Специалисты

Когда был открыт аутизм

14.06.2018

Светлана Зейналова рассказала, как ее избранник принял дочь с аутизмом

Телеведущая открыто призналась, что любит и любима. Любимый мужчина Светланы Зейналовой нашел пусть к сердцу ее ребенка.

Одна из самых позитивных телеведущих Светлана Зейналова, которая работает в эфире программы «Доброе утро», недавно открыто рассказала о том, что у нее совсем не простая судьба. Дочери Севетланы Александре поставили диагноз аутизм. Впервые врачи заметили, что изменения в поведении девочки, когда той было полтора года. С тех пор жизнь Зейналовой сильно изменилась – муж не смог принять суровую реальность и ушел из семьи, начались финансовые трудности, походы по больницам… Когда Светлане стало казаться, что хуже быть уже не может, она «отпустила» ситуацию.

«В тот момент, когда мне стало хорошо одной, за мной стали ухаживать мужчины. Он пришел в момент такой свободы. Это ощущение жизненное, и оно начинает притягивать людей…» — вспоминает в эфире программы «Наедине со всеми» Светлана о встрече с мужчиной, который впоследствии стал для нее опорой.

Зейналова не афиширует имени своего избранника, ничего не говорит о роде его деятельности. Ей не нужно выставлять свои отношения напоказ. Этот человек появился в жизни телеведущей, когда она смирилась с тем фактом, что маме ребенка с особенностями развития крайне сложно наладить свою личную жизнь. Хотя бы потому, что многие мужчины боятся трудностей. Ведь однажды Светлана уже обожглась, поверив в чувства молодого ухажера. Когда она привела его в дом познакомить с дочкой, узнав о диагнозе девочки, поклонник в прямом смысле слова сбежал. «Вот моя дочь, у нее аутизм, — сказала ведущая тому молодому человеку. — Он вышел, и больше не перезвонил… А теперь он делает вид, что со мной не знаком. Мне было обидно за саму ситуацию, что я такая дура».

К счастью, новый избранник Зейналовой оказался настоящим мужчиной, который начал заботиться не только о ней самой, но и сделал все, чтобы стать родным для ее дочки Саши. Когда Светлана пыталась объяснить ему, что дети с аутизмом пугаются всего нового, например, кататься на карусели, он просто не верил, брал девочку на руки и открывал для нее новый мир. «Я кинула ему статью прочитать про аутизм. Он почитал и постепенно своим неверием проломил эту стену, — говорит Светлана об отношениях дочери и своего любимого. — Она стала гулять по паркам, по торговым центрам. Он своей настойчивостью позволил совершить прорыв вперед. Для меня это было очень важно».

Даже имея негативный жизненный опыт, Светлана продолжает верить в любовь. Она открыто говорит о своих чувствах. Но вместе с тем Зейналова отмечает, что она сможет понять и простить своего избранника, если однажды ему покажется, что эта ноша слишком тяжела для него… «Я ему доверяю, мы его очень любим. Но я иногда думаю, что он может встать и сказать: «Я устал». Я знаю, что если он это сделает, то, видимо, мы правда будем сидеть у него в печенках… Я его настолько люблю как мужчину и как человека… Но я всегда в себе оставляю такое маленькое «но», — заключает телеведущая.

www.starhit.ru

Жизнь с аутизмом: дорогие методики и бесплатные идеи

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Аутизм изучают, аутизм уважают. Но, учитывая, что новые методики для аутистов многим родителям не по карману — есть ли смысл ходить на выставки, слушать специалистов и узнавать новое об исследованиях?

Анна Кук — журналист, живет в Англии с 2007 года.

Анна растит троих дочерей. У старшей дочки в три года был диагностирован аутизм.

Этот блог — о буднях и праздниках не совсем обычной семьи и о том, как в Англии относятся к проблемам детей с нарушениями развития.

Я трогаю Каспара за пяточку, он смеется и говорит, что ему щекотно. Я сильно щиплю его за нос, он огорчается и жалуется: «Больно «.

Каспар — это робот, созданный в качестве терапии для детей-аутистов, и на него сейчас огромный спрос. Он — и другие изобретения и терапии, представленные на крупной выставке The Autism Show в Лондоне, так и просятся поскорее в наш дом, для реабилитации моей дочки Лизы.

Но учитывая, что государству здесь, в Британии, дорогостоящие методики не по карману — и многим родителям в частном порядке, конечно, тоже — скоро ли они станут частью повседневной жизнью детей с аутизмом?

Каждый раз, собираясь на мероприятие, посвященное аутизму, я жду чуда: а вдруг всем нам выдадут по волшебной пилюле?

Такой пилюле, которая cразу сделает невозможное возможным, сложное простым, и даст мне ответы на все вопросы. А когда я вернусь домой, моя дочка кинется мне на шею и скажет: «Мамочка, я так соскучилась, а где ты была? Пойдем, я расскажу тебе, что я сегодня делала и покажу картину, которую нарисовала для тебя «.

Конечно, никаких волшебных пилюль никому не дают, и финансовая сторона новых решений каждый раз удручает. Но взамен я получаю нечто другое, реальное и весомое — чувство единения с другими людьми, также имеющими дело с аутизмом каждый день. Ощущение, что, как гласит название одного учебника, «идет работа «: аутизм изучают, аутизм уважают, аутизм адаптируют (и к аутизму адаптируются), с аутизмом живут.

Очень часто родители детей с аутизмом испытывают острое чувство одиночества, особенно на первых порах, когда, раздавленные, они выходят из кабинета педиатра, услышав: «Диагноз — аутизм. Больше я ничего не могу для вас сделать, всего хорошего «.

Здесь в Британии семьи месяцами ждут своей очереди, чтобы получить помощь от специалистов Национальной системы здравоохранения. И зачастую — чтобы разочароваться в предлагаемых методиках.

Такими родителями были и Джефф и Наргис Соппет из северного Лондона. Через год после того, как их сыну был поставлен диагноз «аутизм «, и они не знали, как действовать дальше и куда обратиться за советом, им пришла идея собрать на одной площадке как можно больше тех, кто может помочь им самим и другим семьям.

Так в 2011 году в Лондоне прошло первое The Autism Show — крупное мероприятие, на котором выступили британские специалисты в области аутизма, компании, продающие учебники и обучающие устройства, а также где о своем опыте «из первых рук » рассказали сами люди с аутизмом и синдромом Аспергера.

