Специалисты

Реакция мозга на стресс

21.06.2018

Наша способность реагировать на какие-либо опасные для нашей жизни или здоровья события существовала ещё во времена наших далёких предков. Когда человеку угрожает опасность, его мыщцы непроизвольно напрягаются, внимание фокусируется, а нервная система подготавливает его к одному из двух возможных действий – «дерись или беги». В современной жизни, куда более сложной и быстротечной, вызывающие стресс факторы, как правило, чаще всего психологического или социального плана; они возникают перед нами настолько часто, что совсем не дают нам передышки. Слишком длительный или слишком часто повторяющийся стресс организма в конечном итоге может привести к сердечным заболеваниям, избыточному весу, артриту, депрессии и даже способен ускорить процесс старения.

Около 2/3 всех, кто по тем или иным причинам обращается к врачу – жертвы стресса. Стресс действительно может вызвать заболевания или обострить уже существующие. Как показал проведённый в США опрос, около 60% населения как минимум раз в неделю подвергается стрессу. За стрессом непременно следуют прогулы работы (школ, университетов), затраты на лечение, утрата производительности и т.д. – если подсчитать все затраты, связанные с этим, то мы получим цифру около 300 миллиардов долларов.

Стресс порой бывает очень трудно распознать, т.к. у каждого человека он проявляется по-разному. В настоящее время учёные определяют стресс так: «любой внешний раздражитель, способный нанести ущерб гомеостазу (т.е. «равновесию» человеческого организма)». Стресс также может быть вызван самим человеком, если он постоянно живёт в страхе того, что скоро что-то пойдёт не так. Психологический и психосоциальный стресс-факторы в наши дни наиболее распространены, можно даже сказать, что они поочерёдно сменяют друг друга. Утрата контроля над собой в конце концов неизменно приведёт Вас к стрессу психологического характера, а тот, в свою очередь, повлечёт за собой серьёзный ущерб Вашему организму. Но наибольший вред здоровью человека приносят хронические симптомы стресса.

Сделанные за последние 10 лет научные открытия дали учёным понять: стресс приносит человеческому организму и вред, но в какой-то степени и пользу тоже. Допустим, Вам предстоит какая-то тяжёлая физическая нагрузка или просто физическая работа. Если направить стресс в нужное русло, он придаст Вам сил, необходимых для того, чтобы справиться с поставленной перед Вами задачей. Кроме того, благодаря быстрой реакции организма на стресс, телесное и умственное здоровье человека остаётся невредимым, а гомеостаз не нарушается. Но если стресс затягивается на слишком длительный срок, то признаки реакции организма на него начинают проявляться даже тогда, когда в них нет никакой надобности, что в конечном счёте ведёт к нарушению биохимического баланса организма и к развитию какого-либо заболевания.

По мнению учёных, то, как у того или иного человека проявляется стресс, во многом зависит от восприятия этим человеком окружающего мира. Точнее, восприятие внешнего мира как раз и формирует реакцию на стресс. Таким образом, если Вы научитесь контролировать своё восприятие окружающего мира, Вы сможете избежать либо в значительной степени смягчить воздействие стресс-факторов на Ваш организм.

Любая стрессовая ситуация активизирует в человеческом мозге три очень сложных системы, контролирующие как физическую, так и умственную активность организма.

Путём долгих научных исследований и экспериментов (в основном ставились опыты на животных: крысах, мышах и человекоподобных приматах, таких, как обезьяны) учёные наконец приблизились к пониманию того, как работают эти системы.

Первая из них – соматическая нервная система. Она посылает сигналы в мышцы, чтобы мы могли реагировать на внешние сигналы, поступающие от органов чувств. К примеру, если Вы, подойдя к морю, вдруг видите в нём акулу, то, конечно же, Вы тут же отскакиваете в обратную сторону.

Следующая – вегетативная нервная система. В ней также содержится две подсистемы – симпатическая и парасимпатическая. Симпатическая нервная система отвечает за наши действия при экстренных ситуациях, а парасимпатическая – поддерживает основные функции организма (например, пищеварение) и постепенно прекращает влияние симпатической нервной системы на организм.

У каждой из этих систем есть своя чётко обозначенная роль. Симпатическая система также расслабляет определённые группы артерий, чтобы увеличить приток крови к мышцам. А количество крови, поступающей под кожу, к почкам и пищеварительному тракту – наоборот, сокращается. В противоположность ей, парасимпатическая система помогает организму достичь расслабления после того, как стресс-фактор устранён, а также поддерживает протекание основных физиологических процессов организма. Человеческому организму нельзя слишком долго оставаться в состоянии готовности к стрессу, т.к. это может повлечь за собой серьёзный ущерб здоровью. Деятельность парасимпатической системы в значительной мере смягчает урон, нанесённый действиями симпатической системы.

Ну и, наконец, третья система – нейроэндокринная. Её ролью также служит поддержание внутренних процессов организма. Кроме нервных систем, существуют разнообразные стрессовые гормоны, которые, распространяясь через кровь по всему телу, стимулируют выработку других гормонов, затрагивающих такие процессы, как метаболизм и сексуальные функции.

Основные из таких стрессовых гормонов – эпинефрин (также известный как адреналин) и кортизол. Когда организм подвергается воздействию стресс-факторов, эпинефрин, содержащий в себе группы нейротрансмиттеров, почти сразу же выбрасывается в кровь. Задача эпинефрина – поддерживать организм в состоянии повышенной готовности, необходимой для устранения стрессовой ситуации.

Также существуют так называемые глюкокортикоиды (выделяемые надпочечниками), которые при стрессовой ситуации вызывают в организме целую совокупность различных процессов.

Они задействуют все ресурсы организма для того, чтобы ускорить кровообращение, и деактивируют те процессы, в которых нет надобности в момент стрессовой ситуации (к примеру, процесс пищеварения, а также процессы роста и размножения). У приматов основным глюкокортикоидом является кортизол (гидрокортизон), а у грызунов – кортикостерон. Глюкокортиконы выполняют несколько функций: они помогают организму реагировать на стресс-фактор, а затем принимают активное участие в устранении негативных последствий стресса и восстановлении гомеостаза. При появлении стресс-фактора, эпинефрин отправляет накопленную энергию в мышцы для придания им дополнительного тонуса. Кортизол способствует быстрому восстановлению затраченной энергии и одновременно с тем поддерживает деятельность сердечно-сосудистой системы. Также глюкокортикоиды отвечают за процесс пищеварения.

