Специалисты

Всё про шизофрению

24.05.2018

10 фильмов про шизофрению на выходные

Что посмотреть на выходных, захватывающее и необычное? Кино про шизофрению, галюцинации, загадки мозга из нашей подборки. Возможно, вы найдете ответы на свои вопросы о симптомах шизофрении, и сможете лучше понять мир психически больных.

Сумма всех моих частей

Мартин – гениальный математик, и его мир всегда контролируется цифрами. Он работает в хорошей фирме и много зарабатывает, у него есть девушка и планы на дальнейшую жизнь. Но он слишком много работает.

В конце концов мозг Мартина дает сбой, и мир в его восприятии перестает быть целым, распадается на множество частей. Мартин становится пациентом психиатрической больницы, а когда выходит после лечения – у него не остается ни работы, ни девушки.

И тут он встречает мальчика, с которым отправляется в лес и проводит там какое-то время. Вместе они много общаются, наблюдают за животными и природой.

Но Мартин все еще в поиске всех своих частей.

Смотреть онлайн "Сумма всех моих частей" трейлер

Безумие короля Георга

В основе сюжета – заговор сыновей короля Георга, которые уже устали от долгого правления своего предка и ведут совсем не честную борьбу за власть. Фильм представит всю красоту Английского королевского двора.

Смотреть онлайн "Безумие короля Георга" трейлер

Прима балерина уходит из театра, и на ее место претендуют две актрисы Лили (Мила Кунис), и Нина (Натали Портман). Соперничество двух сильных балерин за место примы должно закончится на финальном выступлении, где режиссер примет окончательное решение. Нина воспринимает эту борьбу очень болезненно, и готова на все ради места примы. По ходу развития сюжета фильма становится понятно, что многие страхи и события – это симптомы шизофрении Нины.

Смотреть онлайн "Черный лебедь" трейлер

Совершить побег из психиатрической больницы? Все возможно, если все спланировать по законам мира фентези.

Молодую девушку привозит в психиатрическую больницу отчим, который хочет избавиться от нее и получить все наследство умершей жены. Здесь он подделывает медицинские документы и хочет, чтобы девочке сделали лоботомию. Специалист по этой процедуре приедет через пять дней.

Всего пять дней есть у главной героини, чтобы сбежать из больницы.

Смотреть онлайн "Запрещенный прием" трейлер

Это уже классика интеллектуального кино.

Главный герой – таксист, который внимательно слушает все разговоры пассажиров, наблюдает за странными событиями, читает вывески и рекламу на улице.

Все эти занятия обостряют подозрительность и вызывают в итоге шизофрению у главного героя. Все, что происходит, складывается в картину всемирного заговора.

Смотреть онлайн "Теория заговора" трейлер

Следователь в связи с расследованием попадает на остров, где находится лечебница для опасных психиатрических пациентов. Здесь, кроме основного расследования, у него есть и свое личное, которое связано с делом его погибшей на пожаре жены.

Напряжение и зловещая атмосфера на острове вызывают у следователя странные видения и сны. Как теперь отличить реальность от галлюцинаций?

Смотреть онлайн "Остров проклятых" трейлер

Главный герой Джек вернулся с войны в Ираке. Возвращаясь домой он встретил на дороге девочку и ее мать, у которых поломалась машина. Он помог им с машиной, и они уехали. После этого он встретил полицейского, но последствий встречи с ним не помнит. В дальнейшем он узнает, что его обвиняют в убийстве полицейского.

Джек оказывается в психиатрической больнице, и смирительная рубашка на нем носит на местном жаргоне название «пиджак».

Находясь в «пиджаке» много дней Джек проваливается в свое будущее, встречает там уже повзрослевшую девочку, которой помог на дороге. Он должен совершить для нее важную миссию.

Тревор Резник – машинист поезда. Он не может уснуть уже целый год, в связи с чем его восприятие искажается. Теперь отделить галлюцинации от реальности невозможно. В дополнение к галлюцинациям его тревожат навязчивые мысли, бредовая идея.

Чем закончится эта долгая вахта?

