Специалисты

Стресс тестирование банка это

12.06.2018

Стресс тестирование банка это

В настоящее время для анализа устойчивости банков к различным факторам экзогенного и эндогенного характера и оценки рисков все большую популярность и распространение приобретает методы стресс-тестирования. Сущность данного метода заключается в том, чтобы спрогнозировать с наименьшей погрешностью вероятные последствия воздействия неожиданных шоков на банковскую систему. Для Центрального Банка стресс-тестирование банковского сектора необходимо для разработки эффективной политики в сфере банковского регулирования и надзора, способствующей сопротивляемости факторам риска и повышению финансовой стабильности. Разработка мер по поддержке устойчивости банковского сектора с учетом результатов стресс-тестов значительно повышает их эффективность, поскольку благодаря стресс-тестированию банки выявляют факторы, к изменению которых банковская система наиболее уязвима. Знание того, какие риски и каким образом отражаются на состоянии кредитных организаций, позволяет регулирующим органам использовать инструменты, направленные на ослабление воздействия данных рисков.

В ряде источников имеют место следующие определения понятия стресс-тестирования. Согласно определению, утвержденному Международным Валютным Фондом, стресс-тестирование — «методы оценки чувствительности портфеля к существенным изменениям макроэкономических показателей или к исключительным, но возможным событиям» [35].

В свою очередь, Банк Международных Расчетов определяет его следующим образом: «стресс-тестирование — термин, описывающий различные методы, которые используются финансовыми институтами для оценки своей уязвимости по отношению к исключительным, но возможным событиям» [46].

Что касается российского понимания данного понятия, то Центральный Банк рассматривает стресс-тестирование «как оценку потенциального воздействия на финансовое состояние кредитной организации ряда заданных изменений в факторах риска, которые соответствуют исключительным, но вероятным событиям» [32].

Вышеизложенные определения подтверждают, что основная цель проведения стресс-тестирования — это выявить, насколько уязвимы банки к тем или иным факторам и событиям. Причем точную вероятность наступления данных событий в будущем, их время и масштаб нельзя предугадать. Достаточно сложно все предугадать наперед, но при этом не обращать внимания на возможность их наступления является очень опасным, поскольку это может негативно сказаться на экономике страны в целом. И в этом случае стресс-тесты — это достаточно эффективный метод для определения уязвимости банков к шокам и контроля за устойчивостью банковской системы.

В последнее время Банк России уделяет все больше внимания к разработке и применению моделей стресс-тестирования российской банковской системы. Основная цель заключается в том, чтобы определить основные риски, угрожающие банковскому сектору, оценить возможные потери в результате их наступления, а также сравнить размер понесенного ущерба с нормативно допустимым уровнем.

Как правило, Банк России ежеквартально проводит стресс-тестирование. Исключением стал период острой фазы кризиса 2008-2009 г.г., когда они проводились с ежемесячной регулярностью. Для оценки устойчивости банковского сектора ЦБ РФ применяет как однофакторные стресс-тесты, так и многофакторные модели (сценарный подход).

Однофакторные стресс-тесты (анализ чувствительности) — в данных моделях исследуется влияние какого-то одного фактора на устойчивость банковского сектора. Однако стоит принимать во внимание тот факт, что в случае наступления реальной стрессовой ситуации, как правило, подвергаются изменению и другие факторы риска, поэтому полученные результаты в ходе анализа чувствительности могут быть неточными и ненадежными.

Многофакторные модели стресс-тестов (сценарный подход) — в отличие от анализа чувствительности, где оценивают уязвимость банковской системы по отношению к одному фактору, в рамках сценарного подхода анализируется воздействие совокупности дестабилизирующих факторов. В многофакторных стресс-тестах несколько факторов меняются одновременно. Данный метод, на мой взгляд, является наиболее полным и правильным, поскольку он учитывает суммарное влияние шоков, которые взаимосвязаны между собой.

В зависимости от способа проведения анализа устойчивости банковской системы Банк России использует два ключевых подхода: «снизу-вверх» и «сверху-вниз».

· Подход «сверху-вниз» («bottom-up») заключается в том, что ЦБ сам проводит стресс-тестирование на основе агрегированной отчетности по всем банкам и оценивает уязвимость банковского сектора в целом к различным факторам риска.

· Подход «снизу-вверх» («top-down»). Стресс-тестирование проводится на уровне каждого банка самостоятельно. Обязанность кредитной организации заключается в определении убытков, которые могут возникнуть при наступлении стрессового сценария, и направлении полученных результатов для обобщения и агрегирования в Центральный Банк. Как правило, в российской практике, данный подход охватывает только часть банков (15), общий объем активов, которых составляет более 50% активов всего банковского сектора.

В качестве зависимой переменной для оценки устойчивости банковского сектора по отношению к ряду макроэкономических факторов выступает норматив достаточности капитала кредитных организаций. С помощью моделей стресс-тестирования ЦБ РФ пытается сформировать прогноз, как те или иные факторы отразятся на величине достаточности капитала банков в условиях макроэкономической нестабильности и какое количество кредитных организаций не смогут преодолеть минимальный уровень норматива Н1 в размере 10%. Кроме того, стресс-тесты позволяют оценить возможные потери капитала кредитных организаций от воздействия заданного уровня риска макроэкономических факторов и величину необходимой капитализации банков для выполнения пруденциальных норм при реализации стрессовых сценариев.

В ходе стресс-тестирования проводится анализ влияния на баланс каждой кредитной организации трех ключевых видов риска: кредитного, рыночного и риска потери ликвидности. Причем рассматриваются несколько вариантов развития событий: пессимистический, консервативный и экстремальный.

Основное различие сценариев друг от друга заключается в размере шока, оказывающее влияние на долю плохих ссуд в составе кредитного портфеля банка. Величина, характеризующая силу данного кредитного риска, определяется для каждого банка индивидуально на основе статистических данных об объемах плохих ссуд за длительный период времени. В итоге для каждого банка вычисляется собственное значение стандартного отклонения, количеством которого выражается величина кредитного риска.

Ликвидный риск также может варьироваться в зависимости от вида сценария. Для оценки влияния риска потери ликвидности банков рассматривают следующие варианты развития событий:

· Отток средств из банков: вклады населения от 10% до 20%, расчетные счета предприятий — 10% — 20%, депозиты предприятия — 5%-10%, международные банковские депозиты — 30%.

