Специалисты

Са Морозов аутизм

12.06.2018

07.02.2018 в Минздраве РФ состоялось межведомственное заседание по вопросам установления и снятия диагноза “аутизм” детям и гражданам после достижения ими возраста 18 лет

07.02.2018 в Минздраве РФ состоялось межведомственное заседание по вопросам установления и снятия диагноза “аутизм” детям и гражданам после достижения ими возраста 18 лет. В заседании принимали участие также представители Министерства образования РФ и Министерства труда и социальной защиты РФ.

Интересы родителей и людей с аутизмом на нем представляли члены Координационного совета по делам инвалидов при ОП РФ и Коалиции помощи детям и взрослым с РАС в России.

Заседание было инициировано в рамках поручения, данного Ольгой Юрьевной Голодец всем федеральным ведомствам социального блока.

В ходе заседания обсуждалась как текущая ситуация, так и необходимый комплекс мер, которые необходимо предпринять для улучшения ситуации с комплексным сопровождением лиц с РАС в целом.

По словам Директора департамента медицинской помощи детям и родовспоможения Минздрава РФ Елены Николаевны Байбариной, одной из самых насущных проблем остается продолжающееся снижение численности детских психиатров в регионах, которые и так были немногочисленны. Она считает, что регионы должны активнее запрашивать таких специалистов. Сергей Алексеевич Морозов отметил, что Регионы должны делать это на свои средства, которых у них, как правило, нет. А переподготовка и повышение квалификации реально возможны в Москве и Санкт-Петербурге.

Минздравом были запрошены данные о численности детей с РАС по регионам. Напомню, что после одной из первых встреч по этому поводу в Министерстве здравоохранения, инициированную членами Координацоинным советом по делам инвалидов при ОП РФ, Минздрав ввел форму статистического учета для аутизма. В рамках заполнения регионами этой учетной формы в регионах Минздравом были получены следующие данные:

в 2014 году насчитывалось уже 14 тысяч детей с РАС

в 2015 — 17 тысяч

в 2016 — 22 тысячи

Соответственно, по полученным в 2016 году данным произошел и рост частоты встречаемости: в соответствии с этой статистикой он составляет 7,6 детей с РАС на 10 тысяч детского населения. И все же, эти цифры более, чем на порядок меньше, чем в большинстве развитых стран. Наиболее вероятные причины – дефицит квалифицированных специалистов и отсутствие современных диагностических инструментов в отечественной практике.

Установление инвалидности по диагнозу “аутизм”: По запросу Минздрава БМСЭ собрало статистику по переосвидетельствованию за последние годы. Статистика полностью подтверждает существующую практику: из 25 тысяч детей с РАС, получивших инвалидность в 18 лет, диагноз “аутизм” сохранился только у 146 человек. Различия – более чем в 2 порядка, что говорит о наличии реальных, серьёзных проблем. Наиболее вероятные: (1) высокий уровень коморбидности при РАС (аутизм «в чистом виде» — исключительная редкость, всегда есть что-то ещё; для того, чтобы разбираться в структуре нарушений, не достаточно убедительных научных данных (нормативных документов вообще не достаточно); результат – произвол; (2) категорическое нежелание что-либо менять, что действительно сложно; но диагноз – мнение врача (консилиума), и, если диагноз меняют из немедицинских соображений, то это обесценивает весь процесс установления диагноза, оказания помощи и ведет, в том числе к коррупции.

Далее обсуждалось две актуальные темы: какие существуют не урегулированные специфические проблемы, мешающие установлению диагноза РАС во взрослом возрасте, а также какие необходимы и предприняты уже сейчас меры для изменения текущей ситуации.

Среди проблем Министерством здравоохранения РФ и представителями общественности, прежде всего, отмечены: низкая квалификация психиатров, отсутствие надлежащих инструментов для диагностики, малая информированность психиатров и родителей, отсутствие некоторых льгот, полагающихся при других заболеваниях и не предусмотренных при аутизме (вопросы улучшения жилищных условий, лекарственного обеспечения, призыва в армию).

Предпринято следующее: в конце 2017 года разработан и направлен в регионы интерактивный образовательный модуль обучения психиатров (со стороны общественности поступил запрос на ознакомление с содержанием).

В Министерство обороны был направлен запрос об условиях призыва людей с аутизмом. В ответном письме начальника военно-медицинского управления сообщается, что в действующей редакции Положения о военно-врачебной экспертизе» в статью 18 части II «Расписание болезней» включен пункт «психологические нарушения развития», в который, в свою очередь, включается и аутизм, поэтому лиц с установленными диагнозами из входящих в РАС, не призывают в армию, и, следовательно в изменениях соответствующий нормативный документ не нуждается. Практикой последнего времени эти сведения подтверждаются — в военкоматах, не зависимо от наличия инвалидности, людей с диагнозом аутизм от призыва освобождают. Соответствующий документ с ответом начальника военно-медицинского управления запросим, чтобы можно было ознакомить с ним широкую общественность.

