Специалисты

Права лиц страдающих психическими расстройствами

10.09.2018

Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 5 настоящего Закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2005 г.

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

См. комментарии к статье 5 настоящего Федерального закона

(1) Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. N 317-ФЗ в часть 2 статьи 5 настоящего Закона внесены изменения

(2) Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на:

уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства;

получение информации о своих правах, а также в доступной для них форме и с учетом их психического состояния информации о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;

психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства;

пребывание в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, только в течение срока, необходимого для оказания психиатрической помощи в таких условиях;

все виды лечения (в том числе санаторно-курортное) по медицинским показаниям;

предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний методов профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации, лекарственных препаратов для медицинского применения, специализированных продуктов лечебного питания и медицинских изделий, научных исследований или обучения, от фото-, видео- или киносъемки;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 ноября 2015 г. N 358-ФЗ в часть 3 статьи 5 настоящего Закона внесены изменения

(3) Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

base.garant.ru

Права лиц страдающих психическими расстройствами

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки;

приглашение по их требованию любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для работы во врачебной комиссии по вопросам, регулируемым настоящим Законом;

(3) Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Комментарий под общей редакцией академика РАМН,доктора медицинских наук, профессора Т.Б. ДМИТРИЕВОЙ:

2. Комментируемая статья выражает дух всего Закона и должна служить основой не только для законодательства, принимаемого в Российской Федерации, но и для его практического применения федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями, должностными лицами.

3. Каждая часть комментируемой статьи имеет свою цель. Часть 1 подтверждает конституционные права и свободы лиц с психическими расстройствами как граждан России, а также устанавливает единственно возможный порядок их ограничения — в федеральных законах. Часть 2 направлена на защиту лиц, страдающих психическими расстройствами от плохого обращения с ними и ущемления их прав при оказании психиатрической помощи, и в этом смысле содержит их дополнительные по сравнению с другими гражданами России права. Часть 3 запрещает использовать диагноз психического расстройства и факты обращения за психиатрической помощью в качестве оснований для неоправданного ограничения прав лиц с психическими расстройствами.

4. В ч. 1 комментируемой статьи подтверждается, что любое лицо, страдающее психическим расстройством, имеет право на осуществление всех гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, закрепленных в Конституции РФ, конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации, в федеральном законодательстве и в законодательстве, издаваемом в субъектах Федерации. Права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с ее Конституцией (ст. ст. 17 — 64). Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ), и потому наличие у лица психического расстройства не может лишить его этих прав и свобод. Под правами и свободами, зафиксированными в общепризнанных нормах международного права, понимаются прежде всего те, которые признаны во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в других международно-правовых документах, касающихся прав человека.

Здесь же устанавливается, что ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных федеральными законами. Это правило полностью согласуется с положениями Конституции РФ, которая в ч. 2 ст. 55 не допускает издания в России законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина, но в ч. 3 той же статьи разрешает ограничение таких прав и свобод именно в законах федерального уровня.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой этой необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Ограничения прав и свобод граждан есть в любом демократическом обществе, их случаи и порядок устанавливаются законодательством. В Российской Федерации возможность ограничить права и свободы человека и гражданина разрешается только законами, принятыми на федеральном уровне. Субъекты Российской Федерации в своих законах и иных правовых актах не вправе устанавливать ограничения прав и свобод граждан, как не вправе делать это и Президент РФ, Правительство РФ и федеральные органы исполнительной власти.

5. Федеральные законы России ограничивают права и свободы граждан, связанных с психическим расстройством, в основном в трех случаях.

Во-первых, такое ограничение прав и свобод гражданина может быть связано с признанием его недееспособности. Возможность признания гражданина, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, недееспособным предусмотрена в ст. 29 ГК. Право принимать такие решения предоставлено только суду (ст. ст. 29, 22 ГК), а порядок их принятия регулируется ГПК (ст. ст. 258 — 263). И хотя недееспособность влияет в первую очередь на возможность гражданина самостоятельно участвовать в гражданском обороте (ч. 2 ст. 29, ст. 171 ГК), она имеет значение и применительно к другим отраслям законодательства. Можно сказать, что недееспособность, определяемая в соответствии с гражданским и гражданским процессуальным законодательством, в свою очередь, служит основанием для ограничения прав лиц, страдающих психическими расстройствами и признанных недееспособными, в соответствии с другими федеральными законами. В этом смысле значение недееспособности выходит за рамки гражданско-правовых отношений и ее можно считать одним из базовых юридических понятий для законодательства, так или иначе касающегося правового статуса лиц с психическими расстройствами. Приведем несколько примеров.

Так, ст. 32 Конституции РФ устанавливает, что не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными. Особо подчеркивается, что такие граждане не могут избирать Президента России, а также быть избранными в этом качестве (ст. 3 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» от 1 декабря 1999 г. (31 декабря 1999 г.) N 228-ФЗ // СЗ РФ. 2000. N 1. Ч. 2. Ст. 11).

В ст. 16 того же Закона предусмотрено, что член избирательной комиссии может быть освобожден от этих обязанностей до истечения срока своих полномочий, если будет признан недееспособным вступившим в законную силу решением суда.

В соответствии с СК РФ лицо, признанное судом недееспособным, не может заключить брак, а ранее заключенный брак может быть расторгнут по заявлению другого супруга либо опекуна недееспособного супруга в более простом порядке — в органах записи актов гражданского состояния (ст. ст. 14, 16, 19 СК).