Уровень кортизола (циклично меняющийся на протяжении суток) обычно достигает пика ранним утром, как раз перед пробуждением человека. Благодаря действию этого гормона мы можем понять, что пора вставать, также он способствует аппетиту и поддержанию мышечной активности. Когда мы совершаем путешествия на большие расстояния и пересекаем несколько часовых поясов, наши внутренние часы сбиваются, но при этом кортизол способствует адаптации организма к новым условиям – причём как можно более плавной, иначе она могла бы навредить нашему здоровью. Но пока эта адаптация не произойдёт, организм будет подавать сигналы о том, что пора поесть или поспать в самое неподходящее для этого время.

Сильный стресс также вносит свой вклад в функционирование памяти (ведь при стрессовой ситуации мы всегда думаем над тем, как нам следует поступить, привлекая к этому весь наш жизненный опыт), повышает активность иммунной системы и помогает нам защитить себя от различного рода патогенов. Кортизол и эпинефрин вызывают движение иммунных клеток по кровеносным сосудам, направляя их в то место, в котором они могут защитить человека от возможной инфекции.

Ну а глюкокортикоиды не просто помогают нам реагировать на стресс-факторы – они также служат неотъемлемой частью нашей повседневной жизни и помогают адаптировать к окружающей среде. Скажем больше, мы с вами бы не прожили.

Если в ходе затянувшегося стресса вырабатывается слишком большое количество глюкокортикоидов или эпинефрина, это ведёт к плачевным результатам. Под воздействием стресса, как правило, ускоряются все процессы нашего организма, улучшается память, иммунная система и гомеостаз, а также возрастает мышечная активность. Но если Вы сами при этом стоите в пробке или находитесь где-то в самом хвосте длиннющей очереди к кассе в супермаркете, то никакая мышечная активность Вам при этом не нужна. Но тем не менее, процессы организма всё равно ускоряются – и если подобное будет происходить с Вами слишком часто, то последствия могут быть весьма разнообразными: ослабнет память и иммунная система, а выработанная во время стресса энергия, так и не нашедшая себе применения, будет скапливаться в Вашем организме в виде жира.

Избыток кортизола также влечёт за собой негативные последствия: ослабевают мышцы и нарушаются процессы, помогающие поддерживать здоровье нашего организма. Повышенное содержание эпинефрина в крови ведёт к повышенному кровяному давлению. Ну а если у Вас избыток и эпинефрина, и кортизола, то это чревато хронической гипертонией (высокое кровяное давление), ожирением и атеросклерозом (сужение и последующая закупорка сосудов). Также эпинефрин увеличивает концентрацию различных вырабатываемых организмом веществ, что приводит к воспалительным процессам – а в сочетании с хроническим стрессом это может закончиться артритом или преждевременным старением головного мозга.

Повышенный уровень глюкортикоидов также может лишить Вас сна, ну а недостаток сна, в свою очередь, приводит к ещё большему повышению этого уровня – и получается замкнутый круг.

Также учёными была выявлена связь между хроническим стрессом и такими заболеваниями, как колит, закупорка сосудов, импотенция и потеря полового влечения у мужчин, нарушение менструального цикла у женщин, а также старческий диабет. В ходе научного эксперимента у крыс, которым делали инъекции глюкокортикоидов, был обнаружен упадок активности гиппокампа – той части головного мозга, которая отвечает за обучение, память и эмоции.

Также чрезмерное количество глюкокортикоидов может привести к поражению нервных клеток. Более того, если избыточное количество глюкокортикоидов наблюдается в организме ещё до рождения или сразу после него, повреждённые нейроны головного мозга уже никогда не восстановятся, и рост самого мозга может сильно замедлиться.

Иммунная система, получающая сигналы от нервной системы, также реагирует на гормоны, содержащиеся в организме, включая и стрессовые гормоны. И, хотя резкое увеличение их количества и укрепляет иммунную систему, в конечном итоге она ослабнет в ещё большей степени, если их количество так и не сократится.

Иммунная система, укреплённая при самом возникновении стресса, успешно может защищать Вас от различных инфекционных заболеваний, однако и её упадок (вызванный избытком гормонов) также может принести определённую пользу Вашему организму. Если Вы испытали кратковременный стресс, то иммунная система, чья деятельность была улучшена гормонами, ими же возвращается в прежнее состояние сразу же, как только Вы преодолели стресс. Лишившись подобного контроля со стороны гормонов, мы подвергаемся риску появления аутоиммунных заболеваний (которые как раз и связаны с повышенной активностью иммунной системы) – проще говоря, наша иммунная система начинает действовать против нас самих. Синтетические глюкокортикоиды – такие, как гидрокортизон или преднизон, используются при лечении подобных заболеваний, т.к. они подавляют иммунную активность.

Один из способов узнать, подвержен тот или иной человек стрессу или нет – определить, какое качество в нём преобладает – самоконтроль или беспомощность. Скорее всего, благодаря этой взаимосвязи в скором времени можно будет дать ответ на вопрос, почему стресс так по-разному проявляется у разных людей. В данный момент учёные пытаются выяснить, как именно преобладание одного из этих двух качеств воздействует на восприятие человеком различных стресс-факторов и какие это влечёт за собой последствия.

Вегетативная нервная система постоянно передаёт сигналы сердечно-сосудистой системе, и любая стрессовая ситуация незамедлительно сказывается на частоте сердцебиения и на кровяном давлении. Благодаря этим изменениям наш организм может более успешно противостоять стрессу. Но если психологические стресс-факторы возникают перед нами практически постоянно, последствия могут быть очень печальными (например, всё тот же атеросклероз или сердечный приступ).

Как предполагают учёные, у людей тех профессий, которые связаны с большим нервным напряжением и низким уровнем контроля (например, телефонные операторы, официанты, кассиры), с намного большей вероятностью могут возникнуть сердечные заболевания, чем у тех, кто сам диктует ритм своей работы.

Тип поведения также может повлиять на риск появления сердечных заболеваний. Например, конфликтные, враждебные, постоянно чем-то раздражённые люди подвергаются наибольшему риску. Проведённый учёными эксперимент показал, что при появлении какого-либо внешнего раздражителя у агрессивных от природы людей наблюдается усиленный отток крови к мышечным тканям и повышение кровяного давления в сравнении с теми, кто от природы не был агрессивен или раздражителен. Также у тех, кто был склонен к агрессивному поведению, был обнаружен повышенный уровень содержания стрессовых гормонов.

Так что если у Вас неуживчивый характер, если Вы постоянно срываетесь на ком-то, если Вы агрессивны – задумайтесь, не пора ли делать какие-то изменения в себе, хотя бы для того, чтобы сберечь своё собственное здоровье?

Реакция на стресс.

При возникновении стрессовой ситуации активизируется симпатическая нервная система. Нервными клетками выделяется норэпинефрин, а надпочечниками – эпинефрин. Эти два вещества, задействуя рецепторы, расположенные по всему телу (но главным образом в кровеносных сосудах), подготавливают к работе наше сердце и мышцы.