· Дисконт в условиях отсутствия доступа к внутреннему межбанковскому рынку при вынужденной продаже ликвидных активов для поддержания ликвидности банка: на высоколиквидные активы скидка -5%, ликвидные активы — 20%, низколиквидные активы — 60%.

· Недоступность к операциям на рынке межбанковского кредитования.

Влияние рыночного риска на устойчивость банковского сектора оценивается через изменение, входящих в него валютного, процентного и фондового рисков. Согласно условиям стрессового сценария курс рубля падает на 20%, происходит обесценение долевых ценных бумаг на 30% и параллельный сдвиг кривой доходности для портфеля облигаций ЦБ РФ на 300 б.п., для портфеля корпоративных облигаций — на 900 б.п.

В ходе стресс-тестирования анализируется влияние условий стресс-теста на балансы каждой кредитной организации, затем результаты агрегируются по всему банковскому сектору, и определяется общая величина возможных совокупных потерь при реализации от всех видов риска при реализации стрессового сценария, а также возможный дефицит капитала, который необходимо пополнить для поддержания устойчивости банковского сектора.

Проведенные стресс-тесты в 2009-2010 г.г. показали, что в результате реализации стрессовых сценариев совокупные потери банковского сектора составили в среднем в зависимости от сценария 4,2-5,8% ВВП. Стресс-тестирование в обоих случаях выявило, что наибольшую опасность для банковского сектора несет в себе кредитных риск: в 2009 году — он составлял 40-50% от общих потерь, в 2010 году — 25%. Потери от воздействия риска потери ликвидности в 2009 г. оценивались в размере 12% капитала, в 2010г. несколько выше — в 13,8%. Что касается размера предполагаемых потерь от реализации рыночного риска, то в 2009 году их величина оценивалась в 16,3-18,1% капитала банковского сектора в зависимости от сценария, в 2010 году — 12,7%. В обоих случаях среди факторов рыночного риска наиболее важным является процентный риск.

Стоит также отметить, что Банк России для проведения стресс-тестирования, основываясь на международной практике сценарного подхода, начал применять разработанную макроэкономическую модель. Суть ее заключается в том, что она включает в себя систему из нескольких регрессионных уравнений, объясняющих воздействие ряда макроэкономических факторов (ВВП, инфляция, курс доллара, цена на нефть, уровень доходов населения и т.д.) на показатели состояния банковского сектора (размер вкладов физических и юридических лиц, переоценка портфеля ценных бумаг, качество кредитного портфеля, размер РВПС и доли просроченных кредитов и т.д.).

В результате было получено, что в случае наступления пессимистического сценария потери банковского сектора оцениваются в 1,4 трлн. рублей (27% капитала), в случае экстремального — 2 трлн.руб. (37% капитала). Наибольшую угрозу для банковского сектора имеет кредитный риск, вызванный значительным ростом просроченных и проблемных ссуд в кредитном портфеле банков, потери от которого оцениваются в зависимости от сценария в 1,1 -1,6 трлн. рублей. Что касается потерь банковского сектора от рыночного риска, то они значительно ниже от 280-360 млрд.рублей в зависимости от сценария. Что касается норматива достаточности капитала банковского сектора, то при самом худшем развитии событий его значение составило 10,8%, что выше установленного уровня в 10%. Отдельно проведенный стресс-тест на чувствительность к риску потери ликвидности выявил, что ощутимый дефицит ликвидности могут испытать только ряд банков, чья доля в совокупных активах составляет около 2,7%. То есть риски ликвидности не представляют серьезной угрозы для устойчивости банков.

Стресс-тестирование для Банка России применяется в качестве инструмента анализа потенциальных банковских рисков, связанных с нестабильностью макроэкономической обстановки. Результаты проведенных стресс-тестов служат дополнительным источником информации, необходимой при анализе системных рисков и разработке макропруденциальной политики, направленной на поддержание финансовой стабильности банковского сектора.

studbooks.net

Подходы к организации стресс-тестирования в кредитных организациях

На основе обзора международной финансовой практики.

1.1. Одним из аналитических инструментов, призванных обеспечить оценку потенциальных потерь кредитных организаций в случае возможных спадов в экономике, является стресс-тестирование, получившее широкое распространение в международной финансовой практике.

1.2. Стресс-тестирование может быть определено как оценка потенциального воздействия на финансовое состояние кредитной организации ряда заданных изменений в факторах риска, которые соответствуют исключительным, но вероятным событиям. Стресс-тестирование осуществляется с применением различных методик 1 .

В рамках стресс-тестирования кредитная организация должна учитывать ряд факторов, которые могут вызвать экстраординарные убытки в портфеле активов 2 , либо предельно усложнить управление его рисками. Данные факторы включают в себя различные компоненты рыночного, кредитного рисков и риска ликвидности.

Стресс-тестирование включает в себя компоненты как количественного, так и качественного анализа. Количественный анализ направлен прежде всего на определение возможных колебаний основных макроэкономических показателей и оценку их влияния на различные составляющие активов банка. С помощью методов количественного анализа определяются вероятные стрессовые сценарии, которым могут подвергнуться кредитные организации. Качественный анализ акцентирован на двух основных задачах стресс-тестирования:

(1) оценка способности капитала кредитной организации компенсировать возможные крупные убытки;

(2) определение комплекса действий, которые должны быть предприняты кредитной организацией для снижения уровня рисков и сохранения капитала.

1.3. В международной банковской практике используются различные методики стресс-тестирования. В настоящее время наиболее распространенной методикой является сценарный анализ (на основе исторических или гипотетических событий) 3 . Также проводится анализ чувствительности портфеля активов банка к изменению факторов риска и рассчитываются максимальные потери.

Сценарный анализ преимущественно нацелен на оценку стратегических перспектив кредитной организации. Он позволяет оценить потенциальное одновременное воздействие ряда факторов риска на деятельность кредитной организации в случае наступления экстремального, но вместе с тем вероятного события.

В отличие от сценарного анализа результаты анализа чувствительности носят в основном краткосрочный характер. Анализ чувствительности оценивает непосредственное воздействие на портфель активов кредитной организации изменений заданного фактора риска (например, рост/снижение обменного курса национальной валюты; рост/снижение процентных ставок).

При расчете максимальных потерь определяется комбинация факторов риска, их негативная динамика, потенциально способные принести максимальные убытки кредитной организации.

1.4. Ввиду индивидуальности рискового профиля каждой кредитной организации, а также отсутствия унифицированных и общепринятых стандартов в проведении стресс-тестирования кредитные организации должны самостоятельно разрабатывать модели проведения стресс-тестов.

