Специалисты

Отличия шизофрении от паранойи

19.07.2018

Отличия шизофрении от паранойи

(Е. Bleuler, К. Kolle, W. Mayer-Gross и др.; ряд отечественных авторов)

Перейдем к исследованиям второго направления, когда паранойя рассматривается в ряду эндогенных психозов. Несмотря на сходство взглядов, касающихся генеза заболевания, сторонники этого направления придерживаются разных точек зрения относительно нозологической принадлежности, границ паранойи. Прежде всего следует

остановиться на работах, в которых отрицается самостоятельность паранойи, а большинство случаев, первоначально относившихся Е. Kraepelin к этому заболеванию, рассматривается в рамках атипично протекающей шизофрении.

Предположение о единстве паранойи и шизофрении высказал Е. Bleuler еще в 1911 г., а подробнее обосновал в более поздней монографии «Аффективность, внушаемость и паранойя» (пер. с нем., 1929). Говоря о паранойе, Е. Bleuler имеет в виду неизлечимую болезнь с «логически обоснованной», незыблемой бредовой системой, построенной на основе болезненного применения к своей личности всего, что происходит в окружающей среде; заболевание не сопровождается значительными нарушениями мышления и аффективной жизни, протекает без галлюцинаций и последующего слабоумия.

«Поглупение», которое наблюдается при паранойе, следует отличать от слабоумия. Оно скорее напоминает состояние людей, занятых односторонней работой, мыслящих и ведущих наблюдения в одном направлении. Большое значение в развитии паранойи автор придает структуре аффекта, перевесу аффекта над логикой. Аффективность параноиков обладает слишком большой выключающей силой по отношению к прочности логических ассоциаций и в то же время отличается стойкостью (в противоположность лабильности истериков).

Переходя к вопросу о нозологической самостоятельности паранойи и ее соотношении с шизофренией, автор различает два аспекта, а следовательно, и два пути для решения этой проблемы. Исходя из практической необходимости, следует различать понятия «паранойя», и «шизофрения». Это вытекает из следующих соображений. В случаях крепелиновской паранойи вне бредовой системы нет ассоциативных расстройств и других грубых аномалий и прежде всего нет слабоумия- Следовательно, вне бреда нет, казалось бы, никакой болезни. Это обстоятельство практически существенно в смысле определения прогноза, так как свидетельствует о возможности несравнимо более благоприятного исхода в случаях паранойи по сравнению с другими бредовыми психозами.

Если же определить это заболевание со всех других (кроме оценки симптоматической картины и практической значимости) точек зрения, т. е. в общетеоретическом аспекте, то приведенных фактов совсем недостаточно для суждений о нозологической самостоятельности паранойи. Напротив, представляется правомерным трактовать паранойю как синдром, который следует, по мнению Е. Bleuler, рассматривать в рамках шизофрении, причем «весьма хронически протекающей шизофрении», которая «столь мягка», что еще не может привести к нелепым бредовым идеям. Другие же, менее бросающиеся в глаза симптомы, так мало выражены, что наличие их мы не в состоянии доказать. «Если болезнь прогрессирует, то она приводит к слабоумию, и возникающая деменция имеет специфический характер». Но, как подчеркивает далее Е. Bleuler, «болезнь не обязательно должна прогрессировать».

Таким образом, развитие шизофренического процесса может приостановиться в любой стадии, а. следовательно, и тогда, когда слабоумие еще не заметно. Отсюда и вытекает утверждение Е. Bleuler о том, что отсутствие слабоумия при паранойе не может служить дифференциально-диагностическим признаком для отграничения ее от шизофрении. В то же время о родстве паранойи с шизофренией свидетельствует единство предрасположения. Шизофрения и паранойя представляются выросшими из одного корня. Шизоидное предрасположение является необходимым предварительным условием для возникновения обеих болезней. Различия сводятся лишь к степени шизопатии и, следовательно, носят по существу уже в этот период количественный, а не качественный оттенок. Будущие параноики проявляют такие же странности, как и многие потенциальные «шизофреники» и их родственники.

Механизм бредообразования при паранойе идентичен с таковым при шизофрении, Шизофренический процесс может вызывать слабость ассоциативных связей, в силу которой даже мало повышенная аффективность оказывает болезнетворное влияние на течение мышления, не приводя при этом к грубым логическим расстройствам последнего. Следовательно, заключает Е. Bleuler, понятие шизофрении пересекается с понятием паранойи, и некоторые, хотя и редкие, наблюдения, в которых мы в течение продолжительного времени усматриваем только картину паранойи, могут все же дать основания для диагностики шизофренического процесса (в этом плане E. Bleuler рассматривает и «случай Вагнера», приводимый R. Gaupp).

Наиболее последовательно такой квалификации придерживаются некоторые сторонники гейдельбергской школы, продолжающие клинические традиции Е. Kraepelin, а также психиатры, которые, разрабатывая проблему паранойи, следуют взглядам Е. Bleuler. Квалификация паранойи как симптоматической картины, принадлежавшая Е. Bleuler, нашла отражение и в ряде других исследований (R. Kjambach, 1915; G. Eisath, 1915; О. Magenau, 1922).

К. Kolle в ранних работах (1931) обосновывает свою позицию в отношении проблемы паранойи, исходя из данных катамнестического обследования больных, описанных ранее Е. Kraepelin, и собственных наблюдений. Дальнейшее развитие эти взгляды получили в более поздних исследованиях автора (1955, 1957). К. Kolle отрицает паранойю как самостоятельное заболевание. Небольшая часть наблюдений, которую и Е. Kraepelin одно время относил к группе психогений (бред кверулянтов), рассматривается К- Kolle в рамках психопатии. Во всех остальных случаях, по его мнению, речь идет о шизофрении. В подтверждение такой точки зрения К. Kolle приводит следующие аргументы. Основной признак болезни — бред — по своему характеру, если отвлечься от психологического его толкования и подойти в плане естественнонаучного рассмотрения, ничем психопатологически не отличается от такового при шизофрении.

«Первичность», психологическая невыводимость бредообразования и является основным критерием, свидетельствующим о единстве паранойи и шизофрении. Различия же сводятся к тому, что в случаях, относимых к паранойе, на всем протяжении заболевания бред остается единственным симптомом, а при шизофрении бред предшествует ряду других симптомов (галлюцинации, аутизм, «распад личности» и т. д.). Причем, подчеркивает К. Kolle, больные с изолированным бредом, сохраняющим от начала до конца характер замкнутой, логически обоснованной системы, составляют исключение, на что указывают не только клинический опыт, но и статистические данные. Так, среди 30 000 больных, исследованных в свое время Е. Kraepelin, К. Kolle обнаружил лишь 19 таких больных (но у 9 из них в дальнейшем все же выявлены были несомненные признаки Шизофрении). Joche среди 13531 больного, обследованного в 1953— 1955 гг., отметил лишь 8 аналогичных больных. Таким образом, случаи, относившиеся к паранойе, отличаются от шизофрении лишь своеобразием динамики процесса, что не является само по себе нозологическим признаком и может свидетельствовать, по мнению К . Kolle, только об особом виде течения шизофрении. С другой стороны, автор приводит ряд позитивных признаков, указывающих на возможные причины, обусловливающие более благоприятный характер течения заболевания у «параноиков» в отличие от «обычных» больных шизофренией. К этим причинам К- Kolle относит более поздний возраст начала заболевания, пикническое и пикнически-атлетическое телосложение, своеобразие преморбидной личности (преобладание среди «параноиков» синтонных и циклотимных субъектов, а также сензитивных и чудаков) и, наконец, благоприятные (по сравнению с «классическими» проявлениями раннего слабоумия) наследственные констелляции.