Ацетилхолин, вырабатываемый парасимпатической нервной системой, напротив, производит расслабляющий эффект. Активизируется пищеварительный процесс, сердцебиение замедляется и уменьшаются зрачки.

Нейроэндокринная система держит под своим контролем внутренние процессы нашего организма. Центром управления этой системы служит кортиколиберин (или КЛГ – «кортиколибериновый гормон») – пептид, формируемый цепью аминокислот. Высвобождаемый гипоталамусом кортиколиберин движется по направлению к гипофизу, где он стимулирует процесс образования адренокортикотропного гормона (АКТГ). В свою очередь, АКТГ движется к надпочечникам, стимулируя процесс образования кортизола

www.happymozg.ru

Реакция мозга на стресс

В предыдущей заметке я рассказывал, что из-за продолжительных и регулярных негативных стрессов лимбическая система мозга может постоянно находиться в возбужденном состоянии или переходить в это состояние гораздо легче, чем необходимо. Психологически это может проявляться в чувстве тревожности, депрессии или утомляемости. Нарушения в балансе симпатической и парасимпатической систем приводят к таким проблемам как панические атаки, тензионные головные боли, синдром раздраженного кишечника, проблемы сна, пищеварения, потливости, учащенному сердцебиению, одышке и т.д. Проблемы нестабильности автономной нервной системы могут проявляться на физиологическом уровне в виде проблем сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, органов дыхания и мочеполовой системы. Проявляются такие психосоматические расстройства, как бронхиальная астма, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, артрит, нейродермит, сахарный диабет, некоторые сексуальные расстройства, бесплодие, ожирение, радикулиты, псориаз и пр.

В случае какого-либо из перечисленных заболеваний мы обычно обращаемся к профильным специалистам, которые могут диагностировать наличие органических или функциональных расстройств и назначить курс медикаментозного или физиотерапевтического лечения. И мало кому приходит в голову, что в таких случаях может требоваться помощь психотерапевта. Впрочем, психотерапевты зачастую тоже не могут полностью избавить человека от недомогания, поскольку причиной проблемы часто является не какой-то отдельный психический фактор, а общий современный образ жизни. К сожалению, даже ради здоровья, мало кто готов отказаться от общепринятых современных ценностей и променять ежедневную борьбу за успех на мирное существование в гармонии с другими людьми и окружающей средой.

Тем не менее, в наших силах изменить способ реагирования мозга на возникающие стрессовые ситуации, сделав его более адекватным в условиях объективного отсутствия угрозы жизни. Нейрофидбэк не может напрямую работать с лимбической системой мозга, поскольку эта структура расположена в глубине под церебральной корой. Но те или иные проблемы лимбической системы неизбежно приводят к изменению обычных паттернов активности, характерных для условно здорового мозга. Новые паттерны отражают выученные мозгом новые стратегии работы для обращения с перевозбуждением лимбической системы. Даже если эти стратегии когда-то спасали нам жизнь в экстремальных ситуациях, то в спокойные периоды жизни они являются неадекватными, потому что расходуют энергию мозга и сами стали фактором, поддерживающим состояние стресса, от которого должны были изначально защищать.

Если мозг уже привык к использованию стратегий работы в условиях возбужденной лимбической системы, то тренировки когнитивных способностей обычно оказываются малоэффективными. В то же время тренировки, направленные на выведение мозга из стрессогенных паттернов, способны не только уменьшить уровень лимбического возбуждения, но и приводят к улучшению когнитивных функций.

У мозга нет единой стратегии для обращения с перевозбуждением лимбической системы. Каждый мозг уникален по своим функциональным особенностям, а также уникальны и ситуации, в которых человек может оказаться подверженным воздействию негативного стресса. В данной заметке я расскажу только о наиболее часто встречаемых стратегиях мозга, непосредственно связанных с нестабильностью автономной нервной системы.

Стратегия разъединения

Данная стратегия работы мозга была описана доктором Мартином Тейчером, исследования которого показали, что в человеческом мозге системы декларативной и эмоциональной памяти работают независимо друг от друга. Функционально за данные виды памяти отвечают расположенные в глубине височных долей парные структуры миндалины и гиппокампа. В отличие от большинства людей, у взрослых людей, переживших в детстве случаи насилия, при обращении к памяти височные доли не активируются одновременно. Психологические проявления данной стратегии относятся к реактивному расстройству привязанности и различным диссоциативным расстройствам.

Так при воспоминании нейтральных и позитивных событий у людей, переживших в детстве случаи насилия, система миндалина/гиппокамп либо остается спокойной, либо активируется только левая часть, ответственная за повествовательную декларативную память. В то же время правая часть, ответственная за эмоциональную память, остается относительно неактивной. В результате у этих людей воспоминания позитивных событий содержат только интеллектуальный контекст и не сопровождаются какими-либо чувствами. В то же время в ответ на какие-либо болезненные воспоминания, в том числе относящиеся к взрослому периоду жизни, происходит чрезмерная активация правосторонней системы миндалина/гиппокамп, часто приводящая к сильному эмоциональному всплеску и регрессивному поведению. Таким образом, их негативные воспоминания могут не содержать никакой интеллектуальной основы, более того, воспоминаний может даже и не быть, но остается сильная эмоциональная реакция, которая может возникать при определенных событиях, или попытках вспомнить случившееся.

На электроэнцефалограмме данная стратегия проявляется в виде активности в диапазоне 23-38 Гц, которая обычно в правой височной доле (отведение T4) имеет двукратное превышение уровня сигнала по сравнению с левой стороной (отведение T3). При этом если имеет место превышение уровня сигнала по всему спектру частот, то такой паттерн уже не относится к стратегии разъединения.

В случае наличия паттерна разъединения методы нейрофидбэка применяются для уменьшения избыточной височной активности в диапазоне верхней беты и увеличения активности в нижней части бета-диапазона 12-15 Гц.

Стратегия блокирования

Понятие блокирования относится к отрицанию эмоций, блокированию их обработки структурами эмоциональной регуляции. Психологические проявления данной стратегии относятся к различным формам зависимости, навязчивым фобиям, обсессивно-компульсивному расстройству, булемии и анорексии. Процесс контроля количества эмоционального материала, попадающего в процесс принятия решений префронтальной коры, обеспечивается совместной работой орбитофронтального кортекса, базальных ганглий и поясной извилины. Когда регулирующие и фильтрующие механизмы данных системы мозга сталкиваются с какими-либо нежелательными и угнетающими входными данными, мозг старается избежать осознания эмоционального контекста, провоцируя повторение навязчивых мыслей и определенных ритуальных действий. Вовлекаясь в подобные мыслительные и поведенческие циклы, мозгу удается не допустить осознания и прочувствования невыносимого эмоционального материала. Именно поэтому люди с ОКР говорят, что такие модели поведения позволяют им снимать эмоциональное напряжение и справляться с беспокойством.