Выставка получила такой успех, что родители детей с аутизмом, которым слишком долго и дорого добираться до Лондона, взмолились организовать подобное в других районах Британии. Теперь двухдневное The Autism Show перемещается по трем городам: из Лондона в Бирмингем, а затем в Манчестер.

Я стараюсь регулярно посещать семинары и мастер-классы, связанные с аутизмом, и в этом году мне, наконец-то, самой удалось добраться и до этого, самого всеобъемлющего из подобных мероприятий, чему я очень рада.

«Методы помощи девочкам с аутизмом «, «Аутизм и трудоустройство «, «Как аутизм помог мне стать хорошим музыкантом «, «Преимущества получения диагноза в зрелом возрасте » — вот лишь несколько названий лекций, которые шли в лондонском зале ExCel.

Мне как маме семилетней дочки с аутизмом, конечно, в первую очередь было интересно побольше узнать об особенностях этого расстройства у девочек, послушать об опыте других родителей и присмотреть новые обучающие программы.

Все это мне в общем-то удалось, но главным впечатлением от выставки для меня оказалось нечто совершенно другое — мероприятие стало важным событием для самих людей с аутизмом.

Я слушаю выступление Ланы Грант — консультанта по проблемам аутизма, матери шестерых детей (в том числе с особенностями развития), женщины с аутизмом, получившей диагноз в 38 лет — после долгих лет депрессий и низкой самооценки.

На скамейке для слушателей передо мной сидят мама с дочкой-подростком. Лана Грант говорит о том, как сложно бывает выявить аутизм у девочек, поскольку они умеют лучше «маскировать» свои особенности и копировать поведение других, чтобы выглядеть «такими как все».

Мама обнимает дочку.

— Девочки выходят из кабинета врача и, получив диагноз, думают, что с ними что-то не так. — Продолжает лекцию Лана. — Но это неправда. Они просто другие.

— Ты слышала это? — шепчет мама дочке и ободряюще треплет ее по плечу.

— Очень важно принять себя таким или такой, какой ты есть. Вы должны уважать себя. Вы просто мыслите и чувствуете по-другому. Это нормально, — говорит Лана Грант.

Девочка-подросток решается задать вопрос:

— Я хожу в клуб после школы, и один мальчик мне просто не дает прохода. Он все время меня оскорбляет, потому что знает, что у меня аутизм. Что мне делать?

— Такие задиры есть в каждом классе и в каждой школе. Дело не в вас, а в нем, ему просто хочется быть очень крутым, — отвечает на вопрос спикер и предлагает девочке подробно обсудить ее проблему после лекции.

Я понимаю, что произошло что-то очень важное. Мама привела свою дочку с аутизмом на выставку, посвященную ее особенностям, на встречу со специалистом, которая знает проблему изнутри и снаружи. И я очень надеюсь, что после этой встречи обидные слова мальчишки-задиры уже не будут так ранить эту тихую застенчивую девочку.

Побыть ребенком с аутизмом, надев очки

У стенда британского Национального сообщества аутизма (NAS) я вижу несколько человек в очках виртуальной реальности. Сотрудница NAS протягивает такие очки и мне, вместе с наушниками и плюшевым динозавром. Мне предлагают прочувствовать то, что может испытывать ребенок с аутизмом в шумном супермаркете.

Я погружаюсь в виртуальную реальность и понимаю, что это фильм «Cлишком много информации», который я уже видела раньше на экране компьютера (я рассказывала о нем в одном из предыдущих блогов). Наушники и специальные очки усиливают впечатление в разы. На протяжении минуты я вижу и слышу мир глазами 11-летнего Алекса, мальчика с аутизмом.

Я слышу его тяжелое дыхание. Я наблюдаю, как его мама никак не может снять деньги через банкомат. Я поднимаю голову и вижу резкий свет дневных ламп. Я поворачиваю голову из стороны в сторону и вижу прохожих, выхватываю какие-то детали их одежды и обуви, фрагменты разговора.

Дыхание учащается. Мама никак не может набрать верный пин-код, я вижу ее все хуже. Я наклоняю голову вниз и вижу, что детские руки изо всех сил мнут динозаврика, и сама крепче сжимаю врученную мне мягкую игрушку.

Мама что-то мне говорит, успокаивает. Я не могу разобрать слова. Я начинаю задыхаться. И вдруг — темнота.

Через несколько секунд я опять вижу маму, она все еще меня успокаивает, но мы уже не в магазине, мы стоим на улице. Я могу слышать маму. Она говорит: «Все хорошо. Все хорошо «.

Я снимаю виртуальные очки оглушенная. Мне немного дурно и кружится голова. Я очень хочу побыть в тишине.

Я вспоминаю слова консультанта по аутизму, женщины с аутизмом Ланы Грант: «Когда я выступаю перед вами, вы скажете, я обычная, я не отличаюсь от других. Но вы не видели, чего мне стоило подготовиться к этому выступлению, и вы не увидите моего хлопанья руками и моего всплеска эмоций после того, как выставка закончится. Следующие несколько дней я проведу в своей комнате на кровати, чтобы восстановить силы. А потом меня ожидает новое выступление — в Бирмингеме «.

Робот Каспар в каждый дом?

Добрый час я потратила, рассматривая стенды с обучающими и сенсорными игрушками для детей с аутизмом. Больше всего мне захотелось принести домой для дочки Лизы Каспара, куклу-робота, размером с ребенка, но он, увы, не продавался.

Несколько лет назад робот Каспар, разработанный учеными университета графства Хартфордшир, уже наделал шума в средствах массовой информации. .

Этот робот с нарочито примитивными чертами лица, простыми движениями и короткими фразами был создан специально для того, чтобы обучать детей с аутизмом навыкам общения. Его можно трогать, щипать, щекотать и даже бить, чтобы понять, какой это произведет эффект.

— Представляете, если бы дети так щипали кого-то в садике? — объясняет мне один из разработчиков Каспара, доктор Бен Робинс. — А так они могут сколько угодно играть с роботом, и наши исследования показали, что в конце концов дети с аутизмом учатся понимать, что правильно, а что нет, и распознавать эмоции.

С Каспаром можно вместе постучать в бубен, закрыть глаза и сказать ему «ку-ку «, улыбаться и петь песни. Дети, участвовавшие в исследовании, стали копировать движения робота и потом общаться со своими сверстниками.