W. Mayer-Gross, относя паранойю к бредовой шизофрении, в своем докладе на Всемирном конгрессе психиатров в Париже (1950) подчеркнул, что попытки квалифицировать паранойю как самостоятельное заболевание оказались тщетными. В то же время автор подчеркивает, что при постепенном развитии процесса психоз может обусловить параноидное поведение, которое внешне выглядит так, словно оно детерминировано жизненной ситуацией. Однако в этих случаях имеет, по-видимому, место малозаметное начало, сопровождающееся соответствующими изменениями личности. В пределах этих изменений и происходит интеграция параноидного поведения с окружающими обстоятельствами. Отсюда и возникает «психологически понятный» бред ревности, сензитивный бред отношения и т. п.

Е. Verbeck (1959) также рассматривает паранойю как вариант шизофрении. При этом он особо подчеркивает роль предрасположения, которое, по его мнению, и предопределяет своеобразие течения заболевания. В случаях паранойи речь идет о шизофрении, возникающей на гетерономной почве — у лиц с гипертимическим предрасположением. При этом следует дифференцировать гипертимиков от циклотимиков. К циклотимикам относятся лица, у которых основное аффективное предрасположение неустойчиво и настроение попеременно то подавленное, то веселое. Гипертимики же характеризуются постоянным живым аффектом, им свойственна активность, большая трудоспособность, экспансивность, хорошая приспособляемость, приподнятое настроение. Именно гипертимики встречаются в семьях так называемых параноиков. С другой стороны, гипертимическое предрасположение редко встречается у больных шизофренией. По мнению Е. Verbeck, гипертимическое предрасположение и несет защитные функции. Поэтому при такой конституции шизофренический процесс проявляется не сразу, а если все же «атакует» личность, то заболевание, надо полагать, будет протекать малозаметно, без явных пертурбаций.

R. Lemke (1951, 1960), как и К. Kolle, склонен относить паранойю к парафрении, а последнюю рассматривать в группе шизофрении наряду с параноидной формой, гебефренией и кататонией.

Следует подчеркнуть что и ряд отечественных авторов рассматривает хронические бредовые психозы, относившиеся к паранойе, в рамках шизофрении.

В. И. Финкельштейн (1934) и К. А. Новлянская (1937) описали малопрогредиентные паранойяльные психозы, начальные проявления которых соответствовали, казалось бы, «сдвигам» отдельных характерологических особенностей личности, но в дальнейшем наблюдалась трансформация этих симптомов в соответствующие сверхценные образования. Авторы связывают своеобразие психопатологической симптоматики и развития заболевания с вяло протекающим шизофреническим процессом.

А. 3. Розенберг (1939) выступает против нозологической самостоятельности одной из разновидностей хронических бредовых психозов — инволюционной паранойи. Он приходит к выводу, что особого инволюционного бредового психоза не существует, а большинство наблюдений, рассматривавшихся К- Kleis t (1913) и некоторыми другими Психиатрами (П. Seelert, 1915; A. Serko, 1919) в рамках инволюционной паранойи, или парафрении, как самостоятельные заболевания, должно быть отнесено к поздней шизофрении. Как подчеркивает А. 3. Розенберг, в ряде случаев поздних бредовых психозов в анамнезе удается обнаружить надлом, не сопровождавшийся подчас глубокими изменениями жизненной линии личности, но знаменующий собой начало новых тенденций, внешне проявляющихся в постепенном отдалении больного от общества. Именно эти, наступившие вследствие шизофрении изменения, а не какой-то особый, свойственный паранойе процесс, будто бы способствующий развитию заложенных еще в здоровой личности тенденций, и создают заново предпосылки для бредообразования.

А. И. Молочек (1944), изучая конечные состояния шизофрении, показал, что именно наблюдение исхода психозов (а не их дебюта) дает возможность лишить нозологической самостоятельности ряд хронических бредовых заболеваний. При этом А. И. Молочек отмечает, что тщательное катамнестическое исследование больных, которым был поставлен диагноз паранойи, свидетельствует о том, что диагноз этот представлялся обоснованным только до определенного этапа развития болезни; последующие же наблюдения свидетельствовали о том, что весь симптомокомплекс принадлежит шизофрении. Своеобразие течения таких форм объясняется тем, что развитие параноидной шизофрении, как и всех других биологических процессов, идет не только по одному пути— прямолинейного непрерывного распада, приводящего к шизофренической деменции; возможен и другой путь — в сторону дальнейшей трансформации конституциональных параноидных основ личности. В соответствии с этим автор и описывает в качестве одного из вариантов течения шизофрении развитие процесса с постепенно нарастающими аффективными и волевыми изменениями личности и интеллектуальным дефектом (консолидированный тип дефектного состояния); возможна в дальнейшем и систематизация бреда, даже в конечном состоянии не подвергающегося распаду.

Развитие бредообразования идет в таких случаях, начинаясь, казалось бы, от реальных мотивов, ситуационных и реактивных обострений, к замкнутому зафиксированному, аутистическому бреду, теряющему постепенно свою зависимость от внешнего мира.

Г. Н. Соцевич (1955) среди больных паранойяльной шизофренией выделяет группу, у которой систематизированный бред наблюдался на всем протяжении заболевания, причем клиническая картина и течение здесь во многом соответствовали описаниям психозов, известных в литературе под названием паранойи.

В качестве признаков, свидетельствующих о правомерности диагностики шизофрении в подобных случаях, Г. Н. Соцевич указывает на психическое снижение, характеризующееся прогрессирующим эмоциональным опустошением, постепенным падением трудоспособности и, наконец, стойким расстройством мышления в виде непродуктивности, обстоятельности, вязкости.

Г. А. Ротшейтн (1961) прямо идентифицирует ипохондрическую паранойю донозологического периода с паранойяльной шизофренией. При этом он, так же как и Г. Н. Соцевич, говорит о шизофрении не только тогда, когда после длительного многолетнего периода, определяющегося систематизированным ипохондрическим бредом, на смену ипохондрической паранойе приходит ипохондрическая парафрения (т. е. паранойяльный этап развития заболевания сменяется параноидным и парафренным). В рамках шизофрении им рассматриваются также случаи с более благоприятным течением, где паранойяльные нарушения сохраняются десятилетиями, а иногда и всю жизнь. Возникновение монотематической ипохондрической идеи часто связано с каким-либо незначительным явлением соматического характера, вслед за чем у больного возникает бредовое убеждение в наличии какого-либо тяжелого заболевания (сифилис, рак и т. п.). С течением времени напряженность бреда уменьшается, но ипохондрические идеи не исчезают и не корригируются.