По поводу лекарственного обеспечения предстоит долгая работа — лекарства бесплатно, без оформленной инвалидности сейчас людям с аутизмом не положены.

Тема внесения изменений в законодательство об улучшении жилищных условий будет рассмотрена на предмет внесения изменений и расширения списка для внесения туда и людей с РАС.

Тема совершенствования диагностики РАС и необходимых для этого диагностических инструментов будет обсуждаться отдельно.

autisminrussia.org

Дети часто испытывают трудности в общении, причины которых различны. Среди них могу быть: неблагоприятные условия в семье, травмирование детской психики, отрыв ребенка от семьи. Если Вы заметили, что у Вашего ребенка появились трудности с общением, он стал замкнут и избегает контакта, стоит обратиться к детскому психиатру — данные признаки могут свидетельствовать о развитии аутизма.

Термин «аутизм», впервые введённый швейцарским психиатром Э. Блейлером, означает уход в себя и отгораживание человека от внешнего мира. Первое описание аутизма как самостоятельного заболевания было сделано австрийским и американским психиатром Л. Каннером в 1942 г.

По МКБ-10 аутизм — общее нарушение развития, затрагивающее психику ребенка. Дети с аутизмом могут не испытывать необходимости в общении и социальном контакте. Их поведению, интересам свойственна стереотипность и шаблонность. Таким детям трудно наладить отношения с другими детьми, возникают трудности с речью и проявлением чувств и эмоций.

Для аутизма свойственны различные проявления, выявляемые впервые в младенчестве или детстве. В младенческом возрасте необходимо обратить внимание на такие признаки, как изменение реакции на дискомфорт, боязнь даже слабых звуковые и световых раздражителей, изменение реакции на кормление, искажение реакции «комплекса оживления». Оживление происходит при появлении неодушевлённых предметов.

Признаки аутизма у детей

В раннем детстве становятся явными социальные нарушения. В младенчестве аутисты редко улыбаются, смотрят на других людей и реагируют на свое имя. Симптомы усугубляются в период обучения хотьбе. В возрасте от 3 до 5 лет отказываются приближаться к другим людям, не участвуют в невербальном общении. Тем не менее, они по-настоящему привязываются к тем, кто заботится о них. Взрослые дети с аутизмом плохо справляются с распознаванием лиц и эмоций.

Для постановки диагноза «аутизм» необходимо наличие и сохранение по крайней мере трех из следующих симптомов:

  • Недостаточный социальный контакт;
  • Нарушение взаимодействия;
  • Шаблонное повторяющееся поведение.
  • Что же должно в поведении ребенка насторожить родителей?
  • Ребенок не удерживает и избегает контакта глаз;
  • Не говорит, мычит и издает другие звуки;
  • Не реагирует на свое имя;
  • Не привлекает к себе или посторонним вещам внимание с помощью жестов;
  • Не обращается за помощью;
  • Не делится чем-либо;
  • Ребенок оживляется при контакте с посторонними предметами;
  • Уходит от объятий;
  • У ребенка случаются истерики,
  • Он становится агрессивен;
  • Сторонится чужих и незнакомых людей;
  • Пугается звуков;
  • Ребенка не занимают игрушки;
  • Не проводит время со своими ровесниками;
  • Боится света.

Если данные признаки имеют постоянный характер, необходимо незамедлительно обратиться к детскому психиатру или психотерапевту.

Помните: чем раньше начато лечение, тем выше будет его эффективность!

Лечение детского аутизма в Москве

Лечение аутизма у детей — длительный, требующий больших усилий процесс, изнуряющий физически и психологически. Родители детей аутистов должны понимать, что лечение данной болезни будет трудным — необходимо набраться терпения и не отчаиваться, ни в коем случае не прерывать курс лечения, и тогда результат обязательно появится.

Главные правила, соблюдение которых необходимо при лечении ребенка от аутизма:

  • Помимо клиники, лечить ребенка необходимо дома, в детском саду, в школе.
  • Обязательными должны стать консультации детского психолога психотерапевта, которые должны проводиться совместно с родителями.
  • Частая смена врачей не дает стабильного эффекта, поэтому необходимо выбрать одного квалифицированного специалиста для лечения ребенка.
  • При лечении аутичного ребенка очень важно повторение. Чтобы приобретенные навыки не были утеряны, необходима их ежедневная тренировка.
  • Необходимо отдыхать от утомительного лечения ребенка и выезжать на отдых хотя бы раз в год.
  • Хорошо, если родители ребенка познакомятся с родителями других детей с аутизмом. Такое общение поможет легче переносить заболевание своего ребенка. Существуют специальные группы, где родители детей аутистов делятся своим опытом по преодолению болезни, радуются успехам детей.
  • Необходимо управлять вниманием ребенка с помощью многократного обращения к нему по имени. Нельзя повышать на него голос.
  • Крайне нежелательна смена обстановки, в которой растет ребенок.
  • Фармакологические препараты при терапии аутизма у детей способны ослаблять соответствующую симптоматику. Основные методы борьбы с аутизмом — психиатрия и социальная адаптация.
  • Лечение аутизма и лечение детей аутистов в Клинике доктора Минутко в Москве