Среди основных этапов при организации стресс-тестирования можно выделить следующие (на примере стресс-тестирования на основе исторического сценария).

2. Основные этапы работы

2.1. На первоначальном этапе производится проверка достоверности и актуальности информации, на основе которой проводится стресс-тестирование. При этом необходимо учитывать, что используемая отчетность должна соответствовать критерию последовательности (непрерывный ряд отчетных данных) и сопоставимости (неизменность методики расчета показателей).

2.2. После составления необходимой базы данных осуществляется детальный анализ кредитного и торгового портфелей, идентификация рисков, которым в наибольшей степени подвержена кредитная организация.

2.3. В дальнейшем проводится анализ сложившейся динамики факторов риска путем определения изменения их значений на заданных отрезках времени. При этом в расчет может браться как разница между максимальным и минимальным значением фактора в рамках заданного периода времени, так и разница значений на начало и конец рассматриваемого периода. В дальнейшем в зависимости от целей анализа при расчетах используется либо усредненное, либо максимальное значение изменения фактора риска.

2.4. В рамках стресс-тестирования может анализироваться воздействие на финансовое состояние кредитной организации как одного, так и нескольких факторов риска 4 . Наиболее доступны для регулярного мониторинга однофакторные модели. Вместе с тем результативность таких моделей значительно ниже, поскольку в случае кризиса, как правило, отмечаются одновременные изменения нескольких факторов риска.

Простейшим решением является выбор максимальных значений отклонения всех рассматриваемых факторов риска в рамках заданных периодов времени, выявленных за определенный ретроспективный период (2, 3, 5 лет), и применение их к текущим значениям факторов риска. В случае, если количество факторов риска, которым подвержена кредитная организация, является слишком большим, имеет смысл сосредоточиться лишь на основных из них, предположив, что второстепенные факторы либо останутся неизменными, либо в случае изменения не нанесут серьезного ущерба кредитной организации.

Однако изолированное изучение отдельных факторов риска далеко не всегда является оправданным, в связи с чем возникает необходимость сопоставления отрезков времени, на которых одновременно наблюдались различные отклонения значений факторов риска от их средних величин 5 . Возможные решения: применение одинаковых весов ко всем факторам риска и сопоставление полученных усредненных значений, что, однако, существенно снижает эффективность модели, или анализ временных рядов, исходя из определения чувствительности портфеля активов к отдельным факторам риска и последующего сопоставления полученных результатов.

2.5. В процессе стресс-тестирования приходится решать проблему сочетания критериев экстремальности и вероятности событий. В отличие от методов VaR, стресс-тесты не отвечают на вопрос о вероятности изменения факторов риска. По этой причине при выборе сценариев важное значение имеет понимание вероятности наступления тех или иных событий. Нецелесообразно проводить стресс-тесты, базирующиеся на невероятных условиях.

2.6. В настоящее время для российского банковского сектора наиболее существенным является кредитный риск. При оценке кредитного риска важное значение имеет наличие в кредитной организации системы подходов к анализу кредитоспособности заемщика и соответствующих оценок кредитоспособности. Важно, чтобы указанные подходы обеспечивали объективную оценку, когда вероятности дефолта заемщиков, характеризующихся одинаковым уровнем кредитного риска, были в целом сопоставимы между собой. В рамках стресс-тестирования могут также применяться оценки кредитоспособности заемщиков, присвоенные внешними организациями.

Если в кредитной организации не разработаны количественные методы, позволяющие оценить вероятность дефолта каждого конкретного заемщика, то распределение заемщиков по классам кредитоспособности может базироваться на экспертном суждении специалистов аналитических подразделений кредитной организации. Данное обстоятельство, однако, существенно усложняет проведение стресс-теста, поскольку при модификации его исходных условий приходится «вручную» переоценивать кредитоспособность заемщиков.

В дальнейшем на основе системы рейтинговых оценок возможно моделирование так называемой «матрицы переходов», отражающей миграцию кредитных требований одного класса в другие классы (с указанием вероятности таких событий), либо доли кредитных требований, которая, по оценкам, изменит свой класс в случае реализации стрессовых условий.

2.7. На основе расчетов формируется оценка возможных потерь кредитной организации в результате реализации стрессовых условий. В случае выявления серьезных потенциальных угроз для кредитной организации руководством кредитной организации принимаются соответствующие управленческие решения, корректируется политика по управлению рисками, проводится дополнительное хеджирование рисков.

2.8. Регулярное обновление (актуализация) параметров стресс-теста осуществляется по мере изменения рыночной и общеэкономической конъюнктуры, а также рискового профиля кредитной организации.

3. Рекомендации по организации работы

3.1. Кредитные организации должны по возможности оперативно проводить стресс-тестирование, чтобы в случае необходимости быстро принимать решения по реагированию на изменившиеся рыночные условия.

3.2. При проведении стресс-тестирования кредитные организации учитывают портфель активов в целом, поскольку при выявлении рисков, присущих отдельным его элементам, могут быть ненадлежащим образом оценены риски, характерные для портфеля активов в целом. Также важное значение имеет стресс-тестирование отдельных компонентов кредитного или торгового портфеля.

3.3. Проведение стресс-тестирования исключительно на основе анализа прошлых событий недостаточно для полноценной оценки рисков. Поэтому наряду с историческими сценариями, кредитным организациям следует разрабатывать гипотетические сценарии, характеризующиеся максимально возможным риском и потенциальными потерями для кредитной организации.

3.4. В целях идентификации сценариев, в том числе при поиске «наихудшей» для кредитной организации комбинации факторов риска, в работе над стресс-тестом должен участвовать широкий круг специалистов кредитной организации, что позволит с большей точностью идентифицировать сценарии, требующие проведения стресс-тестирования. Вся работа должна вестись под наблюдением и с прямым участием руководства кредитной организации.

3.5. Руководство кредитной организации должно уделять постоянное внимание актуальности стресс-тестов и контролировать процесс их уточнения и модификации для более полного учета текущего состояния и перспектив развития кредитной организации (например, в условиях выхода кредитной организации на новые сегменты рынка или внедрения новых банковских продуктов). Результаты стресс-тестов должны также рассматриваться кредитным комитетом банка. Особое внимание должно быть уделено мерам по защите интересов банка в случае наступления одного из факторов, указанных как отклонение от нормальной ситуации.

www.cbr.ru

Стресс-тестирование в банковском секторе: ликвидность Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Кузнецов Артем Рафаэлевич, Пыткин Александр Николаевич

Исследованы основные причины кризиса ликвидности в банковском секторе: повышение ключевой ставки, влияние санкций на российскую экономику. Предпринята попытка консолидации форм и методов стресстестирования ликвидности банка. Выделены значимые параметры системы, определяющие сценарную базу для стресстеста. Предложена функциональная и эффективная модель стресстеста ликвидности банка, обоснована практическая необходимость процесса.

