимальной и для самих людей с ограниченными возможностями, и для окружающих, люди в таких деревнях выращивают себе пишу, помогают друг другу по мере возможности.

В нашей стране наступление пятого периода эволюции не было логическим продолжением развития общества, а стало результатом очередного переустройства государства и переосмысления ценностей, поэтому специальная педагогика в России находится в поиске модели развития, соответствующей специфике именно нашей страны.

ДЕТИ С ГЛУБОКОЙ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Особую категорию умственно отсталых детей представляют глубоко отсталые. Это инвалиды, не способные к самостоятельной жизни, нуждающиеся в опеке, однако при оказании своевременной специальной педагогической помощи им частично может быть привита способность к труду и в определенной степени они могут быть социально адаптированы.

В большинстве случаев родители, имеющие глубоко аномального ребенка, чувствуют себя подавленными, выбитыми из обычной жизненной колеи. И хотя реакция родителей на диагноз «умственная отсталость» индивидуальна как по силе, так и по характеру, она всегда болезненна. Прежде всего возникает мысль о несправедливости судьбы: «Почему именно у меня? Что же будет с моей семьей, с моим ребенком?» Не так просто, не так легко воспринять реальность создавшейся ситуации.

Письма родителей, имеющих аномальных детей,- крик о помощи и сочувствии, просьба помочь советом в воспитании ребенка. Приведем выдержки из писем.

У меня большая беда, у нас больной ребенок (имбецильность в тяжелой степени). Он у нас единственный, и нам надо поставить его на ноги, приспособить к обществу. Он — мой воздух, моя жизнь, в любом случае он мой. Мне его надо воспитывать, растить. Это адский труд, требующий уйму нервов и терпения. И если мы тут не умрем от радиации, я буду стараться его приспособить к жизни. Я Вас очень прошу, если у Вас есть методика занятий в домашних условиях или какие-нибудь указания, то посоветуйте мне, напишите. Я буду очень Вам признательна и благодарна.

Пишет Вам мать семилетней дочери, страдающей олигофренией в степени имбецильности, ДЦП, синдром психомоторной расторможенности. Девочка говорит отдельные слова и короткие предложения, понимает обиходную речь, знает все части тела. У нас в городе такие дети предоставлены самим себе, никто о них не заботится. Родители получают пенсию на ребенка, а что дальше с ним будет, никого это не волнует. Желательно устроить дочку в такую школу или класс, чтобы она научилась вести себя в обществе, коллективе, а в дальнейшем приносила бы какую-нибудь пользу. Пусть небольшую, но от этого мы все бы только выиграли.

В первом письме нет ни слова о помощи в устройстве ребенка в спецучреждение. Только материнская боль, призыв к сочувствию и просьба помочь советом в работе с ребенком.

Из второго письма ясно, что ребенок хотя и страдает выраженной умственной отсталостью, но он в состоянии обучаться. Вопрос — где? Мать просит помочь найти подходящую школу или особый класс. Ни та, ни другая мать не отдала ребенка в дом инвалидов, обе они хотят воспитывать своих детей в семье, и зачастую эти женщины не только не встречают сочувствия, но нередко слышат упреки окружающих.

Во всех странах оказывается помощь семьям, имеющим аномального ребенка. Причем в настоящее время отчетливо наблюдается тенденция воспитания глубоко отсталого или в семье, или в условиях, приближающихся к домашним. Так, / в раннем возрасте с ребенком 1-2 раза в неделю занимается педагог-дефектолог. Имеются программы раннего вмешательства в развитие, которые рассчитаны на помощь детям и их родителям практически с самого рождения ребенка*.

Для глубоко отсталых детей и подростков имеются центры дневного пребывания, где у них вырабатываются навыки самообслуживания и даются некоторые элементарные практические знания.

Создаются также групповые дома, в которых проживает не более 30 человек. Целью организации таких домов является создание условий, максимально приближающихся к семейной обстановке. Все необходимые медицинские наблюдения и педагогическая работа ведутся врачами и специалистами-дефектологами.

Для родителей аномальных детей действуют различные краткосрочные курсы, проводятся консультации, выпускается специальная литература.

Назначение этой и последующих статей состоит в оказании помощи родителям в воспитании и приспособлении к окружающей жизни глубоко умственно отсталого ребенка.

Для всех глубоко отсталых детей (детей-имбецилов) характерны, помимо позднего развития и значительного снижения интеллекта грубые нарушения всех сторон психики: внимания, памяти, мышления, речи, моторики, эмоциональной сферы.