    Мы понимаем, что дети нуждаются в особенной заботе и отношении. Именно поэтому лекарственные средства используются нами только при необходимости, но даже в этом случае лечение остаётся абсолютно безопасным — перед назначением любого медикамента проводится всестороннее обследование организма, а в процессе приёма проводится контроль содержания препарата в крови.

    Обязательной составляющей лечения в нашей клинике является психотерапия. Общение с психотерапевтом способствует восстановлению у ребенка навыков социального взаимодействия, даёт ему шанс на социализацию, а значит — на нормальную жизнь!

    Помимо психо- и фармакотерапии Клиника доктора медицинских наук Минутко обладает широчайшим арсеналом немедикаментозных методов лечения, среди которых зоотерапия — лечение общением с животными, и арт-треапия, положительно влияющие на психическое состояние детей.

    Первое клиническое описание аутизма принадлежит Kanner (1943) (экстремальное аутистическое одиночество», проявляющее себя повышенным уровнем тревожности, обсессивными влечениями, стереотипиями). Для детского аутизма типичен «общий и глубокий дефицит социального взаимодействия», значительные нарушения коммуникаций, склонность к ритуалам и компульсивному поведению.

    В этиологии детского аутизма особое значение имеет органическое поражение мозга (неврологические нарушения), перинатальные осложнения, наследственный фактор, прослеживается некоторая связь с симптомами эпилепсии. Лечение детского аутизма в первую очередь предусматривает создание условий для нормального развития, затем преодоление ригидности мышления и действий (стереотипий), работу с семьей (преодоление стресса членов семьи и проявлений созависимости).

    Актуальна психотерапия – бихевиоральная терапия (оперантное обусловливание – программа АВС) и специальные реабилитационные программы. Лекарства не играют существенной роли в лечении детского аутизма, но используются обычно в период резкого обострения симптомов, агрессии, стереотипий (небольшие дозы атипичных антипсихотиков).

    Не отчаивайтесь — вместе мы поможем Вашему ребёнку! Лечение детей аутистов -это наша профессия.

    Позвоните нам сейчас: +7 (499) 793-47-05 -лечение аутизма

    www.minutkoclinic.com

    Аутизм. Как помочь ребенку?

    В последнее время о детском аутизме пишут довольно много. Но научная литература не всегда понятна обычным мамам и папам, поскольку и среди специалистов нет единого мнения о способах решения этой проблемы. А в популярных или околонаучных изданиях аутизм чаще всего называют «загадочной болезнью». Конечно, без участия профессионалов — психологов, педагогов, врачей — не обойтись. Но будущее таких детей в первую очередь зависит от родителей, их активности, настойчивости и терпения.

    Сергей Морозов,Татьяна Морозова

    Сергей Морозов Психопатолог, доцент кафедры коррекционной педагогики и специальной психологии Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, председатель общества помощи аутичным детям «Добро», к. биол. н.Татьяна Морозова К

    Основные признаки аутизма

    Согласно принятой в России Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) детский аутизм является общим нарушением развития, которое проявляется в возрасте до 2-2,5 лет (реже в 3-5 лет) и затрагивает психику ребенка. Прежде всего, нарушается потребность в общении и способность к социальному взаимодействию, а также отмечается стереотипность поведения, интересов и активностей. Это определение нуждается в пояснении. Под «нарушениями общения» понимается не патология средств общения (речь, слух), но общение как таковое. Если слабослышащий ребенок или ребенок с недоразвитием речи компенсирует дефицит речевого контакта жестом, мимикой, стремится понять сказанное другим по артикуляции, то при аутизме (даже при формально сохранных речи и слухе) малыш либо игнорирует попытки взаимодействия с ним, либо активно отвергает и избегает их. Контакт с другим человеком, если и устанавливается, то носит формальный и искаженный характер, поскольку мотивы поступков, поведения других людей, их эмоции и переживания, ребенку с аутизмом не понятны. В этих условиях даже потенциально сохранные психические функции развиваются с отклонениями. Уровень интеллектуального развития может быть различным но примерно в 70% случаев он оказывается сниженным. Под стереотипностью поведения понимают многократное повторение нефункциональных движений и действий, от простого ритмичного потряхивания руками до сложных действий и ритуалов. Согласно МКБ-10, страхи, агрессия, самоагрессия, негативизм, протестные реакции и другие подобные явления могут встречаться при аутизме, но не являются его обязательными признаками. И, наконец, с возрастом проявления аутизма несколько меняются, но сохраняются на протяжении всей жизни. Знакомство с основными признаками аутизма очень важно, и у родителей должна существовать основа для критического отношения к тому, что говорят об их ребенке разные люди (от родственников и знакомых до специалистов). Отдельные признаки аутизма бывают отчасти схожими с симптомами других нарушений развития и заболеваний, и иногда об этой патологии задумываются только на основании задержки речевого развития, или, однажды увидев, как ребенок раскачивается в манеже. Подобные признаки могут свидетельствовать и о других расстройствах. Но если появились сомнения, нужно обратиться к детскому психиатру.