Stress-Testing in Banking Sector: Liquidity

The article studies main reasons behind liquidity crisis in banking sector: the raised key rate, influence of sanctions on Russian economy. The authors attempt to consolidate forms and methods of stresstesting of bank’s liquidity. The paper specifies important parameters of a system determining the scenario base for stress-tests. Finally, the authors suggest a functional and effective model for stress-test of a bank’s liquidity and prove practical necessity of the process.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Кузнецов Артем Рафаэлевич, Пыткин Александр Николаевич,

Текст научной работы на тему «Стресс-тестирование в банковском секторе: ликвидность»

?КУЗНЕЦОВ Артем Рафаэлевич

Аспирант кафедры финансов и кредита

614990, РФ, г. Пермь, ул. Ленина, 13а Контактный телефон: (342) 212-06-56 e-mail: cantona96@yandex.ru

ПыТКИН Александр Николаевич

Доктор экономических наук, профессор, директор

Пермский филиал Института экономики Уральского отделения РАН

614990, РФ, г. Пермь, ул. Ленина, 13а Контактный телефон: (342) 212-06-56 e-mail: pfie@mail.ru

Стресс-тестирование в банковском секторе: ликвидность

Исследованы основные причины кризиса ликвидности в банковском секторе: повышение ключевой ставки, влияние санкций на российскую экономику. Предпринята попытка консолидации форм и методов стресс-тестирования ликвидности банка. Выделены значимые параметры системы, определяющие сценарную базу для стресс-теста. Предложена функциональная и эффективная модель стресс-теста ликвидности банка, обоснована практическая необходимость процесса.

JEL classification G32

Ключевые слова: ликвидность; банковская система; процентные ставки; методы стресс-тестирования; моделирование.

Стресс-тестирование — это инструмент, который позволяет оценить воздействие шоковых сценариев на работоспособность какой-либо системы.

Существует множество определений процесса стресс-тестирования, поэтому имеет смысл привести некоторые из них, чтобы продемонстрировать общность мнений различных источников по данному вопросу.

Центральный банк России рассматривает стресс-тестирование как «. оценку потенциального воздействия на финансовое состояние кредитной организации ряда заданных изменений в факторах риска, которые соответствуют исключительным, но вероятным событиям». Международный валютный фонд определяет стресс-тестирование как «.методы оценки чувствительности портфеля к существенным изменениям макроэкономических показателей или к исключительным, но возможным событиям».

Актуальность выбранной темы подчеркивается рыночной конъюнктурой, которая сложилась в банковском секторе в конце 2014 г. Финансовый и банковский сектор Российской Федерации испытал на себе воздействие геополитических рисков, которые вылились в закрытие доступа отечественным финансовым институтам на западный рынок инструментов фондирования.

Сокращение доступа к западным источникам ликвидности — это серьезная проблема для российской банковской системы. Российские банки практически полностью утратили возможность привлекать ликвидность на мировом рынке капитала, что негативно сказывается на темпах развития финансового сектора. Не секрет, что

финансовый сектор выполняет роль драйвера роста для всех остальных отраслей экономики, которые завязаны на финансировании за счет заемного капитала. Можно сделать вывод о том, что данное ограничение носит негативный характер не только для банковского сектора, но и для всей экономики страны. Наличие доступа к источникам пополнения ликвидности — один из основных факторов экономического роста.

Банк является неким посредником между рынком капитала и секторами экономики, которые развиваются за счет привлеченных средств. В свою очередь, ликвидность банка — это способность обеспечить своевременное и полное исполнение всех обязательств перед кредиторами [1. С. 20-21]. Ключевые источники ликвидности для банков — это фондирование за счет средств акционеров, мировые биржи заемного капитала, привлечение средств во вклады и депозиты, фондирование за счет Центрального банка и эмиссия долговых бумаг [4. С. 264-265].

Во времена свободного доступа к ликвидности роль Центрального банка как источника фондирования деятельности кредитной организации уходила на третий, если не четвертый, план [3. С. 69-70]. Банки стремились пользоваться более доступными и дешевыми источниками, которые полностью удовлетворяли их потребность в пополнении высоколиквидных ресурсов.

Сложившаяся в экономике страны ситуация неоднозначна. Существуют некоторые геополитические риски, которые имеют негативную тенденцию реализовываться во вполне понятные для банковского сектора риски [2. С. 89-91]: валютный; рыночный; ликвидности; кредитный.

Негативные внешнеэкономические явления вылились в ослабление курса национальной валюты, что стимулировало Центральный банк РФ принять ряд мер, которые должны переломить тренд девальвационных и инфляционных процессов в отношении рубля. Одной из ключевых и существенных мер стало резкое повышение ключевой ставки до уровня 17% годовых.

Ключевая ставка — это инструмент, определяющий стоимость заемных средств для банков на внутреннем рынке. Приведем некоторую статистику изменения ключевой ставки за последнее время (табл. 1).

Значения ключевой ставки, %

Дата Размер ключевой ставки

13 сентября 2013 г. 5,5

3 марта 2014 г. 7,0

25 апреля 2014 г. 7,5

25 июля 2014 г. 8,0

5 ноября 2014 г. 9,5

12 декабря 2014 г. 10,5

16 декабря 2014 г. 17,0

2 февраля 2015 г. 15,0

Мы видим, что 16 декабря 2014 г. является показательной датой, которая полностью изменила структуру рынка заемного капитала в России. Повышение стоимости заемных средств у Центрального банка было сложным и важным решением, которое существенно повлияло на денежно-кредитную систему государства и экономику в целом. Снизив волатильность на валютном и фондовом рынке, т. е. в какой-то степени сократив влияние рыночных и валютных рисков на экономику страны [4. С. 58-61], Центральный банк заморозил процесс кредитования.

Мера по существенному повышению ключевой ставки вызвала широкий резонанс. Банки были вынуждены пересмотреть процентные ставки на привлечение средств

физических и юридических лиц, что вызывало всплеск активности клиентов, которые спешили извлечь свои средства и разместить их под более выгодный процент. Начался процесс миграции ликвидности внутри банковского сектора. Готовы ли к этому оказались банки? Как это отразилось на внутренней кухне финансовых институтов? Какие инструменты позволяют минимизировать негативное влияние процесса оттока ликвидности?