Хронически протекающие параноидные состояния с бредом толкования, не сопровождающимся обманами восприятия, описываются в рамках шизофрении и рядом других авторов (Н. Г. Романова, 1964; Л. М. Шмаонова, 1965—1968; E. G. Жислина, 1966; Л. Д. Гиссен, 1965). Так, Л. М. Шмаонова выделяет среди больных вяло протекающей шизофренией группу с преобладанием паранойяльных расстройств; в связи с благоприятным характером процесса, несмотря на давность заболевания, большинство этих больных находились в стационаре не более 1—2 раз, а иные — ни разу- Автор подчеркивает, что нередко в таких случаях диагностика на начальных этапах заболевания не выходила за пределы пограничных состояний. Лишь в дальнейшем обнаруживались малозаметные вначале изменения личности (вялость, замкнутость, монотонность, снижение интересов и инициативы), свидетельствующие о наличии вялотекущего шизофренического процесса. Такому диагнозу не противоречит и наблюдающаяся у этих больных известная социальная и даже профессиональная адаптация, так как медленное вялопрогредиентное течение позволяет наилучшим образом проявиться компенсаторным возможностям.

www.psychiatry.ru

Разница между паранойей и шизофренией

Жестокий, беспощадный диктатор Иосиф Сталин и гениальный художник Винсент Ван Гог… Что объединяет этих, казалось бы, совершенно разных людей? Ответ известен давно – у обоих имелись проблемы с психикой. Правда, на этом их похожесть заканчивается. Как в деяниях, так и в заболевании. «Вождь всех народов» страдал паранойей, а гений постимпрессионизма был ярко выраженным шизофреником. И эти две исторические личности – вовсе не исключения из правил. В ряду великих людей можно найти немало потенциальных клиентов психиатрических клиник. Причем прослеживается интересная закономерность – как правило, большинство знаменитостей, страдающих шизофренией, были людьми творческими и, в принципе, безобидными. А вот известные параноики зачастую знаменуют собой мрачные страницы истории (Сталин, Гитлер, Людовик XI и т. д.), хотя и среди них попадались вполне мирные гении (во всяком случае, для человечества), например, тот же Бобби Фишер, сильнейший шахматист XX века. Почему возникает такое различие в деятельности этих личностей? Видимо, чтобы разобраться в данном вопросе, следует понять, чем отличается паранойя от шизофрении. Попробуем это сделать.

Определения, формулировки, признаки

Для паранойи и шизофрении существует немало определений – начиная с достаточно простых и заканчивая сугубо научными формулировками, напичканными узкопрофессиональными терминами, в которых рядовой обыватель без специализированного словаря вряд ли разберется. Поэтому постараемся рассказать о рассматриваемых понятиях предельно незамысловато и доступно.

В первую очередь следует понимать, что это – психическое расстройство, никоим образом не могущее считаться здоровым состоянием психики. Дело в том, что раз за разом предпринимаются попытки выдать известных исторических личностей с явными параноидальными наклонностями за вполне нормальных людей. Идеология, текущий политический момент способствуют выдвижению подобных теорий даже в научных кругах. Что, конечно, в корне неправильно. Объективно и кратко эту болезнь можно описать следующим образом: мировоззрение отдельного индивидуума, основанное на ложных предпосылках. Расшифруем сказанное.

В видение мира у параноика заложена сверхидея. Эта идея имеет для него максимальную ценность и значимость. Все, что не соответствует ее сути, беспощадно и безоговорочно отвергается. Если человека с нормальной психикой можно переубедить в каком-то вопросе или даже заставить поменять всю систему взглядов, то для параноика такое неприемлемо. Никакие доводы здравого смысла, неопровержимые факты на него не действуют. Девиз один – победа или смерть.

Маниакальная подозрительность, огромный эгоцентризм, величие собственного я как главного проводника личной сверхидеи – вот, пожалуй, основные признаки этого душевного расстройства.

Параноик постоянно ищет «внешних врагов». Обусловлено это, как правило, регулярными жизненными неудачами и промахами. Полное отсутствие самокритичности не позволяет обвинить себя самого. Следовательно, нужен кто-то извне. Тот, на кого можно возложить ответственность за собственные провалы. И совсем необязательно, чтобы это была отдельная личность. Виноватыми назначаются определенная группа людей, народность (национальность), какая-то страна или даже целый мир. В общем, выражаясь простым языком, всегда нужен «козел отпущения». И не важно, кто выступит в его роли – один человек или вся Галактика. В истории есть сотни, если не тысячи, примеров на эту тему.

Прогрессирование паранойи приводит в конечном итоге на больничную койку психиатрической клиники. Больной человек становится опасен для окружающих. Те «причуды», которые раньше воспринимались большинством людей с усмешкой, могут превратиться в реальную угрозу. Например, параноик относился с подозрением к своим коллегам по работе. А, как правило, у таких больных все фобии связаны в первую очередь с верой в угрозу их жизни, личной безопасности. И вот наступает момент, когда «клиент созрел». Он уже твердо убежден, что сотрудники его небольшого отдела по продаже зубных щеток окончательно решили его убить и произойдет это в ближайшие дни. Причем даже бегство на соседнюю планету его не спасет – достанут и там. Остается один выход. Взять в руки автомат, пистолет, охотничье ружье, прийти утром на работу и разнести там всех и все в клочья. И это не сценарий очередного ужастика. Такие реальные «блокбастеры» выходят на экраны ТВ чуть ли не каждый день.

Ну а когда личность, страдающая паранойей, обладает огромной властью? Тогда счет уже идет на тысячи, миллионы человеческих жизней. Чтобы убедиться в этом, далеко ходить не надо. Достаточно заглянуть в историю 20 века.

Однако, как ни странно, есть у этой болезни и положительные стороны. В большинстве своем люди параноидального типа отличаются высокой организованностью, аккуратностью и педантичностью. Они очень хорошие исполнители. Особенно это касается работ, не несущих каких-то рисков и не требующих гибкого и творческого подхода.

Заглянем теперь в похожую, но все же немного другую область заболеваний человеческого разума – шизофрению. Предварительно заметим, что отличие паранойи от шизофрении хорошо прослеживается на начальных стадиях обоих заболеваний. С развитием процесса один недуг плавно совмещается с другим.

Буквально слово шизофрения переводится с древнегреческого как «расщеплять, раскалывать ум, мышление, мысль». И, в общем-то, древние были правы – в основе этой болезни лежит расслоение личности, особо заметное при тяжелых формах расстройства.