Я не сомневаюсь, что Лиза тоже с удовольствием познакомилась бы с Каспаром, но модель еще в разработке, и создатели ищут спонсоров — для проекта «Каспар в каждую школу».

Доктор Робинс предлагает мне вариант: «Свяжите меня со школой, где учится ваша дочка, и мы попробуем организовать для вас одного робота «.

В первый же учебный день я передала всю информацию директору Лизиной школы. Кажется, уже в октябре Каспар приедет в гости к нашему классу.

Я выхожу с выставки очень усталая, но, как всегда после таких мероприятий, готовая двигаться дальше, искать к Лизе новые подходы, искать способы финансирования новых терапий для нее.

Большинство представленных терапий мне, прямо скажем, оказались не по карману. Но прослушивая выступления специалистов, я исписала полблокнота идеями для занятий с Лизой, тезисами, объясняющими проблемное поведение детей с аутизмом и способами их коррекции. Постоянное самообразование для родителей таких детей, как моя Лиза, — это необходимость.

В минуты же Лизиных истерик у меня перед глазами теперь все время стоит мама мальчика Алекса, которую я видела в виртуальных очках. Она спокойно и понимающе повторяет: «Все хорошо. Все хорошо».

www.bbc.com

Аутизм и синдром Аспергера: новая история заболеваний

Аутизм или родственный ему синдром Аспергера и расстройство аутистического спектра получили известность не так давно. Что по этому поводу думает профессор Гарварда, бакалавр биологии и магистр истории и социологии Стивен Шейпин?

Открытие и каталог известных аутистов

Аутизм был открыт и определен как отдельное патологическое состояние двумя терапевтами, работавшими независимо друг от друга в годы Второй мировой: Лео Каннером, австрийским эмигрантом из университета Джона Хопкинса, и Гансом Аспергером, работавшим в оккупированной нацистами Вене.

За открытием аутизма пришло убеждение, что он существовал всегда. В каталог известных личностей с таким диагнозом входили Ньютон, Моцарт, Бетховен, Джейн Остин, Кант, Джефферсон, Дарвин, Льюис Кэрролл, Эмили Дикинсон и Витгенштейн.

Но в прошлом также было множество безвестных людей, которым могли бы поставить подобный диагноз. Некоторые из этих необщительных социальных отщепенцев скорее всего не однажды получали неправильный диагноз: например, им говорили, что они страдают от множества психических расстройств («имбецильность», «умственная отсталость», шизофрения). Об этом, кстати, свидетельствует то, что Каннер использовал слово «аутизм», производное от греческого «сам, он» и обозначавшее в те времена приписываемую шизофрении социальную изоляцию.

Иногда к ним относились с ужасающей жестокостью, иногда – с поразительной терпимостью. Некоторые жили своей жизнью вне исторических систем медицинской диагностики и медицинского управления, и скорее всего их просто считали «эксцентричными» – один из принятых способов быть приемлемо ненормальным.

В результате находки Каннера и Аспергера помогли перевести многих людей из одной психиатрической категории в другую. В начале XX века дети, которым бы в наши дни поставили диагноз «аутизм», зачастую оказывались в психиатрических учреждениях. Их родителям советовали жить своей жизнью и забыть о своих несчастных детях, чьи симптомы обычно начинали проявляться в возрасте около двух лет.

Новая категория Каннера стала радостной новостью для родителей, не имевших возможности вернуть себе детей, заточенных в специальных учреждениях, будучи уверенными, что это умный, чувствующий человек, закованный внутрь того, что порой называют «маской аутизма».

Кадр из фильма «Жутко громко и запредельно близко»

Что почитать об аутизме

Книга «Понимание аутизма» Хлои Сильверман – самая чувственная работа, написанная академическим историком, а бестселлер Стива Сильбермана «Нейроплемена» – давняя история аутизма, которая заканчивается дискуссией о том, как мы должны думать о нем сегодня.

Теперь же выходит работа «В ином ключе: История аутизма» журналистов Джона Донвэна и Карен Цукер. Как и у многих экспертов в этой области, у них есть личный интерес. Сводный брат Донвэна и сын Цукер страдают аутизмом.

«В ином ключе» – история о том, как, проходя через многие американские институты, формировалось определение этой проблемы.

Вскоре после открытия Каннера аутизм стал рассматриваться как расстройство развития, вызванное плохим воспитанием, в особенности со стороны матерей, которые не были привязаны к своим детям и рожали детей, неспособных любить.

Злодей в этой ситуации – еще один австрийский эмигрант, Бруно Беттельгейм, который благодаря своей докторской степени по искусствоведению и невероятной наглости убедил Фонд Форда профинансировать его исследования и высокую должность детского психолога в Чикагском университете.

В статье под названием «Джо, механический мальчик», опубликованной в Scientific American в 1959 году, Беттельгейм выдвинул идею, что аутизм является рациональной реакцией детей, которые из-за недостатка материнской любви превращали себя в машины. Беттельгейм считал, что излечить таких детей можно, постепенно «внедряя в них эмоции».

Каннер также склонялся к обвинению матерей. И хотя он изначально считал аутизм «врожденным», он взял на себя ответственность за создание термина «холодной матери», чтобы описать причины аутизма по Беттельгейму.

В конце концов Каннер отказался от этого и вернулся к изначальной точке зрения: «Тем самым я оправдываю вас как родителей», – заявил он матерям и отцам детей, больных аутизмом, в 1969 году.

Позже исследования показали, что однояйцевые близнецы сильнее подвержены к разделению аутизма, чем двуяйцевые, из-за чего возникло предположение о существовании генетической причины. Поиском истоков аутизма в течение некоторого времени занимались в основном неврологи и генетики.

Кадр из фильма «Человек дождя»

Как бы ни были вредны старые заблуждения, они способствовали росту осведомленности об этом состоянии. Первые несколько десятилетий с момента издания оригинальной работы Каннера мало кто что-то знал или хотя бы слышал об аутизме. Но если посмотреть «Шоу Дика Каветта» 1971 года, где мы видим, как Беттельгейм называет аутизм «самым жестоким психотическим нарушением у детей, известным человечеству». Для родителей таких детей осведомленность критически важна. Это страшный опыт – родить ребенка, который не говорит, который не хочет, чтобы к нему прикасались, который вредит самому себе, который требует порядка, который родители не могут предоставить, чьи глаза – не зеркало его души, а беспроглядный черный омут. Общественное признание жизненно необходимо, как ради них самих, так и для мобилизации ресурсов для лечения, поддержки и возможного достижения выздоровления. То, как было достигнуто это признание – важная часть книги Донвэна и Цукер.