    Что должно настораживать родителей в поведении ребенка в возрасте до двух лет?

    Считается, что об аутизме можно думать, если ребенок:

    • не удерживает сколько-нибудь длительно контакта «глаза в глаза»;
    • не откликается на имя при сохранном слухе;
    • обнаруживает дефицит совместного внимания (то есть не пытается привлечь словом или жестом внимание других к заинтересовавшему его предмету);
    • не обращается за помощью;
    • не пытается чем-то поделиться;
    • использует другого человека так, как будто это неодушевленный предмет.
    • Если эти признаки появляются в поведении ребенка постоянно, то нужно обязательно обратиться к детскому психиатру. Диагностировать детский аутизм трудно. Даже опытному специалисту требуется много времени для наблюдений и анализа картины данного психического нарушения. Следует спокойно отнестись к назначению повторных приемов, обследований и консультаций. Некоторые признаки аутизма обнаруживаются при глубокой и тяжелой умственной отсталости и тяжелом недоразвитии речи. Поэтому без достаточного представления о характере нарушений, лечение и коррекционная работа могут оказаться недостаточно эффективными.

      Если у ребенка действительно выявляется аутизм, то родителям нужно осознать, что это на всю жизнь. Аутизм не проходит и не излечивается. Но не нужно впадать в панику и смотреть на будущее как на беспрерывную трагедию. В этой ситуации от родителей зависит если не все, то почти все, а чтобы помощь была более эффективной, нужно учесть опыт тех, кто уже шел этим путем. Иногда родители не верят в то, что диагноз поставлен правильно, и посещают специалистов одного за другим. Это их право, и подобное поведение, наверное, не лишено смысла. Ведь, как известно, «одна голова хорошо, две — лучше». Но нередко эти поиски приобретают хроническое течение и становятся самоцелью, утрачивая всякий смысл. Для такой категории родителей есть даже специальный термин — «родители-пилигримы». Что это: поиски чуда? Вытеснение трудной ситуации? Так или иначе, но время, когда правильное воспитание и обучение могут дать существенные результаты, уходит. В других случаях родители делают вид, что проблемы не существует. А нарушения общения, речевые проблемы и стереотипы в поведении объясняют проявлениями индивидуальных особенностей характера. Однако, если ничего не делать, то с возрастом милые причуды малыша станут уже нелепыми и неадекватными. А вот изменить что-то станет намного труднее, если вообще возможно. Вполне естественно, что в первую очередь родителей волнуют прогнозы: что будет с ребенком, сможет ли он учиться в школе, сможет ли создать семью и даже будет ли водить машину? Но аутизм чаще всего выявляют в 3-5 лет, и в этом возрасте гарантировать что-либо самонадеянно, преждевременно и непрофессионально. Течение аутизма может оказаться самым различным, и грамотный специалист никогда не станет говорить о долговременном прогнозе ни в положительном, ни в отрицательном смысле. Такого ребенка нужно наблюдать, работать с ним, а пока терпение и еще раз терпение. Вместе с тем (не в качестве прогноза, а из опыта) можно попытаться ответить на два вопроса: о социальном статусе детей с аутизмом и о возможностях семейной жизни. Нетрудно догадаться, что очень много зависит от выраженности расстройств. В наиболее тяжелых случаях даже при самой успешной работе удается добиться лишь адаптации к условиям жизни в семье (умение умыться, одеться, приготовить пищу, убрать в квартире), и иногда это становится не менее сложной задачей, чем подготовка ребенка к школе. Дело не только в том, что в наиболее тяжелых случаях вопрос обучения в традиционном для всех смысле может и не возникнуть. Неравномерность общего развития при аутизме и неправильный подход к воспитанию (в большей степени) нередко делают из такого ребенка своеобразную «умную ненужность»: школьную программу он, хотя бы формально, усваивает, но не может ни пойти куда-нибудь самостоятельно, ни приготовить себе поесть, потому что ни одна из существующих школьных программ не подразумевает «обучения жизни». Бывает, что обладатель школьного аттестата или даже вузовского диплома испытывает огромные затруднения с тем, как эти знания применить. С другой стороны, известно много случаев успешной социальной адаптации, когда люди с аутизмом добивались высокого социального и профессионального статуса. Примером могут служить профессор ветеринарии Темпль Грандин (США), общественный деятель Ирис Юхансон (Швеция), писатель Донна Уильямс (Австралия). Многие бывшие воспитанники общества «Добро» тоже закончили вузы и успешно работают. Если говорить о создании семьи, то при легких формах аутизма это вполне реальная перспектива, и большинство детей от таких браков серьезными расстройствами психики не страдают. Но риск возникновения аутизма в потомстве у них все-таки выше, чем в среднем для населения. Родители должны знать, что аутизм в значительной степени наследственно обусловлен. При тяжелых формах патологии, вне зависимости от успеха коррекционной работы, люди с аутизмом нуждаются в постоянной опеке, и создание семьи маловероятно.