Классика симптомов шизофрении представлена в фильме Игры разума. Фильм основан на реальных событиях. Гениальный математик работает над важной научной проблемой, у него есть свое видение вопроса. Он женится на прекрасной женщине, которая поддерживает его. Параллельно в его жизнь вклинивается секретная разведывательная служба, на которую он вынужден работать, регулярно отсылая им отчет.

Со временем его поведение становится опасным для его семьи: он не заметил, как его маленький ребенок чуть не утонул в ванной, когда он его купал.

Несмотря на всю сложность своего положения герой получает Нобелевскую премию за грандиозное решение математической проблемы.

Молодой папа оказывается один с тремя сыновьями, которые не от него: его жена сбежала с любовником. Теперь он вынужден все тянуть на себе и терпеть выходки детей. Он тихий и покладистый человек, но вскоре его сознание разделяется, и в нем появляется новая личность: сильный характером и аморальный тип. Как раздвоение личности отразится на жизни героя?

В главной роли Джим Керри.

Смотреть онлайн "Я, снова я, и Ирен" трейлер

www.likar.info

Стихи про шизофрению.

Ты в углу во тьме ночной

Черным мелом на стене

Пишешь «смерть приди ко мне»

Страх в глазах, ты еле дышишь

Ничего вокруг не слышишь

В голове лишь голоса

По щеке течет слеза.

Ты в чужой стране теперь

И тебе открылась дверь

В мир, где души обитают,

Медленно тебя сжирают.

Ты боишься, ты бежишь

Прочь от тех с кем говоришь и твои глаза пустые

У тебя шизофрения!

Все, что наводит на раздумье,

Все слишком есть —

Так в волосах моих — все масти

— Мой двадцатидвухлетний опыт —

Я виртуоз из виртуозов

В искусстве лжи.

Лгу оттого, что по кладби́щам

От пытки, что не все любили —

От жеста и стиха — для жеста

Не лгать, — раз голос мой нежнее, —

Слился, как дым, небесный свод, —

Там в беззаботности веселой

Безумье жалкое живет.

Зарывшись в пламенных песках,

Оно стеклянными очами

Чего-то ищет в облаках.

Припав к растреснутой земле,

Чему-то внемлет жадным слухом

С довольством тайным на челе.

Что слышит ток подземных вод,

И колыбельное их пенье,

И шумный из земли исход!

Голубые губы луны

Голубые руки луны

В травах спутаны

А живота свечение

С помятых её простыней

Льётся ленной крови

Рвёт луна на себе облака

Ток земле спадает рука

В брызгах белого облака

О возрадуйся, МАТЬ ЛУНА!

По склону звёздного дна

Покатилась дитё луны

На улице с плетеной мебелью.

Это как у Березовского или как у Путина? Я забыл у кого что.

Про Канатчикову дачу я вам песенку спою.

(А я вам песенку спою! )

Приходите, санитары, посмотрите, я какой.

Посмотрите, я какой, посмотрите, я какой.. .

(А посмотрите, я какой! )

У него патронов много, он убьет меня в упор.

Он убьет меня в упор, он убьет меня в упор.. .

(А он убьет меня в упор! )

И бандита-диверсанта я лимонкой уложу,

Апельсинкой уложу, мандаринкой уложу.. .

Молодая жизнь уходит тонкой струйкою в песок.

Тонкой струйкою в песок, тонкой струйкою в песок.. .

(А тонкой струйкою в песок! )

Приезжай скорее, доктор, может, вылечишь меня?

Может, вылечишь меня, может, вылечишь меня?

А может, вылечишь меня! )

Я вам песенку спою, я вам песенку спою.. .

Мне говорят они умри, забудь о боли и печали.

Моя рука хватает нож и режет руки на запястье,

Как хорошо лететь в сугроб, мое пленительное счастье.

Я новый Бог, Иисус Христос, твоя религия разбита.

Я засыпаю в пустоте и просыпаюсь на повязках,

И надо мной склоняет черт лицо из самых страшных сказок.

И толпы жирных красных мух, кружат, жужжат в моем сознанье.

Но снова свет в конце пути и ангел руки простирает,

И вот моя душа опять поет, ликует, расцветает.

Трясина моих скучных дней и снова я в палате длинной.

Одни кровати и вокруг всего лишь люди, просто люди,

И где была я до сих пор, расскажет только сыр на блюде.