Основные симптомы шизофрении давно известны и многократно описаны:

  • фантастический бред на регулярной основе (общение с инопланетянами, загробным миром и т. п.);
  • слуховые галлюцинации (человек слышит голоса);
  • дезориентированное мышление, малопонятная речь;
  • так называемые псевдогаллюцинации – больному кажется, что кто-то забрал у него мысли, заменив своими.
  • Выше мы привели признаки, при наличии которых человек уже подлежит госпитализации и обязательному лечению. Однако основная масса людей, имеющих симптомы этого заболевания, спокойно живут и работают, в большинстве своем даже не подозревая о наличии недуга. Мало того – многие из них становятся знаменитыми учеными, художниками, поэтами, писателями и считаются вполне адекватными людьми.

    У таких личностей существует свой, отличный от стандартного, внутренний мир – иногда гораздо богаче и глубже, чем у среднего человека. Они, как правило, малообщительны, им неинтересны серые реалии будней и обычные «людишки» с их убогими мыслями. Шизоид проживает свою, яркую жизнь в собственной, выдуманной вселенной. Там у него есть свои озарения, свои страсти и страдания.

    Вспомните эпохальные, неожиданные открытия ученых, кипящие неподдельной страстью и болью стихи гениальных поэтов, завораживающие, полные безумия картины великих художников… И почти все они, это общепризнанный факт, в той или иной мере страдали шизофренией. Почитайте биографии человеческих гениев ушедших времен и обратите внимание на последнюю ноту их жизни. Мало кто из них тихо скончался у теплого семейного очага, окруженный благодарными современниками. У большинства из них совсем другой конец, в основном трагический.

    У шизофреника имеется масса идей. Некоторые приводят к Нобелевской премии, некоторые – на койку психиатрической клиники.

    Шизофренику кажется, что на него, вернее на его идеи, никто не обращает внимания. Это его обижает. Он начинает «доставать» окружающих своими замыслами и зачастую переходит в своем усердии границы здравого смысла.

    Он живет в полуреальном мире, где он велик и неповторим. Неудивительно, что люди вокруг него мелки и невзрачны (для него).

    Таким образом, если сравнивать первичные признаки паранойи и шизофрении, то можно заметить существенные различия между ними. Некоторые из них даже полностью противоположны. Однако об этом чуть ниже.

    Итак, мы рассмотрели основные признаки этих самых распространенных психических заболеваний. Теперь составим таблицу, где приведем сухую выжимку из упомянутых фактов.

    thedifference.ru

    Неврозоподобная шизофрения: симптомы и отличие от невроза

    Расстройства психики – нездоровые состояния психической деятельности – явление, встречающееся в последнее время довольно часто. Подобным заболеваниям, в силу эмоциональной нестабильности, в основном подвержены подростки: каждый четвертый несовершеннолетний в Европе имеет отклонения. Среди взрослых статистика немногим утешительнее: по данным ВОЗ, у 15 % населения Старого Света диагностированы разнообразные психические расстройства.

    Частыми причинами отклонений в психическом здоровье являются сильные потрясения или постоянные стрессы на фоне хронической усталости и других сопутствующих заболеваний. Если рассматривать именно шизофрению, то развитие болезни можно проследить довольно четко: в 33 % случаев заболевание появляется еще в подростковом возрасте. На первые симптомы серьезного психического расстройства, как правило, не обращают внимания, пытаясь вести привычный образ жизни. При этом неврозоподобная шизофрения в некоторой части случаев приводит к суициду.

    Далее, речь пойдет именно об этом заболевании. Будут рассмотрены симптоматика, отличия шизофрении от невроза, причины развития патологии, методы терапии и прогноз.

    Что представляет собой неврозоподобная шизофрения?

    Как уже говорилось, данное заболевание довольно распространено и часто протекает скрыто. Неврозоподобная шизофрения (подвид вялотекущей) – это форма шизотипического расстройства психики. Заболевание, по причине стойких ремиссий, считается самым благоприятным среди множества разновидностей шизофрении. При отсутствии же таких периодов спокойствия у больных часто наблюдаются и другие дефекты психики, которые меняют сознание человека даже при проведении соответствующей терапии.

    Кроме того, данный подвид вялотекущей шизофрении трансформируется в другие, намного более тяжелые формы патологии, в очень редких случаях. Симптоматика во многом схожа с невротическими расстройствами, но развитие у больных паранойи и других форм шизофрении при указанном заболевании не отмечается.

    При этом распознание неврозоподобной шизофрении связано с некоторыми трудностями. Проявления заболевания часто путают с неврозом, истерией или психастенией, а симптомы не всегда четко выражены и наблюдаются постоянно. Ремиссии при этом виде шизотипического расстройства очень устойчивы и длительны. Продолжаться такие периоды могут в течение нескольких месяцев или даже лет. Проблема диагностирования, в общем-то, действительно существует, поэтому главное – распознать болезнь правильно, чтобы обеспечить своевременное лечение.

    Суть заболевания заключается в следующем: больного постоянно волнуют недостатки собственного тела, формируются комплексы, от которых человек меняется кардинальным образом. Больные упрямо твердят о собственном несовершенстве и зацикливаются на данном вопросе. Кроме того, нередко возникают и галлюциногенные ощущения – человеку кажется, что в его голове есть голоса.

    Чаще всего, как было указано выше, заболевание появляется в подростковом возрасте, чему способствует эмоциональная неустойчивость старших школьников. Во взрослом возрасте вялотекущая неврозоподобная шизофрения одинаково поражает как представителей сильного пола, так и женщин. Поведение при этом сильно разнится: женщины наносят агрессивный макияж и вульгарно одеваются, стараясь скомпенсировать мнимые недостатки яркой внешностью, у мужчин же наблюдается угрюмая замкнутость и определенный набор странностей вроде постоянного кручения в руках шариковой ручки.

    Невроз и шизофрения: сходства и различия

    Как самое важное отличие данных психических нарушений нужно отметить вот что: больные, страдающие неврозом, обращаются к врачам и самостоятельно стремятся найти помощь. А люди, у которых развивается неврозоподобная шизофрения, либо просто не замечают такой масштабной проблемы, либо не осознают всей серьезности возможных последствий, оставляя этот груз на плечах своих родственников.

    Ранние симптомы заболеваний практически неотличимы, из-за чего и возникают трудности в диагностировании. Принимая во внимание возраст основной группы риска, когда подросток, взрослея, меняется на глазах, прибавляются и другие сложности. Тинейджеры сами по себе склонны одновременно и к впечатлительности, и к преувеличению, так что точно выявить какое-либо психическое расстройство очень трудно (в том числе из-за нередкой симуляции симптомов).

    Кроме того, невроз не возникает беспричинно. Обычно ему предшествует какое-то сильное потрясение или долгая череда рутинных стрессов. Иногда патологическое состояние развивается как последствие хронической усталости и постоянного перенапряжения (например, при напряженной работе без чередования с отдыхом). Совсем иначе развивается вялотекущая неврозоподобная шизофрения: отличие от невроза как раз в том, что вялотекущее шизотипическое расстройство может появиться просто при генетической предрасположенности. Других факторов, влияющих на возникновение данного заболевания, выявлено не было.