Внимание глубоко умственно отсталых детей слабо и малоустойчиво. Дети легко отвлекаются, удержать их внимание отчасти удается только с помощью сильных раздражителей.

Логическая и механическая память находится у этих детей на одинаково низком уровне. Чтобы ребенок-имбецил воспроизвел какой-либо материал, требуется очень большое количество упражнений, повторений. Вместе с тем отмечаются случаи, когда ребенок обладает так называемой частичной (механической) памятью на события, числа и т.п.

Для мышления глубоко умственно отсталых детей характерны узкая конкретность и чрезвычайная затрудненность обобщений. Дети-имбецилы младшего возраста не способны даже к самым простейшим обобщениям. Они не понимают, что платье и брюки имеют сходное назначение (и то и другое является одеждой), что стол и стул можно назвать одним словом — «мебель». Серию картинок, на которых изображено развитие несложного сюжета, такой ребенок кладет беспорядочно, без учета их содержания.

В тесной связи с грубым нарушением мышления у детей-имбецилов находится глубокие недоразвитие речи. Дети плохо понимают чужую речь, улавливают лишь тон, интонацию, мимику говорящего и отдельные слова, связанные большей частью с их непосредственными потребностями. С возрастом словарь детей расширяется, однако понимание значения слов остается ограниченным и связанным только с личным опытом ребенка.

Самостоятельная речь младших имбецилов носит характер отдельных, неясно звучащих слов. Отсутствие речи компенсируется жестами, нечленораздельными звуками, сочетаниями звуков, в которые они вкладывают обычно вполне определенный смысл.

Моторика этих детей также имеет свои особенности. Координация, точность и темп произвольных движений у них нарушены. Все действия детей замедленны, неуклюжи, они плохо бегают, не умеют прыгать. Особенно плохо развиты тонкие дифференцированные движения рук и пальцев: дети с трудом научаются шнуровать ботинки и завязывать шнурки, застегивать пуговицы. Они часто не соизмеряют усилий при действиях с предметами: либо слишком сильно сжимают, либо не удерживают, роняют их.

Эмоции глубоко умственно отсталых детей относительно сохранны: большинству из них доступны страх, радость, грусть. Но, как правило, эмоциональные реакции оказываются неглубокими, поэтому детей можно без особого труда отвлечь от неприятных переживаний, переключить их внимание на объект, дающий более положительные впечатления.

К глубокой умственной отсталости относят и своеобразную форму психического недоразвития — болезнь Дауна. Она легко диагностируется по характерному внешнему виду детей (правда, в последнее время отмечаются довольно частые случаи так называемых стертых, или невыраженных, форм). У них своеобразные черты лица, заметны общая мышечная слабость, повышенная истощаемость, плохая моторика и речь. Некоторым детям-даунам свойственны эпилептоидные черты характера: эгоцентризм, чрезмерная аккуратность, недоброжелательность. Однако большинству из них присущи положительные личностные качества: они ласковы, дружелюбны, уравновешенны. Относительная сохранность эмоциональной сферы этой категории глубоко отсталых позволяет довольно успешно проводить с ними воспитательную работу. Что касается обучения детей-даунов, то родители должны пользоваться теми методами, которые применяются в работе со всеми глубоко отсталыми.

Среди глубоко отсталых детей довольно высокий процент составляют больные детским церебральным параличом (ДЦП). Они страдают сложным сочетанием дефектов: наряду с умственной отсталостью у них более глубокое недоразвитие речи, что обусловлено, в частности, дефектами двигательного праксиса. Педагогическая помощь, оказываемая им, должна быть направлена на всемерное развитие их моторики, предметной деятельности и речи. Как показывает опыт, глубоко отсталые дети с ДЦП во многих случаях при систематической и квалифицированной помощи дают определенное продвижение в умственном и речевом развитии.

Прежде чем перейти к детальному описанию работы с глубоко отсталыми детьми, остановимся на важнейших принципах ее проведения.

Главное в работе с детьми-имбецилами — практическая направленность всех занятий. Развитие ребенка обеспечивается лишь тогда, когда обучение идет на основе наглядности и практической деятельности с реальными предметами. Словесное обучение или обучение, основанное только на зрительном пассивном восприятии, для этих детей совершенно неприемлемо и бесполезно.

Недоразвитие регулирующей функции речи у детей-имбецилов настолько велико, что организовать их обучение с помощью словесных указаний, по существу, не удается. Взрослый показывает им приемы выполнения задания, затем сопряженно с ребенком многократно повторяет необходимые действия, в результате чего у детей вырабатываются несложные умения и навыки.