Решение о повышении ключевой ставки застало многие банки врасплох. Слухи об ее изменении муссировались давно, но никто не мог предположить, в какую сторону произойдет изменение и в какие сроки. Банкам в срочном порядке пришлось созывать внеплановые комитеты по управлению активами и пассивами и принимать решения об изменении процентных ставок по депозитам и кредитам. Скорость принятия решений была важна. Банки, которые оперативно принимали управленческие решения, испытали приток вкладов от населения, так как большая часть вкладчиков тщательно отслеживает изменение ситуации на рынке депозитов.

Наиболее готовыми к текущей ситуации были те игроки рынка, которые моделировали и прогнозировали ситуацию в рамках процедуры стресс-тестирования. Конечно, мало кто мог предположить и заложить в сценарии стресс-теста столь резкое увеличение процентных ставок, но организации, лидирующие в «борьбе за ликвидность клиентов», явно были лучше подготовлены к подобному развитию событий. И стресс-тестирование им в этом помогло.

Стресс-тестирование — это универсальный инструмент, который является одним из важнейших компонентов системы управления рисками банка [8. Р. 4-5]. Стресс-тестирование может основываться на двух принципах — применение исторического и применение гипотетического моделирования. Чаще всего оба эти подхода применяют в совокупности, что позволяет расширить диапазон моделируемых ситуаций, шоков [5. С. 221-222]. Для оценки ликвидности банка принято использовать метод ОАР-ана-лиза и метод дюрации. Они позволяют оценить структуру активов и пассивов банка, разложить ее по срокам, которые остались до погашения [5. С. 107-108]. По результатам данной оценки проводится процедура стресс-теста, которая заключается в том, что рассматриваются дополнительные сценарии, способные оказать влияние на ликвидность банка.

Существует большое количество вариаций и сценариев, которые могут быть использованы для создания модели. Текущая ситуация в экономике не имела аналогов, да и, по большому счету, каждый кризис уникален. Поэтому многие организации, которые при проведении стресс-тестирования полагались лишь на исторические сценарии (например, кризис 1998 и 2008-2009 гг.), оказались не готовы к сложившейся ситуации.

Гипотетические сценарии в таких нестабильных ситуациях могут обеспечить стратегическое преимущество банкам, серьезно и объективно подходящим к моделированию стрессовых ситуаций. Чем более разнообразны и практичны сценарии, тем они эффективнее. Сценарии стресс-теста ликвидности должны охватывать все направления бизнеса, где возможен отток ликвидности. Приведем минимальный набор критериев, которые необходимо закладывать в стресс-тест ликвидности в универсальном коммерческом банке [6. С. 73-84]:

• учет поведенческих моделей вкладчиков (клиенты, которые имеют размер вклада выше страховой суммы, в большей степени подвержены паническим настроениям, и вероятность того, что они изымут средства, выше) [8. Р. 27-31].

• отдельный охват оттока средств с текущих и карточных счетов;

• отток депозитов юридических лиц по всем продуктам, которыми они пользуются (депозиты, расчетные счета, КЛЗ);

• вероятность непролонгации большего, чем обычно, количества вкладов среди тех, срок продления которых подходит в ближайшее время;

• гибкий процент оттока для всех категорий, а не тиражирование его по всем направлениями, как это часто бывает (например, 20% — по мягкому сценарию, 30 и 40% -по умеренному и жесткому)

• использование только реальных источников фондирования для покрытия оттока ликвидности.

Это позволит разнообразить вариативность сценариев и оптимизировать картину происходящего. Чем изобретательнее будут составлены сценарии, тем выше вероятность того, что когда-нибудь они помогут банку встретить шоковую ситуацию во всеоружии.

Суть стресс-тестирования заключается не только в прогнозировании влияния различных сценариев, но и в подготовке плана восстановления и осуществления непрерывной деятельности организации. На основе этого плана должны приниматься управленческие решения, прописываться алгоритмы действий при различных рисках, которые реализовались в рамках сценариев. План должен быть реалистичным и максимально проработанным, ибо от степени его адекватности и детализации зависит, как сильно банк подвергнется влиянию стресса [7. Р. 4-5].

Остановимся еще на одном важном моменте. Говоря об изменении процентных ставок по депозитам и вкладам, которое необходимо осуществлять при привлечении ликвидности, построении процентной политики, следует опираться на ОАР-анализ [5. С. 125-126]. Если банк принимает решение о фондировании за счет «долгосрочных» заменых средств, то не стоит забывать о том, что активы и пассивы должны быть сбалансированы по срокам. Если будут размещаться «длинные» пассивы в «короткие» активы, то в среднесрочной перспективе банк испытает серьезные проблемы, связанные с ликвидностью.

Подобная ситуация возникла у ряда банков, которые действовали достаточно агрессивно на рынке привлечения вкладов. Они подняли процентные ставки значительно выше среднеотраслевых значений, чем обеспечили весьма обильный прирост ликвидности за счет средства клиентов. Однако чрезмерный избыток ликвидности — это убытки, которые банк понесет, если не сумеет выгодно разместить данные средства [5. С. 200-201].

Сейчас можно говорить о существенном замедлении рынка кредитования. Банковские структуры придерживаются выжидательной позиции, а большинство клиентов не готовы брать на себя обязательства под высокие проценты, которые обусловлены уровнем ключевой ставки.

Банкам следует искать альтернативные пути инвестирования привлеченных «дорогих» вкладов и депозитов, чтобы сбалансировать по срокам и доходности свою структуру активов и пассивов.

ОАР-анализ позволяет банку наглядно представить и выработать стратегию привлечения и размещения ликвидности, а в совокупности со стресс-тестом заложить и некий запас прочности, который может быть необходим при реализации негативных сценариев и ухудшении ситуации в экономике. Для более точного понимания темы имеет смысл наглядно продемонстрировать ОАР-анализ (табл. 2 и 3) и стресс-тестирование (табл. 4 и 5) на примере таблиц, сформированных на основе данных банковской отчетности. Для анализа были выбраны два банка — ОАО АКБ «Пермь» и ОАО АКБ «Почтобанк», имеющие примерно одинаковый размер активов, бизнес-модель и возможности по фондированию.