    На ранних стадиях симптоматика у обеих болезней схожа, но в дальнейшем начинают появляться явные различия, клиническая картина четко дифференцируется. Невроз не деформирует личностную характеристику больного, неврозоподобная форма шизофрении же, даже при всей своей мягкости, все равно накладывает отпечаток на личные качества больного. При шизофрении характерны безучастность, замкнутость в себе, апатия и избегание общества, иногда дело доходит до того, что человеку присваивают инвалидность – больной попросту не может себя обслуживать.

    Еще одним различием указанных патологий является тот факт, что невроз можно побороть относительно быстро и без проблем, чего не скажешь о неврозоподобной шизофрении. Если вовремя не начать лечение, то деформация личности будет продолжаться постоянно. И даже при подавлении симптомов медикаментозными препаратами полностью избавить человека от психического расстройства практически невозможно. В лучшем случае будут наблюдаться продолжительные ремиссии.

    Причины появления неврозоподобной шизофрении

    На сегодняшний день причины развития неврозоподобной шизофрении точно неизвестны. Основополагающим фактором принято считать неблагоприятную генетическую наследственность, но при этом выделяют и другие возможные причины, влияющие на появление данной формы шизотипического расстройства:

    • психологические травмы из детства;
    • нарушения развития в перинатальном периоде;
    • конфликты с окружающими (особенно длительные, вялотекущие);
    • неблагоприятная обстановка в семье, на учебе или работе;
    • прием наркотических препаратов;
    • регулярные эмоциональные перегрузки, стрессовые ситуации.
    • В группу риска также попадают дети, зачатые родителями после достижения тридцатипятилетнего возраста. Перинатальный период при такой беременности может осложняться различными проблемами, поэтому для своевременной диагностики возможного заболевания особое внимание следует проявлять к детям из таких семей.

      Больные шизофренией с неврозоподобными расстройствами склонны к приобретению других болезней. Одним из частых нарушений, сопутствующих неврозоподобной шизофрении, является анорексия, которой подвержены преимущественно молодые девушки. Дисморфофобия (одержимостью мыслью о собственном уродстве) нередко приводит больных к дистрофии. Кроме того, многие из заболевших винят в собственных мнимых недостатках окружающих. Нарушается дифференция, неврозоподобная шизофрения лишает человека возможности нормально контактировать с окружающими людьми.

      Отчетливо видно, насколько тяжелее неврозоподобная шизофрения (отличие от невроза). В первом случае идет полное отрицание наличия проблемы и необходимости терапии, во втором же – больной пытается контактировать с окружающими, чтобы обратить на себя внимание и добиться оказания помощи.

      Симптоматика неврозоподобной шизофрении и невроза

      Как уже упоминалось выше, сходство шизофрении и невроза на ранней стадии очень велико. Очевидная разница существует, например, в публичности тревог больного, страдающего патологическими изменениями психики. При неврозе человек отчаянно скрывает свои переживания, не идет на контакт в вопросах чувств и тщательно оберегает личное пространство. При этом чаще всего больной стремится найти специалиста, который сможет помочь справиться с апатией. Неврозоподобная шизофрения, в свою очередь, характеризуется обратным поведением: больной ведет себя демонстративно, выставляя напоказ обиды, переживания и тревоги, что особенно заметно в подростковом возрасте.

      Другие симптомы вялотекущей неврозоподобной шизофрении являются следующими:

    • постоянные жалобы на тревогу по отношению к себе и своим близким, боязнь будущего;
    • разговоры о сексуальных отношениях совершенно не поддерживаются больным, приводят его в ступор;
    • наблюдается полное отсутствие интереса к противоположному полу;
    • человек соблюдает некоторые ритуалы практически во всех бытовых действиях (например, прежде чем съесть яблоко, больной его полностью чистит и режет на 8 долек, повторяя так каждый раз);
    • постоянное перебирание ручки, пояса от одежды или каких-либо других предметов в руках.
    • В большинстве своем, на подобные действия (особенно если они малозаметны) близкие и знакомые больного совершенно не обращают внимания. Таких людей просто называют чудаковатыми, принимая все как есть. К врачу больные, как правило, не обращаются, лекарства не принимают.

      Опасность при таком заболеваниии, как неврозоподобная шизофрения, симптомы представляют также в том, что человек, зациклившийся на выдуманном уродстве, может сделать с собой нечто жуткое. Больные шизофренией с неврозоподобными расстройствами часто оказываются под ножом пластического хирурга из-за желания изменить свою внешность и скрыть мнимые недостатки. Многие такие люди буквально убивают себя жесткими диетами, делают уколы «быстрой красоты» и до изнеможения занимаются физическими упражнениями.

      Нелепость действий, совершаемых больным, в большинстве случаев очевидна для окружающих. Иногда даже такой человек проявляет агрессию, принуждая близких и друзей также соблюдать определенные ритуалы. Кроме того, к симптомам заболевания можно отнести плохой сон, уход в себя (кстати, это самый частый признак шизофрении в общем) и эмоциональную отстраненность.

      Кто может помочь в этой ситуации?

      Первыми в списке людей, способных решить проблему как невроза, так и неврозоподобной шизофрении, находятся врачи. В частности, это терапевт и психиатр, кроме того, иногда требуется консультация нарколога.

      Если причиной психического расстройства было употребление наркотических средств, то только нарколог сможет составить верную картину заболевания и определить схему лечения. Во время первого визита к специалисту больному потребуется ответить на несколько вопросов. Беседа будет касаться употребления наркотиков и алкоголя, обстановки в семье, на работе или учебе. Данные (впоследствии проанализированные и психиатром) помогут подтвердить или опровергнуть наличие заболевания и обнаружить причину, если патология психики все же имеет место. Кроме того, на консультации больному предложат пройти психологические тесты и обследование на специальных аппаратах. Только после окончательной обработки результатов возможно будет назначить лечение.

      Входят в группу «помощников» родные и близкие человека, страдающего расстройствами психики. Искренняя поддержка поможет быстрее достичь наступления периода стойкой ремиссии и вернуться к более-менее нормальной жизни. Особенно это важно, если больной – подросток. Тинейджеры намного импульсивнее взрослых людей, так что состояние перевозбуждения может спровоцировать суицид. Близкие должны постоянно контролировать поведение человека с неврозоподобной шизофренией хотя бы по причине такого серьезного риска. Любовь и поддержка как нельзя лучше способствуют стабилизации состояния больного, помогут ему покинуть свой замкнутый мир и наладить в контакт с окружающими.

      Важно понимать, что псевдоневротическая (неврозоподобная) шизофрения так же опасна, как и «классическая» форма шизотипического расстройства. Наличие галлюцинаций и «голоса в голове» могут спровоцировать больного на причинение вреда себе или окружающим.