Тщательно подготовленное выступление Дастина Хоффмана в «Человеке дождя» 1988 года почти наверняка обозначило переломный момент в культуре.

До фильма практически никто не знал о существовании состояния, называемого аутизмом. С тех пор популярные концепции получили дальнейшее развитие – в последних работах Оливера Сакса, в его книге «Антрополог на Марсе» 1995 года; «Мышлении в картинках» Тэмпл Грандины, аутистки и профессора; в романе Марка Хэддона, вышедшем в 2003 году под названием «Загадочное ночное убийство собаки», где ярко описано, как познает мир ребенок-аутист.

Все это развило кампании по увеличению осведомленности, но в центре «В ином ключе» стоит энергия и смекалка родителей. Героиня книги Рут Салливан приняла диагноз сына, нашла поддержку и способ лечения. Переезжая из одного штата в другой, Салливан стала одним из основателей Национального общества для детей-аутистов, которое заставляло школы и законодательные органы признавать состояние и обеспечивать аутистов соответствующими условиями. Она умело привлекала влиятельных друзей-политиков. Спустя всего несколько лет после того как она переехала в Западную Вирджинию и начала там обосновываться, штат стал первым принявшим документ о специальном образовании для детей-аутистов.

Такие родители, как Салливан, отказывались сдавать своих детей в психиатрические лечебницы или винить себя в возникновении состояния, постепенно формируя запутанные группы активистов с различными повестками дня и разнообразными концепциями относительно того, что собой представляет аутизм. Все они настаивали на том, что «нужно что-то делать», но распадались, когда доходило до того, что же это все-таки такое и что именно нужно с этим делать.

История терапии аутизма

Одним из первых видов терапии для лечения аутизма был прикладной анализ поведения (ПАП), радикальная программа модификации поведения, которую норвежско-американский психолог Ивар Ловаас начал разрабатывать еще в шестидесятые.

Ловаас первым отказался от использованием электрошока, с целью предотвращения нежелательного поведения и остановился на методе позитивного поощрения.

К 1987 году ученый уже восстановил нормальное поведение у 47% своих пациентов, что тогда было фантастикой, ведь многие эксперты считали аутизм неизлечимым. И ученый мир разделился на два лагеря: скептиков и фанатов ПАП.

Но сказать, что ПАП стал панацеей нельзя.

Метод предполагал до 60 часов экспертного внимания в неделю на протяжении двух-трех лет. К тому же он был не всем по карману. В 80-х стоимость полной домашней индивидуальной программы ПАП могла достигать 50 тысяч долларов в год, и родители брали второй кредит вдобавок к ипотеке, чтобы ее оплатить.

В 1990 году в «Акте об образовательных услугах для лиц с ограниченными возможностями» аутизм упоминался в числе состояний, которые должны были учитываться всеми бюджетными школами. Если школы сопротивлялись, родители могли подать на них в суд. И школы уступили. Этот проект лишал ресурсов других достойных получателей, и многие подозревали, что ПАП – всего лишь очередная модная терапия. Но некоторые родители были сутяжниками, а некоторые – еще и юристами, и школы стали проигрывать десятки так называемых «дел Ловааса».

Можно считать, что закон решал, что было эффективным с медицинской точки зрения, а можно считать, что это решали родители-активисты. Но правильнее было бы сказать так: закон отвечал на родительское мнение.

Между законом, активистами и оптимистично настроенными терапевтами все было решено: жизнь детей-аутистов можно значительно улучшить, и лечение возможно.

Кадр из фильма «Что гложет Гилберта Грейпа?»

Первая серьезная попытка измерить распространенность аутизма была сделана в Великобритании в 60-е годы. Предле всего, чтобы узнать, какой процент населения страдал аутизмом, нужно было решить, что это вообще такое. Эксперты не могли прийти к единому мнению, и не только относительно того, как называть данное состояние, но и относительно его диагностических критериях.

Один британский детский психиатр писал: «Никак нельзя быть уверенным, что все эти авторы говорят об одном и том же состоянии».

В середине шестидесятых психолог, работавший в больнице Модсли в Лондоне, составил список из двадцати двух диагностических признаков. Он рассылал по школам и больницам района опросники и затем лично осматривал детей, которые, по его мнению, отвечали достаточному числу критериев для дальнейших исследований. Он обнаружил, что дети с определенными признаками демонстрировали более ограниченные возможности, по сравнению с остальными.

Психолог разделил выборку, проведя, по собственному признанию, произвольную черту в массиве данных, и дал первую оценку доли больных: 4,5 из 10 000 «подходящих по возрасту» жителей Лондона, или примерно 1 из 2200. Это было важное открытие, которое в то же время вызвало много споров, но в конечном счете важнее было то, насколько сложно оказалось в принципе определить норму. Британский психиатр Лорна Уинг (мама ребенка-аутиста) сконцентрировалась на «почти подходивших» – детях, отвечавших некоторым критериям, но не признанных аутистами.

Так появился термин «синдром Аспергера». Дети с синдромом Аспергера обладали хорошими языковыми способностями, а некоторые отличались своими когнитивными навыками в таких сферах, как математика. Для Уинг синдром Аспергера не был отдельным расстройством. Он занимал место на спектре аутизма. У нее были не только теоретические цели: как активист она намеревалась увеличить число людей, получающих диагноз «аутизм» и, как следствие, получающих необходимую помощь.

Кадр из фильма «Снежный пирог»

Я назову ребенка хоть зеброй, если так я смогу дать ему ту помощь, в которой он, по моему мнению, нуждается.

Сейчас сформировалось общее мнение, что аутизм – это состояние, вызванное неврологическими и химическими процессами, и важную роль в нем играет генетический аспект. Однако поиск конкретных причин еще не закончен, и маловероятно, что какой-то единственный фактор когда-нибудь будет объявлен первопричиной всех случаев из ныне признанного спектра. Лекарства тоже нет. Если вы «попадаете в спектр», вы можете никогда не почувствовать себя похожим на других людей, но при должной терапии вы можете научиться казаться похожим, а это уже немало.