Как показывает опыт, только в процессе проведения практических занятий можно развивать у глубоко отсталых детей речь, корригировать недостатки их мышления, формировать положительные эмоционально-волевые качества.

Прежде всего, учитывая беспомощность детей в быту, их необходимо обучать самообслуживанию: еде, умыванию, одеванию и раздеванию, а также элементарным навыкам хозяйственно-бытового труда. Специальными приемами можно развивать активность ребенка при еде. Кормление на начальных этапах обучения проводится маленькой или десертной ложкой. При этом лучше использовать кашеобразные блюда. Лишь первая ложка отправляется в рот ребенка при полной его пассивности. Затем взрослый побуждает ребенка губами захватывать пищу. Ребенок приучается брать пищу с ложки активными движениями губ, на вдохе.

Со временем взрослый лишь подносит ложку ко рту и чуть касается ею губ. В ответ на это касание ребенок наклоняет голову вперед, раскрывает рот и на вдохе делает необходимые движения губами. Взрослый учит ребенка пользоваться ложкой, поначалу управляя его рукой. По мере взросления дети приучаются есть самостоятельно, но многие из них делают это торопливо и неаккуратно. В этих случаях рекомендуется поступать следующим образом: давать ребенку не всю порцию сразу, а разделить ее на несколько частей и класть еду на тарелку по мере того, как ребенок ее съедает. Справившись с первой частью порции, он некоторое время ждет, пока ему добавят еще. Так невольно вырабатывается привычка есть медленнее и, следовательно, аккуратнее.

Овладение умыванием — длительный процесс, состоящий из ряда этапов. Прежде всего детей приучают к воде, сначала к теплой, а затем к холодной. Для этого проводятся разнообразные игры: взрослый вместе с ребенком купает куклу, пускает лодочку, достает со дна тазика затонувшие предметы и т. п. Затем проводятся подготовительные упражнения: потирание сухих рук, складывание ладоней таким образом, как это делается при умывании лица. Мать, держа руки ребенка в своих, проделывает нужные движения: потирает ладони друг о друга, проводит ими по лицу. Теплая вода, приятные ощущения, поощрение каждого самостоятельного движения ребенка обязательно сделают процедуру умывания для него приятной. В процессе этого вида деятельности (как, впрочем, и в других случаях) следует обязательно разговаривать с детьми. Взрослый называет части тела и предметы, которыми приходится пользоваться при умывании, а ребенок повторяет за ним.

Очень сложно научить ребенка самостоятельно одеваться. Тем не менее необходимо, вооружась терпением, многократно возвращаться к показу одних и тех же действий, причем порядок их выполнения должен оставаться неизменным.

Вначале, поощряя малейшее самостоятельное движение ребенка, взрослый помогает ему правильно держать ногу, чтобы надеть колготки, поднять руки, когда с него снимают кофточку, вместе с ним он снимает заранее расшнурованные ботинки. Таким образом, действие зарождается как совместное. Это важнейший этап первоначального обучения. Позднее, по мере овладения необходимыми умениями, ребенок будет выполнять уже многие действия самостоятельно.

Чтобы научить детей застегивать и расстегивать пуговицы, шнуровать ботинки, необходимы длительные тренировочные упражнения, которые проводятся на специальных пособиях. На жилете, где пришиты пуговицы различной величины и сделаны петли, ребенок учится застегивать сначала крупные пуговицы, а затем более мелкие. Для тренировки в шнуровании ботинок используется дощечка, в которой проделаны два вертикальных ряда отверстий. На этом пособии, сделанном более крупно, чем соответствующая часть ботинка, ребенок учится шнуровать и завязывать шнурки. Все операции (вдевание шнурка, шнуровка и завязывание) усваиваются поэтапно, а затем объединяются, после чего ребенок переходит к действиям с реальными предметами.

Следует внимательно следить за активностью ребенка, чтобы поощрять любую попытку самостоятельно выполнить движение, которому его обучают. Не надо пропускать даже едва заметный успех, иначе самостоятельность может угаснуть и смениться полной пассивностью. Следует поощрять словами, интонацией, жестами самые незначительные успехи детей. Необходимо постоянно следить за тем, как ребенок надевает и снимает вещь, умеет ли складывать ее и класть в определенное место. Этим создается привычка к аккуратности и формируются необходимые положительные установки поведения.