Активность данного процесса может проявляться в виде паттерна, который Дэниел Амен называет «перегретой поясной извилиной». Поясная извилина проходит под линией вертикальной плоскости, разделяющей два полушария нашего мозга. Обычно признаки проблемы с поясной извилиной наблюдаются в отведениях Fz и Cz. Если область, где соединяются два полушария мозга, явно отличается по активности от самих полушарий, это может быть «тенью», которую отбрасывает передняя часть поясной извилины. «Перегретая» поясная извилина со значительной долей быстроволновой активности может активно блокировать эмоциональный материал от доступа к сознанию.

Обычно возрастание активности лимбической системы характеризуется увеличением быстроволновой активности в тех или иных участках коры головного мозга. Но в случае длительного периода хронического стресса может наблюдаться прямо противоположная картина. Так же точно, как длительные периоды стресса истощают надпочечники, которые становятся неспособными вырабатывать адреналин в достаточном количестве, так и длительная гиперактивность нейронов способна истощить их ресурсы. Когда в ответ на стрессовую ситуацию мозг выбирает стратегию блокирования всего эмоционального материала, постоянная нагрузка на эти участки мозга приводит к «перегреву», а позднее и к «перегоранию» нейронных ресурсов. Поэтому на электроэнцефалограмме паттерн стратегии блокирования часто проявляется в виде излишней медленноволновой активности в передней части поясной извилины.

Однако не стоит спешить с нормализацией активности данного участка мозга. Поскольку стратегия блокирования является способом защиты мозга от эмоционального возбуждения, мозг может отказываться реагировать на попытки изменить с помощью тренинга данный паттерн. Сначала необходимо решить проблемы, лежащие в основе стратегии блокирования, относящиеся к источнику эмоционального возбуждения, и только потом восстанавливать работу системы, которая сдерживает их осознание. Лучше сначала срастить сломанную ногу и только потом учиться обходиться без костылей.

Обычно проблемы блокирования являются последними, с которыми осуществляется работа по стабилизации автономной нервной системы. В случае наличия паттерна блокирования выбирается тренинг, направленный на уменьшение тета-активности и увеличение активности в диапазоне нижней беты в отведениях Fz, Fp1 и Fp2. Но следует быть осторожным, поскольку при данном виде тренинга можно впасть в другую крайность и вместо восстановления механизмов эмоциональной регуляции добиться усиления уровня концентрации. Такой результат может быть и не плох, но он не решит эмоциональные проблемы, а в некоторых случаях может и усугубить их.

Термин реверсия относится к ассиметричной активности различных зон коры головного мозга, связанной с их различной функциональной специализированностью. Так например, при осуществлении одних психических функций ведущим является левое полушарие, других — правое. Аналогично этому фронтальная, теменная и затылочная части мозга принимают различное по характеру и неравное по значимости участие в осуществлении разных функций. На электроэнцефалограмме здоровая асимметрия активности мозга обычно проявляется в более высоком уровне активации (больше уровни беты и меньше уровни альфы) во фронтальной доле мозга и левом полушарии по сравнению с теменной и затылочной долями и правым полушарием.

Если перевозбуждение лимбической системы относится к проблемам стресса возникшим во взрослом периоде жизни, то наиболее часто это проявляется в изменении здоровой асимметрии активности мозга на реверсивную асимметрию. В этом случае теменные и затылочные доли могут показывать большую активацию, чем фронтальные области.

Это происходит благодаря тому, что процесс распознавания и категоризации поступающих сенсорных данных частично смещается в теменную и затылочную части коры мозга, где непосредственно распложены области сенсорной коры. Подобные изменения позволяют мозгу распознавать признаки угрозы еще до того, как мозг интегрирует поступившие сигналы в единую картину, пригодную для восприятия и осознания фронтальными зонами мозга. Разумеется, сенсорные зоны не предназначены для таких факультативных функций и не могут адекватно анализировать поступающие данные. Фронтальные же части мозга, ослабленные проблемами эмоционального контроля, часто не препятствуют такой узурпации функций обработки.

Реверсия является наиболее энергозатратной стратегией мозга. Люди с подобной проблемой склонны страдать от эмоциональной нестабильности, требовательны к себе и другим, работают без отдыха, а затем внезапно ломаются, иногда проявляют тревожность и вспышки гнева (часто после длительного сдерживания), имеют проблемы со сном — легко засыпают, но через час просыпаются и потом не могут заснуть.

Также реверсия может быть межполушарной, что прежде всего проявляется в области префронтального кортекса, когда правая часть является более активной, чем левая. Такой тип реверсии значительно угнетает позитивное восприятие мира и чаще всего приводит к депрессии. Связано это с тем, что гиперактивное правое полушарие функционально больше вовлечено в процесс формирования негативных эмоций, пессимистичных мыслей и разных типов неконструктивного мышления, а левое полушарие, ответственное за обработку приятных событий и более вовлеченное в процесс принятия решений, является в данном случае недоактивированным.

Но само по себе наличие реверсивного паттерна еще не является поводом для его коррекции. Прежде всего это связано с тем, что реверсивная асимметрия может возникнуть в мозге не только под влиянием факторов стресса, но также может являться признаком клинических патологий. В этом случае коррекция паттерна при помощи нейрофидбэка может оказаться не только малоэффективной, но и привести к нежелательным последствиям. Также, говоря о «здоровой» асимметрии, следует понимать, что понятие условно здорового мозга не может вместить в себя все индивидуальные характеристики и функциональные различия возможные среди человеческой популяции. Так например, особенности распределения активности в мозге хорошего музыканта и хорошего программиста будут слишком разными, чтобы их вообще можно было объединить в рамках единой нормы. Поэтому характеристики «здоровой» асимметрии мозга хоть и применимы к мозгу большинства людей, но в некоторых случаях реверсивная асимметрия может также оказаться вариантом нормы. Именно поэтому выбор протокола и общей направленности тренинга в нейрофидбэке всегда начинается с определения поведенческих или эмоциональных проблем, которые мешают полноценной жизни, и только потом определяется, с какими паттернами могут быть связаны данные проблемы.

Выбор протокола для работы с паттернами реверсии зависит от того как именно реверсия отражается на общей картине активности. Если в правой теменной и затылочной частях мозга соотношение альфа/тета с закрытыми глазами меньше или близко к 1, то в этом случае будет полезен альфа-тренинг. Для повышения уровня альфа-ритма хорошие результаты показывает тренировка когерентности альфы в отведениях P3 и P4. Подавление беты обычно тренируется только при достаточном уровне альфа-ритма. В левой и фронтальных частях мозга можно тренировать повышение уровня бета-ритма и понижение теты. В случае высокого уровня альфа-ритма возможен тренинг по уменьшению уровня альфы.