На полдник шумною толпой, проследуют колонны дружно,

Потом кино, экран погас, закончился эфир кометой,

Упавшей с неба в этот час, когда земля сравнялась с летом.

Шизофрения-это бред, теперь со мною все в порядке!

Открывать новые двери, где всегда будешь первым.

2 мира этот и тот качаются на качелях,

В голове моей, а мне параллельно.

Под впечатлением от Пелевина и братьев Стругацких,

Слушая Васю Обломова и Кормухину Ольгу,

Новые горизонты под Вивальди в пионерскую зорьку.

Безумие придумаю сама, а Вы рты закройте.

Не надо связывать меня рамками объемными,

Я буду жить как хочу в мире волшебства.

Откуда столько силы снова удивляюсь,

Я регулирую баланс добра и зла, жизни и смерти,

В своем безумии опять растворяюсь.

Я не прошу, чтоб меня хвалили, мне плевать на цензуру,

otvet.mail.ru

Список топ 10 лучших фильмов про шизофрению и шизофреников

Шизофрения — потеря реальности считал Фрейд. Наполеон, Альберт Эйнштейн, Достоевский М.Ф и многие известные миру личности страдали шизофренией. Фильмы про шизофрению и людей, которые имеют это заболевание одни из сложных для просмотра и одновременно интересные: захватывающий сюжет и непредвиденная развязка. Они снимаются в различных жанрах: триллер, детектив, мелодрама, иногда ужасы. Большинство фильмов показывают мир глазами больного человек, а не только отношение общества к нему. Представляем вашему вниманию список из 10 самых лучших фильмов про шизофрению и шизофреников.

Три дня Кондора (1975)

Джо Тернер сотрудник конторы, которая занимается сбором утечек информации в СМИ для ЦРУ. Однажды возвращается с обеденного перерыва в офис и обнаруживает семь трупов своих коллег. «Кондор» незамедлительно связывается с ЦРУ, руководство предлагает ему встретиться. Но главный герой даже не подозревает, что для него приготовлена ловушка и охота на него уже началась.

Теория заговора (1997)

Джерри Флетчер – таксист, которого окружающие считают параноиком и фантазёром. Всё дело в том, что Джерри верит в теорию заговора, он запоминает и анализирует информацию, которую получил от пассажиров или из газет. Так главный герой составляет для себя полное представление о мире. Но не все в окружении Джерри считают его странным. Элис, девушка-прокурор со временем начинает верить Джерри. Она помогает ему раскрыть теорию заговора, несмотря на то, что это опасно для них обоих.

Ангелы вселенной (2000)

Молодой человек Пол влюбляется в девушку, но родители девушки категорически против этих отношений. После сложного разрыва с любимой Пол, который считает себя талантливым писателем и художником попадет в психиатрическую клинику с диагнозом шизофрения. Персонал больницы хорошо относиться к Полу, он завел дружбу с другими пациентами, но, несмотря на это, его заболевание приводи к трагическому итогу.

Марк Пауэлл – успешный психиатр, для которого работа стала рутиной. В один из обычных дней к нему попадает новый пациент Прот, который утверждает, что он прибыл с планеты Ка-Пэкс. Марку нравится беседовать с новым пациентом, теперь даже в свободное время он старается раскрыть его загадку. Применив глубокий гипноз к Проту, Марку удаётся добраться до подавленных воспоминаний своего пациенты. Но внезапный уход Прота, так же как и его появление остаётся загадкой для доктора.

Донни Дарко – старшеклассник, который болен шизофренией. Он только окончил курс таблеток, но к нему снова вернулись галлюцинации. На этот раз человек в костюме кролика. Новая галлюцинация спасла Донни жизнь, как он считает. Как-то галлюцинация Донни открыла ему ночью дверь и показала, что нужно покинуть комнату, в эту самую ночь на комнату Донни упал двигатель самолета. С тех пор Донни полностью доверяет «кролику» и выполняет его необычные поручения. Ночь Хэллоуина становиться для Донни решающей…

Талантливый математик Джон все силы отдаёт учебе. Он полностью погрузился в математику, а именно в изучение теории игр. Общение со сверстниками его не интересует, от чего его считают странным и замкнутым.