Большое внимание должно быть уделено развитию у детей двигательных навыков и предметно-практической деятельности. Замедленность физического развития умственно отсталого ребенка обычно отмечается уже вскоре после его рождения. Он позже, чем здоровые дети, начинает держать головку, сидеть, ползать, стоять, ходить. В силу резкого снижения познавательной деятельности у детей-имбецилов не возникает потребности к передвижению, обусловленной желанием посмотреть на что-то, потрогать интересующий их предмет, поиграть с ним.

Лучше всего учить ребенка двигаться в процессе игры: откатывать от него мячик или удалять какую-нибудь другую игрушку и побуждать ее взять; побуждать его сорвать цветок, поднять веточку; дать ему возможность свободно порезвиться в саду, на лужайке.

Специфические движения, необходимые для овладения актами прямостояния, у нормальных детей появляются без воздействия со стороны окружающих, умственно отсталых же часто приходится этому обучать. Так, например, ребенка обучают правильно садиться и вставать, показывают ему, как сгибать колени, слегка наклонив туловище вперед. Его учат, как, опираясь на стену или руку взрослого, можно передвигаться, показывают, как опуститься на пол, удерживая равновесие и опираясь рукой о стену. Упражнять в этом глубоко умственно отсталого ребенка иногда приходится длительное время.

Важно сформировать различные способы захвата, удерживания предметов и действий с ними. Обучение начинают с игрушек, в процессе игры. Например, ребенок, держа совок в руке, берет им песок, пересыпает его, помешивает, выравнивает его поверхность. Много целесообразных движений в игре с кубиками: их можно перекладывать, переворачивать, передвигать, устанавливать один на другой, строить, разбирать постройку, снимая по одному кубику с башни или домика.

Для развития мелких движений можно использовать работу с пластилином, бумагой, мозаикой и т.д. Надо начинать с очень простых заданий: раскатать палочку из пластилина, затем концы слепить — получается колечко, из колечек можно составить цепочку; раскатать рукой шарик из пластилина, распластать шарик, слепить гриб и т. п.

Что касается работы с бумагой, то, прежде всего, ее используют, чтобы научить ребенка приему отщипывания, отрывания клочков бумаги. Сначала он отщипывает кусочки от любой части листа бумаги. Делается это большим и указательным пальцами правой руки, большим и средним пальцами, то есть в ходе отщипывания указательный и средний пальцы работают поочередно. Когда движение освоено, упражнение выполняется по определенному плану: отщипывание производится с одной стороны листа или кругом листа, а также по ограничивающей линии, проведенной карандашом.

Это очень хорошее упражнение по укреплению пальцев рук. Отщипывать бумагу можно то правой, то левой рукой. И чем мельче клочки бумаги, тем больше напряжение пальцев, тем интенсивнее упражняется рука.

Можно также мять бумагу и разглаживать ее ладонью; сгибать бумагу по прямым линиям в любом направлении; сгибать лист бумаги пополам, совмещая углы и стороны. Развитию мелких движений хорошо служит работа с мозаикой. С помощью взрослого дети учатся выкладывать различные фигуры, дорожки и т. п. Например, строится дорожка из чередующихся цветов — красного и синего. В ходе выполнения этого задания наряду с развитием двигательных функций проводится работа по различению цвета.

Большое внимание в работе с детьми следует уделять обучению их предметно-практической деятельности. С помощью взрослого они учатся выполнять следующие действия с предметами: катать шарики в определенном направлении, бросать шарики или другие мелкие предметы в сосуд с узким горлышком, перекладывать предметы из одной коробки в другую; складывать предметы в коробку таким образом, чтобы ее можно было закрыть крышкой; открывать и закрывать коробки, деревянные яйца, матрешки и т.д., закручивать руками (без инструментов) крупные пластмассовые или деревянные гайки на толстом стержне с резьбой; нанизывать предметы с отверстиями на стержень, нанизывать шары на шнур («бусы»). Кроме того, ребенок, поставленный в определенную ситуацию, учится использовать различные предметы как орудия действия, например доставать предмет, находящийся в труднодоступном месте, при помощи палки. (Допустим, мяч закатился под диван, достать его рукой невозможно. Ребенок должен сообразить, каким способом можно выйти из этого положения.) Детей следует также обучать умению использовать стул или скамейку для доставания предмета, находящего высоко. При этом дети должны применять полученные навыки в различных бытовых ситуациях.

Одно из характерных проявлений аномального развития глубоко умственно отсталых детей — их неумение играть. У них нет замысла игры, в лучшем случае они переставляют игрушки с места на место, бессмысленно манипулируя ими. Задача родителей — научить ребенка играть. Обучение игре важно не только с точки зрения организации свободного времени детей. В процессе игровой деятельности происходит коррекция психических функций ребенка (внимания, памяти, мышления и т.д.), развивается его эмоциональная сфера.