Кроме того, недееспособные не могут усыновить ребенка или принять его под опеку (попечительство) либо взять в приемную семью (ст. ст. 127, 146, 153 СК). Полномочия судьи прекращаются в случае признания его недееспособным вступившим в законную силу решением суда (ст. 14 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. N 3132-1 с изм. и доп. // Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792).

Во-вторых, для ограничения прав лиц с психическими расстройствами необходимо установление правоограничений с общей ссылкой на наличие у лица заболевания или расстройства психики как основания для этого с последующей конкретизацией в правовых актах Правительства РФ. Так, в ст. 13 Закона РФ от 20 мая 1993 г. «Об оружии», было предусмотрено, что лицензии на приобретение гражданского оружия не выдаются гражданам, имеющим заболевания либо физические недостатки, препятствующие обеспечению правильного обращения с оружием, перечень которых утверждается Правительством РФ (Ведомости РФ. 1993. N 24. Ст. 860). Перечень, в котором были прямо указаны хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями (см. комментарий к ст. 27 Закона) и эпилепсия, был утвержден Постановлением от 2 декабря 1993 г. N 1256 с изм. и доп. (САПП. 1993. N 49. Ст. 4772).

Федеральный закон «Об оружии» от 13 ноября 1996 г. (13 декабря 1996 г.) N 150-ФЗ с изм. и доп. (СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681) устанавливает, что для получения лицензии на владение оружием граждане РФ обязаны представить в орган внутренних дел по месту жительства медицинское заключение об отсутствии противопоказаний к владению оружием, связанных в том числе и с психическим заболеванием. Лицам, не представившим такого заключения, лицензия не выдается. Правительству РФ поручено определить перечень заболеваний, при наличии которых противопоказано владение оружием (ст. 13). В соответствии с п. 24 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ лицензии на владение оружием не выдаются лицам при наличии у них хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями, а вопрос о выдаче лицензий гражданам, страдающим эпилепсией или выраженными формами пограничных психических расстройств, рассматривается индивидуально (Постановление Правительства РФ от 21 июля 1998 г. N 814 в ред. Постановления Правительства РФ от 5 июня 2000 г. N 438 // СЗ РФ. 1998. N 32. Ст. 3878; 2000. N 24. Ст. 2587).

Аналогично установлены ограничения для выполнения отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, в связи с наличием у гражданина психического расстройства, что вытекает из ст. 6 настоящего Закона (см. комментарий к этой статье). Перечень медицинских психиатрических противопоказаний, в котором раскрывается, какие расстройства дают возможность применить подобные ограничения, утвержден Правительством РФ (Постановление от 28 апреля 1993 г. N 377 с изм. // САПП. 1993. N 18. Ст. 1682).

В-третьих, наименее удачным и противоречащим рассматриваемому Закону является указание на нахождение гражданина на учете в органах здравоохранения по поводу психического расстройства. Это сделано, например, в ст. 6 Закона РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 888). Указанное обстоятельство является основанием для отказа в выдаче лицензий частным детективам, хотя того психиатрического учета, который существовал в Советском Союзе и факт нахождения на котором автоматически влек серьезные правоограничения для лица, в России нет. Психиатрический учет сохранен для целей статистики (см. комментарий к ст. 27 Закона).

6. Надо отметить, что правила ч. 1 комментируемой статьи не только полностью соответствуют положениям Конституции РФ, но и согласуются с международно-правовыми нормами, в частности с Принципами защиты лиц, страдающих психическим заболеванием, и улучшения здравоохранения в области психиатрии, принятыми Генеральной Ассамблеей ООН в 1991 г. (резолюция 46/119). В принципе I «Основные права и свободы» подчеркивается недопустимость дискриминации граждан на основании психического заболевания.

7. Положения этого же международного правового документа, представляющего стандарты Организации Объединенных Наций по защите и обеспечению основных прав и свобод человека и юридических прав лиц с психическими расстройствами, получили отражение и в ч. 2 комментируемой статьи, где предусмотрены основные права таких лиц при оказании им психиатрической помощи.

Зафиксированные в ч. 2 права лиц, страдающих психическими расстройствами, не являются совершенно новыми для российского законодательства. Частично они содержались в ст. 2 Положения об условиях и порядке оказания психиатрической помощи, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 января 1988 г. (Ведомости ВС СССР. 1988. N 2. Ст. 19), но в российском Законе эти права существенно расширены. Установление таких прав вызвано необходимостью особой защиты лиц с психическими расстройствами как одной из наиболее уязвимых групп населения, чьи права и свободы нередко ущемляются и в обществе, и при оказании им специализированной медицинской помощи, каковой является психиатрическая помощь. К другим уязвимым группам населения, также нуждающимся в социальной защите, относятся лица престарелого возраста, инвалиды, несовершеннолетние и некоторые другие.

8. Право на уважительное и гуманное отношение к человеку, исключающее унижение его достоинства, по своей значимости, безусловно, является приоритетным. Международные правовые документы, в частности Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 7), запрещают бесчеловечное или унижающее достоинство обращение с людьми. В Российской Федерации достоинство личности охраняется государством (ст. 21 Конституции РФ). Случаи негуманного обращения с психически больными встречаются, однако, во многих странах и нередко проистекают из недостатка материальных средств, необходимых для создания пациентам психиатрических учреждений нормальных условий существования. Уважительное и гуманное отношение к пациентам не исчерпывается только внешними условиями их пребывания в психиатрическом учреждении, оно обеспечивается главным образом врачами и иным медицинским персоналом, их обращением с больными. Поэтому из смысла данной формулы Закона вытекает необходимость особого внимания к подготовке медицинского, особенно среднего и младшего, персонала, контроля за их обращением с больными и в необходимых случаях привлечения виновных к ответственности. Серьезную помощь в реализации этого права лиц с психическими расстройствами могут оказать их родственники, объединившиеся в организации по защите психически больных (см. комментарий к ст. 46 Закона), а также защитники прав пациентов в психиатрических стационарах (см. комментарий к ст. 38 Закона).