Джон блестяще оканчивает университет, ведёт преподавательскую деятельность и женится на прекрасной женщине. Джону предлагает работу агент ЦРУ Парчер. Математик ищет возможности использования своих теорий на практике, но со временем Джон замечает, что его разум играет с ним и уже сложно понять, где реальность.

У главного героя Морта, дела идут неважно. Его бросила жена, написание новой книги даётся ему с трудом. Однажды к Морту в его большой загородный дом приходит незнакомец в черной шляпе и предъявляет ему обвинения в плагиате. Но Морт уверен, что обвинения незнакомца беспочвенны, остаётся только найти рукопись и доказать ему это. В поисках рукописи с Мортом происходят странные события, которые пугаю писателя. Но как оказывалось бояться нужно не Морту…

Остров проклятых (2009)

На остров-тюрьму для душевнобольных прибывает Тэдди Дэниэл со своим напарником для расследования беспрецедентного случая. На территории тюрьмы обитают 42 пациента, на территории бывшего форта содержаться ещё 24 самых буйных пациента. Одной пациентке удалось сбежать из форта, из полностью закрытой камеры. И чем ближе Тэдди к раскрытию преступления, тем больше странных событий начинает происходить на острове. Фильм заканчивается абсолютно непредвиденной развязкой.

Айрес Натаниель был молодым талантливым виолончелистом, он собирал залы и купался в овациях. Айрес серьёзно заболевает шизофренией и болезнь отбирает у него всё, что он имел. Спустя годы музыкант живёт на улице, а на жизнь зарабатывает своей игрой. Однажды фортуна улыбнулась Натаниелу, о нём узнал известный журналист мистер Лопес.

Лопес начинает активную пиар компанию в отношении игры Натаниеля и уже их общение со времен становится дружеским. Лопес делает всё, для того что бы Натаниель снова стал известным, но смогут ли они победить болезнь.

Молодая балерина Нина Сайрес благодаря своему таланту и везению занимает место солистки в постановке «Лебединое озеро». Девушка полностью отдаётся образу и очень переживает за свою новую роль. Нину начинают мучить галлюцинации, она видит ожившие картины и искаженные отражения в зеркале. Настойчивая коллега Нины Лили пытается с ней подружиться, тем самым усугубляя психологическое состояние Нины. Между девушками начинается соперничество за главную роль, главное выступление решит всё.

topspiski.com

Шизофрения – одно из самых интересных психических заболеваний (я надеюсь, позже станет понятно, почему), одно из самых распространенных, одно из наиболее активно изучаемых. Но, как ни странно, не так просто ответить на вопрос "Что такое шизофрения?" Описать, скажем, эпилепсию или маниакально-депрессивное расстройство несравненно легче. Фактически, шизофрения – это единственная нозологическая единица, само существо которой состоит как бы в "отклонениях разумности", и только, причем эти отклонения по видимости эндогенны, их причина не ясна, сам их характер – что именно в мыслях больного нарушено? – постигается как-то наполовину: нельзя сказать, что это совсем непонятно, но нельзя и сказать, что это полностью понятно. Шизофрения, с одной стороны, многолика – некоторые больные совершенно не похожи друг на друга – а с другой стороны во всех ее проявлениях явно нащупывается что-то общее (в то же время, хотя признание нозологической целостности шизофрении – это мейнстрим психиатрии, никогда не утихают голоса, считающие эту нозологическую форму сборной из многих различных болезней, мы увидим это при обсуждении синдромного состава шизофрении). Иногда проявления шизофрении кажутся нам чрезвычайно ценными, каким-то прорывом к чему-то, к чему мы и сами хотели бы прорваться, а иногда нам кажется очевидным, что это деградация. О том же писал и Ясперс в книге "Стриндберг и Ван Гог". Поскольку часто хочется сформулировать эти особенности шизофрении именно в терминах "прорыв, деградация", то есть в терминах какой-то динамики, вместе с этим тут же возникает и смутное представление о существовании некоторого общего для людей "ядра", откуда происходит развитие и куда возможна деградация. Что это за ядро? Говорит ли это что-то о природе человека? Все это вопросы, которые можно много обсуждать в связи с шизофренией, и я немного попытаюсь это сделать ниже.