      Причины появления аутизма

      Вопрос о причинах развития этой патологии у детей вообще и у каждого больного ребенка в частности на консультативных приемах задают чаще всего. Если говорить о проблеме в целом, то ее причины весьма неоднозначны. Существенную роль играет наследственный фактор, хотя серьезное влияние оказывают и органические нарушения центральной нервной системы в период внутриутробного развития, при родах и в раннем детстве. Нередко эти факторы сочетаются. Иногда аутизм бывает следствием перенесенного заболевания, иногда проявлением текущего болезненного процесса. Отвечать же на вопрос о причинах аутизма в каждом конкретном случае значительно сложнее. Права родителей на максимально полную информацию по этому поводу никто не оспаривает, но что это даст с практической точки зрения? Знание о том, что в одном из предшествующих поколений произошло изменение (мутация) определенного гена, ничего не изменит. И не поможет малышу. Не лучше ли отбросить прошлое и направить все усилия в настоящее и будущее, на более полную социальную адаптацию ребенка?

      Коррекционная работа

      Коррекционные методики и подходы могут быть самыми разными, в зависимости от конкретных ситуаций. Но некоторые общие принципы все же можно выделить. Прежде всего, между родителями и специалистами должно установиться доверие и взаимопонимание при достаточном уровне критичности. У мам и пап не должно быть сомнений в компетентности специалистов, которые работают с их ребенком, а специалисты должны быть уверены в искренности и открытости родителей. В то же время, если возникают какие-то вопросы или опасения, их не следует держать в себе, нужно стремиться к полной ясности. Коррекция детского аутизма должна начинаться как можно раньше. До трех лет этот диагноз не ставят, но если есть какие-то подозрения, целесообразно отнести ребенка к группе риска и начинать диагностические занятия продолжительностью не менее одного-двух месяцев. Даже если диагноз не подтвердится, они ничего, кроме пользы, не принесут. Вот основные правила коррекционной работы:

      1. Коррекция детского аутизма должна быть комплексной, и ведущее место отводится психолого-педагогической работе. Медикаментозное лечение во многих случаях целесообразно и даже необходимо, но к назначению различных препаратов (особенно стимулирующего характера) нужно подходить очень осторожно. Родителям нельзя вмешиваться в лечение ни при каких обстоятельствах: самостоятельное назначение или отмена каких-либо препаратов недопустимы.
      2. Аутичным детям трудно приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям. Поэтому организационные особенности в учреждении, которое посещает такой ребенок, и дома должны быть одинаковыми или, по крайней мере, близкими. В идеале весь уклад жизни в семье с больным малышом должен соответствовать задачам коррекционной работы: это включает единство принципов отношения к ребенку со стороны всех членов семьи, последовательность и постоянство в их применении.
      3. Коррекционная работа остается необходимой на протяжении многих лет, но особенно интенсивной она должна быть на начальных этапах, в дошкольном и младшем школьном возрасте, причем, именно в этот период основная нагрузка приходится не на специалистов, а на родителей.
      4. Работа с малышом должна проходить в достаточном объеме. Когда в образно говорят, что коррекция детского аутизма должна продолжаться 25 часов в сутки, имеют в виду не количество учебных часов, но «коррекцию всей жизнью». Это, прежде всего, касается структурирования пространства (четкая связь определенных видов деятельности с соответствующими участками учебных помещений) и времени (через систему подходящих по объему и форме расписаний).
      5. Коррекционная работа, особенно на начальных этапах, строится на основе индивидуально разработанной программы, поэтому формальный перенос чужого опыта недопустим, его нужно использовать с осторожностью и творчески.