Тем временем, термины «аутизм», «синдром Аспергера» и «спектр» вышли за рамки психиатрии и вошли в обиход. Если у всех нас есть тенденции из спектра и проявления Аспергера, значит, эти обозначения не имеют особого смысла как медицинские категории. Спектр растянулся до предела, и аутизм теперь находится на социальной границе между тем, что считается нормой патологией, между эксцентричностью и чем-то, что нужно лечить. Эти вопросы – часть нашей морали, и мы не можем ожидать, что их решит медицина, клинические исследования или даже закон.

www.likar.info

Операция «Оверлод». Высадка американских и британских войск в Нормандии.

Фронт вооруженной борьбы США и Великобритании, а также войск ряда союзных им государств, против нацистской Германии в 1944-1945 гг. в Западной Европе был открыт 6 июня 1944 г. высадкой англо-американских экспедиционных сил на территории Северной Франции (Нормандская десантная операция).

С самого начала Великой Отечественной войны советское руководство ставило перед США и Великобритании вопрос о скорейшем открытии англо-американскими войсками второго фронта в Западной Европе. Высадка союзников во Франции вела к уменьшению потерь Красной Армии и гражданского населения, быстрейшему изгнанию противника с оккупированных областей. На некоторых этапах боевых действий в 1941 — 1943 гг. проблема второго фронта имела для Советского Союза критическое значение. В то же время, своевременное открытие боевых действий на Западе могло значительно ускорить разгром фашистского блока, сократить продолжительность всей Второй мировой войны. Однако для западных лидеров вопрос о втором фронте был в большой степени вопросом претворения в жизнь их стратегии.

В ходе переговоров наркома иностранных дел В.М. Молотова с премьер министром Великобритании У. Черчиллем и президентом США Ф. Рузвельтом в мае-июне 1942 г. была достигнута договоренность о создании второго фронта в Западной Европе в 1942 г. Однако вскоре после переговоров западные лидеры приняли решение пересмотреть свои прежние обязательства и перенести открытие второго фронта

Лишь в ходе Тегеранской конференции в ноябре-декабре 1943 г. вопрос о сроках открытия второго фронта был решен. Союзники согласились высадить свои войска во Франции в мае 1944 г. Со своей стороны, Сталин сделал заявление, что примерно в то же время он начнет на советско-германском фронте мощное наступление.

Общее руководство боевыми операциями союзников в Европе было возложено на командующего экспедиционными силами генерала Д. Эйзенхауэра. Во главе английской группы войск стоял фельдмаршал Б. Монтгомери. Открытие второго фронта искренне приветствовали в Москве. Но за двухлетний период откладывания союзниками высадки в Северной Франции — с мая 1942 до июня 1944 гг. только безвозвратные потери советских вооруженных сил (убитыми, пленными и пропавшими без вести) составили более 5 млн человек.

Мягков М.Ю. Второй фронт. // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010

ПЕРЕПИСКА У.ЧЕРЧИЛЛЯ И И.СТАЛИНА В ПЕРИОД ВЫСАДКИ СИЛ СОЮЗНИКОВ В НОРМАНДИИ, 6-9 июня 1944 г.

А) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 6 июня 1944 года.

Все началось хорошо. Мины, препятствия и береговые батареи в значительной степени преодолены. Воздушные десанты были весьма успешными и были предприняты в крупном масштабе. Высадка пехоты развертывается быстро, и большое количество танков и самоходных орудий уже на берегу.

Виды на погоду сносные, с тенденцией на улучшение.

Б) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 6 июня 1944 года.

Ваше сообщение об успехе начала операций «Оверлорд» получил. Оно радует всех нас и обнадеживает относительно дальнейших успехов.

Летнее наступление советских войск, организованное согласно уговору на Тегеранской конференции, начнется к середине июня на одном из важных участков фронта. Общее наступление советских войск будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск.

Обязуюсь своевременно информировать Вас о ходе наступательных операций.

В) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 7 июня 1944 года.

1. Благодарю Вас за Ваше послание и поздравление по поводу Рима. В отношении «Оверлорда» я вполне удовлетворен положением, как оно развивалось до полудня сегодня, 7 июня. Только в одном прибрежном районе, где высаживались американцы, были серьезные трудности, причем теперь они ликвидированы. В тылу противника на его флангах благополучно приземлились двадцать тысяч авиадесантных войск, в каждом случае они установили контакт с американскими и британскими войсками, высаженными с моря. Мы переправились с небольшими потерями. Мы рассчитывали потерять около 10 тысяч человек. Мы надеемся иметь сегодня к вечеру на берегу большую часть четверти миллиона людей, включая значительное количество бронетанковых сил (танков), выгруженных на берег со специальных судов или дошедших до берега своим ходом, вплавь. В этом последнем типе танков были довольно значительные потери, особенно на американском фронте, вследствие того, что волны опрокидывали эти плавающие танки. Мы должны теперь ожидать сильных контратак, но мы рассчитываем на превосходство в бронетанковых силах и, конечно, на подавляющее превосходство в воздухе всякий раз, когда небо будет свободно от облаков.

2. Вчера поздно вечером в районе Кана имело место танковое сражение наших только что выгруженных на берег бронетанковых сил с пятьюдесятью танками противника из 21-й бронетанковой гренадерской дивизии, в результате которого противник оставил поле боя. Сейчас вступает в действие 7-я британская бронетанковая дивизия, и она должна нам дать превосходство в течение нескольких дней. Речь идет о том, какое количество сил они могут бросить против нас в ближайшую неделю. Погода в районе Канала, по-видимому, не будет как-либо препятствовать продолжению нашей высадки. В самом деле, погода кажется более обещающей, чем прежде. Все командующие удовлетворены тем, что в действительности в процессе высадки десанта дела шли лучше, чем мы ожидали.

3. Особо секретно. Мы предполагаем очень скоро устроить два больших сборных порта на берегах широкого залива в устье Сены. Ничего похожего на эти порты не было видано когда-либо раньше. Большие океанские лайнеры будут иметь возможность разгружаться и через многочисленные причалы доставлять снабжение сражающимся войскам. Это должно быть совершенно неожиданным для противника, и это позволит производить накопление в весьма значительной степени независимо от условий погоды. Мы надеемся в скором времени в ходе операций захватить Шербур.