В табл. 2 и 3 активы и пассивы банка разбиты по срокам до погашения. На основе этих данных рассчитывается кумулятивный гэп, т. е. разрыв, который характеризует разность между активами и пассивами на временном промежутке в один год. Кроме того, каждый банк может варьировать количество интервалов, используемых в расчете, а также выбирать временной промежуток для стресс-теста. Практика ОАР-анализа

ликвидности показывает, что оптимальным периодом является один календарный год. Центральный банк РФ рекомендует придерживаться такого временного интервала [5. С. 202-204].

GAP-анализ активов и пассивов банка ОАО АКБ «Пермь»

Активы 606 159,0 50 452,0 103 215,0 350 458,0 550 000,0

Кредиты 28 226,0 50 452,0 103 215,0 350 458,0 550 000,0

МБК, прочие размещенные средства 1 718,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Векселя 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Акции 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Облигации 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Корреспондентские счета в ЦБ, ностро, касса 576 215,0 0,0 0,0 0,0 0,0

ЗПиФы 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Обязательства 790 097,0 168 651,0 96 601,0 198 237,0 375 304,0

Собственные векселя 0,0 0,0 0,0 0,0 3 193,0

Депозиты юридических лиц 4 315,0 10 250,0 14 020,0 22 380,0 6 526,0

Вклады физических лиц 31 033,0 158 401,0 82 581,0 175 857,0 265 585,0

Остатки на счетах банковских карт 35 586,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Средства на расчетных счетах юридических лиц 654 167,0 0,0 0,0 0,0 0,0

МБК 0,0 0,0 0,0 0,0 100 000,0

Внебалансовые обязательства 64 996,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Гэп -183 938,0 -118 199,0 6 614,0 152 221,0 174 696,0

Кумулятивный гэп -183 938,0 -302 137,0 -295 523,0 -143 302,0 31 394,0

Остаток на счетах банковских карт 35 586,0

Остаток на расчетных счетах юридических лиц 654 167,0

Внебалансовые обязательства 64 996,0

Вклады физических лиц более 1 400 тыс. р. 428 074,2

Вклады физических лиц менее 1 400 тыс. р. 285 382,8

Депозиты (юридические лица) 57 491,0

В табл. 4 и 5 приводится структура гипотетических сценариев, которые используются для моделирования шоковых ситуаций. Из таблиц видно, что требуется расчет затрат на мероприятия по нейтрализации негативного влияния сценариев. Это позволяет банку быть готовым к возможным затратам и осмотрительно подходить к формированию источников фондирования разрывов.

GAP-анализ активов и пассивов банка ОАО АКБ «Почтобанк»

Гэпы ликвидности, тыс. р. До 1 месяца От 1 до 3 месяцев От 3 до 6 месяцев От 6 до 12 месяцев Более года

Активы 355 441,0 40 052,0 70 114,0 480 458,0 448 152,0

Кредиты 18 235,0 40 052,0 70 114,0 480 458,0 448 152,0

МБК, прочие размещенные средства 90 000,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Корреспондентские счета в ЦБ, ностро, касса 247 206,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Обязательства 734 183,0 186 710,0 71 664,0 153 279,0 354 444,0

Собственные векселя 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Депозиты юридических лиц 3 427,0 7 452,0 12 020,0 17 392,0 8 859,0

Вклады физических лиц 33 733,0 179 258,0 59 644,0 135 887,0 345 585,0

Остатки на счетах банковских карт 15 446,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Средства на расчетных счетах юридических лиц 191 296,0 0,0 0,0 0,0 0,0

МБК 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Внебалансовые обязательства 27 410,0 0,0 0,0 0,0 0,0

Гэп 84 129,0 -146 658,0 -1 550,0 327 179,0 93 708,0

Кумулятивный гэп 84 129,0 -62 529,0 -64 079,0 263 100,0 356 808,0

Остаток на счетах банковских карт 15 446,0

Остаток на расчетных счетах юридических лиц 191 296,0

Внебалансовые обязательства 27 410,0

Вклады физических лиц более 1 401 тыс. р. 452 464,2

Вклады физических лиц менее 1 401 тыс. р. 301 642,8

Депозиты (юридические лица) 49 150,0

Стресс-тестирование ликвидности банка ОАО АКБ «Пермь»

Кумулятивный гэп (до года), тыс. р. -143 302,00 -143 302,00 -143 302,00

Досрочное снятие вкладов более

1 401 тыс. р., % 10 20 30

То же, тыс. р. -42 807,42 -85 614,84 -128 422,26

1 401 тыс. р., % 3 5 10

То же, тыс. р. -8 561,48 -14 269,14 -28 538,28

Использование открытых кредитных

То же, тыс. р. -6 499,60 -12 999,20 -19 498,80

То же, тыс. р. -3 558,60 -10 675,80 -10 675,80

Снятие средств с расчетного счета

То же, тыс. р. -65 416,70 -130 833,40 -196 250,10

ческие лица), % 10 20 30

То же, тыс. р. -5 749,10 -11 498,20 -17 247,30

Отток средств физических лиц, тыс. р. -54 927,50 -110 559,78 -167 636,34

Отток средств юридических лиц, тыс. р. -77 665,40 -155 330,80 -232 996,20

ентов, тыс. р. -132 592,90 -265 890,58 -400 632,54

стресс-тестирования, тыс. р. -275 894,90 -409 192,58 -543 934,54

Фондирование разрыва, тыс. р. Загружено Дополнительно

Кредиты Банка России (18%) 40 000,00 20 000,00

СВОПы (15%/16,5%/18%) 40 000,00 5 000,00

Всего фондирование, тыс. р. 155 000,00 25 000,00

Потребность в дополнительном

денежных средств, тыс. р. -107 592,90 -240 890,58 -375 632,54

Влияние на доходы (кредиты Банка

России), тыс. р. -7 989,04 -7 989,04 -7 989,04

Влияние на доходы (СВОПы), тыс. р. -4 993,15 -5 492,47 -6 075,00

Влияние на доходы (операции РЕПО),

тыс. р. -9 431,51 -9 431,51 -9 431,51

Влияние на доходы банка (гипотети-

ческое фондирование кумулятивного

гэпа и непокрытого оттока средств),

ставка Ш08га1е 24,30%, тыс. р. 45 099,22 69 059,93 93 280,26

Совокупное влияние на доходы банка,

тыс. р. -67 512,9 -91 972,9 -116 775,8

Стресс-тестирование ликвидности банка ОАО АКБ «Почтобанк»