9. Право на информацию о своих правах может быть реализовано пациентами более успешно, если психиатрические учреждения (как стационарные, так и осуществляющие амбулаторную помощь) будут при их поступлении или обращении в учреждение предоставлять такую информацию в письменном виде (как перечень прав лиц с психическими расстройствами или в виде специальной брошюры). Ее легко подготовить на основе настоящего Закона централизованно (например, в Министерстве здравоохранения РФ) и на местах. Тем самым будет организационно обеспечена реализация этого законодательно установленного права пациентов.

Право на информацию о психическом расстройстве и применяемых методах лечения также является одним из важнейших прав лиц с психическими расстройствами, позволяющим им самостоятельно или вместе с их родными принимать решения о своем лечении.

Согласие на лечение (ст. 11 настоящего Закона) не может быть дано без предварительного получения пациентом соответствующей информации, которая важна не только для добровольного применения того или иного медицинского препарата или метода, но и для добровольной госпитализации или обращения за консультативно-лечебной помощью.

Часть 2 комментируемой статьи не устанавливает ограничений права на информацию для недобровольных пациентов, поэтому такая информация должна предоставляться всем лицам с психическими расстройствами, которым оказывается психиатрическая помощь, как добровольно обратившимся, так и находящимся в психиатрическом стационаре в недобровольном порядке или на принудительном лечении по решению суда (ст. 13 Закона). В доступной форме и с учетом возраста, как требует Закон, соответствующая информация должна предоставляться и несовершеннолетним в возрасте до 15 лет.

Выбор доступной формы и учет психического состояния пациента при сообщении ему медицинской информации — вопрос врачебной этики и зависит от искусства врача. Врач должен оценить вероятность ухудшения психического состояния пациента вследствие сообщения ему информации, например, о диагнозе или других особенностях заболевания. Но полностью отказать пациенту в медицинской информации врач не вправе.

10. Право на психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства, направлено на предупреждение разрыва социальных и семейных связей психически больного, а также на минимальное ограничение его свободы и служит дополнительным подкреплением реализации принципа добровольности обращения за психиатрической помощью (ст. 4 Закона).

При решении вопроса о выборе того или иного вида психиатрической помощи врач-психиатр должен исходить из того, что пациенту не следует предлагать госпитализацию, если есть возможность лечить его в амбулаторных или полустационарных условиях. Наименее ограничительные условия для содержания данного пациента должны выбираться и внутри стационара. Выбор вида психиатрической помощи и условий ее осуществления должен определяться необходимостью лечения данного больного и обеспечения безопасности его самого и окружающих.

Личная свобода любого человека, страдающего психическим расстройством, может быть ограничена лишь в минимальных пределах, обусловленных его психическим состоянием. Ему гарантируется право получать лечение вблизи своего места жительства. Естественно, такое право не всегда может быть обеспечено в отдаленных районах Сибири, Севера и Дальнего Востока, но к этому надо максимально стремиться. При определении места лечения может учитываться и такое обстоятельство, как место проживания родственников или друзей пациента, с тем чтобы не нарушались родственные и социальные связи. Особенно важен выбор места стационарного лечения для несовершеннолетних пациентов.

11. С рассмотренным правом тесно связано право на содержание лица в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для его обследования и лечения. Длительная госпитализация имеет отрицательные последствия (среди которых социальная дезадаптация, затрудняющая его дальнейшую жизнь в обществе) для самого больного, для его родных и, наконец, для медицинского учреждения. Если члены семьи или законные представители несовершеннолетних отказываются брать из больницы лиц, признанных недееспособными, то администрация вправе обратиться в орган опеки и попечительства для принятия соответствующих мер, вплоть до постановки вопроса о лишении родительских прав или об ответственности за злоупотребление опекунскими обязанностями (ч. 2 ст. 31 настоящего Закона, ст. 69 СК РФ, ч. 3 ст. 39 ГК РФ). Например, следует в установленном законом порядке решать вопрос о помещении психически больных престарелого возраста в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения (ст. 41 Закона).

12. Любое лицо, страдающее психическим расстройством, имеет право на все виды лечения, включая санаторно-курортное, по медицинским показаниям. При лечении лиц с психическими расстройствами должны действовать те же нормы и стандарты, что и при лечении больных с соматическими заболеваниями. Поэтому психиатрические лечебные учреждения должны иметь соответствующее оборудование, достаточный штат квалифицированного медицинского персонала и консультантов для обеспечения каждого пациента необходимыми видами медицинской помощи. Лица с психическими расстройствами имеют право обращаться в любое другое медицинское учреждение, оказывающее требующуюся им помощь. Психическое заболевание само по себе не может быть препятствием для санаторно-курортного лечения, если оно необходимо пациенту по медицинским показаниям.

13. Право на оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям, непосредственно связано с правом на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства. При этом антисанитарное состояние помещения, в котором содержится психически больной, может рассматриваться как нарушение прав человека. Более того, если при оказании психиатрической помощи для пациентов будут созданы максимально комфортные условия, то возможности применения принципа добровольности (ст. 4 настоящего Закона) будут существенно расширены. Конечно, при нынешнем состоянии финансирования здравоохранения в России трудно рассчитывать, что психиатрические больницы быстро улучшат условия содержания пациентов. Именно поэтому в настоящем Законе не получило закрепления право пациента на уединение, признанное вышеуказанными Принципами ООН. Но соблюдение санитарно-гигиенических правил, устанавливаемых органами санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации, является обязанностью администрации психиатрического учреждения.

14. Предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки также является одним из основополагающих прав человека. Этим правом обеспечиваются неприкосновенность частной жизни и уважение человеческого достоинства (ст. ст. 21, 23 Конституции РФ).

Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 7) и Конституция России (ч. 2 ст. 21) запрещают медицинские, научные или иные опыты без добровольного согласия человека. Статья 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (Ведомости РФ. 1993. N 33. Ст. 1318) не допускает проведения любого биомедицинского исследования, включая клинические испытания новых лекарственных средств и методов, без получения предварительного письменного согласия гражданина. Запрещается принуждение граждан к участию в биомедицинском исследовании, а при получении согласия на такое участие им должна быть предоставлена информация о целях, методах, побочных эффектах, возможном риске, продолжительности и ожидаемых результатах исследования. Гражданин имеет право отказаться от участия в исследовании на любой его стадии.

Эти требования закона, подкрепляющие комментируемое право лиц с психическими расстройствами, в полной мере на них распространяются. Кроме того, как и любой гражданин, лицо с психическим расстройством имеет право отказаться от фото-, видео- или киносъемки и от использования в качестве объекта учебного процесса. Перед началом любого из перечисленных действий ему должны быть даны объяснения их сути и целей, предоставлена иная значимая информация. Комментируемый Закон не требует согласия в письменной форме, но такую форму можно рекомендовать, в том числе и сотрудникам средств массовой информации. Письменное согласие может послужить доказательством законности действий в отношении психически больных, если об этом возникнет спор.

15. Следующее право, которое принадлежит лицам с психическими расстройствами, очень важно для обеспечения их доверия (а также их родных, членов их семей или законных представителей) к решениям врачей-психиатров. Приглашение по требованию лица с психическим расстройством любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, для работы в комиссии по вопросам, регулируемым настоящим Законом, позволяет привлекать к комиссионным решениям специалистов, которым пациент доверяет. Таким специалистом не обязательно должен быть врач-психиатр, это может быть представитель другой специальности (медицинский психолог, педагог, имеющий опыт работы с психически больными, и др.). В данном случае он будет выступать в качестве члена комиссии, независимого от психиатрического учреждения, где лечится пригласивший его пациент. Представляется, что эта норма, в несколько иной формулировке уже содержавшаяся в Положении об условиях и порядке оказания психиатрической помощи, направлена не только на обеспечение независимого мнения при принятии врачебных решений, но и на их большую обоснованность. Естественно, приглашаемый специалист должен дать свое согласие на участие в работе комиссии; вопросы оплаты его труда разрешаются по договоренности с пригласившим его лицом.

16. Право на помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке, установленном законом, тоже содержится в международных правовых документах (например, принципы 1, 11, 12, 18 Принципов ООН). Потребность в юридической помощи и, особенно, в юридическом представительстве для лиц с психическими расстройствами очень велика. Во-первых, пациенту может быть трудно вследствие его психического состояния самостоятельно отстаивать свои права. Во-вторых, госпитализированный пациент может испытывать подобные трудности из-за нахождения в психиатрической больнице, в изоляции. И наконец, в-третьих, пациенту не всегда может быть предоставлена полная медицинская информация, значимая для принятия решений о лечении. Представительству лиц с психическими расстройствами специально посвящена ст. 7 настоящего Закона (см. комментарий).

Для реализации психически больными своего права на представительство и помощь адвоката чрезвычайно важно, чтобы расходы за услуги взяло на себя государство, ибо большинство таких лиц вряд ли сможет их оплачивать. Для того чтобы правовая помощь предоставлялась всем нуждающимся в ней лицам с психическими расстройствами независимо от их возможности оплатить ее, необходимо внесение дополнений в соответствующее законодательство.

17. Часть 3 комментируемой статьи запрещает использовать психиатрический диагноз и факты обращения за различными видами психиатрической помощи в качестве оснований для ограничения прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами. К сожалению, диагноз психического заболевания зачастую является ярлыком для человека и может влиять на ограничение его прав. Более того, весьма распространено представление, что любое лицо, страдающее психическим расстройством, попавшее в психиатрический стационар, уже из-за самого этого факта является недееспособным. Точно так же иногда относятся и к человеку, находящемуся под диспансерным наблюдением. Как отмечено в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронова «О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами», «в обществе по-прежнему господствует стремление выделять как особую категорию населения лиц с психическими расстройствами» <*>. В докладе, в частности, приводятся факты дискриминации данной категории граждан при приеме на работу, в учебные заведения, при призыве на военную службу <**>.

<*> Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронова «О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами». М., 1999. С. 22.

Нет никаких законных оснований ограничивать людей в их правах лишь потому, что они страдают психическими расстройствами, получают или получали специализированную медицинскую помощь. Если возникает вопрос о том, что по своему психическому состоянию человек не может самостоятельно осуществлять какое-либо свое право, то, во-первых, необходимо установить, содержится ли в соответствующем федеральном законе основание ограничить это право, а во-вторых, рассматривать вопрос индивидуально и в соответствии с установленной законом процедурой. Только когда суд или иной правомочный орган решит, что данное лицо не способно в силу состояния своего психического здоровья самостоятельно осуществлять свое право, на него можно наложить соответствующие правоограничения. И даже тогда у лица, не согласного с ограничением своих прав, есть возможность их обжаловать. Так, вопрос о признании лица недееспособным рассматривается судом, и решение может быть обжаловано в вышестоящий суд, а ограничение гражданина в выполнении отдельных видов профессиональной деятельности рассматривается врачебной комиссией и также может быть обжаловано в суд. Никакие должностные лица не вправе ограничивать права психически больных без соответствующих решений, принятых в установленном законом порядке.