      Клиническая картина, которая формируется при психическом растройстве

      Основная часть больных — подростки и молодые люди, возраст которых колеблется от 13 до 20 лет. Ярко выражены у страдающих патологией, синдромы дисморфомании и дисморфофобии: больной убеждает себя и окружающих в собственной уродливости, причем обычно выделяется конкретная часть тела (рука, нога, нос, ухо). Дефект, обнаруживаемый больным, как правило, мнимый, но в редких случаях действительно может быть небольшой изъян, который совершенно не заметен.

      Еще одна особенность больных неврозоподобной шизофренией – такие люди могут удариться в философию и часами размышлять на одни и те же темы. Частыми вопросами, которые любят обсуждать люди, страдающие психическими расстройствами, являются причины существования человека на Земле, смыл жизни конкретной личности и всего человечества.

      Мысли «о вечном», как правило, остаются просто набором предложений, не предполагающим конкретных действий. На стороннюю критику больной не обращает никакого внимания, предпочитая еще больше углубиться в размышления и записывать идеи в дневник. Обычно невозможно разобрать ни строчки из написанного таким человеком.

      Излишняя тревожность, которая носит маниакальный характер, является еще одной причудой людей с диагнозом неврозоподобная шизофрения (симптомы могут быть характерны и для других психических растройств). Инстинкт самосохранения, естественный страх за свою жизнь и здоровье им свойственен в извращенной форме, порой больные пугаются даже самых обыкновенных вещей. Чтобы как-то обезопасить себя, люди, страдающие шизофренией, выполняют мелкие странные ритуалы. Например, ложатся спать в разных носках и шапке.

      Кроме того, таких людей часто посещает ипохондричность. Это состояние характеризуется постоянным поиском у себя симптомов тяжелой и неизлечимой болезни, которой никто до этого человека никогда не болел. Больной внушает себе, что он очень болен, как правило, неизвестным науке заболеванием, и скоро умрет. Подобное поведение также может быть характерно для детей с синдромом нехватки внимания.

      Методы лечения неврозоподобной шизофрении

      Поскольку болезнь не считается тяжелым отклонением и не несет прямой угрозы жизни и здоровью как самого человека, так и окружающих, то и лечение неврозоподобной шизофрении не предусматривает обширного перечня спецальных медикаментов. Чаще всего назначаются нетяжелые транквилизаторы и нейролептики, которые не оказывают сильного влияния на процессы во всем организме и в головном мозге в частности, зато эффективно избавляют от фобий и навязчивых мыслей.

      Если болезнь начинает переходить в скрытую форму, то для избавления от нахлынувшей депрессии назначают антидепрессанты. Но в одиночку даже с применением соответствующих лекарственных средств очень сложно выйти из такого состояния, поэтому психотерапевты применяют групповые и индивидуальные методики работы с подобными случаями заболеваний.

      Прежде чем начинать работу (особенно групповую) с пациентом, врач должен уметь установить с ним контакт. Бывали случаи, что больной человек утверждал, что он совершенно здоров и категорически отрицал наличие шизофрении, а через неделю пациента привозили снова. Терапия может затянуться, но со временем большинство больных заново адаптируется к обществу.

      Психическое расстройство (неврозоподобная шизофрения) прогноз имеет положительный почти в 100 % случаев. Существует, конечно, вариант перехода заболевания в другую форму, однако такой сценарий маловероятен.

      Суицид значится в истории болезни довольно внушительного количества больных, но вот завершенные попытки не превышают 2 % от всего множества пациентов. Печальные происшествия очень редки по причине тщательного контроля над больными с уже установленным диагнозом.

      Инвалидность людям с неврозоподобной шизофренией присваивается нечасто. После прохождения курса лечения и наступления периода ремиссии человек остается полноценным членом общества и может самостоятельно себя обслуживать на бытовом уровне.

      Пример истории болезни

      Для формирования четкого представления о характере течения заболевания стоит ознакомиться с задокументированными сведениями о больных, перенесших приступы шизотипического расстройства (неврозоподобная шизофрения). История болезни пациентки с данным заболеванием (условная, естественно, для лучшего понимания темы) приведена ниже.

      На прием попала вполне симпатичная женщина, по внешнему виду которой можно было предположить наличие какого-либо расстройства психики: избыток косметики, частое прерывание беседы для того, чтобы посмотреться в зеркало, аккуратная, но безвкусная одежда. Монотонный голос, скупая мимика и жестикуляция, а в дальнейшем и анамнез только подтвердили диагноз.

      Опрос насчет обстановки дома дал следующие данные: отец – очень строгий человек, мать – добрая, но требовательная женщина, старшая сестра состоит на психиатрическом учете, бабушка была психически больна. Так, выявлена неблагоприятная наследственность.

      Пациентка рассказала о раннем увлечении мужским полом, в том числе и о том, что после появления явных симптомов шизофрении молодые люди перестали обращать на нее внимание. Далее женщина поведала о голосах в голове, которые появились после ограничения общения с окружающими. Голоса были мужскими, поначалу говорили в основном комплименты, а потом стали отдавать приказы, побуждать к действию. Ощущения при неврозоподобной шизофрении выявлены четко.

      Больная перестала скрывать от окружающих свое «общение» с голосами, и вскоре была помещена в стационар. Через некоторое время ее выписали. В течение последующих двух лет женщина перенесла несколько скачков обострения, после чего состояние относительно стабилизировалось.

      В пациенткой был проведен курс индивидуальных бесед с применением некоторых психологических техник, назначены седативные препараты. Каждый этап терапии в среднем длился полтора-два месяца. После наступления периода стойкой ремиссии женщина сохранила дееспособность, а галлюцинации и бред прекратились.

      Наследственные заболевания предупредить довольно сложно, но диагностика и терапия на ранних этапах позволяют не допустить развития всевозможных негативных последствий. Следует внимательнее относиться к близким, которые входят в группу риска, и не оставлять без поддержки подростков. При наличии любых характерных симптомов необходимо сразу же обращаться к врачу, не дожидаясь подтверждения догадок.

      fb.ru

      Как отличить аутические расстройства от шизофрении

      Чтобы более эффективно лечить людей, страдающих шизофренией и аутизмом, необходимо более детальное изучение различий между этими болезнями. Отличие аутизма от шизофрении значительное, расстройства аутистического спектра имеют свои характеристики, так же, как и шизофрения. В то же время, имеется определенное сходство в социальных дисфункциях, поэтому некоторые люди считают, что это проявления одного и того же заболевания. Достаточно длительное время подобные заблуждения приводили к заблуждениям при проведении диагностики. Нередко происходило так, что пациенты с диагнозом шизофрения в реальности страдали расстройством аутистического спектра. Специалисты доказали, что имеются четкие различия, разграничивающие аутизм и шизофрению.

      Если имеет место аутизм, то его проявления заметны вскоре после рождения. Что касается признаков шизофрении, то их проявление дает о себе знать, когда ребенок становится старше. Кроме того, страдающие шизофренией люди часто имеют галлюцинации, у них возникают типичные для данной болезни бредовые мысли. У лиц с аутизмом подобные состояния наблюдаются реже. Ранее учеными были проведены исследования, позволяющие понять механизмы, на которых основаны социальные ограничения страдающих данными заболеваниями людей. Как выяснилось, различий немало, и их понимание имеет ключевое значение, так как поможет разработать максимально действенные методики лечения.