Симпатическая и парасимпатические отдачи

При любых проблемах, связанных с нестабильностью автономной нервной системы, наиболее универсальным протоколом является СМР-тренинг, при котором тренируется увеличение уровня сенсомоторного ритма (12-15 Гц) в районе сенсомоторной коры (отведения С3-С4) и подавление медленноволновой и быстроволновой активности. Данный протокол оказывает крайне благоприятное воздействие на все области мозга, способствует установлению баланса между симпатической и парасимпатической нервными системами, и воздействует на работу всех систем организма. В результате обычно повышается энергичность, улучшается способность сосредотачиваться, уменьшаются физиологические симптомы.

Также хорошие результаты достигаются при помощи альфа-тренинга в теменных и затылочных областях. Благодаря расслабляющему эффекту такая направленность тренинга позволяет добиться общего снижения симпатического тонуса и активации тормозящих процессов парасимпатической нервной системы. Однако значительные изменения в балансе симпатического и парасимпатического тонуса могут также привести к возникновению нежелательных эффектов.

Автономная нервная система, не привыкшая к состоянию покоя, может принять наступившее состояние расслабленности за неисправность системы оповещения об угрозах окружающего мира. Это может привести к резкой активации лимбической системы и вызвать эффект симпатической отдачи. В этом случае через некоторое время после тренинга человек может ощутить вспышку тревожности или даже паническую атаку.

Также возможен эффект и парасимпатической отдачи. Когда из-за стресса симпатическая нервная система в течение длительного периода времени подавляла активность парасимпатической системы, то при значительном снижении подавляющей активности может произойти чрезмерная активация парасимпатического тонуса. В результате у человека могут возникнуть проблемы расстройства пищеварительной системы, а чрезмерная активация иммунной системы может вызвать повышение температуры и головную боль.

В случае симпатической и парасимпатическрй отдачи обычно помогает сокращение времени тренировочных сессий и установление более длинных перерывов между тренингами. Также бывает полезным временно исключить использование поощрений в тренировочных протоколах и ограничиться только подавлением нежелательных типов активностей.

Рассказ о проблемах мозга, связанных с нестабильностью автономной нервной системы, был бы неполным без описанных в данной заметке методов коррекции. Но все-таки нужно помнить, что необдуманное и некомпетентное вмешательство в работу мозга может привести к совершенно нежелательным последствиям. Мозг каждого человека – это совершенно уникальная система с неповторимыми функциональными особенностями. Протоколы показывающие отличные результаты при работе с одними пациентами, могут оказаться совершенно бесполезными при работе с другими, а в некоторых случаях результаты могут оказаться и вовсе негативными. Поэтому крайне желательно перед тем как самостоятельно приниматься за коррекцию перечисленных выше нарушений проконсультироваться у специалистов по поводу возможного наличия органических и функциональных повреждений мозга. Также обратиться к профессионалам будет полезным, чтобы убедиться, что выявленные нарушения в работе мозга не являются результатом неправильной настройки оборудования, неверного понимания особенностей регистрируемой электрической активности или воздействия внешних источников электромагнитных помех.

И напоследок хочу напомнить, что основным критерием эффективности проводимого тренинга должно быть улучшение самочувствия и ощущение позитивных изменений. И только в последнюю очередь стоит смотреть на числовые значения показателей тренировочного процесса.

Благодарю доктора Йосефа Исраэльски (Dr. Joseph Israelsky, MD, PhD — Tel-Aviv, Mental Health Center Ramat-Hen) за помощь при подготовке материала.

neuro-fitness.ru

Влияние стресса на головной мозг

Наш организм постоянно подвергается неблагоприятным воздействиям, которые могут иметь физический характер. Например, сильное охлаждение или перегрев тела, потеря крови и различные травмы. Неблагоприятными воздействиями на организм могут быть лишения необходимых потребностей, например голод, жажда. Наконец, эти воздействия могут быть направлены на психику, например утеря близких родственников и друзей, присутствие при насилии и т.д. Оказывается, несмотря на различие таких неблагоприятных воздействий, они вызывают в организме довольно однообразные изменения, которые называются стрессом.

Для состояния стресса характерен «синдром борьбы или полета» — ответная реакция, при которой выделяются гормоны стресса (кортикостероиды и адреналин). Они как бы мобилизуют тело для борьбы с опасностью. Образно говоря, такая реакция напоминает рычание льва в джунглях. Непродолжительный стресс может быть даже полезен для работы мозга. Например, стресс, который вы испытываете, сдавая экзамен, может стимулировать всплеск адреналина, что способствует улучшению памяти. Но продолжительный стресс, вызванный ежедневными заботами, неудовлетворенностью от работы, транспортными пробками, финансовыми проблемами и пр., — может угнетающе подействовать на ваш мозг, разрушая важные нейронные связи, приводя, в конечном счете, к забывчивости. Дело в том, что хронический стресс может сжимать гиппокамп — центр памяти мозга.

Концепция стресса была сформулирована канадским ученым Гансом Селье в 1936 г. Согласно этим представлениям под влиянием различных вредящих агентов, стрессоров (холод, токсичные вещества в сублетальных дозах, чрезмерная мышечная нагрузка, кровопотеря и т. д.) возникает характерный синдром, который не зависит от природы вызвавшей его причины и называется стрессом. В своем развитии синдром проходит три стадии. В первой — стадии тревоги — в течение 6-48 ч после начала повреждения наблюдается быстрое уменьшение вилочковой железы, селезенки, печени, лимфатических желез, меняется состав крови (исчезают эозинофилы), в слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта появляются язвы. Во второй стадии — стадии резистентности (устойчивости) — прекращается секреция из гипоталамуса соматотропного и гонадотропного гормонов и значительно увеличиваются надпочечники. В зависимости от силы воздействия на этой стадии либо происходит увеличение сопротивляемости организма и восстановление исходного состояния, либо организм теряет сопротивляемость, что приводит к третьей стадии — стадии истощения. Селье рассматривал стресс как неспецифическое генерализованное усилие организма приспособиться к новым условиям и поэтому назвал его "общим адаптационным синдромом".

Стереотипный характер синдрома определяется рядом нервных и нейроэндокринных механизмов. Наиболее типичное проявление синдрома развивается в результате освобождения из гипофиза адренокортикотропного гормона (АКТГ), который действует на надпочечники. Важную роль в развитии проявлений стресса играет соматотропный гормон, ослабляющий эффект АКТГ. Изъязвление слизистой оболочки кишечника и желудка при стрессе имеет чисто нервную природу. Этот симптом можно вызвать в эксперименте на животном хронической механической или электрической стимуляцией переднего гипоталамуса.