4. С другой стороны, противник будет быстро и интенсивно концентрировать свои силы, и бои будут ожесточенными, и их масштабы увеличатся. Мы по-прежнему надеемся, что к дате D-30 мы развернем около 25 дивизий со всеми их вспомогательными войсками, причем оба фланга фронта будут упираться в море и фронт будет располагать по крайней мере тремя хорошими портами: Шербуром и двумя сборными портами. Этот фронт будет непрерывно снабжаться и расширяться, причем позднее мы надеемся включить Брестский полуостров. Но все это зависит от случайностей войны, которые Вам, Маршал Сталин, так хорошо известны.

5. Мы надеемся, что эта успешная высадка и победа под Римом, плоды которой еще нужно собрать с отрезанных дивизий гуннов, обрадуют Ваших доблестных солдат после всего бремени, которое им пришлось нести и которое никто за пределами Вашей страны не ощущал более остро, чем я.

6. После того как я продиктовал вышеизложенное, я получил Ваше послание, касающееся успешного начала «Оверлорда», в котором Вы говорите о летнем наступлении советских войск. Я сердечно благодарю Вас за это. Я надеюсь, что Вы обратите внимание на то, что мы никогда не задавали Вам ни одного вопроса ввиду нашего полного доверия к Вам, Вашему народу и Вашим войскам.

Г) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 9 июня 1944 года.

Ваше послание от 7 июня с сообщением об успешном развертывании операции «Оверлорд» получил. Мы все приветствуем Вас и мужественные британские и американские войска и горячо желаем дальнейших успехов. Подготовка летнего наступления советских войск заканчивается. Завтра, 10 июня, открывается первый тур нашего летнего наступления на Ленинградском фронте.

Д) СТРОГО СЕКРЕТНО ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 9 июня 1944 г.

Я был очень рад получить Ваше послание, которое я сообщил генералу Эйзенхауэру. Весь мир может видеть воплощение тегеранских планов в наших согласованных атаках против нашего общего врага. Пусть же всяческие удачи и счастье сопутствуют советским армиям.

Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т.1. М., 1986

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА

Период от дня «Д» до нашего решительного прорыва вражеской обороны 25 июля составил определенную фазу в операциях союзных войск и получил название «Сражение за плацдарм». Эта фаза включала в себя ряд непрерывных и тяжелых боев, в ходе которых, если не считать захвата Шербура, нам не удалось далеко продвинуться. Однако именно в это время были подготовлены условия для последующих действий по освобождению Франции и Бельгии.

Со дня, как мы высадились на берег, боевые действия нигде не приобретали позиционного характера времен Первой мировой войны, за исключением боев у отдельных изолированных пунктов. Однако такая возможность существовала, и все мы, а особенно наши английские друзья, это все это помнили.

Ко 2 июля 1944 года мы высадили в Нормандии около миллиона человек, в том числе 13 американских, 11 английских и 1 канадскую дивизии. В этот же период мы выгрузили на берег 566 648 тонн грузов и 171 532 автошины. Это была очень тяжелая и изматывающая работа, но она окупилась сторицей, когда мы, наконец, подготовились к нанесению удара по противнику всей мощью. За эти первые три недели мы захватили 41 тыс. пленных. Наши потери составили 60 771 человек, из них 8975 убитыми.

Эйзенхауэр Д. Во главе союзных войск. // Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990

histrf.ru

Вопрос-ответ. Что такое синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм?

Форма аутизма с развитой устной речью: что важно знать родителям

Что такое синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм?

Национальный институт неврологических расстройств и инсульта (National Institute of Neurological Disorders and Stroke, NINDS), отделение Национального института здоровья США, определяет синдром Аспергера как нарушение развития, которое характеризуется следующими особенностями:

– приверженность повторяющейся рутине или ритуалам;

– особенности речи и языка, такие как чрезмерно формальная манера речи или монотонная речь, либо буквальное восприятие оборотов речи;

– социально и эмоционально неуместное поведение и неспособность успешно взаимодействовать с ровесниками;

– проблемы с невербальной коммуникацией, включая ограниченную жестикуляцию, недостаточную или неуместную мимику или странный, застывший взгляд;

– неуклюжесть и плохая моторная координация.

Ниже приводится история синдрома Аспергера, согласно NINDS. Мы надеемся, она поможет вам лучше понять это расстройство и значение диагноза для вашего ребенка и семьи.

В 1944 году австрийский педиатр по имени Ганс Аспергер наблюдал в своей практике четырех детей, у которых были трудности с социальной интеграцией. Хотя их интеллект казался нормальным, детям не хватало навыков невербальной коммуникации, способности проявлять эмпатию к сверстникам, и они отличались физической неуклюжестью. Их речь была либо затрудненной, либо излишне формальной, в их разговорах доминировал всепоглощающий интерес к одной-единственной теме.

Наблюдения Аспергера, опубликованные на немецком языке, были практически неизвестны до 1981 года, когда британский врач по имени Лорна Винг опубликовала серию описаний случаев детей со схожими симптомами. Она назвала эти симптомы синдромом «Аспергера». Работы Винг получили большую популярность и широкое распространение. Синдром Аспергера был признан отдельным расстройством и диагнозом в 1992 году, когда его включили в десятое издание Международной классификации болезней (МКБ-10) – диагностическое руководство Всемирной организации здравоохранения. В том же году диагноз включили в четвертое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-IV) Американской психиатрической ассоциации.

Люди с диагностированным аутизмом или расстройством аутистического спектра, обладающие нормальными когнитивными способностями, и у которых была значительная задержка в овладении речью в детстве очень похожи на людей с синдромом Аспергера. Высокофункциональный аутизм и синдром Аспергера объединяют общие симптомы, и людям с этими диагнозами помогают одинаковые подходы к лечению.

Каковы симптомы синдрома Аспергера/ высокофункционального аутизма?

Очень часто синдром Аспергера не диагностируется до школьного возраста. В отличие от аутизма синдром Аспергера определяется, главным образом, по социальному взаимодействию ребенка. У детей с синдромом Аспергера развитие речи происходит типично, их словарный запас часто бывает выше среднего. Тем не менее, вы можете заметить, что когда ваш ребенок взаимодействует с другими людьми, он или она с трудом или неуместно используют свои речевые навыки. Из-за своевременного овладения речью симптомы синдрома Аспергера в раннем возрасте трудно отличить от других нарушений поведения, таких как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). В результате вашему ребенку первоначально могут поставить диагноз СДВГ, пока проблемы, связанные с неспособностью к социализации, не выходят на первый план.