Если же нарушение, приведшее к дискриминации лица с психическим расстройством, произойдет, то виновное в нем должностное лицо должно нести ответственность в зависимости от тяжести нарушения и в соответствии с законодательством Российской Федерации и ее субъектов. Такая ответственность может быть как дисциплинарной, предусмотренной трудовым законодательством, так и уголовной (например, за превышение должностных полномочий — ст. 286 УК). К тем, кто назван в комментируемой статье должностными лицами, следует отнести должностных лиц в смысле уголовного закона, т.е. тех лиц, которые постоянно или временно либо по специальному полномочию осуществляют функции представителя власти или выполняют организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях России (п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ).

www.sudexp.org

3. Права лиц, страдающих психическими расстройствами.

1. При оказании психиатрической помощи все пациенты имеют пра­во на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение че­ловеческого достоинства.

2. Гражданин имеет право на получение информации о своих правах, а также в доступной для него форме и с учетом его психического состо­яния информации о характере имеющегося у него психического расст­ройства, целях, методах, включая альтернативные, и продолжительности рекомендуемого лечения. О предоставленной информации делается запись в медицинской документации. В психиат­рическом стационаре администрация и медперсонал обязаны предоста­вить пациенту возможность ознакомиться с текстом закона «О психиат­рической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», правила­ми внутреннего распорядка данного стационара, адресами и телефонами государственных и общественных органов, учреждений, организаций и должностных лиц, к которым можно обратиться в случае нарушения прав пациента.

3. Лицо, страдающее психическим расстройством, или его законный представитель имеют право отказаться от предлагаемого лечения или прекратить его, за исключением установленных в законе случаев. Лицу, отказывающемуся от лечения, должны быть разъяснены возможные по­ следствия прекращения лечения. Отказ от лечения с указанием сведений о возможных последствиях оформляется записью в медицинской доку­ментации за подписью лица или его законного представителя и врача- психиатра. Пациенты могут отказаться от использования их в качестве объекта учебного процесса.

4. Медицинские средства и методы применяются только в диагностических и лечебных целях в соответствии с характером болезненных расстройств и не должны использоваться для наказания лица, страдаю­щего психическим расстройством, или в интересах других лиц.

5. Пациенты могут дать предварительное согласие и оказаться на лю­бой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований. В отношении лиц, которые проходят психиатрическое лечение в недобровольном порядке, проведение испытаний медицинских средств и методов вообще не допускается.

Не разрешается применение к лицам, которые проходят психиатри­ческое лечение в недобровольном порядке, хирургических и других ме­тодов, вызывающих необратимые последствия.

6. По требованию пациента возможно приглашение любого при на­личии его согласия специалиста, участвующего в оказании психиатриче­ской помощи, для работы во врачебной комиссии.

7. Гражданин, которому оказывается психиатрическая помощь, впра­ве пригласить по своему выбору представителя для защиты своих прав и законных интересов. Представительство несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет и лица, признанного в установленном порядке недееспособ­ным, осуществляют их родители, усыновители, опекуны, а в случае их отсутствия — администрация психиатрического стационара или психоневрологического учреждения для социального обеспечения или соци­ального обучения. Защиту прав и законных интересов гражданина при оказании ему психиатрической помощи может осуществлять адвокат.

8. Сведения о наличии у гражданина психического расстройства о фактах обращения за психиатрической помощью и лечения в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной.

9. Администрация и медицинский персонал психиатрического стационара обязаны информировать родственников или законных представителей пациента, а также иное лицо по его указанию об изменениях со­стояния его здоровья и чрезвычайных происшествиях.

Отдельно оговариваются особые права и обязанности пациентов, находящихся в психиатрических стационарах.

1. Содержание в психиатрическом стационаре возможно только в те­чение срока, необходимого для обследования и лечения.

2. Меры физического стеснения и изоляции при недобровольной госпитализации применяются только в тех случаях, формах и на тот пе­риод времени, когда, по мнению врача-психиатра, иными методами не­ возможно предотвратить действия госпитализированного лица, представляющие непосредственную опасность для него и других. Такие ме­ры осуществляются при постоянном контроле медицинского персонала. О формах и времени применения мер физического стеснения или изоляции делается запись в медицинской документации.

3. Все пациенты, находящиеся на лечении и обследовании в психиатрическом стационаре, вправе обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследова­ния, выписки из стационара и соблюдения их прав.

4. Пациенты вправе подавать без цензуры жалобы и заявления в ор­ганы представительной и исполнительной власти, прокуратуры, суда и адвокатуры, встречаться с адвокатом наедине.

5. Пациенту разрешено исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администра­цией иметь соответствующую атрибутику и литературу, встречаться на­едине со священнослужителем.

6. Пациент имеет право выписывать газеты и журналы, получать образование по программе общеобразовательной или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет.

Если пациент участвует в производительном труде, то вознагражде­ние за труд он получает наравне с другими гражданами.

Пациенты психиатрического стационара имеют также права, кото­рые, в отличие от перечисленных выше, могут быть ограничены по ре­комендации лечащего врача заведующим отделением или главным вра­чом в интересах здоровья или безопасности пациентов и других лиц.

Это следующие права:

вести переписку без цензуры;

иметь и приобретать предметы первой необходимости;

пользоваться собственной одеждой.