Влияние стресса на работу мозга

Как известно, в краткосрочной памяти хранится информация о том, чем человек занимается в данный момент. Чем больше ее объем, тем быстрее владелец выполняет умственную работу — например, вычисления.

В последнем номере авторитетного журнала Psychological Science специалисты из Университета Майами пишут, что на людей, наделенных большим объемом краткосрочной памяти, стресс влияет гораздо больше, чем на остальных.

В эксперименте, который доктор Сиан Бейлок и ее коллеги провели над своими студентами, 93-х подопытных поделили на две группы — с большой и маленькой краткосрочной памятью — и заставили считать на скорость.

В спокойной обстановке, как и следовало ожидать, первая группа проявила себя намного лучше, чем вторая. Но стоило сказать испытуемым, что от них зависит работа команды, в случае успеха всем заплатят деньги, а оценивают процесс профессора математики, как все преимущества большой памяти сошли на нет: обе группы справились с заданием одинаково. Студенты признались, что в голове постоянно крутились мысли наподобие "Ой, нет, я не смогу!" и "Нужно скорее собраться!"

Эти "паразиты", как считает доктор Бейлок, и съели всю дополнительную память. "Если пытаешься держать в голове информацию и одновременно беспокоишься о качестве своей работы, то невозможно направить все умственные способности на математику", — говорит она. Интересно, что у второй группы этих трудностей не наблюдалось: видимо, ребята привыкли дорожить своей небольшой краткосрочной памятью и не забивают ее всякой ерундой.

Помимо очевидного вывода, что лучше работать спокойно, чем когда на тебя давят, исследователи считают, что обнаруженное явление обесценивает многие методики тестирования, используемые в учебе или при приеме на работу. Например, обычный вступительный экзамен в вуз, на котором абитуриенты по определению волнуются и спешат, выявляет не самых умных, а самых устойчивых к стрессу. А из тех, кто не проходит отбор, могли бы выйти отличные кабинетные ученые (правда, к другой работе эти граждане не столь пригодны).

Первые изображения, где видны затронутые стрессом участки мозга, учёные из Пенсильванского университета (США) сумели получить методом функциональной магнитно-резонансной спектроскопии (FMRI).

Метод, изобретенный в начале 1990-х годов, обычно применялся для анализа различных патологий. Так, в частности, было получено изображение мозга во время эпилептического припадка, которое послужило основой для математического моделирования этой болезни. Однако ученые утверждают, что стресс у психически здоровых пациентов с помощью FMRІ изучают впервые.

Приборы фиксируют приток обогащенной кислородом крови, поступающей к перезагруженному участку мозга. Это явление известно как "гемодинамический ответ". Поскольку кровь тратит некоторое время на перемещение по большим сосудам, ее движение вдоль мозговых капилляров отражает активность нервных клеток несколько секунд назад.

Участникам эксперимента в течение нескольких часов предлагались "головоломки", решение которых следовало быстро найти. Параллельно с магнитно-резонансным анализом мозга исследователи следили за поведением испытуемых и концентрацией в их организме различных гормонов.

Как удалось выяснить, повышенный кровоток в "ответственном за стресс" предлобном отделе мозга не снижался после окончания опроса. Поскольку этот участок также отвечает за память и целенаправленное поведение, ученые предположили, что именно эти функции в первую очередь выигрывают от стресса. Однако затем непрерывная активность одного участка быстро приводит к переутомлению. Ученые говорят, что понимание механизмов стресса заставит врачей относиться к нему иначе: теперь очевидно, что даже переутомление легко может стать причиной хронических проблем со здоровьем.

biofile.ru

Практический комментарий к 5-ой главе Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ -10)

Ю.В. Попов, В.Д. Вид

Характерной чертой этой группы расстройств являются их отчетливо экзогенная природа, причинная связь с внешним стрессором, без воздействия которого психические нарушения не появились бы.

Типичными тяжелыми стрессорами являются боевые действия, природные и транспортные катастрофы, несчастный случай, присутствие при насильственной смерти других, разбойное нападение, пытки, изнасилование, пожар.

Систематически этими расстройствами первоначально вынуждены были заниматься военные психиатры. Первое психиатрическое описание (DaCosta, 1871) восходит к наблюдениям боевых действий времен гражданской войны в Америке. Состояние обозначалось тогда как «солдатское сердце» основное внимание привлекали кардиологические симптомы. Во время первой мировой войны его называли «снарядным шоком» предполагалось, что оно является результатом черепно-мозговой травмы в результате артиллерийского обстрела. Богатый материал был получен во время второй мировой войны, как в ходе боевых действий, так и по наблюдениям лиц, перенесших пытки и заключение в концлагере, а также выживших после атомной бомбардировки японских городов. В послевоенные годы материалом наблюдений становились все более частые катастрофы и стрессовые события мирного времени. Так сформировались представления не только об острой реакции на стресс, но и о посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), социально-стрессовом расстройстве (ССР), транзиторных ситуативных расстройствах и нарушениях адаптации патологических реакциях на то, что в быту называют личным несчастьем.

Распространенность расстройств естественно варьирует в зависимости от частоты катастроф и травматических ситуаций. Синдром развивается у 50 80% перенесших тяжелый стресс. Морбидность находится в прямой зависимости от интенсивности стресса. Случаи ПТСР в мирное время составляют в популяции 0,5% для мужчин и 1,2% для женщин. Сходные психотравмирующие ситуации взрослые женщины описывают как более болезненные по сравнению с мужчинами, но среди детей мальчики оказываются более чувствительными по отношению к сходным стрессорам, чем девочки. Расстройства адаптации достаточно распространены, они составляют 1,1 2,6 случаев на 1000 населения с тенденцией к большей представленности в малообеспеченной части населения. Они составляют около 5% обслуживаемых психиатрическими учреждениями; встречаются в любом возрасте, но наиболее часто у детей и подростков.

Этиопатогенез расстройства определяется действием ряда факторов: интенсивность стресса, социальная ситуация, в которой он действует, личностные особенности жертвы и ее биологическая ранимость. Социальная поддержка играет большую роль в предотвращении стрессовых реакций. Давно замечено, что послестрессовая морбидность обратно пропорциональна боевому духу в воинской части. Сознание, что то же страдание разделяют и другие люди, помогает его легче переносить; в то же время чувство вины оставшегося в живых, когда другие погибли, может существенно осложнить картину ПТСР. Ранимость к стрессу особенно велика в самой младшей и самой старшей возрастной группе. После тяжелых ожогов ПТСР развивается в 80% у детей и лишь в 30% у взрослых. Это связано с несформированностью механизмов копинга в детском возрасте. Ранимость в старшей возрастной группе объясняется чрезмерной ригидностью копингмеханизмов, затрудняющей гибкий подход в преодолении последствий травмы, а также возрастным снижением функционирования нервной и сердечно-сосудистой системы. В любом возрасте предрасполагающим фактором является физическое истощение.