      Конечно же, никакие глубокие теоретические выкладки и советы не сравнятся по силе убеждения с конкретным случаем из реальной жизни. Поэтому в заключение хочется привести такой вот показательный пример. Мальчика Алешу привели на консультацию в возрасте 1 год и 11 месяцев с подозрением на детский аутизм. Речи у него фактически не было (1-2 нечетких слова без обращения), обращенную речь он не понимал, навыками опрятности не владел, в поведении отмечалось много различных стереотипных действий. При этом у некоторых родственников ребенка отмечены аутистические черты. Вначале было проведено несколько диагностических занятий, в ходе которых постоянно уточнялись как особенности нервно-психического развития, так и общее состояние здоровья: в частности, мальчика консультировали детский психиатр и невролог. Консультация показала наличие признаков органического поражения мозга, что было подтверждено специальным исследованием — магнито-резонансной томографией, позволяющей сканировать и выявлять органическую патологию органов и систем организма. У ребенка была обнаружена киста (полое образование с жидким содержимым) в ткани мозга. Электроэнцефалография (графическая регистрация нервных импульсов мозга) выявила наличие очага патологических импульсов в мозге, провоцирующих судороги. Была назначена противосудорожная терапия. Индивидуальная коррекционная программа была ориентирована в первую очередь на формирование навыков опрятности, далее — на развитие понимания речи и звучащей речи, и организацию поведения. По окончании диагностического периода (около двух месяцев) родителям была дана соответствующая программа и инструкции по ее выполнению. Родители выполняли ее очень тщательно, при необходимости получали дополнительные консультации. Уже через месяц у ребенка сформировались навыки опрятности, в настоящее время он хорошо понимает обращенную речь (в близком возрастной норме объеме), появились обращение, простые фразы. Мальчик стал более контактным и активным, любит заниматься. Проблем остается еще много, но «прорыв» уже произошел, и специалисты считают, что это, прежде всего, заслуга родителей. Комментируя этот случай, хочется обратить внимание, что работать с малышом начали достаточно рано, не дожидаясь уточнения диагноза, и родители активно, тщательно и последовательно выполняли все рекомендации специалистов. Хотя коррекционную работу с ребенком проводила в основном, только мама (папа очень занят на работе), положительный эффект — налицо. Всем родителям аутичных малышей хочется пожелать: не стоит всей семьей метаться в поисках чудесного избавления от болезни. Самое большое чудо, способное победить любой недуг, — это вера в успех терпение, целеустремленность и, конечно же, любовь к своему ребенку.

      www.2mm.ru

      Вопрос-ответ. Что важно знать о синдроме Аспергера у взрослых?

      Опровержение шести распространенных мифов о синдроме Аспергера

      Синдром Аспергера (СА) был открыт в 1944 году. Австрийский педиатр Ганс Аспергер описал синдром, когда лечил четырех мальчиков со схожими симптомами. Однако его статья с этим описанием оставалась практически неизвестной до 1981 года. В это время английский психиатр Лорна Винг опубликовала похожие данные с описанием детей, у которых были те же симптомы.

      Несмотря на это до 1992 года синдром Аспергера не был признан официальным диагнозом в Международной классификации болезней (МКБ-10). Спустя два года синдром Аспергера стал официальным диагнозом в американском Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-IV).

      Синдром Аспергера — это нарушение развития. У людей с синдромом Аспергера нет выраженных интеллектуальных и речевых дефицитов. (В противном случае им ставится диагноз «аутизм»). Но у таких людей есть трудности во взаимодействии, общении с другими людьми. Они не понимают социальные сигналы, и им трудно выражать свои эмоции.

      Также людям с СА присущи крайности: либо они очень педантичны и «расклеиваются, если все идет не по плану», либо их дни — сплошной беспорядок, и они испытывают большие трудности с самыми обычными повседневными делами, пишет Валери Гаус, доктор наук, психолог, автор книги «Полноценная жизнь: Как использовать свои сильные стороны, чтобы справляться с проявлениями СА/высокофункционального аутизма» и «Когнитивно-поведенческая терапия для взрослых людей с синдромом Аспергера».

      Социальные ограничения при синдроме Аспергера могут привести к неприятностям, заявляет Гаус. Это происходит из-за их «непонимания неписанных правил общения среди людей». Гаус отмечает, что были такие случаи, в которых людей с синдромом Аспергера принимали за преступников или подозревали в чем–то только из-за того, что они не знали, как вести себя в той или иной ситуации.

      Клиенты с синдромом Аспергера обращаются к Гаус по одной из двух причин: за помощью в общении (чтобы улучшить свои отношения с супругом/ой, коллегами, семьей, либо найти любимого человека и друзей); или потому, что им нужна помощь с планированием своего времени и организацией своей жизни.

      Гаус не считает синдром Аспергера болезнью. Наоборот, она верит, что это «уникальный способ восприятия информации», который имеет не только слабые, но и «сильные стороны, которые могут привести к жизненному успеху». Например, человек с синдромом Аспергера может быть «системным мыслителем», что приводит к проблемам с «человеческим интерфейсом», но это же делает его преуспевающим инженером.