Для занятий с ребенком должен быть устроен специальный игровой уголок, где на коврике были бы игрушечная мебель, посуда, предметы быта, одежды и т.д. Подбирать игрушки следует яркие, красочные, чтобы привлечь внимание ребенка. Игровые ситуации побуждают его к высказываниям, воздействуют на чувства. Например, медвежонок вывалился из машины, его следует пожалеть, приласкать; лошадка долго скакала, ее необходимо напоить водой, накормить. Игра должна занимать значительное место в режиме дня ребенка, а взрослый должен быть активным ее участником. Следует периодически менять игрушки, чтобы поддерживать интерес к ним.

Большое внимание должно быть уделено развивающим играм. Так, например, можно провести игру «Что изменилось?». На столе перед ребенком раскладывают несколько игрушек, которые он рассматривает и называет. Затем ему предлагают отвернуться от стола, а в это время одну игрушку убирают. Взрослый просит ребенка вновь посмотреть на стол и сказать, какой игрушки не хватает. Интересная игра «Кому что нужно?». После ознакомления ребенка с хозяйственно-бытовым трудом членов семьи он должен подобрать картинки с изображением тех предметов, которые нужны матери для приготовления обеда (продукты питания, кухонная посуда, мясорубка), отцу в работе по дому (молоток, пила, гвозди), бабушке при вязании (спицы, моток шерсти).

Определенное время должно быть отведено подвижным играм. Ребенок при этом учится лазить, бегать, ходить по выложенному на полу из веревок квадрату, кругу, различным линиям. Такие занятия помогут ему организовать движения, выработать нормальную походку. Дети должны уметь бросать мяч, переносить предметы с одного места на другое и др. Постепенно, по мере развития ребенка, игры усложняются. Усложнение может идти за счет увеличения расстояния для пробега с мячом, увеличения числа играющих, внесения в игру новых элементов.

Значительное место в общей системе воспитательной работы с детьми занимает обучение их бытовому труду. Очень часто родители считают своего ребенка не способным выполнять даже самую элементарную домашнюю работу, тем самым ставя его в полную зависимость от окружающих, приучая его к иждивенчеству. Это глубоко ошибочная позиция.

Ребенок обязательно должен иметь в семье определенные обязанности, выполнять те или иные поручения. Например, уметь пользоваться мусоропроводом, доставать из почтового ящика газеты, журналы и т.д. Обязанности эти следует периодически менять, чтобы поддерживать интерес к ним и развивать некоторую способность к переключению в деятельности.

Практика работы с детьми, страдающими нарушением интеллекта, показывает, что им доступно выполнение элементарных видов домашнего труда. В младшем возрасте их следует научить подметать пол, вытирать пыль, убирать со стола и мыть посуду. В старшем возрасте они в состоянии овладеть мытьем полов, стиркой и глажением мелкого белья и т.д.

Обучая детей несложным трудовым навыкам, следует многократно показывать все, что они должны сделать, объясняя задание понятными, простыми словами. Одни и те же слова и фразы надо употреблять постоянно. Ребенку легче будет их усвоить. Иногда может оказаться, что ребенок еще не готов к выполнению данной работы, тогда на время от нее следует отказаться. Позднее можно попробовать снова обучить ребенка тому, что раньше он не мог усвоить. При обучении этой категории аномальных детей следует по возможности полнее использовать такую характерную для них черту, как склонность к подражанию. Повторяя за взрослым те или иные действия, ребенок через некоторое время становится в состоянии справиться с заданием самостоятельно, но под обязательным контролем. Необходимо всячески поощрять стремление детей выполнить работу правильно. Еще раз подчеркнем: нельзя упускать из виду крупицы положительного отношения к заданию — даже небольшие, подчас малозаметные успехи ребенка следует отметить и положительно оценить.

Остановимся лишь на отдельных разделах работы с глубоко отсталыми детьми. Многие родители откладывают начало коррекционной (направленной на преодоление недостатков развития) работы, считая, что с возрастом дети разовьются и с ними будет легче заниматься. В этих случаях к фактору глубокой умственной отсталости ребенка присоединяется педагогическая запущенность, что еще более усложняет процесс воспитания и обучения. Начинать занятия с ребенком надо как можно раньше и проводить их не эпизодически, а регулярно. Только в этом случае можно добиться определенных положительных результатов.

studbooks.net