Ранимость к расстройству повышает также преморбидная отягощенность психотравмами. ПТСР, возможно, имеет органическую обусловленность. Нарушения на ЭЭГ у этих больных обнаруживает сходство с таковыми при эндогенных депрессиях. Альфанорадренергический агонист клонидин, используемый для снятия синдрома отмены опиатов, оказывается успешным в снятии некоторых симптомов ПТСР. Это позволило выдвинуть гипотезу о том, что они являются следствием синдрома отмены эндогенных опиатов, возникающего при оживлении воспоминаний о психотравме.

Характерологическими особенностями, предрасполагающими к развитию ПТСР, являются эмоциональная неустойчивость, повышенная тревожность и незрелость личности. К этим данным следует, однако, относиться с известной осторожностью, поскольку характерологические изменения могут быть следствием травмы, а не предшествовать ей. Согласно психоаналитической гипотезе, симптомы ПТСР являются следствием оживления травмой неразрешенных конфликтов раннего детства. Установлена значимая корреляция между конфликтными отношениями с родителями на 3-м году жизни и последующими нарушениями адаптации. Подчеркивается роль матери в формировании у ребенка выносливости к стрессу. Концепция «достаточно хорошей матери» (Winnicott) исходит из того, что теплая эмоциональная поддержка и гибкая адаптация к правильно распознанным нуждам ребенка создают наиболее благоприятный фон для формирования адаптивных механизмов психологической защиты. Внимание обращается также на вторичную выгоду от болезни. Так, финансовая компенсация, состояние «особой значимости» могут способствовать фиксации проявлений заболевания.

В отличие от ПТСР при нарушениях адаптации интенсивность стресса не всегда обусловливает собой тяжесть расстройства. Стрессы могут быть одиночными или накладываться друг на друга, быть периодическими (авралы на производстве) или постоянными (бедность). Разным этапам жизни свойственна своя специфика стрессовых ситуаций (начало учебы, уход из родительского дома, вступление в брак, появление детей и их уход из дома, недостижение профессиональных целей, уход на пенсию).

В картине заболевания могут быть представлены общее притупление чувств (эмоциональная анестезия, чувство отдаленности от других людей, потеря интереса к прежним занятиям, невозможность испытывать радость, нежность, оргазм) или чувство унижения, вины, стыда, злобы. Возможны диссоциативные состояния (вплоть до ступора), в которых вновь переживаются травматическая ситуация, приступы тревоги, рудиментарные иллюзии и галлюцинации, транзиторные снижения памяти, сосредоточения и контроля побуждений. При острой реакции возможна частичная или полная диссоциативная амнезия эпизода (F44.0). Могут быть последствия в виде суицидных тенденций, а также злоупотребления алкоголем и другими психоактивными веществами. Жертвы изнасилований и разбойных нападений не отваживаются в течение разного по длительности периода выходить на улицу без сопровождения.

Переживание травмы становится центральным в жизни больного, меняя стиль его жизни и социальное функционирование. Более интенсивной и длительной оказывается реакция на человеческий стрессор (изнасилование), чем на природную катастрофу (наводнение). В затяжных случаях пациент становится фиксированным уже не на самой травме, а на ее последствиях (инвалидность и т.д.). Появление симптоматики иногда бывает отставленным на разный период времени, это касается и нарушений адаптации, где симптомы не обязательно снижаются при прекращении стресса. Интенсивность симптоматики может меняться, усиливаясь при дополнительном стрессе. Хороший прогноз коррелирует с быстрым развертыванием симптоматики, хорошей социальной адаптацией в преморбиде, наличием социальной поддержки и отсутствием сопутствующих психических и иных заболеваний.

Острая реакция на стресс (F43.0) диагностируется при соответствии состояния следующим критериям: 1) переживание тяжелого психического или физического стресса; 2) развитие симптомов непосредственно вслед за этим в течение часа; 3) в зависимости от представленности приведенных ниже двух групп симптомов А и Б острая реакция на стресс подразделяется на легкую (F43.00, имеются симптомы группы А), средней тяжести (F43.01, имеются симптомы группы А и не менее 2 симптомов из группы Б) и тяжелую (симптомы группы А и не менее 4 симптомов группы Б или диссоциативный ступор F44.2). Группа А включает критерии 2,3 и 4 генерализованного тревожного расстройства (F41.1). Группа Б включает следующие симптомы: а) отход от ожидаемого социального взаимодействия, б) сужение внимания, в) очевидная дезориентировка, г) гнев или вербальная агрессия, д) отчаяние или безнадежность, е) неадекватная или бессмысленная гиперактивность, ж) неконтролируемая, крайне тяжелая (по меркам соответствующих культуральных норм) грусть; 4) при смягчении или устранении стресса симптомы начинают редуцироваться не ранее чем через 8 часов, при сохранении стресса не ранее чем через 48 часов; 5) отсутствие признаков какого-либо другого психического расстройства за исключением генерализованного тревожного (F41.1), эпизод какого-либо предшествующего психического расстройства завершен не менее, чем за 3 месяца до действия стресса.

Посттравматическое стрессовое расстройство (F43.1) диагностируется при соответствии состояния следующим критериям: 1) кратковременное или длительное пребывание в чрезвычайно угрожающей или катастрофальной ситуации, которое вызвало бы почти у каждого чувство глубокого отчаяния; 2) стойкие непроизвольные и чрезвычайно живые воспоминания (flash-backs) перенесенного, находящие свое отражение и во снах, усиливающиеся при попадании в ситуации, напоминающие стрессовую или связанную с ней; 3) избегание ситуаций, напоминающих стрессовую или связанных с ней, при отсутствии такого поведения до стресса; 4) один из нижеследующих двух признаков А) частичная или полная амнезия важных аспектов перенесенного стресса, Б) наличие не менее двух из нижеследующих признаков повышенной психической чувствительности и возбудимости, отсутствовавших до экспозиции стрессу а) нарушения засыпания, поверхностный сон, б) раздражительность или вспышки гневливости, в) снижение сосредоточения, г) повышенный уровень бодрствования, д) повышенная боязливость; 5) за редкими исключениями, соответствие критериям 2 4 наступает в пределах 6 месяцев после экспозиции стрессу или по окончании его действия.