Ниже приводится список симптомов, которые могут присутствовать у детей с синдромом Аспергера:

– ребенок очень редко взаимодействует с другими людьми или ведет себя неадекватно в социальных ситуациях;

– «роботоподобная» или повторяющаяся речь;

– навыки невербальной коммуникации ниже среднего, в то же время навыки вербальной коммуникации средние или выше среднего;

– склонность говорить скорее о себе, чем о других;

– неспособность понять темы или фразы, которые считаются «общеизвестными»;

– недостаточный контакт глазами или обмен фразами во время разговора;

– одержимость специфическими и необычными темами;

– односторонняя манера разговора;

– неловкие движения и/ или манеры.

Одна из самых заметных и определяющих черт синдрома Аспергера – это чрезмерная увлеченность какой-то одной темой. Это могут быть простые вещи – например, холодильники или погода – или сложные темы вроде правления президента Франклина Делано Рузвельта во время Великой депрессии. Дети проявляют повышенное внимание к этим темам, они стремятся к тому, чтобы узнать всё, что только возможно, об этом предмете – все возможные факты и детали. В результате они становятся настоящими экспертами в своей любимой области.

Дети с синдромом Аспергера могут имитировать односторонние разговоры с другими, при этом они говорят только про факты, которые связаны с их интересом. Они могут даже не представлять, как говорить о чём-то еще, либо они не способны слушать и понимать ответы собеседников. Ваш ребенок может не понимать, что его или её собеседники уже давно перестали слушать или ничего не понимают в этой теме.

Другой симптом синдрома Аспергера – неспособность понять действия, слова или поведение других людей. Люди с синдромом Аспергера очень часто не понимают юмор или скрытые смыслы определенных фраз или действий других людей. Жесты или выражения лица – например, улыбка, нахмуренное выражение или жест «иди сюда» – могут не иметь смысла для ребенка с синдромом Аспергера, потому что он не может понять невербальные знаки. Из-за этого социальный мир кажется ему или ей очень запутанным и утомительным. Более того, люди с синдромом Аспергера испытывают трудности с тем, чтобы посмотреть на ситуацию глазами другого человека. Из-за этой неспособности им трудно предсказывать или понимать действия других людей. Кроме того, людям с синдромом Аспергера часто, хотя и не всегда, трудно регулировать свои эмоции.

Людей с синдромом Аспергера может отличать необычная или неловкая манера речи. Они могут говорить слишком громко, монотонно или со странным акцентом. Этим людям трудно понять социальные ситуации, и в результате они не знают, какая тема для разговора или манера речи подходит для конкретной ситуации или является неуместной. Например, ребенок всегда говорит очень громко, он заходит в церковь и продолжает говорить очень громко, не понимая, что нужно говорить тише.

Другой типичный признак синдрома Аспергера – неловкие движения или задержка в развитии моторных навыков. Могут присутствовать необычная походка или плохая координация движений. Хотя эти люди часто обладают высоким интеллектом и демонстрируют развитые языковые навыки, они могут быть просто не способны поймать мяч или научиться прыгать на батуте, несмотря на многочисленные попытки научить их это делать.

Очень важно отметить, что не все люди с синдромом Аспергера демонстрируют каждый из вышеперечисленных симптомов – присутствие или тяжесть каждого симптома очень индивидуальны, несмотря на общий диагноз. Более того, вне зависимости от некоторых или всех вышеперечисленных симптомов, каждый человек с аутизмом обладает собственными талантами или сильными сторонами.

Что вызывает синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм?

Важно помнить о том, что расстройства аутистического спектра – это не какое-то одно расстройство с одной причиной. Это скорее группа схожих расстройств с различными причинами. В большинстве случаев синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм вызван комбинацией генетических факторов риска и факторов риска в окружающей среде. Многие гены, скорее всего, связаны с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом. Предполагается, что эти гены взаимодействуют с факторами окружающей среды. Многие исследования, которые проводятся сейчас, направлены на изучение как генетических факторов, так и факторов окружающей среды, которые приводят к развитию факторов аутизма.

Существует ряд мифов о людях с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом. Он не может быть вызван воспитанием, ошибками родителей или эмоциональными травмами в раннем детстве. Синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм – это нейробиологическое расстройство, которое не является результатом жизненного опыта ребенка.

Сильные и слабые стороны при синдроме Аспергера

Это лишь самый общий список. На каждую отдельную сильную сторону или проблему можно найти примеры людей, для которых верно прямо противоположное. Например, неуклюжесть – это очень распространенная проблема. Однако у некоторых людей с синдромом Аспергера есть талант к движению – например, они могут быть одарёнными танцорами.

– внимание к деталям;

– высокая одаренность в одной области;

– глубокие исследования по теме интереса, которые формируют энциклопедические знания;

– склонность к логическим рассуждениям (полезно в ситуациях, когда на решения могут повлиять эмоции);

– меньше беспокоятся о том, что подумают о них другие люди (может быть как сильной, так и слабой стороной);

– независимость мышления. Часто приводит к новым «озарениям», благодаря новому взгляду на предметы, идеи и концепции;

– часто: развитое визуальное восприятие (мышление в форме картинок или видео);

– часто: красноречивость (склонность к детальным описаниям, которая полезна, если нужно указать путь заблудившемуся человеку);

– выслушивание других людей без осуждения;

– часто: средний или выше среднего интеллект.

– понимание «общей» картины;

– «неровность» в навыках;

– мотивация к занятиям, которые не относятся к сфере интересов;

– часто: восприятие чужих эмоций;

– восприятие неписанных правил социального взаимодействия. Могут выучить эти правила через прямые инструкции и социальные рассказы, например «Карточки силы» (Gagnon, 2004);

– трудности восприятия некоторых модальностей – слуховой, кинестетической и так далее;

– трудности с распознаванием и обобщением важной информации в разговоре;

– проблемы сенсорной интеграции, когда входящая информация регистрируется не полностью или искажается. Сложности с игнорированием шумов на заднем фоне;

– трудности с обобщением концепций и навыков;

– трудности с выражением сочувствия ожидаемым и понятным другим людям образом;

– нарушения исполнительного функционирования, которые приводят к трудностям с планированием долгосрочных задач.