Ограничение прав и свобод (дискриминация) лиц, страдающих пси­хическими расстройствами, только на основании психиатрического диа­гноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатри­ческом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается.

studfiles.net

Права лиц, страдающих психическими расстройствами. Мышление: свойства, количественные расстройства

ГОУ ВПО Северный государственный медицинский университет

Институт сестринского образования

Факультет Высшего сестринского образования

Кафедра сестринского дела

Контрольная работа по дисциплине

«Сестринское дело в психиатрии»

Тема А: «Права лиц, страдающих психическими расстройствами».

Б: «Мышление: свойства мышления, количественные расстройства»

Выполнила: студентка IV курса 1 группы

Воложанинова Лариса Михайловна

1. Права лиц, страдающих психическими расстройствами на основании статей закона «О психической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании

2. Понятие мышления. Свойства мышления

3. Количественная патология мышления

Список использованной литературы

Признавая высокую ценность для каждого человека здоровья вообще и психического здоровья в особенности; учитывая, что психическое расстройство может изменять отношение человека к жизни, самому себе и обществу, а также отношение общества к человеку; отмечая, что отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан, а также международному престижу государства; принимая во внимание необходимость реализации в законодательстве Российской Федерации признанных международным сообществом и Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина, Верховный Совет Российской Федерации принимает настоящий Закон.

В основе закона «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании» лежат постановления, согласно которым при оказании психиатрической помощи не должно ущемляться достоинство больного. Также данный закон регламентирует порядок проведения психиатрического освидетельствования. В данной работе все права пациентов представлены статьями данного закона.

Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

(1) Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации, Конституциями республик в составе Российской Федерации, законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения;

оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;

помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке, установленном законом.

(3) Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

Статья 11. Согласие на лечение

(1) Лечение лица, страдающего психическим расстройством, проводится после получения его письменного согласия, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи.

(2) Врач обязан предоставить лицу, страдающему психическим расстройством, в доступной для него форме и с учетом его психического состояния информацию о характере психического расстройства, целях, методах, включая альтернативные, и продолжительности рекомендуемого лечения, а также о болевых ощущениях, возможном риске, побочных эффектах и ожидаемых результатах. О предоставленной информации делается запись в медицинской документации.

(3) Согласие на лечение несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет, а также лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, дается их законными представителями после сообщения им сведений, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

(4) Лечение может проводиться без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя только при применении принудительных мер медицинского характера по основаниям, предусмотренным Уголовным кодексом РСФСР, а также при недобровольной госпитализации по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона. В этих случаях, кроме неотложных, лечение применяется по решению комиссии врачей — психиатров.

(5) В отношении лиц, указанных в части четвертой настоящей статьи, применение для лечения психических расстройств хирургических и других методов, вызывающих необратимые последствия, а также проведение испытаний медицинских средств и методов не допускаются.

Статья 12. Отказ от лечения

(1) Лицо, страдающее психическим расстройством, или его законный представитель имеют право отказаться от предлагаемого лечения или прекратить его, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 11 настоящего Закона.

(2) Лицу, отказывающемуся от лечения, либо его законному представителю должны быть разъяснены возможные последствия прекращения лечения. Отказ от лечения с указанием сведений о возможных последствиях оформляется записью в медицинской документации за подписью лица или его законного представителя и врача — психиатра.

Статья 37. Права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах

(1) Пациенту должны быть разъяснены основания и цели помещения его в психиатрический стационар, его права и установленные в стационаре правила на языке, которым он владеет, о чем делается запись в медицинской документации.

(2) Все пациенты, находящиеся на лечении или обследовании в психиатрическом стационаре, вправе:

обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных настоящим Законом;

подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату;

встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу;

выписывать газеты и журналы;

получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет;

получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

(3) Пациенты имеют также следующие права, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц:

получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;

иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой.

(4) Платные услуги (индивидуальная подписка на газеты и журналы, услуги связи и так далее) осуществляются за счет пациента, которому они предоставляются.

2. Понятие мышления. Свойства мышления

Мышление – психический процесс обобщенного отражения существенных сторон предметов и явлений и их внутренних взаимосвязей. Человеческое мышление невозможно без речи и имеет свои логические формы: понятия, суждения, умозаключения.

Типы мышления — определяются различными сочетаниями свойств и качества мышления.

IНаглядно-действенное (конкретное) — отражение связей между предметами и явлениями, непосредственно включенных в практическую деятельность человека, для решения конкретных задач.

IIОбразное (визуализированные представления) — оперирование образами предметов и явлений, которые в прошлом включались в деятельность (обобщающие возможности не высоки).

IIIАбстрактно-логическое (теоретическое) — оперирование абстрактными понятиями, установление закономерностей, причинно-следственных связей на основании "теоретических" построений.

IV Другие частные разновидности.

2) осознаваемость и неосознаваемость;

3) скорость протекания мыслительных процессов — количество ассоциаций за единицу времени;

4) подвижность и/или гибкость — способность найти нужную ассоциацию в быстро меняющихся условиях;

5) полнота мышления (объем) — обеспечивается широтой и глубиной, ® от которой зависит критичность;

6) логичность мышления — способность строить суждения из умозаключения, согласно законам логики (с учетом внутренней закономерности);

7) доказательность — способность доказывать и обосновывать суждения, умозаключения и принятое суждение.