      В настоящее время известно, что идеально подходящее лечение для лиц с шизофренией может оказаться неуместным, если человек страдает аутизмом. Для обеих групп характерно наличие аспектов паранойи, возникающих в социальной ситуации. Тем не менее, для каждого заболевания ее причины различны. Страдающие шизофренией люди считают, что окружающие недоброжелательны. В то время, как больные с аутистическими расстройствами в наибольшей степени проявляют социальную циничность. Данные различия, в том числе, разное поведение пациентов в обществе, позволяет находить новые методики, которые эффективно противостоят негативному социальному опыту пациентов.

      Результат выявления отличий

      Разграничить проявления шизофрении от схожего с ней аутизма крайне важно, так как такой подход позволяет в значительной мере изменить в лучшую сторону способность пациентов к самореализации в обществе, наладить свою жизнь. Не секрет, что ранее среди исследователей разных стран существовало мнение, что аутизм является именно разновидностью шизофрении. Считалось, что аутизм и детская шизофрения представляют собой один и тот же синдром, а детский аутизм переходит во взрослую шизофрению. Однако, в Израиле отличие аутизма от шизофрении давно известно. Кроме того, и другие современные специалисты подтверждают, что это далеко не одно и то же. Медики доказали, что аутизм следует считать самостоятельной отдельной патологией, которая отличается не только от шизофрении, но и от других нарушений.

      Несомненно, имеются и некоторые объединяющие черты, в определенной степени связывающие аутизм и шизофрению, так как и то и другое нарушение проявляет себя в спектре. Нередко признаки чрезмерной самоизоляции и уклонение от эмоциональных и социальных контактов, которые типичны для шизофрении тяжелой формы, являются симптоматикой аутизма. Чтобы не допустить неправильной диагностики, клиницисты обращают внимание на существующие различия, способствующее отделению шизофрении от аутизма. Возникновение аутизма отмечается уже в младенчестве, либо болезнь обнаруживается в раннем детстве. Что касается шизофрении, то это заболевание не дает о себе знать до более позднего детского возраста.

      Изредка встречаются случаи, когда начало шизофрении происходит раньше, уже в раннем детстве. В данном случае у ребенка возникают галлюцинации, иллюзии, для описания иррациональных мыслей малыш использует речь. Что касается аутичных детей, то они не пользуются речью, чтобы передать свои иррациональные мысли. Наоборот, такие дети абсолютно не используют речь, как средство общения с окружающими. В то же время, у больных аутизмом не бывает галлюцинаций, и чаще всего, они не страдают иллюзиями. Обычно для шизофрении типичны периоды ремиссии, когда отмечено нормальное функционирование. Аутичные люди подобных колебаний не проявляют, их состояние более стабильное, без особых изменений.

      Наличие специфических нарушений

      Довольно часто аутизм имеет сходство с различными специфическими нарушениями, возникающими при развитии речи. Одним из главных симптомов болезни, в данном случае, является отставание речевого развития. Характерно, что именно на этот признак родители обращают внимание в первую очередь. Речь может иметь значительное отставание, а в некоторых случаях имеется полное ее отсутствие. Обнаружив у ребенка проблемы с речью, родители обычно обращаются за помощью к логопеду-дефектологу. В дальнейшем врач решает, болен ли ребенок аутизмом, страдает ли он каким-либо другим нарушением, связанным с развитием речи. Для выявления трудностей, связанных с развитием речи, специалисты изучают историю развития данного малыша, анализируют его интересы, обращают внимание на стиль игры, отношения с окружающими.

      Отличие аутизма от шизофрении в любом случае, проводится лишь специалистами, имеющими огромный опыт в данной сфере, и поэтому к проблеме всегда особый подход. При отсутствии речи выясняется, имеет ли место аутизм, или это элективный мутизм. Известно, что у детей с мутизмом проявляются определенные навыки по привлечению внимания других к интересующему их объекту либо предмету. Например, они указывают на предмет, чтобы его получить, или же, демонстрируют его другим для привлечения внимания. В то же время, в общении дети с аутизмом редко применяют жесты. Если у ребенка имеется определенная задержка, речь плохо развивается, то специалисты выясняют, применяет ли ребенок речь для коммуникации.

      Для шизофрении свойственны более тяжелые проявления, при данном расстройстве мозга нарушаются психические функции.

      www.psyportal.net

      Паранойя и шизофрения

      Паранойя и шизофрения

      В социальных сетях принято называть оппонентов «шизофрениками» и «параноиками».

      Поскольку термины используются чисто как оскорбительные, вроде «фашиста» или «либерала», и постепенно теряют смысл, возникла идея их несколько упорядочить.

      Медики толком не знают, что такое шизофрения. Некоторые даже хотят убрать термин ввиду его многосложности и многозначности. Глава в Вики по этой теме – здесь.

      Наличие этой главы почти полностью обесценивает всю статью.

      Но если свести шизофрению к максимально простым проявлениям, с ней вполне можно разобраться. Как говорится, на наш век хватит, а дальше медики разберутся. Ну, или не разберутся…

      Начать лучше с повтора знаменитой фразы:

      Наличие рационализации не говорит о шизофрении. Но шизофрения и паранойя всегда сопровождаются рационализацией. За этой рационализацией может стоять как заболевание, так и нехватка данных, т.е. проблема может быть не в обработке информации, а в неверной предпосылке.

      Почему гром и молния? Илья-пророк катается или электрический разряд происходит?

      Если ошибка находится не в обработке информации мозгом, а в предпосылках – то это не заболевание.

      В Вики собрано множество признаков. Но все они вызывают некоторые сомнения, если брать их в качестве определяющих для заболеваний. К тому же множество признаков шизофрении и паранойи присутствуют в описаниях обоих заболеваний. Это не дефект статьи в Вики, это именно дефект современной психиатрии.

      Почему-то в Вики нигде не указаны галлюцинации состояний. Это, например, когда человек думает, что он чем-то болен или совершит что-то нехорошее. Одна из таких галлюцинаций состояний – это любовь. Любовь имеет признаки, максимально сходные с психическим расстройством, и может доходить до степени психического расстройства – присутствуют и навязчивая идея, и неадекватное восприятие реальности. Для некоторых она оказывается даже смертельной. В некоторых странах, в Китае, например, считается серьезным, но излечимым психическим заболеванием. О чувстве любви большинству людей известно, и это помогает понять, что чувствует сумасшедший. Чтобы представить другие состояния, можно вспомнить любовь и поставить на ее место что-то другое. Например, вместо любви подставляется страх, а вместо объекта – Медведев. А вся остальная дурь та же самая.