      Когда Гаус работает с клиентами, ее цель не «вылечить» их от синдрома Аспергера, поскольку он делает человека тем, кто он есть. Скорее, ее задача «определить, какие конкретные симптомы СА являются источником стресса, и найти возможные решения проблемы».

      За последние несколько лет синдром Аспергера очень часто освещался в СМИ. Несмотря на это, все еще существует много мифов об этом синдроме. Ниже мы рассмотрим и опровергнем шесть из них.

      1. Дети с синдромом Аспергера, в конце концов, вырастут, и этот синдром исчезнет.

      Опровержение: Как и в случае с cиндромом дефицита внимания с гиперактивности (СДВГ), существует распространенный миф о том, что СА является только «детским» расстройством, которое проходит с возрастом. На самом деле синдром Аспергера — это на всю жизнь. Его можно корректировать с помощью лечения, но до конца он все равно не исчезнет.

      2. Взрослые люди с СА никогда не вступают в брак.

      Опровержение: Даже психотерапевты иногда поддерживают этот миф. В статье газеты «USA Today» утверждается:

      «Дружеские и любовные отношения идут в разрез с интересами взрослых людей с СА, заявляет коллега [Катерина Тсатсанис из клиники Йеля, занимающейся нарушениями развития]; [Эми Клин, глава клиники Йеля, занимающейся нарушениями развития] говорит, что никогда не видела родителей с СА.

      Бруна Сигель, директор Клиники аутизма в Университете Калифорнии в Сан-Франциско, заявляет, что родители с аутизмом встречаются редко, она также знает один случай краткосрочного брака».

      Реальность такова, что некоторые люди действительно вступают брак и становятся родителями — Гаус работала со многими из них — но у других так и не получалось завести романтические отношения.

      Согласно ее теории, существует много разновидностей в проявлениях синдрома Аспергера. («DSM оставляет много пространства для вариативности»).

      «Не существует какого-то единого психологического профиля, характерного для этого синдрома, поскольку поведение конкретного человека зависит от его личностных особенностей». Например, некоторые люди с синдромом Аспергера крайне застенчивы, в то время как другие «болтают без умолку».

      Сопутствующие заболевания — это еще одна причина, по которой взрослые люди с СА могут выглядеть иначе. Среди клиентов Гаус часто встречаются тревожные расстройства и нарушения настроения. И порою трудно понять, каким был человек до того, как начал страдать сопутствующим заболеванием.

      3. Взрослые люди с синдромом Аспергера страдают социофобией.

      Опровержение: Взрослые люди с синдромом Аспергера могут страдать от повышенной тревожности, но социофобии у них нет. Гаус подчеркивает, что люди с социофобией обладают необходимыми способностями для общения, они просто боятся их использовать. Другими словами, они «понимают, как нужно себя вести, но боятся, что их действия приведут к плачевным результатам».

      «Однако, для людей с СА избегание общения — это скорее способ самосохранения, — заявляет она. — Они осознают, что не умеют понимать жесты и мимику, и что они не знают, что и в какой момент необходимо сказать. Кроме того, в прошлом они часто допускали социальные ошибки, и в результате их отвергали другие люди».

      4. Люди с синдромом Аспергера замкнуты и не интересуются другими людьми.

      Опровержение: «Многие из тех, с кем мне приходилось встречаться, очень хотят, чтобы в их жизни присутствовали другие люди, — говорит Гаус. — Некоторые даже впадают в отчаяние из-за того, что не могут контактировать с другими людьми. Но часто их неумение общаться принимают за нежелание».

      Это происходит потому, что люди с СА очень плохо воспринимают социальные сигналы и не понимают, например, когда нужно прекратить говорить о себе, а также могут не осознавать, что мысли и чувства других людей отличаются от их собственных. Или у них просто «нет собственного репертуара ответов».

      Гаус показывает на конкретном примере, как это может происходить. Например, коллега говорит человеку с синдромом Аспергера, что у нее умерла кошка, а тот в ответ просто разворачивается и уходит. Конечно, складывается впечатление, что человек невероятно грубый и бесчувственный. Однако на самом деле он очень переживает — просто он не знал, что нужно было сказать.

      Опровержение: Гаус вспоминает, как один психиатр однажды поставил под вопрос наличие синдрома Аспергера у пациента, потому что тот смотрел в глаза. «На самом деле многие из них смотрят в глаза другим людям, но этот взгляд может казаться мимолетным или необычным».

      6. Они не умеют сопереживать.

      Опровержение: «Сопереживание — это сложное явление», — говорит Гаус. Некоторые ученые разделили сочувствие на четыре компонента: два под названием «когнитивная эмпатия» и два под названием «эмоциональная эмпатия». У людей с СА нет проблем с эмоциональной эмпатией, зато им очень тяжело дается когнитивная.