В связи с понятием шизофрении, как мы сейчас им пользуемся, и перипетиями этого понятия в истории психиатрии есть еще одна проблема. Безусловно, существует некоторое органическое неизменное ядро, отвечающее за предрасположенность к этой болезни (то есть мы будем считать, что это безусловно; на самом деле такие утверждения, конечно, всегда остаются по большому счету гипотезами). Безусловно, существует некоторое конкретное развитие психиатрии, зависящее от места и времени, в котором осуществляется изучение шизофрении: насколько при данном развитии продвинута диагностика, как лечат и т.п. Безусловно, имеются элементы социального конструирования этого диагноза: какие промежуточные состояния принято диагностировать и лечить, какие случаи считаются приемлемыми и так далее (исследования по этнопсихиатрии [ Гильбурд ] показывают, что в некоторых культурах считается вполне нормальным такое поведение, которое у нас в большинстве случаев вызывает наступление психиатрической ситуации). Кроме этого, и это сама большая проблема, имеется, судя по всему, также изменение самой шизофрении. Мы можем быть почти уверены, что в средние века больные и выглядели, и вели себя не так, как они выглядят и ведут себя сейчас. Ниже я расскажу про Кристину удивительную из 12 века, и это станет относительно понятно.

Когда изменяется только наука, а ее предмет остается неизменным, легко изучать изменения в науке. Именно так обстоит дело в физике. Мы можем быть уверены, что маятник во времена Аристотеля и во времени Галилея качался по одним и тем же законам, поэтому нам легко судить, кто был прав в описании этих законов, а кто нет. С другой стороны, когда изменяется предмет, а наука остается неизменной, легко изучать изменения в предмете. Так обстоит дело, например, в лингвистике. Мы можем быть, в общем, уверенными, что описания исчезнувших языков, сделанные лингвистами, достаточно точно представляют нам эти языки, и мы можем изучать изменения языков по этим описаниям. Однако когда изменяется и наука, и ее предмет, проблема существенно усложняется. Чтобы изучать отношение психиатрии к шизофрении в средние века, в 18 веке и сравнивать его с нынешним, нужно одновременно представлять себе и изменения, происшедшие с психиатрией, и изменения, происшедшие с шизофренией. Косвенные методы, разумеется, нам помогут: мы можем, например, сначала изучить особенности психиатрии некоторой эпохи по ее отношению к таким болезням, которые, скорее всего, были всегда одинаковы (например, эпилепсия, вполне возможно, выглядела примерно одинаково во все времена, хотя и это не факт). Затем, вооруженные знанием об особенностях психиатрии, мы можем пытаться реконструировать, как выглядела тогда шизофрения, делая, так сказать, поправки на тогдашнюю оптику. Все это требует очень тщательного изучения, которое пока еще не проделано, причем явно требуются совместные усилия психиатров и историков\культурологов\философов. Такое исследование дало бы интересные результаты: если мы будем знать не только то, чем больной шизофренией отличается от здорового человека сейчас, но и то, чем он отличался от него в другие эпохи (кстати, нужно еще и иметь хорошие представления о том, как, собственно, выглядят в разные эпохи здоровые люди, чего сейчас у нас тоже нет), то, конечно, мы сможем значительно продвинуться на пути понимания человеческой природы. Я выше уже говорила, что шизофрения – это специфическое нарушение разумности. При этом она имеет культурозависимый характер и, как увидим дальше, явным образом зависит от социальной среды. Видно, насколько важные вещи сплелись в ней очень своеобразным образом.

Между прочим, иногда мне кажется, что такие исследования не нужно проводить, по крайней мере открыто, потому что они очень опасны. Они могут выявить настолько важные вещи о природе человека, что это откроет невиданные ныне возможности для манипуляции и насилия. Если будет, например, выяснено, что такое "шизофреногенность"! И как можно ее воспроизвести по желанию. Сколько здоровых людей тогда окажется возможно превратить в шизофреников и сделать их практически недееспособными! Впрочем, порождение убойной силы – это оборотная сторона практически любой науки, а науку ведь нельзя запретить и даже, в общем-то, нельзя и регулировать.