Кумулятивный гэп (до года), тыс. р. 263 100,00 263 100,00 263 100,00

То же, тыс. р. -45 246,42 -90 492,84 -135 739,26

Досрочное снятие вкладов менее

То же, тыс. р. -9 049,28 -15 082,14 -30 164,28

линий, гарантий, овердрафтов, % 10 20 30

То же, тыс. р. -2 741,00 -5 482,00 -8 223,00

Снятие средств со счетов банковских

То же, тыс. р. -1 544,60 -4 633,80 -4 633,80

юридического лица, % 10 20 30

То же, тыс. р. -19 129,60 -38 259,20 -57 388,80

Снятие депозитов (остальные юриди-

То же, тыс. р. -4 915,00 -9 830,00 -14 745,00

Отток средств физических лиц, тыс. р. -55 840,30 -110 208,78 -170 537,34

Отток средств юридических лиц, тыс. р. -26 785,60 -53 571,20 -80 356,80

Итого возможный отток средств кли-

ентов, тыс. р. -82 625,90 -163 779,98 -250 894,14

Кумулятивный гэп (до года) после

стресс-тестирования, тыс. р. 180 474,10 99 320,02 12 205,86

Кредиты Банка России (18%), тыс. р. 40 000,00 20 000,00

СВОПы (15%/16,5%/18%), тыс. р. 40 000,00 5 000,00

Операции РЕПО с Банком России

(17%/17,5%/18%), тыс. р. 75 000,00

фондировании на покрытие оттока

денежных средств, тыс. р. -57 625,90 -138 779,98 -225 894,14

ставка Ш08га1е 24,30%, тыс. р. 36 934,67 22 346,95 6 687,88

тыс. р. -59 348,4 -45 260,0 -30 183,4

Таким образом, расчеты показывают, что в ОАО АКБ «Почтобанк» сложилась ситуация, противоположная той, которая имеет место в ОАО АКБ «Пермь». Гэп-разрыв получился положительный, т. е. сумма активов оказалась больше суммы обязательств, что позитивно отразилось на результатах стресс-тестирования: положительный гэп частично закрывает потребность в дополнительном фондировании на покрытие оттока денежных средств клиентов.

Подходы, которые предлагаются в данной статье, имеют практическую и научную значимость, отвечают современным требованиями к стресс-тестированию и готовы к полноценному внедрению в деятельность банка по прогнозированию и оценке рисков ликвидности.

Качественная идентификация, оценка и управление риском ликвидности — это один из основных элементов финансовой устойчивости кредитной организации. Грамотная политика банка в области ликвидности смягчает для него и его клиентов негативные последствия, которые с разной степенью частоты и силы возникают в банковской системе под воздействием нестабильной экономической ситуации в стране.

1. Абляев С. В. Устойчивость финансово-кредитных учреждений России (теория и практика). М. : РАП ; АП «Наука и образование», 2010.

2. Балдин К. В., Воробьев С. Н. Управление рисками. М. : Юнити-Дана, 2005.

3. Костерина Т. М. Банковское дело : учеб.-метод. комплекс. М. : ЕАОИ, 2008.

4. Лаврушин О. И. Банковское дело. М. : КноРус, 2013.

5. Ларионова И. В. Управление активами и пассивами в коммерческом банке. М. : Консалтбанкир, 2003.

6. Соколов Ю. А., Моря А. О. Лояльность клиентов как фактор риска // Риск-менеджмент в кредитной организации. 2014. № 1.

cyberleninka.ru

  • Регистрация: 16.05.2014
  • Сообщений: 143
  • Регистрация: 04.12.2001
  • Сообщений: 982
  • Регистрация: 13.01.2015
  • Сообщений: 17
  • В 193-Т все в общих словах, не могу раскрутить цепочку, что за чем описать.

    Посоветуйте пожалуйста схему (план)?

  • Регистрация: 21.05.2016
  • В связи с опубликованием ЦБ рекомендаций по стресс-тестированию (которые кстати никто не видел) предлагаю обсудить проблему применения современных подходов к проведению стресс-тестирования в российских банках.

    Поскольку информации по этому вопросу крайне мало, было бы очень кстати, если бы кто-нибудь предложил на рассмотрение действующую методику стресс-тестирования, используемую в банке.

    Кроме того, ЦБ вскоре собирается обязать все банки проводить такую процедуру на регулярной основе, в связи с чем возникнет необходимость писать внутреннее положение, что будет совсем не просто с учетом нехватки информации вообще, и касательно России в особенности.

    • Сообщений: 4
    • Регистрация: 14.03.2006
    • Сообщений: 103
    • По риску концентрации пока что идея — играться с обязательными нормативами по концентрации кредитного риска, задавая определенные параметры ухудшения расчетных данных и смотреть по итогу: будет ли нарушение нормативов или нет.

      По процентному риску кроме стресс-теста по ф.127 через 400 б.п. кто-нибудь ещё по какой-либо методике проводит стресс-тест процентного риска?

    • Сообщений: 223
    • Читали хоть раз, хотя бы в пересказе их "изыскания"?

      Берется что-то гипотетическое — типа инфляции, ухудшения кредитного портфеля (% роста резервов), рост курса доллара и прочая дребедень. Потом его влияние и сопоставление с каким-то отранжированным показателем по банкам и вывод — 20% банков крякнут. Но топ 10 выстоит.

      Сам подход — тестирование того-этого риска ерунда какая-то. Тут имхо допустимо и достаточно — просто показать граничные значения показателей, входящих в расчет этого риска. Например, вот сейчас он такой низкий, станет высокий если то-то будет столько и недопустимый — если столько.(это по нашей системе градации). Если у вас расчет в цифрах для совокупного риска — то еще легче.

      Последний раз было лень городить такой огород — просто тупо взяли и вывели пограничные значения показателей. входящих в расчет нормативов по капиталу и ликвидности, при которых они не будут выполняться (что мы и так смотрим каждый день. ). Чтобы уж совсем позорно не было, притянули потом за уши гипотетические события (с приложением расчета соответствующих нормативов несколько вариантов):

      1) Получение убытков в результате деятельности..(Н1.0, 1.1, 1.2 с буфером, без буфера. );

      2)Увеличение вложений в основные средства — Н1.0 там капитал обнуляется, если превысили (у нас как раз вводится новая АБС) и

      3) Кибератака и хищение средств с корсчета Н2,3 и т.д., как создание резерва по похищенным средствам повлияет на Н1.0,1,2.