      Возьмем тот же пример про кошку. Человек с синдромом Аспергера в тот конкретный момент мог не понимать, что коллега, у которой умерла кошка, грустит по этому поводу. Он может осознать это много часов спустя, уже придя домой. Но когда они действительно понимают, что человек подавлен, они чувствуют чужую грусть как свою собственную без особых усилий, возможно, даже сильнее, чем обычные люди. Другими словами: «Им трудно выразить сочувствие привычным для окружающих образом». Это проблема коммуникации, а не способности сопереживать.

      outfund.ru

      Пятна атопического дерматита

      Вопрос: Здравствуйте, Сергей Вадимович. Меня зовут Анастасия. У меня есть дочь, ей сейчас 2 года и 3 месяца

      В 3 месяца мой ребёнок впервые испугался, долго плакала, после чего у неё появился запор и вылезли пятна атопического дерматита на лице. После лета пятна прошли, стул более или менее наладился.

      В возрасте девяти месяцев у ребёнка был ротавирус, который проявился рвотой. Нам пришлось ехать в инфекционное отделение больницы, где ребёнка от меня забрали и поставили капельницу. Плакала она тогда долго, полагаю, тоже испытала огромный испуг.

      С того времени наш атопический дерматит ни на день не стихает – пятна атопического дерматита по всему телу, а на локте пятно уже как эрозия. Зудит всё, больше ночью. Днём кожный зуд тоже есть. Если дочь нервничает, то тоже начинает чесаться.

      Помимо этого сложности со стулом, опорожняет кишечник один раз в три дня. Такие у неё запоры. Когда хочет в туалет начинает прятаться, чтобы её никто не трогал и не видел, причём в этот момент на горшок садиться не хочет.

      Сама по себе дочка худенькая с молочной кожей. Активная, весёлая, улыбчивая, хорошо развивается, в своем возрасте уже хорошо говорит. Нежная, любит быть на ручках, не любит когда её отвлекают, если чем-то увлечена.

      Любит сладкое, но и от солёного никогда не отказывается, с удовольствием ест солёные огурцы. Диету не соблюдаем, так как результата она не приносит и анализ на иммуноглобулин показал, что аллергии нет.

      Дочь очень боится громких звуков, сразу бежит прятаться в объятия.

      Ребёнок не болезненный, иммунитет хороший.

      Сначала пробовали лечить пятна атопического дерматита обычной медициной – прописывали нам ферментный препарат Креон 10000. Пока его пили высыпаний не было. Потом опять кожные пятна опять вернулись. При повторном курсе препарата Креон состояния кожи уже без изменений.

      Из гомеопатии дочке прописывали гомеопатический препарат Натриум муриатикум (Natrium muriaticum). После его приёма ребёнка всего обсыпало прыщиками с белыми головками.

      После этого прописали Арсеникум альбум (Arsenicum album), не отменяя препарата из морской соли. Высыпания прошли, но как только его отменили и оставили только Натриум муриатикум, прыщики опять вылезли. Сейчас этот монопрепарат не принимаем, сделали перерыв, и пока без Арсеникум альбум тоже.

      Пятна всё также на теле имеются. Запор тоже на месте. Высылаю фото наших пятен.

      Спасибо, Вам, за внимание к моему письму.

      28 марта 2018, 12:17

      Ответ: Здравствуйте, Анастасия! На присланных фото на пятна атопического дерматита посмотрел. В Вашем случае для лечения ребёнка лучше использовать гомеопатический препарат (монопрепарат) – Антимониум крудум 6С – по три гранулы вне еды один раз в два дня утром, до улучшения.

      В качестве дополняющего лекарства ещё желательно давать дочери гомеопатический препарат – Анакардиум 6С (Anacardium) – по одной грануле вне еды один раз в три дня на ночь. Принимать это лекарство можно длительно.

      Препараты Арсеникум альбум и Натриум муриатикум в случае Вашей дочери не подходят.

      Вопрос: Сергей Вадимович, здравствуйте. Ребёнок уже неделю принимает рекомендованные вами для лечения гомеопатические препараты.

      Дефекация происходит легче, это отметилось сразу, однако пятна и зуд на спине немного усилился (фото прилагаю). Ребёнок полночи чешет спину. Остальные высыпания также остаются.

      В питании ничего не меняли. Скажите, пожалуйста, нам продолжать приём этих препаратов или заменить на другие?

      Спасибо за внимание к моему письму.

      С уважением, Анастасия.

      7 апреля 2018, 8:00

      Ответ: Здравствуйте, Анастасия! Дозировку препарата Анакардиум уменьшать уже некуда, и так она почти на грани, что ещё немного и перестанет вообще действовать.

      Анакардиум в отношении кожи медленный препарат, поэтому лучше добавить вспомогательное средство.

      Можете ещё давать дочери гомеопатический препарат – Сульфур 6С – по одной гранул вне еды один раз в два дня утром, если хотя бы в одну из двух прошедших ночей был зуд спины.

      www.homeo.su