Итак, рассуждения об истории шизофрении, они же и рассуждения о ее связи с культурой, я бы начала с рассказа о Кристине удивительной.

История этой женщины стала известна благодаря выразительной песне, которую в 1990 (?) году написал про нее культовый английский певец Ник Кейв. Вот слова песни:

Lived a long time ago

She was stricken with a seizure

Однажды у нее случился припадок

At the age of twenty-two

когда ей было 22 года

They took her body in a coffin

Ее положили в гроб и принесли

To a tiny church in Liege

в маленькую церковь в городе Льеж

Where she sprang up from the coffin

И вдруг она выскочила из гроба

Just after the Agnus Dei

во время отпевания

She soared up to the rafters

Она вознеслась к куполу

Perched on a beam up there

и повисла там на балке

Cried "The stink of human sin

и кричала: "Грехи вонючие человеческие!

Is more that I can bear"

не могу это вынести!"

Christina the Astonishing

Was the most astonishing of all

Удивительнее всего была она сама

She prayed balanced on a hurdle

она залезала на забор и на нем молилась

Or curled up into a ball

или сворачивалась в клубок

She fled to remote places

Или, бывало, убегала очень далеко

Climbed towers and trees and walls

лазила по башням, по деревьям, по стенам

To escape the stench of human corruption

Однажды, чтобы не чувствовать зловоние людской испорченности

Into an oven she did crawl

она залезла в печь

O Christina the Astonishing

о, Кристина удивительная!

Behaved in a terrifying way

она так себя вела, что страшно делалось

She would run wildly through the streets

она металась по улицам

Jump in the Meusse and swim away

Однажды она кинулась в Мёз [река в городе Льеж] и поплыла куда-то

о, Кристина удивительная

Behaved in terrifying manner

она так себя вела, что делалось страшно

Died at the age of seventy-four

И умерла, когда ей было 74 года

In the convent of St Anna

Я всем рекомендую послушать эту песню, она того стоит.

Кристина удивительная ( Christina mirabilis ) – реальный человек, она действительно жила в городе Льеж приблизительно в 12 веке. Все перечисленные у Кейва сведения реальны, их источник, насколько мне удалось выяснить – это житийный сборник 18 века автора Alban Butler. Кроме того, в песню не вошло еще несколько эпизодов, все они примерно в таком же духе (ей ломали ногу, нога выздоравливала; ее заковывали в цепи, эти цепи с нее падали; ее изгнали, она жила в лесу и питалась собственным молоком и т.п.). Она не канонизированная святая, хотя, кажется, были какие-то попытки занести ее в списки блаженных, не увенчавшиеся успехом. Однако о многом говорит уже то, что ее житие записано вместе с житиями святых. Пишут, что она иногда считается неформальным покровителем психически больных. Осталось ее средневековое или около того изображение, не иконографическое, но и не портретное (в ту эпоху еще не писали реалистичных портретов) – некая стилизованная зарисовка типичной шизофренички, с сутулостью, странной позой, скорбным лицом и т.п.

Форму шизофрении мы здесь, скорее всего, определим как кататоническую, поскольку больная то металась, то застывала. Она "сворачивалась в клубок", то есть принимала и характерную эмбриональную позу. У нее явно были обонятельные галлюцинации, которые тоже встречаются при шизофрении. Течение болезни было, надо полагать, приступообразное, с периодами просветления, поскольку в биографии написано, что она общалась с местным епископом, и тот ее уважал, даже спрашивал совета.

Что бросается в глаза, так это обилие религиозных ассоциаций. Не только современники трактовали болезни как вселение бесов либо нисхождение благодати, но и сама больная обозначает свои обонятельные галлюцинации "вонь человеческих грехов". Вообще-то трудно знать, как пахнут грехи, так что это – явление некоей религиозной презумпции, что ли, или религиозной установки, характерной для времени. Чудо в церкви, начиная с которого о ней все узнали – это, скорее всего, результат трактовки наблюдателей (у которых тоже была такая же "религиозная презумпция"), а видели они, вероятно, сперва кататоническое застывание (когда она лежала в гробу), а потом кататоническое возбуждение (когда она полезла вверх под купол по каким-то стоявшим там строительным лесам, и настолько быстро, что люди подумали, что она взлетела). Однако характерно, что и у самой больной обострение возбуждения случается в обстановке церкви. Религиозная тематика тут кажется сплетенной с тематикой безумия не случайно, не просто как трактовка, а более глубоким образом. Как-то они связаны и в самой экзистенции индивида.