Расстройства адаптации (F43.2) диагностируются при соответствии состояния следующим критериям: 1) идентифицированный психосоциальный стресс, не достигающий чрезвычайного или катастрофального размаха, симптомы появляются в течение месяца; 2) отдельные симптомы (за исключением бредовых и галлюцинаторных), соответствующие критериям аффективных (F3), невротических, стрессовых и соматоформных (F4) расстройств и нарушений социального поведения (F91), не соответствующие полностью ни одному из них. Симптомы могут варьировать по структуре и тяжести. Расстройства адаптации в зависимости от доминирующих в клинической картине проявлений дифференцируются следующим образом: F43.20 кратковременная депрессивная реакция преходящее состояние легкой депрессии, длящееся не свыше месяца; F43.21 пролонгированная депрессивная реакция легкое депрессивное состояние как реакция на затяжную стрессовую ситуацию, длящееся не свыше двух лет; F43.22 смешанная тревожная и депрессивная реакция — представлена как тревожная, так и депрессивная симптоматика, по интенсивности не превышающая смешанное тревожное и депрессивное расстройство (F41.2) или другие смешанные тревожные расстройства (F41.3); F43.23 с преобладанием нарушения других эмоций симптоматика имеет разнообразную структуру аффекта, представлены тревога, депрессия, беспокойство, напряженность и гнев. Симптомы тревоги и депрессии могут соответствовать критериям смешанного тревожного и депрессивного расстройства (F41.2) или других смешанных тревожных расстройств (F41.3), но их выраженность недостаточна для диагностики более специфических тревожных или депрессивных расстройств. Эта категория должна использоваться и для реакций детского возраста, где дополнительно присутствуют такие признаки регрессивного поведения, как энурез или сосание пальца; F43.24 с преобладанием нарушения поведения расстройство затрагивает преимущественно социальное поведение, например, агрессивные или диссоциальные его формы в структуре реакции горя в подростковом возрасте; F43.25 смешанное расстройство эмоций и поведения определяющими являются как эмоциональные проявления, так и нарушения социального поведения; F43.28 другие специфические преобладающие симптомы; 3) симптомы не превышают по длительности 6 месяцев с момента прекращения действия стресса или его последствий за исключением затяжных депрессивных реакций (F43.21).

Легкие сотрясения мозга могут непосредственно не сопровождаться очевидными неврологическими знаками, но вести к затяжной аффективной симптоматике и нарушениям сосредоточения. Недостаточное питание в ходе затяжных стрессовых воздействий также может самостоятельно вести к органическим мозговым синдромам, включающим нарушения памяти и сосредоточения, эмоциональную лабильность, головные боли и головокружения.

Отличить органические мозговые синдромы, сходные с ПТСР, помогают наличие изменений личности по органическому типу, изменения сенсорики или уровня сознания, фокальные неврологические, делириозные и амнестические симптомы, органический галлюциноз, состояния интоксикации и отмены. Диагностическую картину может усложнять широко используемое в копинге поведения больных ПТСР злоупотребление алкоголем, наркотиками, кофеином и табаком.

Эндогенная депрессия является частым осложнением ПТСР и должна подвергаться интенсивной терапии ввиду того, что коморбидность существенно повышает риск суицида. При подобном осложнении диагностироваться должны оба расстройства. У больных ПТСР могут развиваться симптомы фобического избегания, такие случаи от простых фобий помогает отличить характер первичного раздражителя и наличие других, свойственных ПТСР проявлений. Двигательная напряженность, тревожные ожидания, повышенные поисковые установки могут сближать картину ПТСР с таковой при генерализованном тревожном расстройстве. Здесь надо обращать внимание на острое начало и большую характерность фобической симптоматики для ПТСР в отличие от генерализованного тревожного расстройства.

Различия в стереотипе течения позволяют отдифференцировать ПТСР от панического расстройства, что иногда весьма сложно и дает основание некоторым авторам считать ПТСР вариантом панического расстройства. От развития физических симптомов по психическим причинам (F68.0) ПТСР отличает острое начало после травмы и отсутствие причудливых жалоб до нее. От симулятивного расстройства (F68.1) ПТСР отличает отсутствие несогласовывающихся между собой анамнестических данных, неожиданной структуры симптомокомплекса, антисоциального поведения и хаотического стиля жизни в преморбиде, в большей степени характерных для симулятивных больных. От нарушений адаптации ПТСР отличается большим размахом патогенности стрессора и наличием последующего характерного воспроизведения травмы.

Кроме вышеперечисленных нозологических единиц, нарушение адаптации приходится дифференцировать от состояний, не вызванных психическими расстройствами. Так, утрата близких без особых утяжеляющих обстоятельств также может сопровождаться транзиторным ухудшением социального и профессионального функционирования, которое, однако, остается в ожидаемых рамках реакции на потерю любимого человека и потому не считается нарушением адаптации.

Исходя из ведущей роли повышенной адренэргической активности в поддержании симптомов ПТСР, в лечении расстройства с успехом используются такие адреноблокаторы, как пропранолол и клонидин. Использование антидепрессантов показано при выраженности в клинической картине тревожнодепрессивных проявлений, затягивании и «эндогенизации» депрессии; оно также способствует снижению повторяющихся воспоминаний травмы, нормализации сна. Существует представление о том, что для ограниченной группы больных эффективными могут оказаться ингибиторы МАО. При значительной дезорганизации поведения в течение короткого времени плегирование может достигаться седативными нейролептиками.

Лекарственная терапия всегда должна идти рука об руку с разрешением психотравмирующей ситуации и психотерапией. Кризисное вмешательство, по возможности вскоре после травмы, позволяет предотвратить хронизацию реакции и отставленные ее проявления. Для этого же с успехом применяется краткосрочная психодинамическая психотерапия, направленная на коррекцию личностных структур, ответственных за индивидуальную предрасположенность к постстрессовым расстройствам. Наиболее часто применяется сочетание ситуативной защиты, эмоциональной поддержки и методов когнитивной психотерапии, желательно в групповых условиях. Психотерапия должна ориентироваться на этап динамики расстройства, с преобладанием щадящего, поддерживающего подхода в остром периоде и возрастанием проработки травматического материала на дальнейших этапах с установлением доверительных отношений с врачом, переоценкой травмирующей ситуации, ревизией самооценки больного и его восприятия окружающего мира. В лечении сопутствующей фобической симптоматики используются методы поведенческой терапии (прогрессивная релаксация, градуированное погружение в стимульный материал, техника кондиционирования остановки мысли). Следует избегать затягивания курса психосоциальных вмешательств во избежание формирования эффекта вторичной выгоды от болезни.

Опубликовано с разрешения администрации Русского Медицинского Журнала .

www.medvopros.com