Принятие решения — этап волевого акта, после наступает деятельность;

8) последовательность (координированность) — подчинение внутренней целесообразности;

9) связность мышления — способность установления логических связей в последовательной цепи ассоциаций;

10) целенаправленность — направление мышления, сохранение в течение необходимого времени подчиненности направления ассоциативного процесса, определенной задаче. В патологиях это триединство может нарушаться в разных соотношениях;

11) речь — это внешнее выражение мышления, т.е. свойством мышления является грамматическая стройность – внутреннее или внешнее выражение ассоциативного процесса в определенной форме, согласно законам филологии соответствующего языка;

12) критичность мышления — умение адекватно оценивать результаты собственной ассоциативной, мыслительной деятельности;

Дополнительные свойства мышления:

экономичность — выполнение мыслительной деятельности (задачи) с помощью наименьшего числа ассоциаций;

самостоятельность — независимость от др. мнений в принятии решений и в возможности получения правильного ответа;

находчивость — умение быстро найти способ решения мыслит. задачи (коррелирует с быстротой течения ассоциаций);

оригинальность — способность принимать нестандартные решения (индивидуальность и неординарность выбора);

остроумие — способность к необходимым, нестандартным умозаключениям на основе скрытых от других смысловых связей (коррелирует с быстротой, глубиной, подвижностью);

пытливость — стремление добраться до истоков (причин);

любознательность — стремление охватить наибольшее число предметов и явлений.

3. Количественные нарушения мышления

Патология мышления делится на две большие части:

К количественной патологии относятся ускоренное мышление и замедленное.

Ускорение мышления характерно для маниакальных и гипоманиакальных состояний различного генеза и наблюдается при маниакально-депрессивном психозе, а также при маниоформных состояниях экзогенного происхождения, иногда при шизофрении, главным образом в дебюте и при циркулярной ее форме. На первый план при ускорении мышления выступают нарушения его динамики, проявляющиеся в лабильности суждений. Характерны быстрое, облегченное возникновение и смена мыслей. Суждения больных при ускоренном мышлении отличаются поверхностностью, объектом мышления становится любой предмет, на который больной обратил внимание.

При значительном ускорении мышления говорят о скачке идей — мысли так быстро сменяют друг друга, что со стороны это воспринимается как непрерывный словесный поток. В то же время при скачке идей в отличие от шизофренической разорванности нетрудно все же уловить последовательность мыслей и их, хотя и весьма поверхностную, взаимосвязь. Лишь в случаях крайне резкого ускорения мышления наблюдатель утрачивает способность улавливать переходы между отдельными мыслями. В этих случаях говорят о маниакальной (вихревой) спутанности. Ускоренное мышление в силу своей неустойчивости характеризуется легкой утратой объекта рассуждения. Речь при скачке идей отражает хаотичность и повышенную изменчивость целенаправленности мыслительных процессов, высокую отвлекаемость больного. При ускоренном мышлении больные не останавливаются на отдельных идеях, их суждения поспешны, непродуманны, односторонни, поверхностны. Ускоренное мышление в целом поверхностное, непоследовательное. При психологическом исследовании такие непродуманные, поспешные суждения больных легко корригируются при указании обследуемому на допущенную ошибку. Исключение составляют случаи гневливой мании, когда больной резко отрицательно воспринимает любую попытку вмешательства в его рассуждения. Впечатление об ускорении течения психических процессов при объективном обследовании больных в маниакальном состоянии оказывается внешним. Так, скорость сенсомоторных реакций и латентный период между произнесением слова-раздражителя и ответной реакцией в словесном эксперименте у них часто не ускорены. Наоборот, эпизодически наблюдается увеличение этих показателей а связи с неустойчивостью внимания. Ускорение мышления определяется легкостью возникновения ассоциаций и лабильностью суждений, быстрой сменой мыслей. Обычно ускоренное мышление протекает на фоне повышенного настроения, эйфории. При этом отмечается кажущееся на первый взгляд парадоксальным явление — при явной поверхностности суждений и малой продуктивности мыслительной деятельности больные в маниакальном состоянии поражают иногда собеседника меткими замечаниями, своей наблюдательностью. Дело в том, что интеллектуальный уровень у них не снижен, не страдают и способность к остроте суждения, остроумие, нередко злое, наблюдательность. В то же время у них отмечается некоторая бесконтрольность суждений, слабость тормозных установок, что проявляется в известном снижении чувства такта, недостаточной способности смущаться. Этим объясняется то, что больной в маниакальном состоянии может сказать другому человеку в лицо то, что здоровый предпочтет утаить.

W. Jahrreiss (1928) различал следующие варианты скачки идей.

1. Мысленная скачка идей — богатая и бедная образами. Картина богатой образами скачки идей соответствует ее описаниям при типичной циркулярной мании. Бедная образами скачка идей отличается малым количеством возникающих в мышлении больного представлений при вихревом его ускорении. Клинически бедная образами скачка идей проявляется главным образом в ускорении речи и многословности при нешироком круге представлений и образов. Переходы от одной мысли к другой происходят не столько в силу лабильности мышления, легкости возникновения смысловых ассоциаций, сколько по созвучию или под влиянием внешних впечатлений. Значительно меньше в мыслительной продукции больных при бедной образами скачке идей можно проследить роль внутренних побудительных механизмов. Речевой натиск не соответствует поражающему своей бедностью объему возникающих в содержании представлений и образов. Мышление при этом малосодержательно, несмотря на внешнее его ускорение. В таких случаях говорят о малопродуктивной мании, что всегда должно настораживать психиатра в плане возможной диагностики шизофренического процесса.

2. Речевая скачка идей также главным образом основана на ассоциациях по созвучию и нередко наблюдается при маниоформных состояниях у больных шизофренией. Нередко она наблюдается при кататоническом возбуждении.