Разумеется, то же самое можно, конечно, трактовать и не как шизофрению, а, например, как истерию. Достоверно сейчас можно сказать мало что. Образ Кристины удивительной скорее остается символом необъяснимой неустроенности психически больного человека, его изначально конфликтного отношения к бытию. Этот символ тревожит нас даже из глубины веков.

Еще один вывод, который мы можем сделать, если принять, что у Кристины была и в самом деле шизофрения – это что эта болезнь уже имела место и в 12 веке. Может показаться, что это не должно казаться удивительным. Ведь мы и с самого начала решили считать, что у шизофрении есть биологическое ядро, а оно, видимо, не должно зависеть от эпохи и времени. Однако это не так. В некоторых культурах мы не отыщем никакого следа подобных случаев. Психиатр О. Гильбурд, много занимавшийся отношениями шизофрении и культуры, предполагал по этому поводу, что в традиционных культурах подобные проявления могут трактоваться как, например, колдовской транс, общение с духами и т.п. [Гильбурд]. Например, считает он, так происходит в Африке. Однако мы ведь и в рассказе о Кристине не находим утверждений о ее безумии. Насколько я поняла, в Льеже отношение к ней делилось на две партии: одни утверждали, что она бесноватая, другие – что святая. При этом ни те ни другие не считали ее больной, такова уж была психиатрия в средние века. Однако все-таки нельзя не заметить, что предание о ней дошло до нас. Именно это отличает случай Кристины от таких случаев по Гильбурду, если они имеют место, когда в Африке больные воспринимаются настолько неотличимо от здоровых, что их никто не замечает. Впрочем, у нас мало материала, чтобы судить об Африке. Во всяком случае, мы утверждаем, что в средние века в Европе шизофрения была.

При этом, ее было мало, существенно меньше, чем сейчас. По мнению известного английского психиатра К. Фрита, сейчас распространенность шизофрении достигает 1%, то есть ею в той или иной форме страдает каждый сотый (представим: на каждом курсе среднего факультета среднего вуза, с набором 100 человек, один шизофреник. В трех классах обычной средней школы, с наполняемостью более 30 человек на класс, один ученик заболеет шизофренией. В каждом вагоне метро утром, в час пик, едет не менее одного больного. В роте из 100 военнослужащих один болен. И т.п. Понятно, что больные шизофренией в армии обычно не служат и даже часто не работают, но все же далеко не все они в больницах. Если бы были все, то, скажем, в Москве, с численностью населения 10 млн., в больницах содержалось бы 100 000 человек!). Эти вызывающие содрогание цифры, по-видимому, действительно характеризуют крайне, скажем так, чувствительную к шизофрении современную психиатрию. Выше я называла подобное явление гипердиагностикой, но в случае шизофрении его можно назвать и чувствительностью к ней.

Нет сомнения, что в 19 – начале 20 века цифры были бы намного ниже, хотя реальная ситуация, скорее всего, такая же: это говорит о том, что психиатрия тогда была существенно менее чувствительна к шизофрении. Цифры у Гиляровского?? Или хотя бы у Снежневского.

Что касается более ранних веков, то, скорее всего, было существенно меньше и самих больных. Если бы их был каждый сотый, а распознавался хотя бы каждый тысячный, все равно мы не имели бы так мало сведений. А в традиционных обществах или близких к ним их численность низка и сейчас . Цифры шизы по чукчам! И у Гильбурда по ханты

Шизофреническая культура и шизофреногенная культура

В этой связи нужно ввести два понятия: шизофреническая культура и шизофреногенная культура. На первый взгляд они могут показаться довольно близкими, но на самом деле они во многом противоположны. Их роднит то, что обе они повышают риск заболеть шизофренией. Однако они делают это по-разному.