      Все организации, агенты иностранного влияния, финансируемые противниками из-за бугра прикрыли, а самую главную в упор не видят.

      Согласен, что это тупость, но деваться некуда, надо писать)

    • Регистрация: 05.10.2016
    • Поэтому хотел попросить (так как осталось немного времени на завершение проекта) посмотреть ту методику, которую вы создали.

      Если вас не затруднит, буду очень благодарен, пришлите, пожалуйста, на arthur_sulemanov@mail.ru

    • Регистрация: 23.06.2016
    • Сообщений: 94
    • Регистрация: 23.01.2007
    • Извиняюсь, похоже наш админ прикрыл уведомления — не увидел Вашу просьбу.

      Думаю, в любом случае методика (не понял какая) будет вам бесполезна. Потому что базируются они на том, что есть конкретно в банке и как это можно притянуть за уши к требованиям. Я иду таким путем. Стараюсь по-минимуму делать нового. Вообще-то, что-то наподобие системы рисков и стресс-тестов горожу с конца 90-х, после известного кризиса, Соответственно имеется куча полуавтоматических выборок-табличек-методик из баз опердня, отчетности, которые по-мере надобности подгоняю под требования-затеи БР и базельских старцев. У вас наверное что-то свое есть. Тут наверное главное методология и потом подгонка под реальные конкретные возможности. Тем более, последнее время чуть не 2 раза в месяц идут учебы в банковской школе АРБ — мы купили онлайн семинар (где для Котин для малых банков ВПОДК типа https://ibdarb.ru/shedule/5/event11620/) + методички эти http://www.reglament.net/pages/vpodk_preorder.htm). Обошлось, в целом недорого, 50К — зато можно посмотреть, что непонятно. Сижу сейчас. пишу, подгоняю. Понятно одно, что практически все эти процедуры в части методологии оценки рисков ни о чем, высосаны из пальца и абсолютно бессмысленны — это красной нитью проходит по всем этим семинарам и методичкам! !? Главное, что выполнили Базель! Я так не могу — пытаюсь, чтобы был хоть какой-то смысл.

      Ну, и конечно, если я что не понимаю, то дело в деньгах — как они сейчас хорошо подрабатывают на всех этих семинарах — те же, кто и требует этот бред! Да по европам катаются, по базелям совещаются — что тоже имхо фактор. При этом читал новость, что введение базеля прекратили в Америке, и во многих странах Европы — не время сейчас — берегут свои банки. А мы, недоразвитые, впереди планеты всей. С саблей для отрубания голов. Малюта Скуратов отдыхает.

      1.Как соотносятся между собой 2 таблички расчета процентного риска — то, что требуют по 117 форме и та, что отражена в 2005-У при оценке экономического положения банка. Это 2 абсолютно разные и противоречащие друг-другу методики?! А применяется и то и то.

      Вот подробней, если интересно:

      Методология расчета по таблице (приложения) процентного риска относительно экономической оценки банка изначально вызывал сомнения – как он может относиться к измерению процентного риска?

      Риск ликвидности из-за разрывов по срокам привлечения-размещения – возможно, и то не факт: для покрытия долгосрочных вложений Банк имеет капитал, многолетнюю статистику остатков ресурсов, которые определенно будут в будущем покрывать долгосрочные вложения, ликвидные залоги по ипотеке. И, конечно, крайнюю неопределенность прогнозирования на такой длительный срок – не зря в нормативах ликвидности сроки определены как мгновенная ликвидность, до 30 дней и общим счетом свыше года, без всякой разбивки по срокам – причем в их расчет включаются минимальные остатки средств за последние три года, что вполне логично, обоснованно и соответствует здравому смыслу.

      В указанной таблице (приложение) процентного риска – периоды расчета 1-2 года, 2-3 года и т.д. на 20 лет и более – являются абсолютно непредсказуемыми.

      Если посмотреть и сравнить методологию по официальному расчету процентного риска по 127 форме, то там период расчета ограничен одним годом, причем, чем дальше период в течение года, тем временной коэффициент становится меньше (на него умножается разница между активами и пассивами при вероятности изменения ставки 4% (т.е. разрыв ещё умножается на 0,04)) Чем дальше, тем разрыв меньше. Если период до 30 дней он близок к 100% — 4%, то от полугода до года он равен 25% — 1%! Свыше года процентный риск вообще не контролируется, что абсолютно правильно и соответствует принципам теории вероятности и мат. статистике.

      В таблице расчета риска по приложению для оценки экономического состояния, за что банки переводят в 3 группу, чем дальше срок, тем больше временной коэффициент (в том числе и до года, что противоречит 127 форме), причем коэффициент множится на весь разрыв активов-пассивов, а не долю в 4%?! Так, сопоставимое значение от 6 до 12 мес. составляет уже не 1% (ф.127), а 1,4%. И далее он увеличивается еще больше, например, от 2 до 3 лет 4%, от 7 до 10 лет он равен 10,6%, 10-15 лет 13,3% и т.д. Другими словами Банк России прогнозирует и доводит до банков информацию, что через 7-10 лет ставки могут вырасти на 10%, а свыше 20 лет почти на 17%. Это абсурдно и противоречит государственной политике снижения инфляции в перспективе.

      Еще одним необъяснимым противоречием в расчете является то, что разрыв активов-пассивов берется с возрастающими коэффициентами, но при этом относится он к капиталу, который имеется по состоянию на текущую дату? Следуя логике даже данного «нелогичного» расчета, относить разрыв следовало бы также к капиталу, увеличенному на определенный коэффициент, потому что через 5-10-20 лет он неизбежно будет существенно больше сегодняшнего!

      При этом не бралось во внимание, что подавляющее большинство других банков не занимались данными «махинациями» и никогда не имели дешевых ресурсов и что процентный риск по данному нововведению не имеет к ним никакого отношения и отраженного в расчетной таблице скачка % ставок для них быть не может.

      Далее, как у нас обычно принято, крупные (олигархические) банки были накачаны практически бесплатными гос.ресурсами из различных фондов на замену зарубежным кредитам, в том числе и в части увеличения капитала, что сняло их проблемы, а остальное банковское сообщество получило показатель, позволяющий дополнительно оказывать на них давление.

      Можно также предположить, что данный показатель процентного риска для оценки финансового состояния вводился в спешке, непродуманно, не был увязан с другими показателями (127 форма), а, возможно, и просто взят с зарубежных аналогов , не полностью или плохо адаптирован, переведен. Поэтому и противоречит здравому смыслу и логике.

      bankir.ru