3. «Немая», бедная речью скачка идей называется еще вихревым наплывом мыслей — ментизмом (P. H. Shaslin, 1914). Под ментизмом понимают наплыв мыслей, воспоминаний, образов. Симптом этот отличается непроизвольным возникновением и неподчиняемостью воле больного. Субъективно больной крайне тягостно переживает наплыв мыслей, их направленность совершенно не зависит от его сознания, никаким волевым усилием наплыв мыслей нельзя ни прекратить, ни направить в обычное русло рассуждений. Нередко эти мысли даже не приобретают четкого речевого оформления и возникают в сознании в виде лишенных конкретного содержания образов, представлений, понятий. Ментизм наблюдается при шизофрении (особенно в дебюте и при вялом течении процесса, когда нет еще выраженного психического дефекта), иногда при экзогенно-органических психозах, в их начальной стадии, в случаях нерезких расстройств сознания при маниакальном ступоре’. Вихревая спутанность рассматривается как высшая степень выраженности скачки идей. Вихревую (маниакальную) спутанность трудно отличить от спутанности при экзогенно-органических психозах, от аментивного состояния. Их дифференцирование возможно лишь при анализе движения психопатологической симптоматики и при учете соматического состояния больного.

Следует отметить, что наличие ускоренного мышления значительно затрудняет патопсихологическое обследование больного. Это в первую очередь относится к маниоформным состояниям у больных шизофренией. Ускорение мышления нередко в таких случаях маскирует типичные для шизофрении расстройства мышления. Лишь когда сходят на нет маниакальноподобные проявления, отчетливо выступают расстройства мышления шизофренического характера. Об этом надо помнить и не спешить с диагностическим суждением в случаях, когда в клинической картине одновременно отмечаются признаки ускорения мышления и шизофренические симптомы.

Замедление (заторможенность) мышления характеризуется замедлением темпа течения мыслительных процессов, уменьшением количества идей. Сами больные говорят о чувстве затруднения мышления, об ощущении своей интеллектуальной несостоятельности, жалуются, что у них «мало мыслей». Замедленное мышление характеризуется уменьшением количества представлений, оно малоподвижно, инертно. Затруднен переход от одной мысли к другой. Это приводит как бы к застреванию на мысли. Такое явление обозначается как моноидеизм. Можно думать, что он играет существенную роль в стойкости бредовых переживаний у больных с замедленным мышлением. Хотя уровень процессов обобщения и отвлечения при этом не снижен, отмечаются затруднения осмысления. В своих рассуждениях больной медлителен, с трудом подходит к цели, испытывая затруднения и в формировании словесного отчета о ходе мыслей. Качественное изменение мышления проявляется и в том, что страдает его направленность — больные жалуются на невозможность закончить процесс размышления, говорят, что им трудно довести свои рассуждения до конца. Представление больного о цели мыслительной деятельности существенно не страдает, но формируется оно значительно медленнее, чем у здорового человека. Но, даже осознав цель мышления и не обнаруживая снижения интеллектуального уровня в своей мыслительной деятельности, больной ее либо вовсе не достигает, либо достигает лишь частично и с большим трудом. Замедление мышления одинаково сказывается в затруднениях как формирования цели мышления, так и в достижении этой цели, т. е. в результативности мыслительной деятельности. Замедление мышления по своим клиническим проявлениям противоположно ускорению мышления и чаще всего наблюдается при депрессивных состояниях, при астении. Классическая картина замедленного мышления наблюдается при циркулярной депрессии. Тугоподвижность протекания мышления, моноидеизм, своеобразная избирательность мышления, обусловленная аффективным состоянием больного (наиболее актуальными представляются больному отрицательно эмоционально окрашенные мысли и неприемлемыми — мысли, противоречащие грустному настроению), что способствует возникновению у больных бредовых идей самообвинения, самоуничижения, греховности. Замедленное, заторможенное мышление наблюдается и при органических поражениях головного мозга, например при некоторых формах эпидемического энцефалита, опухолях головного мозга, в этих случаях оно тесно связано с явлениями брадипсихизма. Замедленное мышление может наблюдаться и при шизофрении, главным образом при мутизме, отмечающемся в дефектных состояниях, при наличии выраженных эмоционально-волевых изменений, бедности побуждений. Е. Bleuler (1920) указывал на то, что мутизм может иметь в своей основе различные причины (негативизм, бредовые переживания, наличие императивных, запрещающих больному разговаривать галлюцинаций). Однако главная его причина — обеднение душевного мира больного шизофренией, безразличие к задаваемым ему вопросам, отсутствие интереса к окружающему. В ряде случаев шизофренический мутизм отражает присущую этому заболеванию парадоксальность протекания психических процессов. Например, в кататоническом ступоре больной не отвечает на обычную речь, но обнаруживает естественную реакцию на тихую, шепотную речь (этот признак трактуется с точки зрения концепции И. П. Павлова о гипноидно-фазовых состояниях и поэтому носит название симптома Павлова). Другим таким симптомом является симптом последнего слова (К. Kleist, 1908) -больной отвечает на вопрос уже после того, как задававший его удалился из комнаты.

Список использованной литературы

1. Блейхер В.М. Клиническая патопсихология.- Ташкент: Медицина, 1976.- 325 с.

2. Зейгарник Б.В. Патопсихология.- М.: Изд-во МГУ, 1976.- 238 с.

3. Материал с сайта 5ballov.

4. Программа информационной поддержки Российской науки и образования «Консультант Плюс: Высшая школа». Выпуск 12/ К осеннему семестру 2009 года.

xreferat.com