Шизофреническая культура [ или как ее называет Гильбурд. ] – это культура, где некоторые шизофренические проявления и близкие к ним рассматриваются как норма. В своей книге "Шизофрения на Севере" Олег Гильбурд описывает племена ханты, манси и ненцев. Если я правильно поняла, все они этнически относятся к так называемым обским уграм. Если они действительно близки этнически, то особенности их культур в аспекте шизофрении можно считать, может быть, биологически обусловленными (о своеобразных психических особенностях финно-угорских этносов пишут и другие исследователи этнопсихиатрии [ этнопсихиатры ]). Сама культура этих племен – это как бы метод адаптации к жизни огромного количества людей, большинство из которых близки к состоянию простой шизофрении, в легкой, разумеется, форме. Говоря словами Кречмера, они шизоиды, и это их норма. У всех снижена воля, мотивация, эмоциональность, живость, активность. Эти качества у них существенно меньше, чем те, которые считаются нормальными для людей средней полосы. У них также специфически снижена забота об окружающей среде. Гильбурд (напомню, что он – представитель социобиологического направления "Крымский проект") приводит запоминающуюся формулировку: "они маркируют свою территорию мусором". Он рассматривает этот тип поведения отстраненно, как бы с точки зрения этолога. Что означает "маркировать территорию мусором"? В контексте этологии, от которой социобиология берет начало, это означает набросать по всей площади своей территории мусор и тем обозначить эту площадь и ее границы. Но животные обычно так не делают, почему именно мусор? Здесь играет роль именно снижение активности (характерное с одной стороны для шизофреников, с другой стороны для шизофренической культуры). Чтобы убрать мусор в некоторое специальное место, будь то урна или куча для сжигания, требуется приложить усилия; это труднее, чем бросить его себе под ноги. "Маркировать свою территорию мусором" означает позволять себе кидать мусор под ноги, однако только у себя дома. На чужой территории и на той территории, которая контролируется социумом, такой человек не бросает мусор под ноги. (Куда он его девает? Скорее всего, кладет себе в карман. Ведь карман – это моя территория, и я имею право сколько угодно маркировать ее мусором, ни перед кем не отчитываясь). Другими словами, на чужой территории этот человек напряжен, но у себя дома он расслабляется, и он кидает мусор туда, куда считает нужным и куда ему хочется, скорее всего – разбрасывает его по дому и двору. В больнице территорией больного является только его койка и место около нее. Гильбурд указывает на то, что больным шизофренией (всегда, а не только в этой северной культуре) свойственно точно так же метить свою территорию мусором, то есть, другими словами, выбрасывать мусор под кровать, а не выносить в урну.

В связи с феноменом шизофренической культуры возникает, разумеется, вопрос, который имеет структуру "курица и яйцо": или это люди обские угры стали такими, потому что такова их культура, или это обско-угрская культура стала таковой, потому что большинство людей обских угров были такими уже изначально? Мы не располагаем экспериментами, которые могли бы подтвердить ту или другую точку зрения, и поэтому наиболее вероятным представляется предположение, что имеет место и то, и другое влияние.

Шизофреногенная культура – это совсем другое. Мы можем определить ее как культуру, в которой предрасположенные к заболеванию шизофренией люди имеют особо высокий риск заболеть. Однако сама такая культура никоим образом не является приспособлением к жизни шизоидного большинства. Шизофреногенная культура активно требует от людей совсем другого поведения. Эта культура толкает предрасположенных людей к заболеванию за счет того, что предъявляет к своим членам повышенные требования. Кроме того, им эти требования непонятны, по крайней мере, понятны не так же хорошо, как остальным членам культуры. Уже не говоря о том, что у больных шизофренией, как показал Р. Лэйнг, снижено ощущение бытия. В шизофреногенной культуре выживают и имеют успех те, у которых с ощущением бытия все в порядке. В этом смысле вышибание шизофреника из круга приемлемых в данной культуре было бы понятно, но мы ожидали бы тогда его маргинализации по типу, условно говоря, лузера: это был бы алкоголик, депрессивный тип, делинквент, преступник. Однако почему шизофреногенная культура порождает не этих, психологически понятных типов, а психически больных людей? Это остается вопросом, до тех пор, пока мы не хотя бы не попытаемся понять, в чем сущность шизофренического отказа от бытия.

e-v-kosilova.livejournal.com