      Часто говорится о «голосах в голове», которые отдают приказы. Но человек может знать, что эти голоса – это расстройство его психики, и не обращать на голоса внимания. Так что «голоса» можно выделить в отдельное расстройство. «Голоса», как и другие галлюцинаторные расстройства, например, «облучение лучами» (линк), могут послужить причиной шизофрении или паранойи, но могут быть восприняты как симптомы заболевания и проигнорированы.

      Часто говорится о нарушенной логике и потере самоконтроля. В случаях с обоими заболеваниями, это не симптомы: логика может работать, а может не работать. Явные психозы с потерей самоконтроля могут быть, а могут не быть.

      Часто говорится о сниженной эмоциональной реакции. Но такое может быть у совершенно здорового человека. Хотя когда другие симптомы шизофрении или паранойи наблюдаются, эмоциональная реакция действительно снижается. Но эмоциональная реакция снижается во время заболевания, а не до.

      Различия между шизофренией и паранойей

      Если выделяется одна навязчивая идея – это паранойя.

      Если не выделяется – это шизофрения.

      Если идея одна и простая – это паранойя.

      Если идея сложная или идей много – это шизофрения.

      Если вас преследуют – это паранойя.

      Если вы преследуете кого-то – это шизофрения.

      Если у них есть тайная организация – это паранойя.

      Если у вас есть сверхценная идея – это шизофрения.

      Если вы уделяете кому-то много внимания – это паранойя.

      Если вам не уделяют должного внимания – это шизофрения.

      Если кругом Наполеоны – это паранойя.

      Если вы Наполеон – это шизофрения.

      Если окружающие смотрят на вас как на говно – это паранойя.

      Если вы смотрите на окружающих как на говно – это шизофрения.

      Но все эти различия проявляются только на ранних стадиях. С тем, как болезнь прогрессирует, параноидальная идея искажает восприятие мира, стягивая его на себя, в результате мир становится еще и шизофреническим. И наоборот – шизофрения приводит к искажению мира, следственному появлению страхов в результате рационализации, и далее к появлению паранойи.

      Паранойя и шизофрения в процессе развития со временем становятся одним и тем же заболеванием – параноидальной шизофренией. Это, скорее всего, и вводит в заблуждение психиатров.

      Психические расстройства вообще любят ходить большой компанией.

      Если вы изобрели вечный двигатель – это шизофрения.

      Но если они хотят украсть ваш проект вечного двигателя – это уже параноидальная шизофрения.

      Если у вас воруют туалетную бумагу – это паранойя.

      Если у вас воруют туалетную бумагу из чувства зависти к вам – это уже параноидальная шизофрения.

      На поздних стадиях шизофрении человек часто перестает видеть общее, и замечает только частные детали общего. Перестает видеть лес за деревьями. Разрушение сознания приводит к разрушению картины мира.

      Вот чем кончается любовь к котекам.

      Признак идиотической шизофрении – нелогический бред. Человек забывает то, что только что говорил или писал. При этом рационализация работает, и человек с ее помощью все сводит к набору засевших в памяти связей. Со стороны кажется, что человек страдает легким слабоумием.

      «Криптоевреев в России 70%. Они фальсифицируют выборы.»

      «Евреи, знают настоящую Правду о Евгенике, ревностно соблюдают свою расовую гигиену – с инородцами не смешиваются, поэтому и владычествуют. Они подкладывают своих евреек подо всех нееврейских правителей…»

      «Путин губит Россию. Путин, уйди! Давайте соберем подписи под письмом Путину, чтобы он нам помог…»

      Идиотическую шизофрению можно свести к плохой памяти, которая не позволяет постоянно поддерживать общую связанную картину мира. В результате возникает ее фрагментация. Но нужно отметить, что в цивилизации мир усложнился настолько, что большинство людей и не были рассчитаны на такую сложность.

      Идиотическая шизофрения имеет множество степеней, в зависимости от состояния памяти. В слабых формах идиотическая шизофрения очень широко представлена в социальных сетях; есть очень мало людей, которые допускают противоречия во фразах, но очень многие допускают противоречия в разных постах, что легко заметить.

      Иногда встречаются случаи идиотической шизофрении у людей, достигших значительных результатов в каких-либо областях деятельности. Это интеллиоты и гениоты. Это можно связать с врожденной рекомбинацией связей мозга, когда большая часть связей завязывается на одну часть мозга, а на другие части мозга связей не хватает.

      Идиотическая шизофрения обычно не прогрессирует.

      Идиотическую шизофрению можно ставить как диагноз. Но при этом нужно помнить, что расстройство возникает не само по себе, а при взаимодействии со сложной средой. Если бы этот человек жил в средневековой деревне, его расстройство бы не было замечено и ничем бы ни ему, ни окружающим не мешало. Но в цивилизации данных слишком много, и попытка их обработать приводит к стрессу (подобный стресс возникает у страдающих фобией толпы, когда они с ней встречаются). Стресс плюс нехватка вычислительных мощностей мозга в сумме и дают идиотическую шизофрению.

      В России сложилась шизофреническая среда. И более того, через СМИ проводится политика дальнейшей шизофренизации. Это вызывает обострения у больных любыми формами шизофрении, но в основном активизируются люди с идиотической шизофренией.

      Есть шизофреники шизофреники и есть шизофренизаторы. Кургинян, например, шизофренизатор. Кстати, он хорошо объясняет процесс шизофренизации. Ему самому это не страшно, поскольку его шизофреники все рано не смогут сделать выводов из его чистой теории. Потому что идиотические.

      Демонтаж личности (народа) требует лишения народа единой общей цели (“идеи”). “Вечный смех” реализует этот разрыв, расщепление “Я”, то есть шизофренизация, активизация его темной ипостаси и подавление светлой. Дезориентированное сознание нуждается в наркотике потребления. Севший на эту иглу становится “прорвой”. (с) Кургинян.

      При развитии массового общества психологические методы управления заменяются психиатрическими. И это технологически верно, поскольку качество падает, и больных становится все больше, настолько больше, что они начинают играть в жизни сообщества значительную, а затем и определяющую социальную роль. Потому что активны выше среднего.

      Болезнь – это когда возникают проблемы. Если есть рептилоиды с Нибиру, но нет проблем – это не болезнь. А если рептилоиды с Нибиру еще и хорошо продаются – то это совсем не болезнь.

      Существует популярное мнение, что «с ума поодиночке сходят, вместе только гриппом болеют». Для здорового сообщества это верно, но в дегенеративном очень много людей с идиотической шизофренией, склонным к психозам, поэтому при наличии базы – идиотической шизофрении – психоз может передаваться. Психоз, но не заболевание. Ранее в качестве примера приводилась «боязнь Медведева», особенно популярная у сторонников концепции шизобашенности Кремля. (линк-Халдеи)

      И еще момент. Самое популярное расстройство в России – это компенсационное поведение на почве рационализации собственной неполноценности. Во время компенсационного поведения человек может быть очень похож на шизофреника или параноика, поскольку идея компенсации в определенной степени навязчива и искажает мир .

      sergeimorozov.wordpress.com