Исполнительное функционирование и теория психического

Люди с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом часто сталкиваются с проблемами, связанными с их неспособностью распознать определенные социальные подсказки и навыки. У них могут быть трудности с обработкой больших объемов информации и общением с другими людьми. Эти проблемы связаны с двумя базовыми проблемами – нарушениями исполнительного функционирования и теории психического.

Исполнительное функционирование – это такие навыки, как организация, планирование, поддержание внимания к выполняемому заданию, подавление неуместных импульсов. Теория психического – это способность понимать, что думают и чувствуют другие люди, и как это относится к самому человеку. Обе эти проблемы влияют на поведение людей с синдромом Аспергера.

Трудности в области исполнительного функционирования могут проявляться разным образом. Некоторые уделяют внимание мельчайшим деталям, но не могут понять, как объединить эти детали в общую картину. Другим трудно концентрировать внимание на чем-то одном или организовать свои мысли и действия. Трудности исполнительного функционирования часто связаны с плохим контролем над импульсами. Темпл Грандин однажды сказала: «Я не могу удержать часть информации в своем разуме, пока я планирую следующий шаг в последовательности». У людей с синдромом Аспергера часто плохо развиты навыки исполнительного функционирования, такие как планирование, построение последовательности действий и саморегуляции.

Проблемы с теорией психического – это неспособность человека понять или определить мысли, чувства и намерения других людей. Людям с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом часто сложно распознать чувства других людей, что иногда называют «слепотой к чужому разуму». В результате такой слепоты люди с синдромом Аспергера часто не понимают, являются ли действия других людей преднамеренными или непреднамеренными.

Эти проблемы часто приводят к тому, что окружающие считают, что человек с синдромом Аспергера не сочувствует им или не понимает, а это осложняет социальные ситуации.

Дефицит теории психического часто оказывает большое влияние на жизнь людей с синдромом Аспергера. В книге «Синдром Аспергера и трудные моменты» Бренды Смит Майлс и Джека Саутвика авторы иллюстрируют следующие проблемы, связанные с теорией психического:

1. Трудности с объяснением чужого поведения.

2. Трудности с пониманием чужих эмоций.

3. Трудности с предсказанием чужого поведения или эмоционального состояния.

4. Проблемы с пониманием чужой точки зрения.

5. Проблемы с пониманием чужих намерений.

6. Проблемы с пониманием того, как твое поведение влияет на мысли и чувства других людей.

7. Проблемы с объединенным вниманием в группе и другими неписанными социальными правилами.

8. Неспособность отличить выдумку от факта.

Озонофф, Доусон и МакПартланд в своей книге «Руководство родителей по синдрому Аспергера и высокофункциональному аутизму» предлагают несколько рекомендаций для помощи детям с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом в классе. Для решения проблем в области исполнительного функционирования они предлагают следующие рекомендации:

– ежедневно заполняйте тетрадь по выполнению домашних работ, которая ведется и дома, и в школе. Так все стороны будут в курсе, какую работу должен выполнить ребенок и каковы его успехи;

– большие задания лучше делить для ребенка на небольшие части, с каждой из которых ребенок легко может справиться;

– для самоорганизации ребенок может использовать ежедневники или компьютеры-наладонники;

– ребенку лучше распечатать расписание уроков для дома и с собой;

– нужно выделять достаточно времени на инструкции, повторение инструкций и индивидуальную помощь ученику;

– в классе ребенку лучше всего сидеть прямо перед учителем и вдали от всех отвлекающих факторов.

Синдром Аспергера и аутизм – существует ли разница?

После диагноза у вас может появиться много вопросов, и вы можете пытаться найти на них ответы. Один из таких вопросов – насколько синдром Аспергера похож или отличается от других расстройств аутистического спектра? Синдром Аспергера – это часть спектра аутизма, но его отличие – в раннем развитии речи. Это и выделяет синдром Аспергера среди других первазивных расстройств развития.

Синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм часто описывают как один и тот же диагноз. Хотя сейчас они считаются двумя разными диагнозами, продолжаются дебаты о том, насколько это необходимо. Вполне возможно, что в будущем их объединят в одну категорию. Люди с высокофункциональным аутизмом и синдромом Аспергера обладают средним или выше среднего интеллектом, но они могут испытывать трудности, связанные с социальным взаимодействием и коммуникацией.

Диагноз может вызывать замешательство у родителя и ребенка, так как кажется, что термины не определяются четко. Очень важно помнить о том, что синдром Аспергера и высокофункциональный аутизм, по большому счёту, проявляются одинаково и требуют одинаковых подходов к лечению.

Основная разница в том, что высокофункциональный аутизм диагностируется, только если у ребенка была задержка речи в раннем детстве, в то время как при синдроме Аспергера у ребенка не было значительной задержки в речевом развитии.

Что общего между синдромом Аспергера и классическим аутизмом

Согласно Национальному институту неврологических расстройств и инсульта дети с синдромом Аспергера испытывают сложности с определением и выражением своих чувств, так же как и дети с высокофункциональным аутизмом. Они испытывают сложности в общении с другими людьми, часто не поддерживают контакт глазами, им трудно понимать выражения лиц и жесты других людей. Многие дети с синдромом Аспергера трясут кистями рук – поведение, которое часто наблюдается при классическом аутизме; их речь лишена эмоциональной окрашенности (либо у них наблюдаются иные особенности речи); они нуждаются в соблюдении жесткого распорядка; имеют интенсивный, даже навязчивый интерес к одному специфическому предмету, в результате чего становятся настоящими экспертами в данной области. Они часто демонстрируют повышенную чувствительность к различным стимулам – например, звукам, одежде или еде.

Чем отличается синдром Аспергера/ высокофункциональный аутизм от классического аутизма?

По сравнению с классическим аутизмом, дети с синдромом Аспергера/ высокофункциональным аутизмом имеют нормальный коэффициент интеллектуального развития. Они часто кажутся окружающим такими же детьми, как и все остальные, за исключением социальной неловкости и не совсем понятных манер. Именно по этой причине медицинские работники могут не замечать синдром Аспергера/высокофункциональный аутизм у маленьких пациентов, либо они могут ставить им неверный диагноз. Симптомы становятся заметны позже, когда ребенок начинает нуждаться в сложных социальных навыках – например, в общении с ровесниками. Это объясняет, почему родители детей с синдромом Аспергера обращаются за помощью позже, чем при более очевидных симптомах в раннем возрасте.

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru